Датский язык

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Датский»)
Перейти к: навигация, поиск
Датский язык
Самоназвание:

Dansk

Страны:

Дания Дания, Гренландия Гренландия,
Германия Германия, Фареры Фареры

Официальный статус:

Дания Дания, Фареры Фареры, Европейский союз Европейский союз

Регулирующая организация:

Датский языковой совет (дат. Dansk Sprognævn)

Общее число говорящих:

5,7 млн. (оценка, 2005)

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Индоевропейская семья

Германская ветвь
Скандинавская группа
Восточноскандинавская подгруппа
Письменность:

латиница (датский алфавит)

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

дат 178

ISO 639-1:

da

ISO 639-2:

dan

ISO 639-3:

dan

См. также: Проект:Лингвистика

Да́тский язы́к (дат. dansk, dansk sprog) — язык датчан, один из скандинавских языков. Распространён в основном в Дании и северной Германии. Общее число говорящих — около 5,7 млн человек.





Лингвогеография

Официальный статус

Официальный язык Королевства Дания; в XV — начале XIX вв. был официальным языком Норвегии, до середины XIX в. — Шлезвиг-Гольштейна.

Ареал и численность

Датский язык распространён в следующих странах:

  • Дания — всего 5 425 420 чел., из них 461 614 иммигрантов, часть из которых не может говорить по-датски (2005[1])
  • Гренландия — распространён среди 6,8 тыс. (2005, оценка) этнических датчан и является вторым языком многих гренландцев
  • Фарерские острова — используется в официальной сфере наряду с фарерским языком (почти все фарерцы хорошо владеют датским, как иностранным), однако число проживающих здесь этнических датчан (исконных носителей) весьма невелико.
  • Германия — является родным примерно для 50 тыс. датчан, живущих в земле Шлезвиг-Гольштейн[2]; плюс ещё столько же датчан переселилось в Германию в недавнее время
  • Исландия - датский язык обязателен для изучения во всех школах с 6 класса[3].
Среди эмигрантов
  • Швеция — 42 602 датчанина согласно статистическому офису (2005[4]). Ранее в состав датского языка входили диалекты юга современной Швеции (Сконе, Халланд, Блекинге), постепенно сблизившиеся с шведским языком после перехода этих областей к Швеции в 1658 году.
  • США — 33 395 чел. говорило дома по-датски по переписи 2000 года из 1 430 897 чел. датского происхождения[5]
  • Канада — 5295 чел. говорило дома по-датски по переписи 2001 года из 170 780 чел. датского происхождения
  • Австралия
  • Аргентина

Диалекты

На «стандартном» датском (Rigsdansk) говорят в Копенгагене и близлежащих территориях, и практически у каждого острова есть свой диалект. Диалекты делятся на 3 группы:

  • западные (ютландские, ютские) — п-ов Ютландия, делятся на южно-, западно- и восточно-ютландские;
  • островные — острова Зеландия, Фюн и южнодатские острова;
  • восточные — диалект о. Борнхольм; ранее юг современной Швеции, диалекты которого стали впоследствии южношведскими.

Литературный датский язык возник в XVIII в. на основе зеландских диалектов.

Социолингвистическое положение

Датский язык труден для понимания на слух другими скандинавами — несмотря на то, что лексические расхождения между их языками невелики. В качестве лингва франка датский язык используется исландцами, фарерцами и гренландскими эскимосами. Как пишут скандинавские исследователи, для фарерцев и гренландских эскимосов использование датского языка является мощным защитным фактором, препятствующим вытеснению их родного языка английским, как это произошло с западноскандинавскими диалектами на Оркнейских и Шетландских островах в 1750—1850 гг.

История

Как и шведский, норвежский, фарерский и исландский, датский язык произошёл от общескандинавского языка, рунические надписи на котором относятся к III в. н. э. В эпоху викингов (ок. 800—1050 гг.) в языке-предке произошли значительные изменения. Они привели к появлению различий между восточноскандинавскими, от которых произошли датский, шведский, и западноскандинавскими диалектами, от которых произошли норвежский нюнорск, фарерский и исландский языки.

В истории датского языка выделяют три периода: общескандинавский язык-основа (III—IX вв.), древнедатский язык (IX—XVI вв.) и новодатский язык (с XVI в.), включающий современный датский язык (XX в.).

Шведский языковед Элиас Вессен писал, что «с исторической точки зрения все скандинавские говоры представляли собой один язык, видоизменяющийся географически». В IX в. из общескандинавского языка-основы выделились три ветви, одна из которых и образовала собственно датский язык, но до начала XIII в. все скандинавские говоры назывались их носителями «наш язык» либо обозначались названием dönsk tunga, которое было дано контактирующими с южной оконечностью Скандинавии саксами или англосаксами. Лишь с начала XIII в. применительно к западноскандинавским норвежскому и исландскому стало употребляться название norrøn tunga или norrønt mál, а шведский язык впервые встречается как самоназвание лишь в XIV в.

