Дагларджа, Фазыл Хюсню

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Фазыл Хюсню Дагларджа
Fazıl Hüsnü Dağlarca
памятник в Стамбуле
Дата рождения:

26 августа 1914(1914-08-26)

Место рождения:

Стамбул

Дата смерти:

15 октября 2008(2008-10-15) (94 года)

Место смерти:

Стамбул

Фазыл Хюсню Дагларджа (тур. Fazıl Hüsnü Dağlarca; 26 августа 1914, Стамбул — 15 октября 2008, Стамбул) — турецкий поэт.





Биография

Сын подполковника-кавалериста Хасана Хюсню-бея, начальное образование завершил в Конье, Кайсери, Адане и Козане, среднее образование − в Военном лицее Кулели (1933), куда он поступил после средней школы в Тарсусе и Адане. В 1935 году в должности офицера от пехоты он много путешествовал по Восточной и Центральной Анатолии, а также Европейской части Турции. Отслужив в армии пятнадцать лет, он уволился в запас в 1950 году в звании старшего капитана. В 1952—1960 годах он работал в Стамбуле в качестве трудового инспектора в Министерстве труда. Уйдя оттуда, он открыл в Аксарае книжный магазин и занялся издательским делом. Четыре года он издавал ежемесячный журнал под названием «Турецкий язык» (Январь 1960 — Июль 1964). Первой его заметкой была повесть, опубликованная в 1927 году в газете «Новая Адана», а со стихотворением под названием «Замедленная жизнь», вышедшим в 1933 году в журнале «Стамбул» он стал известен. Его стихи выходили в журналах «Данность», «Культурная неделя», «Возвысься», «Семья», «Революционная молодежь», «Семихолмье» и «Турецкий язык». До сегодняшнего дня поэт, получивший множество премий, был выбран «Лучшим турецким поэтом» в 1967 году Международным поэтическим форумом в США.

В основе своего социализма выражающий почтение человеку и человеческой жизни, Дагларджа, посему и прядет свой кокон, не подпадая под влияние ни одного литературного течения и человека. Его воззрение на искусство заключено в следующем высказывании:

Произведение искусства должно указывать как на время, в котором мы находимся, равному одному часу, так и на направление, куда необходимо двигаться подобно компасу.

Характеризуемый как «великий турецкий поэт», Дагларджа умер в 94 года в больнице, где лечился от воспаления лёгких[1]. Поэт Фазыл Хюсню Дагларджа в одном репортаже, сделанном в первых месяцах прошлого года, завещал, чтобы после его смерти дом, в котором он жил в Кадыкёе (Халкидон), превратили в музей. Подаривший свой дом муниципалитету Кадыкёя Дагларджа попросил, навестившего его в его доме на улице Мюхюрдар главу муниципалитета Кадыкёя (Халкидона) Селями Озтюрка, исполнить завещание о том, чтобы его дом превратили в музей

20 октября 2008 года он был похоронен на кладбище Караджаахмет.

Произведения

Если оставить в стороне его короткие прозы в духе афоризмов, которые он некоторое время писал в журнал «Выразитель» в 1960 году и в журнал «Родина» в 1961—1962 годах, то книги Дагларджи, занимавшегося только поэзией и распространившего свои стихи чуть ли не по всем литературным журналам Турции.

