Дакка

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Дакка
(бенг. ঢাকা)
Страна
Бангладеш
Координаты
Основан
Площадь
815,85 км²
Население
6 970 105 человек (2011)
Плотность
23 234 чел./км²
Агломерация
16 560 000
Часовой пояс
Почтовый индекс
1000
Официальный сайт

[dhakacity.org/ ty.org]  (англ.)</div>

Да́кка (бенг. ঢাকা) — столица и крупнейший город Бангладеш. Расположен в дельте Ганга, на левом берегу Буриганги. Дакка была столицей Бенгалии в 1608—1717 годах, столица Бангладеш — с 1971 года. Население города — 9 724 976 жителей (2005), с пригородами — 16,6 млн человек (2008)[1].

Основан в VII веке. По одной версии, название города происходит от имени индуистской богини плодородия Дурги, по другой — от названия тропического дерева, дающего ценную смолу.

Дакка расположена на берегу реки Буриганги, около слияния рек Падмы и Мегхны. Является речным портом в дельте Ганга и Брахмапутры, а также центром водного туризма.





История

Возникновение поселения на территории, которую сейчас занимает Дакка, относится к VII веку. Территория города находилась под властью буддийского царства Камарупа и империи Пала, прежде чем перешла под контроль индуистской династии Сена в IX веке[2]. Название города, возможно, появилось в результате основания храма богини Дхакешвари царем Баллал Сеной в XII веке[3]. Дакка и её окрестности в этот период определялись как Бенгалла. Сам город включал в себя нескольких рынков, таких как базар Лакшми, базар Шанкхари, Кумартули и др. После династии Сена в Дакке последовательно правили тюркские и пуштунские губернаторы Делийского султаната, прежде чем она вошла в Империю Великих Моголов в 1608 году[4]. Развитие поселения, в том числе за счет увеличения жилищного строительства, привело к значительному росту населения, в результате чего город был провозглашен столицей (раджмахал) Бенгалии в период правления Великих Моголов в 1608 году[5][6]. Могольский субадар Ислам-хан был первым правителем города[7]. Хан дал имя городу «Джахангир Нагар» (জাহাঙ্গীর নগর;Город Джахангира) в честь императора Великих Моголов Джахангира, однако это имя было убрано из названия вскоре после смерти Джахангира. Основное увеличение города имело место во время правления Шайста-хана[6][8]. Город имел площадь 19 на 13 километров (12 на 8 миль), с населением около одного миллиона человек[9].

Британская Ост-Индская компания в 1765 году получил право собирать налоги (право дивани), а в 1793 году взяла на себя управление городом, когда бенгальские навабы были вынуждены отказаться от своей власти над Бенгалией, Бихаром и Ориссой. Таким образом, город перешёл под полный британский контроль. Население города резко сократилось в этот период[10], в то время как расположенная рядом Калькутта развивалась. Вскоре Дакка также стала развиваться. Современная система водоснабжения была введена в эксплуатацию в 1874 году, а электроснабжение появилось в 1878 году[11][12]. Рядом с городом появился кантонмент Дакка, служивший военной базой для британских и бенгальских солдат[6].

В 1905 году в результате неудачного первого раздела Бенгалии Дакка была объявлена столицей вновь созданного государства Восточная Бенгалия, но уже в 1911 году Бенгалия вновь объединилась[6]. В 1947 году после раздела Британской Индии Дакка стала столицей Восточного Пакистана. После этого между общинами города стали происходить столкновения. Большая часть индусского населения города отправилась в Индию, в то время как в Дакку приехало множество мусульман. В городе, являвшимся центром региональной политики участились забастовки и акты насилия[6]. Признание урду единственным официальным языком Пакистана привело к масштабным акциям протеста. В результате подавления демонстрации в поддержку бенгальского языка полицией было застрелено несколько студентов[13]. На протяжении 1950-х и 1960-х годов, Дакка оставалась центром политической деятельности, усиливались требования автономии для бенгальского населения[14].

В 1970 году разрушительный циклон Бхола поразил большую часть региона, в результате чего погибли около полумиллиона человек[15]. Более половины города было затоплено[16]. Из-за недостаточных усилий властей, направленных на устранение последствий циклона, а также из-за этнической дискриминации общественное недовольство стало возрастать. 7 марта 1971 года бенгладешский политик Муджибур Рахман организовал националистический митинг на ипподроме Рамна[6][13]. В результате 26 марта была провозглашена независимость Бангладеш[13]. В ответ на это пакистанская армия начала военную операцию по установлению контроля над Восточным Пакистаном, в результате чего было убито множество мирных бангладешцев[17]. В конфликт вмешалась Индия и 16 декабря в результате после её победы в войне Бангладеш обрёл независимость[18]. В Дакке, ставшей столицей страны, начался значительный рост населения, туда переезжали многие рабочие из сельской местности[19]. Рост торговли и промышленности, а также население города создало дополнительные проблемы для инфраструктуры и сферы услуг[20]. За расширением границ города последовал строительный бум.

