Дар-эс-Салам

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Дар-эс-Салам
Dar es Salaam
Страна
Танзания
Регион
Дар-эс-Салам
Координаты
Мэр
Адам Кимбиса
Основан
Прежние названия
Мзизима
Площадь
162,5 км²
Население
4 364 541 человек (2012)
Названия жителей
дарэссаламцы, дарэссаламец[1]
Часовой пояс
К:Населённые пункты, основанные в 1862 году

Дар-эс-Сала́м (суахили и англ. Dar es Salaam; араб. دار السلام‎, Dār as-Salām — «покорённая, мирна́я область», «жилище покорённых, смирившихся») — крупнейший город Танзании. Самый богатый город страны и важный экономический центр. Административный центр региона Дар-эс-Салам. По состоянию на 2012 год численность населения составляет 4 364 541 человек.

Город расположен на восточном побережье Африки, на берегу Индийского океана. Является крупнейшим портом Танзании и одним из самых крупных портов на восточном побережье Африки. Хотя Дар-эс-Салам уступил в 1993 году официальный статус столицы государства Додоме, он по-прежнему является местом расположения правительства[2].





История

В XIX веке на побережье Индийского океана существовала рыбацкая деревня Мзизима, близ которой проходил морской путь[3][4]. В 1859 году Альберт Рошер из Гамбурга стал первым европейцем, который высадился в Мзизиме («Здоровый город», бывшее название Дар-эс-Салама).

В 1862 году Маджид ибн Саид, султан Занзибара, решил построить город на морском побережье, первым делом он начал строительство дворца, который так и остался недостроенным[5]. В 1865 или 1886 году султан Занзибара Меджид ибн Саид приступил к строительству самого города близ Мзизимы[4] и назвал его Дар-эс-Салам. Название можно перевести как «гавань мира» или «дом мира», название происходит от персидского/арабского слова bandar, что означает «гавань» или арабского dar, что переводится как «дом» и арабского es salaam (род пад. «мира»)[4][6]. В 1871 году Меджид ибн Саид умер и осуществление проекта было прекращено[5]. В 1876 году Уильям МакКиннон начал строительство железной дороги от Дар-эс-Салама до озера Виктория, желая сделать Дар-эс-Салам важным морским портом[5]. Однако этот проект закончился полным провалом. В 1887 году основатель Германской Восточно-Африканской компании Карл Петерс захватывает пляж (в том же году компания открыла в городе свой офис)[5]. За этим последовали столкновения с арабами, и к 1889 году немцы полностью овладели их поселением[5]. В 1891 году город стал административным центром колонии Германская Восточная Африка[5]. В 1902 году в порту был построен плавучий док[5]. В 1907 году город стал отправной точкой Центральной железной дороги[2]. В 1916 году был захвачен англичанами[7].

После Второй мировой войны город стал стремительно расти. В декабре 1961 года Танганьика обрела независимость, Дар-эс-Салам стал её столицей и продолжал являться ей вплоть до 1964 года, когда Танганьика и Занзибар образовали государство Танзания. В 1973 году было предложено перенести столицу в Додому, расположенную в центральной части Танзании, но перенос до конца ещё не завершён.

В 1970 году в Дар-эс-Саламе основан Национальный университет Танзании с факультетами юридических, гуманитарных, социальных наук, медицинский, сельскохозяйственный и др. Создан целый университетский городок. Специалистов готовят также в ряде колледжей[8].

В 1996 году национальная ассамблея Танзании переехала в Додому, однако бо́льшая часть правительственных учреждений до настоящего времени находится в Дар-эс-Саламе[9]. В 1998 году здание посольства США в городе подверглось нападению террористов, в результате чего 10 (по другой версии — 11) танзанийцев были убиты, другие ранены[2].

Население

Год Численность населения
1927 25 000[10]
1950 70 000[11]
1976 517 000[7]
1988 1 360 850[12]
2002 2 487 288[12]
2012 4 364 541[13]

Коренное население города — зарамо. Со скоростью роста населения 4,39 % в год, город стал одним из самых быстрорастущих в мире и третьим по скорости роста в Африке (после Бамако и Лагоса).