  • Havaya Çizilen Dünya (1935)
  • Çocuk ve Allah (1940)
  • Daha (1943)
  • Çakırın Destanı (1945)
  • Taşdevri (1945)
  • Üç Şehitler Destanı (1949)
  • Toprak Ana (1950)
  • Aç Yazı (1951)
  • İstiklâl Savaşı-Samsun’dan Ankara’ya (1951)
  • İstiklâl Savaşı-İnönüler (1951)
  • Sivaslı Karınca (1951)
  • İstanbul- Fetih Destanı (1953)
  • Anıtkabir (1953)
  • Asû (1955)
  • Delice Böcek (1957)
  • Batı Acısı (1958)
  • Hoo’lar (1960)
  • Özgürlük Alanı (1960)
  • Cezayir Türküsü (1961)
  • Aylam (1962)
  • Türk Olmak (1963)
  • Yedi Memetler (1964)
  • Çanakkale Destanı (1965)
  • Dışardan Gazel (1965)
  • Kazmalama (1965)
  • Yeryağ (1965)
  • Vietnam Savaşımız (1966)
  • Açıl Susam Açıl (1967)
  • Kubilay Destanı (1968)
  • Haydi (1968)
  • 19 Mayıs Destanı (1969)
  • Hiroşima (1970)
  • Malazgirt Ululaması (1971)
  • Kuş Ayak (1971)
  • Haliç (1972)
  • Kınalı Kuzu Ağıdı (1972)
  • Bağımsızlık Savaşı-Sakarya Kıyıları (1973)
  • Bağımsızlık Savaşı-30 Ağustos (1973)
  • Bağımsızlık Savaşı-İzmir Yollarında (1973)
  • Gazi Mustafa Kemal Atatürk (1973)
  • Arka Üstü (1974)
  • Yeryüzü Çocukları (1974)
  • Yanık Çocuklar Koçaklaması (1976)
  • Horoz (1977)
  • Hollandalı Dörtlükler (1977)
  • Balinayla Mandalina (1977)
  • Yazıları Seven ayı (1978)
  • Göz Masalı (1979)
  • Yaramaz Sözcükler (1979)
  • Çukurova Koçaklaması (1979)
  • Şeker Yiyen Resimler (1980)
  • Cinoğlan (1981)
  • Hin ile Hincik (1981)
  • Güneş Doğduran (1981)
  • Çıplak (1981)
  • Yunus Emre’de Olmak (1981)
  • Nötron Bombası (1981)
  • Koşan Ayılar Ülkesi (1982)
  • Dişiboy (1985)
  • İlk Yapıtla 50 Yıl Sonrakiler (1985)
  • Takma Yaşamalar Çağı (1986)
  • Uzaklarla Giyinmek (1990)
  • Dildeki Bilgisayar (1992)

Сочинения на русском языке

  • Из современной турецкой поэзии. М.: Прогресс, 1975. С.15-74.
  • Стихи из цикла «Пьяница». Перевод с турецкого Фазиля Искандера. Вступление Веры Феоновой // Иностранная литература. 2001. № 11.

Премии

  • 1946 Третье место в Стихотворном конкурсе Республиканской Народной Партии
  • 1956 Поэтическая премия «Семихолмье»
  • 1958 Поэтическая премия Общества турецкого языка
  • 1966 Премия имени Турхана Эмексиза Турецкой национальной студенческой федерации
  • 1967 «Ныне живущий самый лучший турецкий поэт» Международного поэтического форума (США)
  • 1973 Премия «Аркын» высшего почета за детскую литературу
  • 1974 Премия «Золотой венец» XIII Поэтического фестиваля в Струге (Югославия)
  • 1974 Артист года журнала искусства «Миллиет»
  • 1977 Литературная премия Фонда имени Седата Семави

Напишите отзыв о статье "Дагларджа, Фазыл Хюсню"

Примечания

  1. [www.ntvmsnbc.com/news/462566.asp Fazıl Hüsnü Dağlarca’yı kaybettik] Ntvmsnbc.com. Erişim tarihi: 15.10.2008.