В IX—X вв. начали появляться особенности, отличающие древнедатский язык от остальных скандинавских языков: часть дифтонгов перешла в монофтонги (X в.); интервокальные глухие смычные p, t, k перешли в звонкие спиранты (b, d, g), фрикативные или полугласные (т. н. «датский перебой согласных», XII—XIII вв.); исчезла долгота согласных; появился толчок, заменивший музыкальное ударение (XII—XIII вв.); четырёхпадежная система склонения заменилась двухпадежной (общий и родительный), причём позднее почти исчез и родительный; трёхродовая система уступила место двухродовой; исчезло спряжение глагола по лицам; словарный состав пополнился заимствованными словами, особенно из нижненемецкого языка (XIII—XIV вв.). В результате Реформации расширилась область применения датского языка, и это оказало большое влияние на его развитие. Исчезает изменение глагола по числам, закрепляется современный порядок слов, развивается синтаксис сложного предложения, пополняется словарный состав, в том числе за счёт заимствований из немецкого, английского и французского языков. Как в норвежском риксмоле и в среднеанглийском, в датском произошло совпадение всех конечных гласных в одном -е, в результате чего современная датская морфология упростилась почти до уровня английской. Как и другие родственные ему языки (за исключением исландского), особенное сильное влияние датский язык испытал со стороны нижнемецкого диалекта немецкого языка. Из всех скандинавских языков датский в наибольшей степени склонен к инновациям: все изменения происходили в нём раньше и глубже, чем в других языках.

Древнейшие памятники датского языка, написанные младшими рунами, относятся к IX в. Старейшими памятниками на латинице являются областные законы: «Skånske Lov» (1203-22 гг.) «Skånsk Kirkelov», «Valdemars sjaellandske Lov», «Absalons sjaellandske Kirkelov», «Jyske Lov» (1241 г.), «Samling af gamle danske Love». В 1495 г. вышла первая печатная книга на датском языке. Некоторое обновление датского языка повела за собой Реформация. Выдающимся памятником языка этой эпохи является перевод Библии («Christian III’s Bibel»), сделанный на зеландском наречии, которое с этих пор и становится господствующим в стране как для обыкновенной разговорной, так и для литературной речи. Другой выдающийся памятник датского языка середины XVI века — перевод «Historia Danica» Саксона Грамматика. XVI столетие было эпохой нового упадка датского языка, так как языком учёных и литераторов был латинский, а высших сфер общества — немецкий и отчасти французский языки. Из немногих литературных деятелей этой эпохи, трудившихся над разработкой и совершенствованием родного языка, известны Андерс Арребо, К. Бординг, Томас Кинго (ум. 1703) и Педер Сюв (дат. Peder Syv). В начале XVIII века наступил подъём, ключевое место в котором принадлежит Людвигу Гольбергу (1684—1704), создавшему литературный датский язык. Важную роль в развитии литературного языка сыграли философ Эйльшоу, редактор журнала «Spectator» Иенс Шнедорф, поэты И. Г. Вессель (1742-85), И. Эвальд (1743-81), И. Баггесен (1764—1826), А. Эленшлэгер (1779—1850).

На протяжении всего XVIII и XIX веков развивалось движение за очищение датского языка от варваризмов, которые заменялись равнозначащими словами, взятыми из общего древнескандинавского языка, из родственных языков и датских народных наречий.

Письменность

Датский алфавит, использующий латинский шрифт, насчитывает 29 букв (тех же самых, что и норвежский; см. Датско-норвежский алфавит). Особенностью датского алфавита являются буквы Ææ, Øø, Åå. Буквы Qq, Ww, Zz встречаются только в иностранных словах.

Буквы алфавита Название букв
Аа а'
Bb be'
Cc se'
Dd de'
Ee e'
Ff εf
Gg ge'
Hh hɔ'
Ii i'
Jj jɔð
Kk kʰɔ'
Ll εl
Mm εm
Nn εn
Oo o'
Pp pʰe'
Qq kʰu'
Rr εɹ
Ss εs
Tt tʰe'
Uu u'
Vv ve'
Ww dɔbəldve'
Xx εgs
Yy y'
Zz sεd
Ææ ε'
Øø ø'
Åå ɔ'

Буква Åå была введена в датский алфавит орфографической реформой 1948 г. До этой реформы вместо Åå использовался буквенный диграф Аа, аа. В настоящее время некоторые датские газеты, а также некоторые книжные издательства продолжают использовать данный диграф. Он также сохраняется в именах собственных (например, Aage, Aase). В датских географических названиях прежнее написание сохранялось до последнего времени (например, Aarhus, Aalborg, Faaborg).

Реформа 1948 г. отменила написание существительных с прописной буквы. С прописной буквы пишутся теперь только имена собственные и нарицательные существительные, выступающие в роли имён собственных, а также следующие личные и притяжательные местоимения: I, De, Dem, Deres, Eder, Eders.

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Датский язык не пользуется репутацией благозвучного. У многих людей, впервые слышащих датскую речь, складывается впечатление, что язык монотонный и медленный. Есть даже шутка о том, что датчане говорят с горячей картошкой во рту, хотя последние считают свой язык красивым и лаконичным.

Датский язык — язык вокального типа.

Гласные

В датском языке 26 гласных звуков. Существенной особенностью датских гласных звуков является различие в долготе и краткости. Каждый гласный представлен в датском языке двумя фонемами. Большинство долгих и кратких звуков различаются также и по качеству. Долгота и краткость имеют в датском языке смыслоразличительную функцию. Существует ряд слов, у которых различие в значении выражено различием по длительности корневых гласных: kile [kʰi: lə](клин) — kilde [kʰilə] (источник), hyle [hy: lə] (выть) — hylde [hylə] (полка).