Климат

Климат субэкваториальный. Интересной особенностью является два сухих и два влажных сезона в течение года. Главный влажный сезон длится с марта по май, затем наступает долгий сухой сезон с июня по конец октября, в течение которого осадки выпадают сравнительно редко. Затем наступает второй влажный сезон, который длится ноябрь и декабрь. Интенсивность дождей в нём меньше, чем в главном влажном сезоне. После этого в январе и феврале длится сухой сезон, однако в течение его тоже бывают осадки, хотя их меньше. Колебания температуры воздуха всё же имеются — июль (самый холодный месяц) на 5 °C холоднее февраля, самого тёплого месяца. Наиболее высокие температуры также фиксируются в феврале и марте, хотя температура никогда не поднималась выше 39 °C и не опускалась ниже 11 °C.

Климат Дар-эс-Салама
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 35,8 38,1 39,2 35,7 35,6 36,8 35,0 34,4 33,3 35,0 35,0 35,0 39,2
Средний максимум, °C 31,3 32,2 31,3 30,1 29,4 28,6 28,4 28,8 30,0 30,5 30,9 31,1 30,2
Средняя температура, °C 27,8 28,0 27,3 26,1 25,3 24,0 23,3 23,6 24,4 25,5 26,6 27,4 25,8
Средний минимум, °C 24,8 24,3 23,9 23,0 21,9 20,1 19,0 19,0 19,2 20,9 22,4 24,0 21,9
Абсолютный минимум, °C 16,8 16,7 17,0 16,8 15,5 14,0 12,4 10,8 12,0 15,0 15,6 16,0 10,8
Норма осадков, мм 57 57 150 217 175 34 21 28 19 69 100 113 1038
Температура воды, °C 26 26 26 26 25 25 25 24 24 24 25 25 25
Источник: [www.pogoda.ru.net/climate2/63894.htm Погода и Климат], [svali.ru/catalog~163~63894~index.htm Туристический портал]

Архитектура

Бо́льшая часть зданий отражает эпоху колониального прошлого. Они построены в различных архитектурных стилях, в том числе в суахили, английском, немецком и азиатском. В результате модернизации и расширения здания стали многоэтажными и приобрели современный облик, в том числе больничный комплекс, технический институт и здание высокого суда. Из образовательных учреждений в городе расположен университет Дар-эс-Салама, построенный в 1961 году, ряд библиотек, научно-исследовательские институты и национальный музей.

Здание Benjamin William Mkapa Pension Tower наряду с ещё 21 зданием является одним из самых высоких небоскрёбов города и страны[14].

Экономика

Через закрытый порт, расположенный на окраинах города, экспортируется сельскохозяйственная продукция и полезные ископаемые; порт обслуживает внутриконтинентальные страны — Уганду, Руанду, Бурунди, Демократическую Республику Конго, Замбию и Малави. Также является перевалочным пунктом на реке Конго, до судоходной части которой — Луалабы — можно добраться по железной дороге. Город является конечной станцией железнодорожной ветки до Кигомы, расположенной к западу на озере Танганьика, и Мванзы, расположенной к северо-западу на озере Виктория; порт города связан Танзамской железной дорогой[en], построенной в 1975 году, с Замбией. Международный аэропорт Дар-эс-Салама совершает внутренние и международные рейсы. Благодаря живописной гавани, красивым пляжам и процветающей ночной жизни, город превратился в популярное место отдыха туристов. В городе производятся мыло, краски, сигареты, пищевые продукты, изделия из металла стекла и дерева, текстиль, обувь.

В Дар-эс-Саламе расположена штаб-квартира национальной авиакомпании Air Tanzania[15].

Образование

Высшее образование

В городе работает несколько университетов, включая Университет Дар-эс-Салама, Университет Ардхи и ряд других.