Климат

Дакка является городом с жарким, душным и влажным тропическим климатом. По классификации Дакка имеет тропический влажный и сухой климат. В городе проходят муcсоны со среднегодовой температурой 28 °С (82 °F) и ежемесячно колеблется от 20 °C (68 °F) в январе и до 32 °C в мае[21]. Почти 80 % среднегодового количества осадков от 1854 мм выпадают в период с мая по сентябрь[21]. Увеличение загрязнения воздуха и воды, вытекающие из пробок и промышленных отходов это серьёзная проблема, влияющие на общественное здоровье и качество жизни в городе[22]. Водные объекты и болота вокруг Дакки могут быть уничтожены, поскольку на их месте строят многоэтажные дома и другие объекты недвижимости. Связанная с загрязнением окружающей среды, эрозия естественных мест обитания угрожает уничтожить большую часть региональной биофауны[22].

Климат Дакки
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 29 33 38 38 38 39 37 37 35 34 32 30 39
Средний максимум, °C 24 26 30 31 31 31 30 31 30 30 28 25 29
Средняя температура, °C 19 22 26 28 28 28 28 29 28 27 24 20 26
Средний минимум, °C 14 17 22 25 26 27 27 27 26 25 20 16 22
Абсолютный минимум, °C 9 9 14 18 21 22 24 23 21 18 12 10 9
Норма осадков, мм 0 20 50 110 260 350 390 310 250 160 30 0 1970
Источник: [www.weatherbase.com/weather/weatherall.php3?s=32914&refer=/&units=metric Weatherbase]

Экономика

В городе расположена большая часть промышленности страны, представленная производством джутового волокна, хлопчатобумажной, металлообрабатывающей, пищевой и другими отраслями. Имеется производство муслина. Регион, в котором расположена Дакка, специализируется на выращивании джута и риса.

По данным на 2009 год ВВП Дакки составил 85 млрд долларов США, ежегодный рост ВВП составляет 6,2 %. Средний доход на душу населения составляет 1350 долларов в год. Тем не менее, около 34 % хозяйств проживают за чертой бедности, значительная часть выживает на менее чем 5 долларов в день. Уровень безработицы остаётся высокий — около 19 %.

Население

Население города в его административных границах составляет около 7 млн человек, население разросшейся агломерации — около 12,8 млн человек (на 2008 год). Ежегодный рост населения — около 4,2 % (один из самых высоких показателей среди городов Азии), объясняется огромным притоком мигрантов из сельских районов страны. Согласно данным журнала Far Eastern Economic Review, к 2025 году население города может достигнуть 25 млн человек.

Уровень грамотности населения — 68,3 %. Около 90 % исповедуют ислам, второй по распространённости — индуизм (9 %). 1 % приходится на христиан и буддистов, доля которых примерно равна. Абсолютное большинство населения говорит на бенгальском языке, ввиду мигрантов со всех концов Бангладеш, бенгальский язык здесь с большими региональными вариациями, включая силхетский и читтагонгский диалекты. В сфере бизнеса распространён английский, имеется достаточно большая диаспора, говорящая на урду (по официальным данным около 40 тыс. человек, скорее всего, больше).

Транспорт

Важной частью общественного транспорта Дакки являются велорикши и моторикши, ежедневно на работу выходит около 400 тысяч рикш. Тем не менее, лишь около 85 тысяч рикш имеют лицензию на данный вид деятельности. Велорикши запрещены во многих частях города, так как служат причиной сильных дорожных пробок. Автобусный парк обслуживается государственной компанией Bangladesh Road Transport Corporation (BRTC), а также частными операторами.

Дакка — важный транспортный узел, соединяющий многие части страны и соседние регионы Индии. Порт Дакки — один из крупнейших речных портов в мире, соединяет город с внутренними областями страны вдоль реки Буриганга и других рукавов дельты Ганга.