Классификация гласных звуков.

Гласные переднего ряда Гласные среднего ряда Гласные заднего ряда
нелабиализованные лабиализованные нелабиализованные лабиализованные
Гласные верхнего подъёма
i i: y y: u u:
Гласные верхне-среднего подъёма e e: ø ø: o o:
Гласные среднего подъёма ə
Гласные средне-нижнего подъёма ɛ ɛ: æ æ: œ œ: ɔ ɔ:
Гласные нижнего подъёма
a ɑ ɑ: ɒ ɒ:

Кроме того, в датском языке имеется 11 дифтонгов: в трёх из них вторым элементом является неслоговое [i], в восьми — неслоговой [u]. В дифтонгах ударным является первый элемент.

Согласные

В датском языке 20 согласных звуков.

Система согласных датского языка имеет следующие особенности:

  • Согласные не смягчаются перед гласными переднего ряда i, e, y, ø и т. д.
  • Все звонкие согласные являются менее звонкими, чем в русском (то есть в их образовании голос участвует гораздо меньше), кроме того, они произносятся с меньшим напряжением органов речи и при меньшей силе выдоха.
  • Смычно-взрывные согласные b, d, g и p, t, k противопоставляются не по звонкости и глухости, а по силе и слабости взрыва и также наличию или отсутствию придыхания.
  • В датском языке отсутствуют долгие согласные звуки. Удвоение согласных букв, обозначающих данный согласный звук, выступает как орфографическое средство краткости предшествующего гласного.

Просодия

Ударение в слове

Ударение в датском языке динамическое. Как правило, в простых и большей частью производных словах основное ударение падает на корневой слог, напр.: ́tage — брать, ́lærer — учитель, ́fortjene — заслуживать. Однако в датском языке имеется ряд производных слов, где ударение падает на префикс или суффикс.

Ударение падает на следующие префиксы: gen-, mis-, sam-, u-, und-, van-, veder-.

Ударение падает на следующие суффиксы: -inde, -i, -(e)ri, -at, -ant, -ere, -tion, -isme, -ist, -tet, -tut, -ur.

В сложных словах основное ударение, как правило, падает на корневой слог первого компонента сложного слова, остальные компоненты имеют второстепенное ударение, напр.: ́skrivebord — письменный стол, ́årstid — время года.

Фразовое ударение

В предложении слова могут находиться под главным или второстепенным ударением или быть безударными.

В простом повествовательном предложении:

  • Под ударением, главным или второстепенным, стоят обычно имена существительные, прилагательные или наречия, простые формы глагола или причастия и инфинитивы (в сложных формах).
  • Служебные слова, модальные глаголы и личные местоимения обычно не имеют ударения. Однако предлоги в датском языке часто несут на себе ударение в сочетаниях с личными местоимениями, напр., ́på ham, ́til mig.

Кроме фразового ударения в предложении может присутствовать и логическое ударение.

Мелодика предложения

В датском языке имеется два основных мелодических типа предложения:

  • Мелодический тип с понижением тона, начиная с последнего ударного слога. Понижающаяся мелодия всегда связана с законченной в определённой степени мыслью. Она характерна для повествовательных и побудительных или повелительных предложений и для вопросительных предложений с вопросительным словом, когда главное ударение падает на сказуемое, напр.:

Han ́arbejder. — Он работает.

́Skriv ́bedre! — Пиши лучше!

Hvad ́læser han? — Что он читает?

  • Мелодический тип с повышением тона, начиная с последнего ударного слога. Повышающаяся мелодия характерна для вопросительных предложений без вопросительного слова или с вопросительным словом, когда главное ударение падает на него, напр.:

́Arbejder han godt? — Он хорошо работает?

́Taler han ́dansk? — Он говорит по-датски?

́Hvem er det? — Кто это?

Все предложения, входящие в состав сложного предложения, произносятся с повышающейся мелодией (или повышающейся-понижающейся), за исключением последнего предложения, которое произносится с понижающейся мелодией.

Толчок (Stød)

Толчок является одной из наиболее характерных особенностей датского произношения, в других германских языках он не встречается (если не считать сленги английского: cockny (бедные(?) районы Лондона(?)) и Black English (US, Лос-Анджелес, Нью-Йорк, для примера)) . Это фонетическое явление состоит в том, что при произнесении гласного или согласного звука наступает мгновенное сближение голосовых связок, прерывающее звук, затем голосовые связки сразу же раскрываются сильным толчком воздушной струи, и звук продолжается, но в сильно ослабленном виде. На письме толчок не обозначается, в транскрипции обозначается знаком [’], который ставится после транскрипционного знака, на который приходится толчок.

Толчок имеет место в словах, находящихся в сильноударном положении; попадая в слабоударное положение, слова, имеющие толчок, как правило, теряют его. Толчок обычно приходится на ударный гласный звук, если он долгий, или на второй элемент дифтонга, если ударение падает на дифтонг, если же в ударном слоге гласный краткий, то толчок приходится на следующий за ним звонкий согласный, напр.: bo [bo’] — жить, land [lan’] — страна.