Города-побратимы

Напишите отзыв о статье "Дар-эс-Салам"

Примечания

  1. Городецкая И. Л., Левашов Е. А.  [books.google.com/books?id=Do8dAQAAMAAJ&dq=%D0%94%D0%B0%D1%80-%D1%8D%D1%81-%D0%A1%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D0%BC Дар-эс-Салам] // Русские названия жителей: Словарь-справочник. — М.: АСТ, 2003. — С. 93. — 363 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-016914-0.
  2. 1 2 3 «Dar es Salaam.» Encyclopædia Britannica. Encyclopædia Britannica Ultimate Reference Suite. Chicago: Encyclopædia Britannica, 2012.  (англ.)
  3. [books.google.ru/books?id=UR0fckrquD8C&pg=PA130#v=onepage&q&f=false Pre-disaster Physical Planning of Human Settlements]. — UN-HABITAT, 2008. — P. 130. — ISBN 92-1-132015-1.  (англ.)
  4. 1 2 3 Brennan, James R.; Burton, Andrew. [books.google.ru/books?id=-54DSfk0ZMgC&pg=PA13#v=onepage&q&f=false Dar Es Salaam: Histories from an Emerging African Metropolis]. — African Books Collective. — P. 13. — 279 p. — ISBN 9987-449-70-0.  (англ.)
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Dar-es-Salaam / Encyclopædia Britannica — 1910—1911.  (англ.)
  6. Journal of the Tanzania Society: Dar Es Salaam; City, Port and Region:
    Всем известно, что Дар-эс-Салам в переводе означает «гавань мира», название города происходит от персидско-арабского Bandar-ul-Salaam (суахили Swahili Bandari ya Salama).
    … Однако, точное значение названия может оспариваться лингвистами и историками. Как утверждают первые, Dar не могло произойти от Bandar, так как в этом слове ударение падает на первый слог. Кроме того, архивные данные, относящиеся к первым годах существования города, говорят, что Дар-эс-Салам означает "Дом мира (или спасения). Примерно также объяснил название один из туристов, посетивший город в 1880-х годах, который говорил, что название гораздо ранее было неправильно истолковано, а также указал, что название города на языке суахили Дари Салама было дано ему основателем Маджидом ибн Саидом, султаном Занзибара. Вряд ли наименование могло произойти полностью от этого слова, вряд ли город назван так, как и дворец султана или новый город, или почему Маджид сравнивал Дар-эс-Салам с раем, и наверное мы это никогда не узнаем. Также о происхождении названия читайте в следующем выпуске.
  7. 1 2 [leksika.com.ua/19950218/ure/dar-es-salam Дар-ес-Салам  (укр.)] // [leksika.com.ua/ure/ Украинская советская энциклопедия] / Бажан, Микола Платонович. — К..
  8. [stolicy.clow.ru/page/2390.htm Столицы государств мира — Дар-эс-Салам] (рус.). Clow.ru. Проверено 13 декабря 2011. [www.webcitation.org/65WO7VSEW Архивировано из первоисточника 17 февраля 2012].
  9. [www.encyclopedia.com/topic/Dar-es-Salaam.aspx Dar es Salaam] // The Columbia Encyclopedia / Lagassé, Paul. — 6th. — Columbia University Press, 2000. — 3156 p.  (англ.)
  10. Дар-эс-Салам // Большая советская энциклопедия / Шмидт О. Ю.. — 1-е изд.. — М.: Советская энциклопедия, 1930. — Т. XX: Гурьевка-Дейки. — С. 493. — 877 с.
  11. Дар-эс-Салам // Большая советская энциклопедия / Введенский Б. А.. — 2-е изд.. — М.: Большая советская энциклопедия, 1952. — Т. XIII: Гроза-Демос. — С. 390. — 669 с. — 300 000 экз.
  12. 1 2 [www.geohive.com/cntry/tanzania.aspx GeoHive — Tanzania population statistics]  (англ.)
  13. [www.nbs.go.tz/sensa/PDF/Census%20General%20Report%20-%2029%20March%202013_Combined_Final%20for%20Printing.pdf Распределение населения по административным единицам, Объединённая Республика Танзания, 2013] (англ.). Nbs.go.tz. Проверено 25 апреля 2013. [www.webcitation.org/6GDOveudZ Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  14. [www.emporis.com/city/daressalaam-tanzania/all-buildings Dar es Salaam — All buildings] (англ.). emporis.com. Проверено 26 апреля 2013. [www.webcitation.org/6GDOwIvAr Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  15. [www.airtanzania.com/ Air Tanzania] (англ.). Проверено 26 апреля 2013. [www.webcitation.org/6GDOx1C86 Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  16. [www.samsun.bel.tr/kardes-sehir-Detay.asp?ContentId=28 Darüsselam — T.C. Samsun Büyükükşehir Belediyesi] (тур.). Samsun.bel.tr. Проверено 27 апреля 2013. [www.webcitation.org/6GDOxZ09Y Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  17. [www.hamburg.de/international/daressalaam-chronologie/ Dar es Salaam, Städtpartnerstadt, Tansania, Hamburg — Stadt Hamburg] (нем.). Hamburg.de. Проверено 27 апреля 2013. [www.webcitation.org/6GDOzE7G4 Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].