Международный аэропорт имени Шаха Джалала[en] (ранее — аэропорт Дакки) — самый крупный и самый загруженный в стране, расположен в 15 км от центра города. На этот аэропорт приходится до 52 % всех международных и внутренних рейсов Бангладеш.

Образование

В Дакке расположено 52 университета, старейший из них — Dhaka College, который также является одним из старейших учебных заведений Британской Индии, был основан в 1840 году. Здесь же расположен крупнейший университет Бангладеш — Университет Дакки, где обучаются более 30 тыс. студентов. Другие важные выдающиеся учебные заведения Дакки включают: Jahangirnagar University, Bangladesh University of Engineering and Technology (BUET), The Dhaka Medical College, Sir Salimullah Medical College и др.

Медиа

В Дакке издаются крупнейшие и старейшие газеты страны, среди них: Daily Ittefaq, Daily Azad, Manabzamin, Daily Janakantha, Daily Prothom Alo, Amar Deshи др. Основные англоязычные газеты включают The Daily Star, The Independent, New Age и The Financial Express.

В Дакке расположена штаб-квартира бангладешского государственного телевидения BTV. Частные каналы, базирующиеся в городе включают Bangla Vision, RTV, ATN Bangla, Channel I, NTV, Ekushey Television, Banglavision. Государственная радиостанция Bangladesh Betar и такие частные радиостанции как Radio Foorti, Radio Today, Radio Amar и другие также имеют свои штаб-квартиры в Дакке.

Достопримечательности

Спорт

Крикет и футбол — самые популярные виды спорта[23]. В молодёжных командах играют воспитанники школ, колледжей и частные лица. Mohammedan Sporting Club и Abahani Krira Chakra являются двумя из самых известных футбольных команд, поддерживающих жёсткую конкурентную борьбу[24].

Дакка проводила первый официальный турнир по крикету, в ходе которого Пакистан в 1954 году играл против Индии[25]. Национальный стадион Bangabandhu National Stadium ранее был главным стадионом Индии для внутренних и международных соревнований по крикету, но теперь на нём проводятся исключительно футбольные матчи[25]. В 2011 в Индии, Шри-Ланке и Бангладеш был проведен X Чемпионат мира по крикету[26] (14 стран-участниц, золото досталось команде Индии), шесть матчей которого было сыграно в Дакке и два — в Читтагонге (втором по величине (4 миллиона жителей) городе Бангладеш)[27]. В Дакке находится Бангладешский Спортивный совет, отвечающий за содействие проведению спортивных мероприятий по всей стране. Дакка также имеет стадионы, которые в основном используется для внутренних соревнований — такие, как Sher-e-Bangla Mirpur Stadium (в Mirpur) и Dhanmondi Cricket Stadium а также Outer Stadium Ground[28]. Университет Дакки проводит множество турниров между вузами города[29].

Напишите отзыв о статье "Дакка"