Толчок имеет в датском языке смыслоразличительную функцию, напр.:

С толчком Без толчка
hund [hun’] — собака hun [hun] — она
gul [gu’l] — жёлтый guld [gul] — золото
tal! [tʰa’l] — говори! tal [tʰal] — число
mord [mo’r] — смерть mor [mo: r] — мать
anden [an’ən] — утка anden [anən] — другой

Иногда толчок считают особой гортанной фонемой.

Морфология

Датский язык — язык аналитического строя. В датском языке представлены следующие части речи: существительное, прилагательное, глагол, местоимение, числительное, наречие, предлог, союз, частица, модальное слово.

Существительное

Для существительного в современном датском языке характерны род, число, падеж и артикль. Имеются два грамматических рода — общий и средний, которые выявляются при помощи артикля и согласования прилагательного или местоимения с существительным. Существительное имеет два числа — единственное и множественное. Для образования последнего используются суффиксы (-er, -r, -e) и изменение корневого гласного. Артикль служит показателем рода, числа и определённости/неопределённости существительного; существует три вида артикля: неопределённый, определённый суффигированный и определённый свободный. Падежную систему составляют общий и родительный падеж (образуется путём прибавления к существительному окончания -s).

Прилагательное

Прилагательное в датском языке может иметь две формы: неопределённую и определённую. В неопределённой форме прилагательное согласуется с существительным в роде и числе, в определённой — получает окончание -e и с существительным не согласуется. Степени сравнения (положительную, сравнительную и превосходную) имеют только качественные прилагательные.

Глагол

Глаголу в современном датском языке свойственны категории времени, залога (действительный и страдательный) и наклонения (изъявительное, повелительное и сослагательное). Неличные формы глагола представлены инфинитивом, причастием I и причастием II. В современном датском языке существует 8 времён: настоящее, настоящее совершённое, прошедшее, давнопрошедшее, будущее I, будущее II, будущее в прошедшем I, будущее в прошедшем II. По способу образования основных форм глаголы делятся на 4 группы.

Словообразование

В современном датском языке существует несколько способов словообразования, которые сводятся к трем основным:

  1. Словосложение, включающее лексико-морфологический, синтаксико-морфологический и синтаксико-лексический способы;
  2. Словопроизводство, включающее аффиксацию, деаффиксацию и конверсию;
  3. Образование сложносокращенных слов.

Самым распространённым способом словообразования является словосложение. Большая часть сложных слов приходится на долю сложных существительных.

Словообразование осуществляется суффиксацией у существительных и прилагательных, префиксацией у глаголов и существительных, а также словосложением — именным и глагольным. Датский язык легко генерирует слова для новых понятий.

Синтаксис

Особенностью типичного датского предложения является то, что оно чаще всего двусоставно и в нём присутствует глагол.

Для главных членов предложения характерно определённое место в предложении. В датском языке имеются два основных типа порядка слов: прямой и обратный. При прямом порядке слов подлежащее стоит перед сказуемым, сказуемое стоит на втором месте в предложении. Прямой порядок слов употребляется в повествовательных предложениях, в вопросительных предложениях с вопросительным словом в роли подлежащего и в придаточных предложениях. При обратном порядке слов сказуемое стоит перед подлежащим на первом или втором месте в предложении. Обратный порядок слов употребляется в повествовательных, вопросительных и побудительных предложениях, в бессоюзном условном придаточном предложении, в главном предложении, стоящем после придаточного.

Дополнение обычно стоит после сказуемого, обстоятельство — в конце предложения (после дополнения). Определение, выраженное существительным в родительном падеже, прилагательным, причастием, местоимением и числительным, а также распространённое определение стоят перед определяемым словом. Определение, выраженное существительным с предлогом, и обособленное определение следуют после определяемого слова.

См. также

Напишите отзыв о статье "Датский язык"

Примечания

  1. [www.dst.dk/asp2xml/external/external.asp?title=Nyt%20fra%20Danmarks%20Statistik:%C2%A0Nr.%20478,%208.%20november%202005&ancestor=Gratis%20statistik&file=/asp2xml/PUK/udgivelser/get_file.asp?id=8062&show=pdf Danmarks Statistik]  (датск.)
  2. [www.tatsachen-ueber-deutschland.de/805.0.html National minorities] на сайте МИДа Германии
  3. Аксёнова Э.А. Особенности развития школьного образования в Исландии // Школьные технологии. - 2011. - № 5. - С. 124
  4. [www.scb.se/statistik/_publikationer/BE0101_2005A01_BR_BE0106TAB.pdf Шведская статистика]  (швед.)
  5. The [www.euroamericans.net/dane.htm# 2000 American census]

Литература

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на датском языке
«Forside»

В Викисловаре список слов датского языка содержится в категории «Датский язык»
  • [jegkandansk.appspot.com/ Коллекция полезных ссылок для изучающих датский язык]
  • [feb-web.ru/feb/litenc/encyclop/lea/lea-8241.htm Скандинавские языки // Литературная энциклопедия]
  • [www.fennoscandia.ru/scan/051004.htm Проблемы межскандинавского языкового общения]
  • [www.dansk.ru/content/blogcategory/44/67/ О датском языке на сайте Dansk.Ru — История и культура Дании]  (рус.)

Отрывок, характеризующий Датский язык

– Сейчас пришлю, уберут, уберут, – поспешно сказал фельдшер. – Пожалуйте, ваше благородие.
– Пойдем, пойдем, – поспешно сказал Ростов, и опустив глаза, и сжавшись, стараясь пройти незамеченным сквозь строй этих укоризненных и завистливых глаз, устремленных на него, он вышел из комнаты.