Источники

  • «Dar es Salaam.» Encyclopædia Britannica. Encyclopædia Britannica Ultimate Reference Suite. Chicago: Encyclopædia Britannica, 2012.

Отрывок, характеризующий Дар-эс-Салам


Князь Андрей приехал в Петербург в августе 1809 года. Это было время апогея славы молодого Сперанского и энергии совершаемых им переворотов. В этом самом августе, государь, ехав в коляске, был вывален, повредил себе ногу, и оставался в Петергофе три недели, видаясь ежедневно и исключительно со Сперанским. В это время готовились не только два столь знаменитые и встревожившие общество указа об уничтожении придворных чинов и об экзаменах на чины коллежских асессоров и статских советников, но и целая государственная конституция, долженствовавшая изменить существующий судебный, административный и финансовый порядок управления России от государственного совета до волостного правления. Теперь осуществлялись и воплощались те неясные, либеральные мечтания, с которыми вступил на престол император Александр, и которые он стремился осуществить с помощью своих помощников Чарторижского, Новосильцева, Кочубея и Строгонова, которых он сам шутя называл comite du salut publique. [комитет общественного спасения.]
Теперь всех вместе заменил Сперанский по гражданской части и Аракчеев по военной. Князь Андрей вскоре после приезда своего, как камергер, явился ко двору и на выход. Государь два раза, встретив его, не удостоил его ни одним словом. Князю Андрею всегда еще прежде казалось, что он антипатичен государю, что государю неприятно его лицо и всё существо его. В сухом, отдаляющем взгляде, которым посмотрел на него государь, князь Андрей еще более чем прежде нашел подтверждение этому предположению. Придворные объяснили князю Андрею невнимание к нему государя тем, что Его Величество был недоволен тем, что Болконский не служил с 1805 года.
«Я сам знаю, как мы не властны в своих симпатиях и антипатиях, думал князь Андрей, и потому нечего думать о том, чтобы представить лично мою записку о военном уставе государю, но дело будет говорить само за себя». Он передал о своей записке старому фельдмаршалу, другу отца. Фельдмаршал, назначив ему час, ласково принял его и обещался доложить государю. Через несколько дней было объявлено князю Андрею, что он имеет явиться к военному министру, графу Аракчееву.
В девять часов утра, в назначенный день, князь Андрей явился в приемную к графу Аракчееву.
Лично князь Андрей не знал Аракчеева и никогда не видал его, но всё, что он знал о нем, мало внушало ему уважения к этому человеку.
«Он – военный министр, доверенное лицо государя императора; никому не должно быть дела до его личных свойств; ему поручено рассмотреть мою записку, следовательно он один и может дать ход ей», думал князь Андрей, дожидаясь в числе многих важных и неважных лиц в приемной графа Аракчеева.