Примечания

  1. www.bbs.gov.bd/WebTestApplication/userfiles/Image/SubjectMatterDataIndex/pk_book_09.pdf
  2. Hasna Jasimuddin Moudud. South Asia: Eastern Himalayan Culture, Ecology and People. — Dhaka: Academic Press and Publishers, 2001. — ISBN 9840801651.
  3. Nagendra K. Singh. Encyclopaedia of Bangladesh (Hardcover). — Anmol Publications Pvt Ltd, 2003. — P. 19. — ISBN 8126113901.
  4. Taru Bahl & M.H. Syed. Encyclopaedia of the Muslim World. — Anmol Publications PVT, 2003. — P. 55. — ISBN 8126114193.
  5. [search.eb.com/eb/article-9030205 Dhaka]. Encyclopedia Britannica (2009). Проверено 23 апреля 2007. [www.webcitation.org/61CZcucOx Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
  6. 1 2 3 4 5 6 Roy, Pinaki [www.thedailystar.net/story.php?nid=47801 Golden past of olden Dhaka]. The Daily Star (28 июля 2008). Проверено 21 марта 2009. [www.webcitation.org/61CZdRLrn Архивировано из первоисточника 25 августа 2011]. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «cantt» определено несколько раз для различного содержимого
  7. Francis Bradley Bradley-Birt. The Romance of an Eastern Capital. — Smith, Elder, & Co, 1906. — P. 264.
  8. Chowdhury, A.M. [banglapedia.search.com.bd/HT/D_0145.htm Dhaka]. Banglapedia (23 апреля 2007). Проверено 23 апреля 2007. [www.webcitation.org/61CZdzbBm Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
  9. M. Atiqullah and F. Karim Khan. Growth of Dacca City: Population and Area (1608–1981). — Social Science Research Project, University of Dacca Press, 1965. — P. 6.
  10. M. Atiqullah and F. Karim Khan. Growth of Dacca City: Population and Area (1608–1981). — Social Science Research Project, University of Dacca Press, 1965. — P. 7.
  11. H Furumai, F Kurisu & H Katayama. Southeast Asian Water Environment 2: Selected Papers from the Second International Symposium on Southeast Asian Water Environment. — IWA Publishing, 2008. — P. 205. — ISBN 1-84339-124-4.
  12. Mohammad Atiqullah & Fazle Karim Khan. Growth of Dacca City: Population and Area, 1608–1981. — University of Dacca, 1965. — P. 10.
  13. 1 2 3 Richards, John. [findarticles.com/p/articles/mi_qa4014/is_200201/ai_n9028755/pg_2 Calcutta and Dhaka: A tale of two cities], Inroads. Проверено 27 сентября 2006.
  14. The Feminist Review Collective. Feminist Review (Issue 37). — Routledge. — P. 40. — ISBN 0-415-06536-4.
  15. [news.bbc.co.uk/2/hi/special_report/7384545.stm Timeline: Major tropical cyclones], BBC News (5 мая 2008). Проверено 17 марта 2009.
  16. Srivastava H. N. Management of natural disasters in developing countries. — Centre for Science & Technology of the Non-Aligned and other Developing Countries, 2006. — P. 14. — ISBN 81-7035-425-0.
  17. Archer Blood. [www.gwu.edu/~nsarchiv/NSAEBB/NSAEBB79/BEBB1.pdf Transcript of Selective Genocide Telex] (PDF). Department of State, United States. Проверено 27 февраля 2009. [www.webcitation.org/683agkJAT Архивировано из первоисточника 31 мая 2012].
  18. Sheren, Syeda Momtaz [banglapedia.net/HT/W_0020.HTM War of Liberation, The](недоступная ссылка — история). Banglapedia: National Encyclopedia of Bangladesh. Проверено 21 марта 2009. [web.archive.org/20070124071120/banglapedia.net/HT/W_0020.HTM Архивировано из первоисточника 24 января 2007].
  19. [www.irinnews.org/Report.aspx?ReportId=77267 BANGLADESH: Jobless rural poor rush to the cities] (PHP). Integrated Regional Information Networks: UN Office for the Coordination of Humanitarian Affairs. Проверено 21 марта 2009. [www.webcitation.org/683ahA65i Архивировано из первоисточника 31 мая 2012].
  20. United Nations Human Settlements Program, United Nations Human Settlements Program. Enhancing Urban Safety and Security: Global Report on Human Settlements 2007. — Earthscan, 2007. — P. 184. — ISBN 1-84407-479-X.
  21. 1 2 [www.weatherbase.com/weather/weather.php3?s=032914&refer=/ Weatherbase: Historical Weather for Dhaka, Bangladesh]. weatherbase.com. Проверено 15 декабря 2008. [www.webcitation.org/61CZeYEgl Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
  22. 1 2 Mondal, M. Abdul Latif. [www.thedailystar.net/suppliments/2006/15thanniv/ourcities/ourcities28.htm Our Cities: 15th Anniversary Special], The Daily Star (27 сентября 2006). Проверено 27 сентября 2006.
  23. Bangladesh // The New Encyclopaedia Britannica / Robert MacHenry. — Encyclopaedia Britannica, 1993. — P. 717. — ISBN 0852295715.
  24. Al Musabbir Sadi. [www.thedailystar.net/2007/06/17/d70617040133.htm Tasty derby drawn]. The Daily Star (17 июня 2007). [www.webcitation.org/61CZf2waB Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
  25. 1 2 Cricinfo. [content-usa.cricinfo.com/bangladesh/content/ground/56661.html Stadium] (7 сентября 2006). Проверено 26 мая 2006. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «First_test» определено несколько раз для различного содержимого
  26. Чемпионат мира по крикету 2011
  27. [news.bbc.co.uk/sport2/hi/cricket/5160396.stm India lands 2011 World Cup final], BBC News (8 июля 2006). Проверено 9 июля 2006.
  28. Cricinfo. [content-usa.cricinfo.com/bangladesh/content/town/56660.html Grounds – Bangladesh: Dhaka]. Проверено 13 марта 2008. [www.webcitation.org/61CZgUElG Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
  29. Muhammad Abdur Rahim. The History of the University of Dacca. — University of Dacca, 1981. — P. 161.

