Датина (шейхство)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Шейхство Датина
араб. مشيخة دثينة
 — 1967



Столица Мудиа1944 года), Эль-Хафа
Язык(и) арабский, английский
Религия ислам
шейх
 - 19651966 Аль-Хусейн ибн Мансур аль-Джабири
 - 19661967 Абд аль-Кадир ибн Шайя
К:Исчезли в 1967 году

Шейхство Датина (араб. مشيخة دثينة‎), или иногда Конфедерация Датина — шейхство в Южной Аравии, существовавшее до революции 1967 г. В разные годы входило в состав британского Протектората Аден, Федерацию Арабских Эмиратов Юга и Федерацию Южной Аравии. Столицей был город Мудиа.



История

В XIX веке Датину населяло два племени: Ахль аль-Саиди и Ола (аль-Ула), территория была разделена на две части: Ула аль-Хор и Ула аль-Бахр. Великобритания приобрела город-порт Аден в 1839 году, стремилась обеспечить мир в ближайших прилегающих районах Аденской гавани, поэтому они подписывали договоры о защите со всеми малыми государствами региона, в том числе и Датиной. Впоследствии Датина стала членом Аденского протектората. На тот момент государство населяло 8000 человек. Этот горный регион также известен как Аль-Хамдани, большинство жителей жили в редких плодородных долинах: Датина, Аль-Хар, Таран, Аль-Гамр, Аль-Хумейджра, Аль-Маваран, Саб, Уруфан, Маран, Азан. Самым большим городом в этой малолюдной местности и крупнейшим торговым центром был город Эль-Хафа, также называемый Сук аль-Саиди («торговый господин»), в нём каждый год проводился племенной совет — меджлис, который формально был правящим органом. По поручению британской администрации, в 1944 году столицу перенесли в город Мудиа, который был ближе и доступнее к Адену.

В 1960 году Датина вошла в состав Федерацию Арабских Эмиратов Юга. Следуя инструкции английской администрации, решение официально утвердил меджлис. В 1962 году шейхство присоединилось к Федерации Южной Аравии. В 1965 году была изменена система управления, меджлис избирал шейха на годовой срок, Датина стала шейхством. В 1967 году шейх Абд аль-Кадир ибн Шайя был свергнут, Датина вошла в состав Народной Республики Южного Йемена. В настоящее время территория бывшего шейхства входит в состав Йеменской Республики.

Список правителей

  • меджлис (племенное собрание) — ? — 1965
  • Аль-Хусейн ибн Мансур аль-Джабири — 19651966
  • Абд аль-Кадир ибн Шайя — 19661967

Напишите отзыв о статье "Датина (шейхство)"

Отрывок, характеризующий Датина (шейхство)