Князь Андрей во время своей, большей частью адъютантской, службы много видел приемных важных лиц и различные характеры этих приемных были для него очень ясны. У графа Аракчеева был совершенно особенный характер приемной. На неважных лицах, ожидающих очереди аудиенции в приемной графа Аракчеева, написано было чувство пристыженности и покорности; на более чиновных лицах выражалось одно общее чувство неловкости, скрытое под личиной развязности и насмешки над собою, над своим положением и над ожидаемым лицом. Иные задумчиво ходили взад и вперед, иные шепчась смеялись, и князь Андрей слышал sobriquet [насмешливое прозвище] Силы Андреича и слова: «дядя задаст», относившиеся к графу Аракчееву. Один генерал (важное лицо) видимо оскорбленный тем, что должен был так долго ждать, сидел перекладывая ноги и презрительно сам с собой улыбаясь.
Но как только растворялась дверь, на всех лицах выражалось мгновенно только одно – страх. Князь Андрей попросил дежурного другой раз доложить о себе, но на него посмотрели с насмешкой и сказали, что его черед придет в свое время. После нескольких лиц, введенных и выведенных адъютантом из кабинета министра, в страшную дверь был впущен офицер, поразивший князя Андрея своим униженным и испуганным видом. Аудиенция офицера продолжалась долго. Вдруг послышались из за двери раскаты неприятного голоса, и бледный офицер, с трясущимися губами, вышел оттуда, и схватив себя за голову, прошел через приемную.
Вслед за тем князь Андрей был подведен к двери, и дежурный шопотом сказал: «направо, к окну».
Князь Андрей вошел в небогатый опрятный кабинет и у стола увидал cорокалетнего человека с длинной талией, с длинной, коротко обстриженной головой и толстыми морщинами, с нахмуренными бровями над каре зелеными тупыми глазами и висячим красным носом. Аракчеев поворотил к нему голову, не глядя на него.
– Вы чего просите? – спросил Аракчеев.
– Я ничего не… прошу, ваше сиятельство, – тихо проговорил князь Андрей. Глаза Аракчеева обратились на него.
– Садитесь, – сказал Аракчеев, – князь Болконский?
– Я ничего не прошу, а государь император изволил переслать к вашему сиятельству поданную мною записку…
– Изволите видеть, мой любезнейший, записку я вашу читал, – перебил Аракчеев, только первые слова сказав ласково, опять не глядя ему в лицо и впадая всё более и более в ворчливо презрительный тон. – Новые законы военные предлагаете? Законов много, исполнять некому старых. Нынче все законы пишут, писать легче, чем делать.
– Я приехал по воле государя императора узнать у вашего сиятельства, какой ход вы полагаете дать поданной записке? – сказал учтиво князь Андрей.
– На записку вашу мной положена резолюция и переслана в комитет. Я не одобряю, – сказал Аракчеев, вставая и доставая с письменного стола бумагу. – Вот! – он подал князю Андрею.
На бумаге поперег ее, карандашом, без заглавных букв, без орфографии, без знаков препинания, было написано: «неосновательно составлено понеже как подражание списано с французского военного устава и от воинского артикула без нужды отступающего».
– В какой же комитет передана записка? – спросил князь Андрей.
– В комитет о воинском уставе, и мною представлено о зачислении вашего благородия в члены. Только без жалованья.
Князь Андрей улыбнулся.
– Я и не желаю.
– Без жалованья членом, – повторил Аракчеев. – Имею честь. Эй, зови! Кто еще? – крикнул он, кланяясь князю Андрею.