Ссылки

  • [www.world-capitals.ru/?Dakka Столицы мира — Дакка]

Отрывок, характеризующий Дакка

Вслед за тем князь Андрей был подведен к двери, и дежурный шопотом сказал: «направо, к окну».
Князь Андрей вошел в небогатый опрятный кабинет и у стола увидал cорокалетнего человека с длинной талией, с длинной, коротко обстриженной головой и толстыми морщинами, с нахмуренными бровями над каре зелеными тупыми глазами и висячим красным носом. Аракчеев поворотил к нему голову, не глядя на него.
– Вы чего просите? – спросил Аракчеев.
– Я ничего не… прошу, ваше сиятельство, – тихо проговорил князь Андрей. Глаза Аракчеева обратились на него.
– Садитесь, – сказал Аракчеев, – князь Болконский?
– Я ничего не прошу, а государь император изволил переслать к вашему сиятельству поданную мною записку…
– Изволите видеть, мой любезнейший, записку я вашу читал, – перебил Аракчеев, только первые слова сказав ласково, опять не глядя ему в лицо и впадая всё более и более в ворчливо презрительный тон. – Новые законы военные предлагаете? Законов много, исполнять некому старых. Нынче все законы пишут, писать легче, чем делать.
– Я приехал по воле государя императора узнать у вашего сиятельства, какой ход вы полагаете дать поданной записке? – сказал учтиво князь Андрей.
– На записку вашу мной положена резолюция и переслана в комитет. Я не одобряю, – сказал Аракчеев, вставая и доставая с письменного стола бумагу. – Вот! – он подал князю Андрею.
На бумаге поперег ее, карандашом, без заглавных букв, без орфографии, без знаков препинания, было написано: «неосновательно составлено понеже как подражание списано с французского военного устава и от воинского артикула без нужды отступающего».
– В какой же комитет передана записка? – спросил князь Андрей.
– В комитет о воинском уставе, и мною представлено о зачислении вашего благородия в члены. Только без жалованья.
Князь Андрей улыбнулся.
– Я и не желаю.
– Без жалованья членом, – повторил Аракчеев. – Имею честь. Эй, зови! Кто еще? – крикнул он, кланяясь князю Андрею.