Пройдя коридор, фельдшер ввел Ростова в офицерские палаты, состоявшие из трех, с растворенными дверями, комнат. В комнатах этих были кровати; раненые и больные офицеры лежали и сидели на них. Некоторые в больничных халатах ходили по комнатам. Первое лицо, встретившееся Ростову в офицерских палатах, был маленький, худой человечек без руки, в колпаке и больничном халате с закушенной трубочкой, ходивший в первой комнате. Ростов, вглядываясь в него, старался вспомнить, где он его видел.
– Вот где Бог привел свидеться, – сказал маленький человек. – Тушин, Тушин, помните довез вас под Шенграбеном? А мне кусочек отрезали, вот… – сказал он, улыбаясь, показывая на пустой рукав халата. – Василья Дмитриевича Денисова ищете? – сожитель! – сказал он, узнав, кого нужно было Ростову. – Здесь, здесь и Тушин повел его в другую комнату, из которой слышался хохот нескольких голосов.
«И как они могут не только хохотать, но жить тут»? думал Ростов, всё слыша еще этот запах мертвого тела, которого он набрался еще в солдатском госпитале, и всё еще видя вокруг себя эти завистливые взгляды, провожавшие его с обеих сторон, и лицо этого молодого солдата с закаченными глазами.
Денисов, закрывшись с головой одеялом, спал не постели, несмотря на то, что был 12 й час дня.
– А, Г'остов? 3до'ово, здо'ово, – закричал он всё тем же голосом, как бывало и в полку; но Ростов с грустью заметил, как за этой привычной развязностью и оживленностью какое то новое дурное, затаенное чувство проглядывало в выражении лица, в интонациях и словах Денисова.
Рана его, несмотря на свою ничтожность, все еще не заживала, хотя уже прошло шесть недель, как он был ранен. В лице его была та же бледная опухлость, которая была на всех гошпитальных лицах. Но не это поразило Ростова; его поразило то, что Денисов как будто не рад был ему и неестественно ему улыбался. Денисов не расспрашивал ни про полк, ни про общий ход дела. Когда Ростов говорил про это, Денисов не слушал.
Ростов заметил даже, что Денисову неприятно было, когда ему напоминали о полке и вообще о той, другой, вольной жизни, которая шла вне госпиталя. Он, казалось, старался забыть ту прежнюю жизнь и интересовался только своим делом с провиантскими чиновниками. На вопрос Ростова, в каком положении было дело, он тотчас достал из под подушки бумагу, полученную из комиссии, и свой черновой ответ на нее. Он оживился, начав читать свою бумагу и особенно давал заметить Ростову колкости, которые он в этой бумаге говорил своим врагам. Госпитальные товарищи Денисова, окружившие было Ростова – вновь прибывшее из вольного света лицо, – стали понемногу расходиться, как только Денисов стал читать свою бумагу. По их лицам Ростов понял, что все эти господа уже не раз слышали всю эту успевшую им надоесть историю. Только сосед на кровати, толстый улан, сидел на своей койке, мрачно нахмурившись и куря трубку, и маленький Тушин без руки продолжал слушать, неодобрительно покачивая головой. В середине чтения улан перебил Денисова.
– А по мне, – сказал он, обращаясь к Ростову, – надо просто просить государя о помиловании. Теперь, говорят, награды будут большие, и верно простят…
– Мне просить государя! – сказал Денисов голосом, которому он хотел придать прежнюю энергию и горячность, но который звучал бесполезной раздражительностью. – О чем? Ежели бы я был разбойник, я бы просил милости, а то я сужусь за то, что вывожу на чистую воду разбойников. Пускай судят, я никого не боюсь: я честно служил царю, отечеству и не крал! И меня разжаловать, и… Слушай, я так прямо и пишу им, вот я пишу: «ежели бы я был казнокрад…
– Ловко написано, что и говорить, – сказал Тушин. Да не в том дело, Василий Дмитрич, – он тоже обратился к Ростову, – покориться надо, а вот Василий Дмитрич не хочет. Ведь аудитор говорил вам, что дело ваше плохо.
– Ну пускай будет плохо, – сказал Денисов. – Вам написал аудитор просьбу, – продолжал Тушин, – и надо подписать, да вот с ними и отправить. У них верно (он указал на Ростова) и рука в штабе есть. Уже лучше случая не найдете.
– Да ведь я сказал, что подличать не стану, – перебил Денисов и опять продолжал чтение своей бумаги.
Ростов не смел уговаривать Денисова, хотя он инстинктом чувствовал, что путь, предлагаемый Тушиным и другими офицерами, был самый верный, и хотя он считал бы себя счастливым, ежели бы мог оказать помощь Денисову: он знал непреклонность воли Денисова и его правдивую горячность.
Когда кончилось чтение ядовитых бумаг Денисова, продолжавшееся более часа, Ростов ничего не сказал, и в самом грустном расположении духа, в обществе опять собравшихся около него госпитальных товарищей Денисова, провел остальную часть дня, рассказывая про то, что он знал, и слушая рассказы других. Денисов мрачно молчал в продолжение всего вечера.
Поздно вечером Ростов собрался уезжать и спросил Денисова, не будет ли каких поручений?
– Да, постой, – сказал Денисов, оглянулся на офицеров и, достав из под подушки свои бумаги, пошел к окну, на котором у него стояла чернильница, и сел писать.
– Видно плетью обуха не пег'ешибешь, – сказал он, отходя от окна и подавая Ростову большой конверт. – Это была просьба на имя государя, составленная аудитором, в которой Денисов, ничего не упоминая о винах провиантского ведомства, просил только о помиловании.
– Передай, видно… – Он не договорил и улыбнулся болезненно фальшивой улыбкой.