Ожидая уведомления о зачислении его в члены комитета, князь Андрей возобновил старые знакомства особенно с теми лицами, которые, он знал, были в силе и могли быть нужны ему. Он испытывал теперь в Петербурге чувство, подобное тому, какое он испытывал накануне сражения, когда его томило беспокойное любопытство и непреодолимо тянуло в высшие сферы, туда, где готовилось будущее, от которого зависели судьбы миллионов. Он чувствовал по озлоблению стариков, по любопытству непосвященных, по сдержанности посвященных, по торопливости, озабоченности всех, по бесчисленному количеству комитетов, комиссий, о существовании которых он вновь узнавал каждый день, что теперь, в 1809 м году, готовилось здесь, в Петербурге, какое то огромное гражданское сражение, которого главнокомандующим было неизвестное ему, таинственное и представлявшееся ему гениальным, лицо – Сперанский. И самое ему смутно известное дело преобразования, и Сперанский – главный деятель, начинали так страстно интересовать его, что дело воинского устава очень скоро стало переходить в сознании его на второстепенное место.
Князь Андрей находился в одном из самых выгодных положений для того, чтобы быть хорошо принятым во все самые разнообразные и высшие круги тогдашнего петербургского общества. Партия преобразователей радушно принимала и заманивала его, во первых потому, что он имел репутацию ума и большой начитанности, во вторых потому, что он своим отпущением крестьян на волю сделал уже себе репутацию либерала. Партия стариков недовольных, прямо как к сыну своего отца, обращалась к нему за сочувствием, осуждая преобразования. Женское общество, свет , радушно принимали его, потому что он был жених, богатый и знатный, и почти новое лицо с ореолом романической истории о его мнимой смерти и трагической кончине жены. Кроме того, общий голос о нем всех, которые знали его прежде, был тот, что он много переменился к лучшему в эти пять лет, смягчился и возмужал, что не было в нем прежнего притворства, гордости и насмешливости, и было то спокойствие, которое приобретается годами. О нем заговорили, им интересовались и все желали его видеть.
На другой день после посещения графа Аракчеева князь Андрей был вечером у графа Кочубея. Он рассказал графу свое свидание с Силой Андреичем (Кочубей так называл Аракчеева с той же неопределенной над чем то насмешкой, которую заметил князь Андрей в приемной военного министра).
– Mon cher, [Дорогой мой,] даже в этом деле вы не минуете Михаил Михайловича. C'est le grand faiseur. [Всё делается им.] Я скажу ему. Он обещался приехать вечером…
– Какое же дело Сперанскому до военных уставов? – спросил князь Андрей.
Кочубей, улыбнувшись, покачал головой, как бы удивляясь наивности Болконского.
– Мы с ним говорили про вас на днях, – продолжал Кочубей, – о ваших вольных хлебопашцах…
– Да, это вы, князь, отпустили своих мужиков? – сказал Екатерининский старик, презрительно обернувшись на Болконского.
– Маленькое именье ничего не приносило дохода, – отвечал Болконский, чтобы напрасно не раздражать старика, стараясь смягчить перед ним свой поступок.
– Vous craignez d'etre en retard, [Боитесь опоздать,] – сказал старик, глядя на Кочубея.
– Я одного не понимаю, – продолжал старик – кто будет землю пахать, коли им волю дать? Легко законы писать, а управлять трудно. Всё равно как теперь, я вас спрашиваю, граф, кто будет начальником палат, когда всем экзамены держать?
– Те, кто выдержат экзамены, я думаю, – отвечал Кочубей, закидывая ногу на ногу и оглядываясь.
– Вот у меня служит Пряничников, славный человек, золото человек, а ему 60 лет, разве он пойдет на экзамены?…