Ожидая уведомления о зачислении его в члены комитета, князь Андрей возобновил старые знакомства особенно с теми лицами, которые, он знал, были в силе и могли быть нужны ему. Он испытывал теперь в Петербурге чувство, подобное тому, какое он испытывал накануне сражения, когда его томило беспокойное любопытство и непреодолимо тянуло в высшие сферы, туда, где готовилось будущее, от которого зависели судьбы миллионов. Он чувствовал по озлоблению стариков, по любопытству непосвященных, по сдержанности посвященных, по торопливости, озабоченности всех, по бесчисленному количеству комитетов, комиссий, о существовании которых он вновь узнавал каждый день, что теперь, в 1809 м году, готовилось здесь, в Петербурге, какое то огромное гражданское сражение, которого главнокомандующим было неизвестное ему, таинственное и представлявшееся ему гениальным, лицо – Сперанский. И самое ему смутно известное дело преобразования, и Сперанский – главный деятель, начинали так страстно интересовать его, что дело воинского устава очень скоро стало переходить в сознании его на второстепенное место.
Князь Андрей находился в одном из самых выгодных положений для того, чтобы быть хорошо принятым во все самые разнообразные и высшие круги тогдашнего петербургского общества. Партия преобразователей радушно принимала и заманивала его, во первых потому, что он имел репутацию ума и большой начитанности, во вторых потому, что он своим отпущением крестьян на волю сделал уже себе репутацию либерала. Партия стариков недовольных, прямо как к сыну своего отца, обращалась к нему за сочувствием, осуждая преобразования. Женское общество, свет , радушно принимали его, потому что он был жених, богатый и знатный, и почти новое лицо с ореолом романической истории о его мнимой смерти и трагической кончине жены. Кроме того, общий голос о нем всех, которые знали его прежде, был тот, что он много переменился к лучшему в эти пять лет, смягчился и возмужал, что не было в нем прежнего притворства, гордости и насмешливости, и было то спокойствие, которое приобретается годами. О нем заговорили, им интересовались и все желали его видеть.
На другой день после посещения графа Аракчеева князь Андрей был вечером у графа Кочубея. Он рассказал графу свое свидание с Силой Андреичем (Кочубей так называл Аракчеева с той же неопределенной над чем то насмешкой, которую заметил князь Андрей в приемной военного министра).
– Mon cher, [Дорогой мой,] даже в этом деле вы не минуете Михаил Михайловича. C'est le grand faiseur. [Всё делается им.] Я скажу ему. Он обещался приехать вечером…
– Какое же дело Сперанскому до военных уставов? – спросил князь Андрей.
Кочубей, улыбнувшись, покачал головой, как бы удивляясь наивности Болконского.
– Мы с ним говорили про вас на днях, – продолжал Кочубей, – о ваших вольных хлебопашцах…
– Да, это вы, князь, отпустили своих мужиков? – сказал Екатерининский старик, презрительно обернувшись на Болконского.
– Маленькое именье ничего не приносило дохода, – отвечал Болконский, чтобы напрасно не раздражать старика, стараясь смягчить перед ним свой поступок.
– Vous craignez d'etre en retard, [Боитесь опоздать,] – сказал старик, глядя на Кочубея.
– Я одного не понимаю, – продолжал старик – кто будет землю пахать, коли им волю дать? Легко законы писать, а управлять трудно. Всё равно как теперь, я вас спрашиваю, граф, кто будет начальником палат, когда всем экзамены держать?
– Те, кто выдержат экзамены, я думаю, – отвечал Кочубей, закидывая ногу на ногу и оглядываясь.
– Вот у меня служит Пряничников, славный человек, золото человек, а ему 60 лет, разве он пойдет на экзамены?…
– Да, это затруднительно, понеже образование весьма мало распространено, но… – Граф Кочубей не договорил, он поднялся и, взяв за руку князя Андрея, пошел навстречу входящему высокому, лысому, белокурому человеку, лет сорока, с большим открытым лбом и необычайной, странной белизной продолговатого лица. На вошедшем был синий фрак, крест на шее и звезда на левой стороне груди. Это был Сперанский. Князь Андрей тотчас узнал его и в душе его что то дрогнуло, как это бывает в важные минуты жизни. Было ли это уважение, зависть, ожидание – он не знал. Вся фигура Сперанского имела особенный тип, по которому сейчас можно было узнать его. Ни у кого из того общества, в котором жил князь Андрей, он не видал этого спокойствия и самоуверенности неловких и тупых движений, ни у кого он не видал такого твердого и вместе мягкого взгляда полузакрытых и несколько влажных глаз, не видал такой твердости ничего незначащей улыбки, такого тонкого, ровного, тихого голоса, и, главное, такой нежной белизны лица и особенно рук, несколько широких, но необыкновенно пухлых, нежных и белых. Такую белизну и нежность лица князь Андрей видал только у солдат, долго пробывших в госпитале. Это был Сперанский, государственный секретарь, докладчик государя и спутник его в Эрфурте, где он не раз виделся и говорил с Наполеоном.
Сперанский не перебегал глазами с одного лица на другое, как это невольно делается при входе в большое общество, и не торопился говорить. Он говорил тихо, с уверенностью, что будут слушать его, и смотрел только на то лицо, с которым говорил.
Князь Андрей особенно внимательно следил за каждым словом и движением Сперанского. Как это бывает с людьми, особенно с теми, которые строго судят своих ближних, князь Андрей, встречаясь с новым лицом, особенно с таким, как Сперанский, которого он знал по репутации, всегда ждал найти в нем полное совершенство человеческих достоинств.
