Дача Зеленогорска

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

 памятник архитектуры (региональный)

Культурное наследие
Российской Федерации, [old.kulturnoe-nasledie.ru/monuments.php?id=7801389000 объект № 7801389000]
объект № 7801389000

Дача расположена в Курортном районе Санкт-Петербурга, в городе Зеленогорск, Приморское шоссе, 570. Датируется 1900 годом, дерево, на территории пансионата «Северная Ривьера», на берегу Финского залива. Памятник культурно-исторического наследия регионального уровня охраны на основании решения Исполкома Ленгорсовета от 05.12.1988 N 963. На территории дачи построен каменный погреб над входом которого выгравированы цифры «1927», возможно год постройки погреба. После войны это был один из корпусов санатория ЦК профсоюзов работников промышленности вооружения.

Печи виллы на территории «Северной Ривьеры» — начала XX в., одни из немногих изразцовых печей, сохранившихся в Зеленогорске. Они являются памятниками декоративно-прикладного искусства и художественной промышленности, известного архитектора Эдуарда Диппеля.

Из двух дач к настоящему времени сохранилась лишь одна, так называемая «дача в стиле модерн». Её дореволюционный владелец не установлен. С послевоенного времени используется как общежитие для сотрудников санатория. На территории дачи находится ограда и подпорная стенка из гранитных блоков. Вторая охраняемая — «шведская дача» — сгорела в середине 2000-х гг. До революции принадлежала г-же Петровой. Позже дачу купил Фред Гейтель (Хейккиля). Кем-то из первых владельцев перед дачей была установлена скульптура льва, попирающего кабана. Сейчас она практически разрушена. [terijoki.spb.ru/g2/main.php?g2_itemId=51093]



Галерея

Напишите отзыв о статье "Дача Зеленогорска"

Ссылки

  • [terijoki.spb.ru/pechi/trk_pechi.php?item=82 о печах этой дачи]

Отрывок, характеризующий Дача Зеленогорска

– Да, – тихо сказала Соня.
Наташа восторженно улыбнулась.
– Нет, Соня, я не могу больше! – сказала она. – Я не могу больше скрывать от тебя. Ты знаешь, мы любим друг друга!… Соня, голубчик, он пишет… Соня…
Соня, как бы не веря своим ушам, смотрела во все глаза на Наташу.
– А Болконский? – сказала она.
– Ах, Соня, ах коли бы ты могла знать, как я счастлива! – сказала Наташа. – Ты не знаешь, что такое любовь…
– Но, Наташа, неужели то всё кончено?
Наташа большими, открытыми глазами смотрела на Соню, как будто не понимая ее вопроса.
– Что ж, ты отказываешь князю Андрею? – сказала Соня.
– Ах, ты ничего не понимаешь, ты не говори глупости, ты слушай, – с мгновенной досадой сказала Наташа.
– Нет, я не могу этому верить, – повторила Соня. – Я не понимаю. Как же ты год целый любила одного человека и вдруг… Ведь ты только три раза видела его. Наташа, я тебе не верю, ты шалишь. В три дня забыть всё и так…
– Три дня, – сказала Наташа. – Мне кажется, я сто лет люблю его. Мне кажется, что я никого никогда не любила прежде его. Ты этого не можешь понять. Соня, постой, садись тут. – Наташа обняла и поцеловала ее.
– Мне говорили, что это бывает и ты верно слышала, но я теперь только испытала эту любовь. Это не то, что прежде. Как только я увидала его, я почувствовала, что он мой властелин, и я раба его, и что я не могу не любить его. Да, раба! Что он мне велит, то я и сделаю. Ты не понимаешь этого. Что ж мне делать? Что ж мне делать, Соня? – говорила Наташа с счастливым и испуганным лицом.
– Но ты подумай, что ты делаешь, – говорила Соня, – я не могу этого так оставить. Эти тайные письма… Как ты могла его допустить до этого? – говорила она с ужасом и с отвращением, которое она с трудом скрывала.
– Я тебе говорила, – отвечала Наташа, – что у меня нет воли, как ты не понимаешь этого: я его люблю!
– Так я не допущу до этого, я расскажу, – с прорвавшимися слезами вскрикнула Соня.