Вернувшись в полк и передав командиру, в каком положении находилось дело Денисова, Ростов с письмом к государю поехал в Тильзит.
13 го июня, французский и русский императоры съехались в Тильзите. Борис Друбецкой просил важное лицо, при котором он состоял, о том, чтобы быть причислену к свите, назначенной состоять в Тильзите.
– Je voudrais voir le grand homme, [Я желал бы видеть великого человека,] – сказал он, говоря про Наполеона, которого он до сих пор всегда, как и все, называл Буонапарте.
– Vous parlez de Buonaparte? [Вы говорите про Буонапарта?] – сказал ему улыбаясь генерал.
Борис вопросительно посмотрел на своего генерала и тотчас же понял, что это было шуточное испытание.
– Mon prince, je parle de l'empereur Napoleon, [Князь, я говорю об императоре Наполеоне,] – отвечал он. Генерал с улыбкой потрепал его по плечу.
– Ты далеко пойдешь, – сказал он ему и взял с собою.
Борис в числе немногих был на Немане в день свидания императоров; он видел плоты с вензелями, проезд Наполеона по тому берегу мимо французской гвардии, видел задумчивое лицо императора Александра, в то время как он молча сидел в корчме на берегу Немана, ожидая прибытия Наполеона; видел, как оба императора сели в лодки и как Наполеон, приставши прежде к плоту, быстрыми шагами пошел вперед и, встречая Александра, подал ему руку, и как оба скрылись в павильоне. Со времени своего вступления в высшие миры, Борис сделал себе привычку внимательно наблюдать то, что происходило вокруг него и записывать. Во время свидания в Тильзите он расспрашивал об именах тех лиц, которые приехали с Наполеоном, о мундирах, которые были на них надеты, и внимательно прислушивался к словам, которые были сказаны важными лицами. В то самое время, как императоры вошли в павильон, он посмотрел на часы и не забыл посмотреть опять в то время, когда Александр вышел из павильона. Свидание продолжалось час и пятьдесят три минуты: он так и записал это в тот вечер в числе других фактов, которые, он полагал, имели историческое значение. Так как свита императора была очень небольшая, то для человека, дорожащего успехом по службе, находиться в Тильзите во время свидания императоров было делом очень важным, и Борис, попав в Тильзит, чувствовал, что с этого времени положение его совершенно утвердилось. Его не только знали, но к нему пригляделись и привыкли. Два раза он исполнял поручения к самому государю, так что государь знал его в лицо, и все приближенные не только не дичились его, как прежде, считая за новое лицо, но удивились бы, ежели бы его не было.
Борис жил с другим адъютантом, польским графом Жилинским. Жилинский, воспитанный в Париже поляк, был богат, страстно любил французов, и почти каждый день во время пребывания в Тильзите, к Жилинскому и Борису собирались на обеды и завтраки французские офицеры из гвардии и главного французского штаба.
24 го июня вечером, граф Жилинский, сожитель Бориса, устроил для своих знакомых французов ужин. На ужине этом был почетный гость, один адъютант Наполеона, несколько офицеров французской гвардии и молодой мальчик старой аристократической французской фамилии, паж Наполеона. В этот самый день Ростов, пользуясь темнотой, чтобы не быть узнанным, в статском платье, приехал в Тильзит и вошел в квартиру Жилинского и Бориса.
В Ростове, также как и во всей армии, из которой он приехал, еще далеко не совершился в отношении Наполеона и французов, из врагов сделавшихся друзьями, тот переворот, который произошел в главной квартире и в Борисе. Все еще продолжали в армии испытывать прежнее смешанное чувство злобы, презрения и страха к Бонапарте и французам. Еще недавно Ростов, разговаривая с Платовским казачьим офицером, спорил о том, что ежели бы Наполеон был взят в плен, с ним обратились бы не как с государем, а как с преступником. Еще недавно на дороге, встретившись с французским раненым полковником, Ростов разгорячился, доказывая ему, что не может быть мира между законным государем и преступником Бонапарте. Поэтому Ростова странно поразил в квартире Бориса вид французских офицеров в тех самых мундирах, на которые он привык совсем иначе смотреть из фланкерской цепи. Как только он увидал высунувшегося из двери французского офицера, это чувство войны, враждебности, которое он всегда испытывал при виде неприятеля, вдруг обхватило его. Он остановился на пороге и по русски спросил, тут ли живет Друбецкой. Борис, заслышав чужой голос в передней, вышел к нему навстречу. Лицо его в первую минуту, когда он узнал Ростова, выразило досаду.