– Да, это затруднительно, понеже образование весьма мало распространено, но… – Граф Кочубей не договорил, он поднялся и, взяв за руку князя Андрея, пошел навстречу входящему высокому, лысому, белокурому человеку, лет сорока, с большим открытым лбом и необычайной, странной белизной продолговатого лица. На вошедшем был синий фрак, крест на шее и звезда на левой стороне груди. Это был Сперанский. Князь Андрей тотчас узнал его и в душе его что то дрогнуло, как это бывает в важные минуты жизни. Было ли это уважение, зависть, ожидание – он не знал. Вся фигура Сперанского имела особенный тип, по которому сейчас можно было узнать его. Ни у кого из того общества, в котором жил князь Андрей, он не видал этого спокойствия и самоуверенности неловких и тупых движений, ни у кого он не видал такого твердого и вместе мягкого взгляда полузакрытых и несколько влажных глаз, не видал такой твердости ничего незначащей улыбки, такого тонкого, ровного, тихого голоса, и, главное, такой нежной белизны лица и особенно рук, несколько широких, но необыкновенно пухлых, нежных и белых. Такую белизну и нежность лица князь Андрей видал только у солдат, долго пробывших в госпитале. Это был Сперанский, государственный секретарь, докладчик государя и спутник его в Эрфурте, где он не раз виделся и говорил с Наполеоном.
Сперанский не перебегал глазами с одного лица на другое, как это невольно делается при входе в большое общество, и не торопился говорить. Он говорил тихо, с уверенностью, что будут слушать его, и смотрел только на то лицо, с которым говорил.
Князь Андрей особенно внимательно следил за каждым словом и движением Сперанского. Как это бывает с людьми, особенно с теми, которые строго судят своих ближних, князь Андрей, встречаясь с новым лицом, особенно с таким, как Сперанский, которого он знал по репутации, всегда ждал найти в нем полное совершенство человеческих достоинств.
Сперанский сказал Кочубею, что жалеет о том, что не мог приехать раньше, потому что его задержали во дворце. Он не сказал, что его задержал государь. И эту аффектацию скромности заметил князь Андрей. Когда Кочубей назвал ему князя Андрея, Сперанский медленно перевел свои глаза на Болконского с той же улыбкой и молча стал смотреть на него.
– Я очень рад с вами познакомиться, я слышал о вас, как и все, – сказал он.
Кочубей сказал несколько слов о приеме, сделанном Болконскому Аракчеевым. Сперанский больше улыбнулся.
– Директором комиссии военных уставов мой хороший приятель – господин Магницкий, – сказал он, договаривая каждый слог и каждое слово, – и ежели вы того пожелаете, я могу свести вас с ним. (Он помолчал на точке.) Я надеюсь, что вы найдете в нем сочувствие и желание содействовать всему разумному.
Около Сперанского тотчас же составился кружок и тот старик, который говорил о своем чиновнике, Пряничникове, тоже с вопросом обратился к Сперанскому.
Князь Андрей, не вступая в разговор, наблюдал все движения Сперанского, этого человека, недавно ничтожного семинариста и теперь в руках своих, – этих белых, пухлых руках, имевшего судьбу России, как думал Болконский. Князя Андрея поразило необычайное, презрительное спокойствие, с которым Сперанский отвечал старику. Он, казалось, с неизмеримой высоты обращал к нему свое снисходительное слово. Когда старик стал говорить слишком громко, Сперанский улыбнулся и сказал, что он не может судить о выгоде или невыгоде того, что угодно было государю.
Поговорив несколько времени в общем кругу, Сперанский встал и, подойдя к князю Андрею, отозвал его с собой на другой конец комнаты. Видно было, что он считал нужным заняться Болконским.
– Я не успел поговорить с вами, князь, среди того одушевленного разговора, в который был вовлечен этим почтенным старцем, – сказал он, кротко презрительно улыбаясь и этой улыбкой как бы признавая, что он вместе с князем Андреем понимает ничтожность тех людей, с которыми он только что говорил. Это обращение польстило князю Андрею. – Я вас знаю давно: во первых, по делу вашему о ваших крестьянах, это наш первый пример, которому так желательно бы было больше последователей; а во вторых, потому что вы один из тех камергеров, которые не сочли себя обиженными новым указом о придворных чинах, вызывающим такие толки и пересуды.
– Да, – сказал князь Андрей, – отец не хотел, чтобы я пользовался этим правом; я начал службу с нижних чинов.