Сперанский сказал Кочубею, что жалеет о том, что не мог приехать раньше, потому что его задержали во дворце. Он не сказал, что его задержал государь. И эту аффектацию скромности заметил князь Андрей. Когда Кочубей назвал ему князя Андрея, Сперанский медленно перевел свои глаза на Болконского с той же улыбкой и молча стал смотреть на него.
– Я очень рад с вами познакомиться, я слышал о вас, как и все, – сказал он.
Кочубей сказал несколько слов о приеме, сделанном Болконскому Аракчеевым. Сперанский больше улыбнулся.
– Директором комиссии военных уставов мой хороший приятель – господин Магницкий, – сказал он, договаривая каждый слог и каждое слово, – и ежели вы того пожелаете, я могу свести вас с ним. (Он помолчал на точке.) Я надеюсь, что вы найдете в нем сочувствие и желание содействовать всему разумному.
Около Сперанского тотчас же составился кружок и тот старик, который говорил о своем чиновнике, Пряничникове, тоже с вопросом обратился к Сперанскому.
Князь Андрей, не вступая в разговор, наблюдал все движения Сперанского, этого человека, недавно ничтожного семинариста и теперь в руках своих, – этих белых, пухлых руках, имевшего судьбу России, как думал Болконский. Князя Андрея поразило необычайное, презрительное спокойствие, с которым Сперанский отвечал старику. Он, казалось, с неизмеримой высоты обращал к нему свое снисходительное слово. Когда старик стал говорить слишком громко, Сперанский улыбнулся и сказал, что он не может судить о выгоде или невыгоде того, что угодно было государю.
Поговорив несколько времени в общем кругу, Сперанский встал и, подойдя к князю Андрею, отозвал его с собой на другой конец комнаты. Видно было, что он считал нужным заняться Болконским.
– Я не успел поговорить с вами, князь, среди того одушевленного разговора, в который был вовлечен этим почтенным старцем, – сказал он, кротко презрительно улыбаясь и этой улыбкой как бы признавая, что он вместе с князем Андреем понимает ничтожность тех людей, с которыми он только что говорил. Это обращение польстило князю Андрею. – Я вас знаю давно: во первых, по делу вашему о ваших крестьянах, это наш первый пример, которому так желательно бы было больше последователей; а во вторых, потому что вы один из тех камергеров, которые не сочли себя обиженными новым указом о придворных чинах, вызывающим такие толки и пересуды.
– Да, – сказал князь Андрей, – отец не хотел, чтобы я пользовался этим правом; я начал службу с нижних чинов.
– Ваш батюшка, человек старого века, очевидно стоит выше наших современников, которые так осуждают эту меру, восстановляющую только естественную справедливость.
– Я думаю однако, что есть основание и в этих осуждениях… – сказал князь Андрей, стараясь бороться с влиянием Сперанского, которое он начинал чувствовать. Ему неприятно было во всем соглашаться с ним: он хотел противоречить. Князь Андрей, обыкновенно говоривший легко и хорошо, чувствовал теперь затруднение выражаться, говоря с Сперанским. Его слишком занимали наблюдения над личностью знаменитого человека.
– Основание для личного честолюбия может быть, – тихо вставил свое слово Сперанский.
– Отчасти и для государства, – сказал князь Андрей.
– Как вы разумеете?… – сказал Сперанский, тихо опустив глаза.
– Я почитатель Montesquieu, – сказал князь Андрей. – И его мысль о том, что le рrincipe des monarchies est l'honneur, me parait incontestable. Certains droits еt privileges de la noblesse me paraissent etre des moyens de soutenir ce sentiment. [основа монархий есть честь, мне кажется несомненной. Некоторые права и привилегии дворянства мне кажутся средствами для поддержания этого чувства.]
Улыбка исчезла на белом лице Сперанского и физиономия его много выиграла от этого. Вероятно мысль князя Андрея показалась ему занимательною.
– Si vous envisagez la question sous ce point de vue, [Если вы так смотрите на предмет,] – начал он, с очевидным затруднением выговаривая по французски и говоря еще медленнее, чем по русски, но совершенно спокойно. Он сказал, что честь, l'honneur, не может поддерживаться преимуществами вредными для хода службы, что честь, l'honneur, есть или: отрицательное понятие неделанья предосудительных поступков, или известный источник соревнования для получения одобрения и наград, выражающих его.
Доводы его были сжаты, просты и ясны.
Институт, поддерживающий эту честь, источник соревнования, есть институт, подобный Legion d'honneur [Ордену почетного легиона] великого императора Наполеона, не вредящий, а содействующий успеху службы, а не сословное или придворное преимущество.
– Я не спорю, но нельзя отрицать, что придворное преимущество достигло той же цели, – сказал князь Андрей: – всякий придворный считает себя обязанным достойно нести свое положение.
– Но вы им не хотели воспользоваться, князь, – сказал Сперанский, улыбкой показывая, что он, неловкий для своего собеседника спор, желает прекратить любезностью. – Ежели вы мне сделаете честь пожаловать ко мне в среду, – прибавил он, – то я, переговорив с Магницким, сообщу вам то, что может вас интересовать, и кроме того буду иметь удовольствие подробнее побеседовать с вами. – Он, закрыв глаза, поклонился, и a la francaise, [на французский манер,] не прощаясь, стараясь быть незамеченным, вышел из залы.