– Ах это ты, очень рад, очень рад тебя видеть, – сказал он однако, улыбаясь и подвигаясь к нему. Но Ростов заметил первое его движение.
– Я не во время кажется, – сказал он, – я бы не приехал, но мне дело есть, – сказал он холодно…
– Нет, я только удивляюсь, как ты из полка приехал. – «Dans un moment je suis a vous», [Сию минуту я к твоим услугам,] – обратился он на голос звавшего его.
– Я вижу, что я не во время, – повторил Ростов.
Выражение досады уже исчезло на лице Бориса; видимо обдумав и решив, что ему делать, он с особенным спокойствием взял его за обе руки и повел в соседнюю комнату. Глаза Бориса, спокойно и твердо глядевшие на Ростова, были как будто застланы чем то, как будто какая то заслонка – синие очки общежития – были надеты на них. Так казалось Ростову.
– Ах полно, пожалуйста, можешь ли ты быть не во время, – сказал Борис. – Борис ввел его в комнату, где был накрыт ужин, познакомил с гостями, назвав его и объяснив, что он был не статский, но гусарский офицер, его старый приятель. – Граф Жилинский, le comte N.N., le capitaine S.S., [граф Н.Н., капитан С.С.] – называл он гостей. Ростов нахмуренно глядел на французов, неохотно раскланивался и молчал.
Жилинский, видимо, не радостно принял это новое русское лицо в свой кружок и ничего не сказал Ростову. Борис, казалось, не замечал происшедшего стеснения от нового лица и с тем же приятным спокойствием и застланностью в глазах, с которыми он встретил Ростова, старался оживить разговор. Один из французов обратился с обыкновенной французской учтивостью к упорно молчавшему Ростову и сказал ему, что вероятно для того, чтобы увидать императора, он приехал в Тильзит.
– Нет, у меня есть дело, – коротко ответил Ростов.
Ростов сделался не в духе тотчас же после того, как он заметил неудовольствие на лице Бориса, и, как всегда бывает с людьми, которые не в духе, ему казалось, что все неприязненно смотрят на него и что всем он мешает. И действительно он мешал всем и один оставался вне вновь завязавшегося общего разговора. «И зачем он сидит тут?» говорили взгляды, которые бросали на него гости. Он встал и подошел к Борису.
– Однако я тебя стесняю, – сказал он ему тихо, – пойдем, поговорим о деле, и я уйду.
– Да нет, нисколько, сказал Борис. А ежели ты устал, пойдем в мою комнатку и ложись отдохни.
– И в самом деле…
Они вошли в маленькую комнатку, где спал Борис. Ростов, не садясь, тотчас же с раздраженьем – как будто Борис был в чем нибудь виноват перед ним – начал ему рассказывать дело Денисова, спрашивая, хочет ли и может ли он просить о Денисове через своего генерала у государя и через него передать письмо. Когда они остались вдвоем, Ростов в первый раз убедился, что ему неловко было смотреть в глаза Борису. Борис заложив ногу на ногу и поглаживая левой рукой тонкие пальцы правой руки, слушал Ростова, как слушает генерал доклад подчиненного, то глядя в сторону, то с тою же застланностию во взгляде прямо глядя в глаза Ростову. Ростову всякий раз при этом становилось неловко и он опускал глаза.
– Я слыхал про такого рода дела и знаю, что Государь очень строг в этих случаях. Я думаю, надо бы не доводить до Его Величества. По моему, лучше бы прямо просить корпусного командира… Но вообще я думаю…
– Так ты ничего не хочешь сделать, так и скажи! – закричал почти Ростов, не глядя в глаза Борису.
Борис улыбнулся: – Напротив, я сделаю, что могу, только я думал…
В это время в двери послышался голос Жилинского, звавший Бориса.
– Ну иди, иди, иди… – сказал Ростов и отказавшись от ужина, и оставшись один в маленькой комнатке, он долго ходил в ней взад и вперед, и слушал веселый французский говор из соседней комнаты.


