Гусейнов, Назим Галиб оглы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Назим Гусейнов

На почтовой марке Азербайджана
Личная информация
Пол

мужской

Полное имя

Назим Галиб оглы Гусейнов

Гражданство

Азербайджан Азербайджан

Дата рождения

2 августа 1969(1969-08-02) (52 года)

Место рождения

Баку, Азербайджанская ССР

Спортивная карьера

до 2000 года

Тренеры

Агаяр Ахундзаде

Вес

60 кг

Назим Галиб оглы Гусейнов (лезг. Гьуьсейнрин Къалибан хва Назим; 2 августа 1969, Баку, Азербайджанская ССР, СССР) — советский и азербайджанский дзюдоист, заслуженный мастер спорта СССР[1]. Первый олимпийский чемпион Азербайджана (1992, выступал в составе Объединённой команды), представлял Азербайджан и был знаменосцем сборной Азербайджана на Олимпийских играх 1996 года в Атланте. Тренером Гусейнова был заслуженный тренер Азербайджана Агаяр Ахундзаде. По национальности — лезгин[2]. Мать родом из дагестанского села Ахты[3].



Биография

Лучший дзюдоист года среди всех весовых категорий (1992), 2-кратный чемпион СССР по дзюдо среди молодежи (1987, 1989), мастер спорта СССР (1987), мастер спорта международного класса (1991), заслуженный мастер спорта СССР (1992).

Бронзовый призёр чемпионата мира (1991)и серебряный призёр чемпионата мира(1993), 2-х кратный чемпион Европы (1992—1993), серебряный призёр международного турнира категории «А» с участием сильнейших дзюдоистов мира (1997).

Указом Президента Азербайджанской Республики был награждён орденом «Слава».

Закончил спортивную карьеру в 2000 году. Отказался от предложений тренерской работы за границей, в частности от предложения тренировать сборную Италии[4].

Напишите отзыв о статье "Гусейнов, Назим Галиб оглы"

Примечания

  1. [news.day.az/sport/67209.html Олимпийский чемпион-1992 Назим Гусейнов: «Мечтаю открыть собственную школу дзюдо»]
  2. Седагет Керимова «КцIар, кцIарвияр -Qusar, qusarlIlar», 704 с. (энциклопедический сборник на лезгинском и азербайджанском языках). Баку, 2011. Издательство «Зия»
  3. [www.azerisport.com/articles.php?item_id=20130128123212999&sec_id=25 Назим Гусейнов посетил дагестанское село …спустя 20 лет]
  4. [www.day.az/news/sport/75886.html Сборная Италии предложила олимпийскому чемпиону Назиму Гусейнову пост тренера]

Ссылки

  • [www.sports-reference.com/olympics/athletes/hu/nazim-huseynov-1.html Назим Галиб-оглы Гусейнов на сайте www.sports-reference.com]

Отрывок, характеризующий Гусейнов, Назим Галиб оглы

В минуты отъезда и перемены жизни на людей, способных обдумывать свои поступки, обыкновенно находит серьезное настроение мыслей. В эти минуты обыкновенно поверяется прошедшее и делаются планы будущего. Лицо князя Андрея было очень задумчиво и нежно. Он, заложив руки назад, быстро ходил по комнате из угла в угол, глядя вперед себя, и задумчиво покачивал головой. Страшно ли ему было итти на войну, грустно ли бросить жену, – может быть, и то и другое, только, видимо, не желая, чтоб его видели в таком положении, услыхав шаги в сенях, он торопливо высвободил руки, остановился у стола, как будто увязывал чехол шкатулки, и принял свое всегдашнее, спокойное и непроницаемое выражение. Это были тяжелые шаги княжны Марьи.
– Мне сказали, что ты велел закладывать, – сказала она, запыхавшись (она, видно, бежала), – а мне так хотелось еще поговорить с тобой наедине. Бог знает, на сколько времени опять расстаемся. Ты не сердишься, что я пришла? Ты очень переменился, Андрюша, – прибавила она как бы в объяснение такого вопроса.
Она улыбнулась, произнося слово «Андрюша». Видно, ей самой было странно подумать, что этот строгий, красивый мужчина был тот самый Андрюша, худой, шаловливый мальчик, товарищ детства.
– А где Lise? – спросил он, только улыбкой отвечая на ее вопрос.
– Она так устала, что заснула у меня в комнате на диване. Ax, Andre! Que! tresor de femme vous avez, [Ax, Андрей! Какое сокровище твоя жена,] – сказала она, усаживаясь на диван против брата. – Она совершенный ребенок, такой милый, веселый ребенок. Я так ее полюбила.
Князь Андрей молчал, но княжна заметила ироническое и презрительное выражение, появившееся на его лице.
– Но надо быть снисходительным к маленьким слабостям; у кого их нет, Аndre! Ты не забудь, что она воспитана и выросла в свете. И потом ее положение теперь не розовое. Надобно входить в положение каждого. Tout comprendre, c'est tout pardonner. [Кто всё поймет, тот всё и простит.] Ты подумай, каково ей, бедняжке, после жизни, к которой она привыкла, расстаться с мужем и остаться одной в деревне и в ее положении? Это очень тяжело.
Князь Андрей улыбался, глядя на сестру, как мы улыбаемся, слушая людей, которых, нам кажется, что мы насквозь видим.
– Ты живешь в деревне и не находишь эту жизнь ужасною, – сказал он.
– Я другое дело. Что обо мне говорить! Я не желаю другой жизни, да и не могу желать, потому что не знаю никакой другой жизни. А ты подумай, Andre, для молодой и светской женщины похорониться в лучшие годы жизни в деревне, одной, потому что папенька всегда занят, а я… ты меня знаешь… как я бедна en ressources, [интересами.] для женщины, привыкшей к лучшему обществу. M lle Bourienne одна…
– Она мне очень не нравится, ваша Bourienne, – сказал князь Андрей.
– О, нет! Она очень милая и добрая,а главное – жалкая девушка.У нее никого,никого нет. По правде сказать, мне она не только не нужна, но стеснительна. Я,ты знаешь,и всегда была дикарка, а теперь еще больше. Я люблю быть одна… Mon pere [Отец] ее очень любит. Она и Михаил Иваныч – два лица, к которым он всегда ласков и добр, потому что они оба облагодетельствованы им; как говорит Стерн: «мы не столько любим людей за то добро, которое они нам сделали, сколько за то добро, которое мы им сделали». Mon pеre взял ее сиротой sur le pavе, [на мостовой,] и она очень добрая. И mon pere любит ее манеру чтения. Она по вечерам читает ему вслух. Она прекрасно читает.
– Ну, а по правде, Marie, тебе, я думаю, тяжело иногда бывает от характера отца? – вдруг спросил князь Андрей.
Княжна Марья сначала удивилась, потом испугалась этого вопроса.
– МНЕ?… Мне?!… Мне тяжело?! – сказала она.
– Он и всегда был крут; а теперь тяжел становится, я думаю, – сказал князь Андрей, видимо, нарочно, чтоб озадачить или испытать сестру, так легко отзываясь об отце.