Грядущее (журнал)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Грядущее
Специализация:

литературный и художественный

Язык:

русский

Адрес редакции:

г. Петроград, РСФСР

Учредители:

Пролеткульт

Издатель:

Издание Пролеткульта, тип. "Герольд"

Страна:

СССР СССР

Дата основания:

1918

К:Печатные издания, возникшие в 1918 году

Грядущее — первый пролетарский литературно-художественный журнал, издававшийся в 1918—1921 годах в Петрограде.



История

Первый номер журнала был выпущен в январе 1918 года «Союзом рабочих писателей» — «Искусство и социализм». Со второго номера «Грядущее» издавался уже Пролеткультом.

Цели и задачи

Журнал «Грядущее» ставил перед собой цель способствовать выявлению пролетарских творческих сил. Помимо беллетристических произведений в нём помещались статьи по вопросам пролетарской культуры.

В 1919 г. редактировал журнал И. Книжник-Ветров. В журнале сотрудничали: И. Садофьев (Аксень-Ачкасов), Я. Бердников, Бессалько, С. Копейкин (Грошик), С. Ефремов (Горемыка), В. Кириллов, И. Кедр, И. Кузнецов, А. Луначарский, А. Поморский, В. Полянский, Самобытник (А. Маширов), Тверцов, М. Царев (В. Торский), Н. Тихомиров, Иер. Ясинский и другие.

Журнал «Грядущее» сыграл большую роль в деле организации пролетарской литературы и послужил примером для ряда провинциальных пролеткультовских журналов.

Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.

Напишите отзыв о статье "Грядущее (журнал)"

Отрывок, характеризующий Грядущее (журнал)

Казалось бы, что в тех, почти невообразимо тяжелых условиях существования, в которых находились в то время русские солдаты, – без теплых сапог, без полушубков, без крыши над головой, в снегу при 18° мороза, без полного даже количества провианта, не всегда поспевавшего за армией, – казалось, солдаты должны бы были представлять самое печальное и унылое зрелище.
Напротив, никогда, в самых лучших материальных условиях, войско не представляло более веселого, оживленного зрелища. Это происходило оттого, что каждый день выбрасывалось из войска все то, что начинало унывать или слабеть. Все, что было физически и нравственно слабого, давно уже осталось назади: оставался один цвет войска – по силе духа и тела.
К осьмой роте, пригородившей плетень, собралось больше всего народа. Два фельдфебеля присели к ним, и костер их пылал ярче других. Они требовали за право сиденья под плетнем приношения дров.
– Эй, Макеев, что ж ты …. запропал или тебя волки съели? Неси дров то, – кричал один краснорожий рыжий солдат, щурившийся и мигавший от дыма, но не отодвигавшийся от огня. – Поди хоть ты, ворона, неси дров, – обратился этот солдат к другому. Рыжий был не унтер офицер и не ефрейтор, но был здоровый солдат, и потому повелевал теми, которые были слабее его. Худенький, маленький, с вострым носиком солдат, которого назвали вороной, покорно встал и пошел было исполнять приказание, но в это время в свет костра вступила уже тонкая красивая фигура молодого солдата, несшего беремя дров.
– Давай сюда. Во важно то!
Дрова наломали, надавили, поддули ртами и полами шинелей, и пламя зашипело и затрещало. Солдаты, придвинувшись, закурили трубки. Молодой, красивый солдат, который притащил дрова, подперся руками в бока и стал быстро и ловко топотать озябшими ногами на месте.