Отрывок, характеризующий Дагларджа, Фазыл Хюсню

Анна Михайловна не выразила удивления, она только слегка улыбнулась и вздохнула, как будто показывая, что всего этого она ожидала.
– Soyez homme, mon ami, c'est moi qui veillerai a vos interets, [Будьте мужчиною, друг мой, я же стану блюсти за вашими интересами.] – сказала она в ответ на его взгляд и еще скорее пошла по коридору.
Пьер не понимал, в чем дело, и еще меньше, что значило veiller a vos interets, [блюсти ваши интересы,] но он понимал, что всё это так должно быть. Коридором они вышли в полуосвещенную залу, примыкавшую к приемной графа. Это была одна из тех холодных и роскошных комнат, которые знал Пьер с парадного крыльца. Но и в этой комнате, посередине, стояла пустая ванна и была пролита вода по ковру. Навстречу им вышли на цыпочках, не обращая на них внимания, слуга и причетник с кадилом. Они вошли в знакомую Пьеру приемную с двумя итальянскими окнами, выходом в зимний сад, с большим бюстом и во весь рост портретом Екатерины. Все те же люди, почти в тех же положениях, сидели, перешептываясь, в приемной. Все, смолкнув, оглянулись на вошедшую Анну Михайловну, с ее исплаканным, бледным лицом, и на толстого, большого Пьера, который, опустив голову, покорно следовал за нею.
На лице Анны Михайловны выразилось сознание того, что решительная минута наступила; она, с приемами деловой петербургской дамы, вошла в комнату, не отпуская от себя Пьера, еще смелее, чем утром. Она чувствовала, что так как она ведет за собою того, кого желал видеть умирающий, то прием ее был обеспечен. Быстрым взглядом оглядев всех, бывших в комнате, и заметив графова духовника, она, не то что согнувшись, но сделавшись вдруг меньше ростом, мелкою иноходью подплыла к духовнику и почтительно приняла благословение одного, потом другого духовного лица.
– Слава Богу, что успели, – сказала она духовному лицу, – мы все, родные, так боялись. Вот этот молодой человек – сын графа, – прибавила она тише. – Ужасная минута!
Проговорив эти слова, она подошла к доктору.
– Cher docteur, – сказала она ему, – ce jeune homme est le fils du comte… y a t il de l'espoir? [этот молодой человек – сын графа… Есть ли надежда?]
Доктор молча, быстрым движением возвел кверху глаза и плечи. Анна Михайловна точно таким же движением возвела плечи и глаза, почти закрыв их, вздохнула и отошла от доктора к Пьеру. Она особенно почтительно и нежно грустно обратилась к Пьеру.
– Ayez confiance en Sa misericorde, [Доверьтесь Его милосердию,] – сказала она ему, указав ему диванчик, чтобы сесть подождать ее, сама неслышно направилась к двери, на которую все смотрели, и вслед за чуть слышным звуком этой двери скрылась за нею.
Пьер, решившись во всем повиноваться своей руководительнице, направился к диванчику, который она ему указала. Как только Анна Михайловна скрылась, он заметил, что взгляды всех, бывших в комнате, больше чем с любопытством и с участием устремились на него. Он заметил, что все перешептывались, указывая на него глазами, как будто со страхом и даже с подобострастием. Ему оказывали уважение, какого прежде никогда не оказывали: неизвестная ему дама, которая говорила с духовными лицами, встала с своего места и предложила ему сесть, адъютант поднял уроненную Пьером перчатку и подал ему; доктора почтительно замолкли, когда он проходил мимо их, и посторонились, чтобы дать ему место. Пьер хотел сначала сесть на другое место, чтобы не стеснять даму, хотел сам поднять перчатку и обойти докторов, которые вовсе и не стояли на дороге; но он вдруг почувствовал, что это было бы неприлично, он почувствовал, что он в нынешнюю ночь есть лицо, которое обязано совершить какой то страшный и ожидаемый всеми обряд, и что поэтому он должен был принимать от всех услуги. Он принял молча перчатку от адъютанта, сел на место дамы, положив свои большие руки на симметрично выставленные колени, в наивной позе египетской статуи, и решил про себя, что всё это так именно должно быть и что ему в нынешний вечер, для того чтобы не потеряться и не наделать глупостей, не следует действовать по своим соображениям, а надобно предоставить себя вполне на волю тех, которые руководили им.
Не прошло и двух минут, как князь Василий, в своем кафтане с тремя звездами, величественно, высоко неся голову, вошел в комнату. Он казался похудевшим с утра; глаза его были больше обыкновенного, когда он оглянул комнату и увидал Пьера. Он подошел к нему, взял руку (чего он прежде никогда не делал) и потянул ее книзу, как будто он хотел испытать, крепко ли она держится.
– Courage, courage, mon ami. Il a demande a vous voir. C'est bien… [Не унывать, не унывать, мой друг. Он пожелал вас видеть. Это хорошо…] – и он хотел итти.
Но Пьер почел нужным спросить:
– Как здоровье…
Он замялся, не зная, прилично ли назвать умирающего графом; назвать же отцом ему было совестно.
– Il a eu encore un coup, il y a une demi heure. Еще был удар. Courage, mon аmi… [Полчаса назад у него был еще удар. Не унывать, мой друг…]