Дамаскин (Румелиотис)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Митрополит Дамаскин
Μητροπολίτης Δαμασκηνός
Митрополит Маронийский и Комотинийский
30 мая 1974 — 6 ноября 2012
Церковь: Константинопольская православная церковь, Элладская православная церковь[1]
 
Имя при рождении: Петр Румелиотис
Оригинал имени
при рождении:
Πέτρος Ρουμελιώτης
Рождение: 1920(1920)
Ойхалия Мессинийская, Греция
Смерть: 6 ноября 2012(2012-11-06)
Епископская хиротония: 30 мая 1974

Митрополит Дамаскин (греч. Μητροπολίτης Δαμασκηνός, в миру Петр Румелиотис, греч. Πέτρος Ρουμελιώτης; 1920, Ихалия Мессинийская, Греция — 6 ноября 2012) — епископ Константинопольской православной церкви и Элладской православной церкви, митрополит Маронийский и Комотинийский (1974—2012).



Биография

Окончил начальную школу в своей деревне и в возрасте 13 лет отправился в Афины, где он работал в качестве продавца-консультанта.

4 марта 1951 года был рукоположен во диакона. Служил в Каламате и Афинах.

В 1958 года окончил богословский факультет Афинского университета.

21 сентября того же года был рукоположен во пресвитера и направлен в Маронийскую митрополию. Здесь развил значительную миссионерскую деятельность, получившую высокую оценку Священного Синода Элладской Церкви.

В 1974 году был избран и 30 мая того же года рукоположен во епископа с возведением в сан митрополита Маронийского.

Скончался 6 ноября 2012 года.

Напишите отзыв о статье "Дамаскин (Румелиотис)"

Примечания

  1. Митрополия относится к Элладской церкви новых территорий, которая находится в совместной юрисдикции Константинопольского патриархата и Элладской православной церкви.

Источники

  • www.ec-patr.org/hierarchs/show.php?lang=gr&id=70

Отрывок, характеризующий Дамаскин (Румелиотис)

– Ты совсем, совсем не понимаешь, – говорила она. Николай замолчал и согласился с нею.
Брат часто удивлялся глядя на нее. Совсем не было похоже, чтобы она была влюбленная невеста в разлуке с своим женихом. Она была ровна, спокойна, весела совершенно по прежнему. Николая это удивляло и даже заставляло недоверчиво смотреть на сватовство Болконского. Он не верил в то, что ее судьба уже решена, тем более, что он не видал с нею князя Андрея. Ему всё казалось, что что нибудь не то, в этом предполагаемом браке.
«Зачем отсрочка? Зачем не обручились?» думал он. Разговорившись раз с матерью о сестре, он, к удивлению своему и отчасти к удовольствию, нашел, что мать точно так же в глубине души иногда недоверчиво смотрела на этот брак.
– Вот пишет, – говорила она, показывая сыну письмо князя Андрея с тем затаенным чувством недоброжелательства, которое всегда есть у матери против будущего супружеского счастия дочери, – пишет, что не приедет раньше декабря. Какое же это дело может задержать его? Верно болезнь! Здоровье слабое очень. Ты не говори Наташе. Ты не смотри, что она весела: это уж последнее девичье время доживает, а я знаю, что с ней делается всякий раз, как письма его получаем. А впрочем Бог даст, всё и хорошо будет, – заключала она всякий раз: – он отличный человек.


Первое время своего приезда Николай был серьезен и даже скучен. Его мучила предстоящая необходимость вмешаться в эти глупые дела хозяйства, для которых мать вызвала его. Чтобы скорее свалить с плеч эту обузу, на третий день своего приезда он сердито, не отвечая на вопрос, куда он идет, пошел с нахмуренными бровями во флигель к Митеньке и потребовал у него счеты всего. Что такое были эти счеты всего, Николай знал еще менее, чем пришедший в страх и недоумение Митенька. Разговор и учет Митеньки продолжался недолго. Староста, выборный и земский, дожидавшиеся в передней флигеля, со страхом и удовольствием слышали сначала, как загудел и затрещал как будто всё возвышавшийся голос молодого графа, слышали ругательные и страшные слова, сыпавшиеся одно за другим.