– Oh, c'est un dur a cuire, [С этим чертом не сладишь.] – говорил один из офицеров, сидевших в тени с противоположной стороны костра.
– Il les fera marcher les lapins… [Он их проберет…] – со смехом сказал другой. Оба замолкли, вглядываясь в темноту на звук шагов Долохова и Пети, подходивших к костру с своими лошадьми.
– Bonjour, messieurs! [Здравствуйте, господа!] – громко, отчетливо выговорил Долохов.
Офицеры зашевелились в тени костра, и один, высокий офицер с длинной шеей, обойдя огонь, подошел к Долохову.
– C'est vous, Clement? – сказал он. – D'ou, diable… [Это вы, Клеман? Откуда, черт…] – но он не докончил, узнав свою ошибку, и, слегка нахмурившись, как с незнакомым, поздоровался с Долоховым, спрашивая его, чем он может служить. Долохов рассказал, что он с товарищем догонял свой полк, и спросил, обращаясь ко всем вообще, не знали ли офицеры чего нибудь о шестом полку. Никто ничего не знал; и Пете показалось, что офицеры враждебно и подозрительно стали осматривать его и Долохова. Несколько секунд все молчали.
– Si vous comptez sur la soupe du soir, vous venez trop tard, [Если вы рассчитываете на ужин, то вы опоздали.] – сказал с сдержанным смехом голос из за костра.
Долохов отвечал, что они сыты и что им надо в ночь же ехать дальше.
Он отдал лошадей солдату, мешавшему в котелке, и на корточках присел у костра рядом с офицером с длинной шеей. Офицер этот, не спуская глаз, смотрел на Долохова и переспросил его еще раз: какого он был полка? Долохов не отвечал, как будто не слыхал вопроса, и, закуривая коротенькую французскую трубку, которую он достал из кармана, спрашивал офицеров о том, в какой степени безопасна дорога от казаков впереди их.
– Les brigands sont partout, [Эти разбойники везде.] – отвечал офицер из за костра.
Долохов сказал, что казаки страшны только для таких отсталых, как он с товарищем, но что на большие отряды казаки, вероятно, не смеют нападать, прибавил он вопросительно. Никто ничего не ответил.
«Ну, теперь он уедет», – всякую минуту думал Петя, стоя перед костром и слушая его разговор.
Но Долохов начал опять прекратившийся разговор и прямо стал расспрашивать, сколько у них людей в батальоне, сколько батальонов, сколько пленных. Спрашивая про пленных русских, которые были при их отряде, Долохов сказал:
– La vilaine affaire de trainer ces cadavres apres soi. Vaudrait mieux fusiller cette canaille, [Скверное дело таскать за собой эти трупы. Лучше бы расстрелять эту сволочь.] – и громко засмеялся таким странным смехом, что Пете показалось, французы сейчас узнают обман, и он невольно отступил на шаг от костра. Никто не ответил на слова и смех Долохова, и французский офицер, которого не видно было (он лежал, укутавшись шинелью), приподнялся и прошептал что то товарищу. Долохов встал и кликнул солдата с лошадьми.
«Подадут или нет лошадей?» – думал Петя, невольно приближаясь к Долохову.
Лошадей подали.
– Bonjour, messieurs, [Здесь: прощайте, господа.] – сказал Долохов.
Петя хотел сказать bonsoir [добрый вечер] и не мог договорить слова. Офицеры что то шепотом говорили между собою. Долохов долго садился на лошадь, которая не стояла; потом шагом поехал из ворот. Петя ехал подле него, желая и не смея оглянуться, чтоб увидать, бегут или не бегут за ними французы.
Выехав на дорогу, Долохов поехал не назад в поле, а вдоль по деревне. В одном месте он остановился, прислушиваясь.
– Слышишь? – сказал он.
Петя узнал звуки русских голосов, увидал у костров темные фигуры русских пленных. Спустившись вниз к мосту, Петя с Долоховым проехали часового, который, ни слова не сказав, мрачно ходил по мосту, и выехали в лощину, где дожидались казаки.
– Ну, теперь прощай. Скажи Денисову, что на заре, по первому выстрелу, – сказал Долохов и хотел ехать, но Петя схватился за него рукою.
– Нет! – вскрикнул он, – вы такой герой. Ах, как хорошо! Как отлично! Как я вас люблю.
– Хорошо, хорошо, – сказал Долохов, но Петя не отпускал его, и в темноте Долохов рассмотрел, что Петя нагибался к нему. Он хотел поцеловаться. Долохов поцеловал его, засмеялся и, повернув лошадь, скрылся в темноте.

Х
Вернувшись к караулке, Петя застал Денисова в сенях. Денисов в волнении, беспокойстве и досаде на себя, что отпустил Петю, ожидал его.
– Слава богу! – крикнул он. – Ну, слава богу! – повторял он, слушая восторженный рассказ Пети. – И чег'т тебя возьми, из за тебя не спал! – проговорил Денисов. – Ну, слава богу, тепег'ь ложись спать. Еще вздг'емнем до утг'а.
– Да… Нет, – сказал Петя. – Мне еще не хочется спать. Да я и себя знаю, ежели засну, так уж кончено. И потом я привык не спать перед сражением.
Петя посидел несколько времени в избе, радостно вспоминая подробности своей поездки и живо представляя себе то, что будет завтра. Потом, заметив, что Денисов заснул, он встал и пошел на двор.
На дворе еще было совсем темно. Дождик прошел, но капли еще падали с деревьев. Вблизи от караулки виднелись черные фигуры казачьих шалашей и связанных вместе лошадей. За избушкой чернелись две фуры, у которых стояли лошади, и в овраге краснелся догоравший огонь. Казаки и гусары не все спали: кое где слышались, вместе с звуком падающих капель и близкого звука жевания лошадей, негромкие, как бы шепчущиеся голоса.