Ростов приехал в Тильзит в день, менее всего удобный для ходатайства за Денисова. Самому ему нельзя было итти к дежурному генералу, так как он был во фраке и без разрешения начальства приехал в Тильзит, а Борис, ежели даже и хотел, не мог сделать этого на другой день после приезда Ростова. В этот день, 27 го июня, были подписаны первые условия мира. Императоры поменялись орденами: Александр получил Почетного легиона, а Наполеон Андрея 1 й степени, и в этот день был назначен обед Преображенскому батальону, который давал ему батальон французской гвардии. Государи должны были присутствовать на этом банкете.
Ростову было так неловко и неприятно с Борисом, что, когда после ужина Борис заглянул к нему, он притворился спящим и на другой день рано утром, стараясь не видеть его, ушел из дома. Во фраке и круглой шляпе Николай бродил по городу, разглядывая французов и их мундиры, разглядывая улицы и дома, где жили русский и французский императоры. На площади он видел расставляемые столы и приготовления к обеду, на улицах видел перекинутые драпировки с знаменами русских и французских цветов и огромные вензеля А. и N. В окнах домов были тоже знамена и вензеля.
«Борис не хочет помочь мне, да и я не хочу обращаться к нему. Это дело решенное – думал Николай – между нами всё кончено, но я не уеду отсюда, не сделав всё, что могу для Денисова и главное не передав письма государю. Государю?!… Он тут!» думал Ростов, подходя невольно опять к дому, занимаемому Александром.
У дома этого стояли верховые лошади и съезжалась свита, видимо приготовляясь к выезду государя.
«Всякую минуту я могу увидать его, – думал Ростов. Если бы только я мог прямо передать ему письмо и сказать всё, неужели меня бы арестовали за фрак? Не может быть! Он бы понял, на чьей стороне справедливость. Он всё понимает, всё знает. Кто же может быть справедливее и великодушнее его? Ну, да ежели бы меня и арестовали бы за то, что я здесь, что ж за беда?» думал он, глядя на офицера, всходившего в дом, занимаемый государем. «Ведь вот всходят же. – Э! всё вздор. Пойду и подам сам письмо государю: тем хуже будет для Друбецкого, который довел меня до этого». И вдруг, с решительностью, которой он сам не ждал от себя, Ростов, ощупав письмо в кармане, пошел прямо к дому, занимаемому государем.
«Нет, теперь уже не упущу случая, как после Аустерлица, думал он, ожидая всякую секунду встретить государя и чувствуя прилив крови к сердцу при этой мысли. Упаду в ноги и буду просить его. Он поднимет, выслушает и еще поблагодарит меня». «Я счастлив, когда могу сделать добро, но исправить несправедливость есть величайшее счастье», воображал Ростов слова, которые скажет ему государь. И он пошел мимо любопытно смотревших на него, на крыльцо занимаемого государем дома.
С крыльца широкая лестница вела прямо наверх; направо видна была затворенная дверь. Внизу под лестницей была дверь в нижний этаж.
– Кого вам? – спросил кто то.
– Подать письмо, просьбу его величеству, – сказал Николай с дрожанием голоса.
– Просьба – к дежурному, пожалуйте сюда (ему указали на дверь внизу). Только не примут.
Услыхав этот равнодушный голос, Ростов испугался того, что он делал; мысль встретить всякую минуту государя так соблазнительна и оттого так страшна была для него, что он готов был бежать, но камер фурьер, встретивший его, отворил ему дверь в дежурную и Ростов вошел.
Невысокий полный человек лет 30, в белых панталонах, ботфортах и в одной, видно только что надетой, батистовой рубашке, стоял в этой комнате; камердинер застегивал ему сзади шитые шелком прекрасные новые помочи, которые почему то заметил Ростов. Человек этот разговаривал с кем то бывшим в другой комнате.
– Bien faite et la beaute du diable, [Хорошо сложена и красота молодости,] – говорил этот человек и увидав Ростова перестал говорить и нахмурился.
– Что вам угодно? Просьба?…
– Qu'est ce que c'est? [Что это?] – спросил кто то из другой комнаты.
– Encore un petitionnaire, [Еще один проситель,] – отвечал человек в помочах.
– Скажите ему, что после. Сейчас выйдет, надо ехать.
– После, после, завтра. Поздно…
Ростов повернулся и хотел выйти, но человек в помочах остановил его.
– От кого? Вы кто?
– От майора Денисова, – отвечал Ростов.
– Вы кто? офицер?
– Поручик, граф Ростов.
– Какая смелость! По команде подайте. А сами идите, идите… – И он стал надевать подаваемый камердинером мундир.
Ростов вышел опять в сени и заметил, что на крыльце было уже много офицеров и генералов в полной парадной форме, мимо которых ему надо было пройти.
Проклиная свою смелость, замирая от мысли, что всякую минуту он может встретить государя и при нем быть осрамлен и выслан под арест, понимая вполне всю неприличность своего поступка и раскаиваясь в нем, Ростов, опустив глаза, пробирался вон из дома, окруженного толпой блестящей свиты, когда чей то знакомый голос окликнул его и чья то рука остановила его.
– Вы, батюшка, что тут делаете во фраке? – спросил его басистый голос.
Это был кавалерийский генерал, в эту кампанию заслуживший особенную милость государя, бывший начальник дивизии, в которой служил Ростов.
Ростов испуганно начал оправдываться, но увидав добродушно шутливое лицо генерала, отойдя к стороне, взволнованным голосом передал ему всё дело, прося заступиться за известного генералу Денисова. Генерал выслушав Ростова серьезно покачал головой.
– Жалко, жалко молодца; давай письмо.
Едва Ростов успел передать письмо и рассказать всё дело Денисова, как с лестницы застучали быстрые шаги со шпорами и генерал, отойдя от него, подвинулся к крыльцу. Господа свиты государя сбежали с лестницы и пошли к лошадям. Берейтор Эне, тот самый, который был в Аустерлице, подвел лошадь государя, и на лестнице послышался легкий скрип шагов, которые сейчас узнал Ростов. Забыв опасность быть узнанным, Ростов подвинулся с несколькими любопытными из жителей к самому крыльцу и опять, после двух лет, он увидал те же обожаемые им черты, то же лицо, тот же взгляд, ту же походку, то же соединение величия и кротости… И чувство восторга и любви к государю с прежнею силою воскресло в душе Ростова. Государь в Преображенском мундире, в белых лосинах и высоких ботфортах, с звездой, которую не знал Ростов (это была legion d'honneur) [звезда почетного легиона] вышел на крыльцо, держа шляпу под рукой и надевая перчатку. Он остановился, оглядываясь и всё освещая вокруг себя своим взглядом. Кое кому из генералов он сказал несколько слов. Он узнал тоже бывшего начальника дивизии Ростова, улыбнулся ему и подозвал его к себе.