Первое время своего пребыванья в Петербурге, князь Андрей почувствовал весь свой склад мыслей, выработавшийся в его уединенной жизни, совершенно затемненным теми мелкими заботами, которые охватили его в Петербурге.
С вечера, возвращаясь домой, он в памятной книжке записывал 4 или 5 необходимых визитов или rendez vous [свиданий] в назначенные часы. Механизм жизни, распоряжение дня такое, чтобы везде поспеть во время, отнимали большую долю самой энергии жизни. Он ничего не делал, ни о чем даже не думал и не успевал думать, а только говорил и с успехом говорил то, что он успел прежде обдумать в деревне.
Он иногда замечал с неудовольствием, что ему случалось в один и тот же день, в разных обществах, повторять одно и то же. Но он был так занят целые дни, что не успевал подумать о том, что он ничего не думал.
Сперанский, как в первое свидание с ним у Кочубея, так и потом в середу дома, где Сперанский с глазу на глаз, приняв Болконского, долго и доверчиво говорил с ним, сделал сильное впечатление на князя Андрея.
Князь Андрей такое огромное количество людей считал презренными и ничтожными существами, так ему хотелось найти в другом живой идеал того совершенства, к которому он стремился, что он легко поверил, что в Сперанском он нашел этот идеал вполне разумного и добродетельного человека. Ежели бы Сперанский был из того же общества, из которого был князь Андрей, того же воспитания и нравственных привычек, то Болконский скоро бы нашел его слабые, человеческие, не геройские стороны, но теперь этот странный для него логический склад ума тем более внушал ему уважения, что он не вполне понимал его. Кроме того, Сперанский, потому ли что он оценил способности князя Андрея, или потому что нашел нужным приобресть его себе, Сперанский кокетничал перед князем Андреем своим беспристрастным, спокойным разумом и льстил князю Андрею той тонкой лестью, соединенной с самонадеянностью, которая состоит в молчаливом признавании своего собеседника с собою вместе единственным человеком, способным понимать всю глупость всех остальных, и разумность и глубину своих мыслей.
Во время длинного их разговора в середу вечером, Сперанский не раз говорил: «У нас смотрят на всё, что выходит из общего уровня закоренелой привычки…» или с улыбкой: «Но мы хотим, чтоб и волки были сыты и овцы целы…» или: «Они этого не могут понять…» и всё с таким выраженьем, которое говорило: «Мы: вы да я, мы понимаем, что они и кто мы ».
Этот первый, длинный разговор с Сперанским только усилил в князе Андрее то чувство, с которым он в первый раз увидал Сперанского. Он видел в нем разумного, строго мыслящего, огромного ума человека, энергией и упорством достигшего власти и употребляющего ее только для блага России. Сперанский в глазах князя Андрея был именно тот человек, разумно объясняющий все явления жизни, признающий действительным только то, что разумно, и ко всему умеющий прилагать мерило разумности, которым он сам так хотел быть. Всё представлялось так просто, ясно в изложении Сперанского, что князь Андрей невольно соглашался с ним во всем. Ежели он возражал и спорил, то только потому, что хотел нарочно быть самостоятельным и не совсем подчиняться мнениям Сперанского. Всё было так, всё было хорошо, но одно смущало князя Андрея: это был холодный, зеркальный, не пропускающий к себе в душу взгляд Сперанского, и его белая, нежная рука, на которую невольно смотрел князь Андрей, как смотрят обыкновенно на руки людей, имеющих власть. Зеркальный взгляд и нежная рука эта почему то раздражали князя Андрея. Неприятно поражало князя Андрея еще слишком большое презрение к людям, которое он замечал в Сперанском, и разнообразность приемов в доказательствах, которые он приводил в подтверждение своих мнений. Он употреблял все возможные орудия мысли, исключая сравнения, и слишком смело, как казалось князю Андрею, переходил от одного к другому. То он становился на почву практического деятеля и осуждал мечтателей, то на почву сатирика и иронически подсмеивался над противниками, то становился строго логичным, то вдруг поднимался в область метафизики. (Это последнее орудие доказательств он особенно часто употреблял.) Он переносил вопрос на метафизические высоты, переходил в определения пространства, времени, мысли и, вынося оттуда опровержения, опять спускался на почву спора.
Вообще главная черта ума Сперанского, поразившая князя Андрея, была несомненная, непоколебимая вера в силу и законность ума. Видно было, что никогда Сперанскому не могла притти в голову та обыкновенная для князя Андрея мысль, что нельзя всё таки выразить всего того, что думаешь, и никогда не приходило сомнение в том, что не вздор ли всё то, что я думаю и всё то, во что я верю? И этот то особенный склад ума Сперанского более всего привлекал к себе князя Андрея.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Дакка&oldid=81221250»