Двойная Женева

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Двойная Женева
фр. Double de Genève

 (Скотт #2L1)
Тип марки (марок)

стандартная

Страна выпуска

Швейцария Швейцария

Место выпуска

кантон Женева

Издатель

Le lithographe Schmid

Гравёр

неизвестен

Способ печати

литография

Дата выпуска

30 сентября 1843

Номинал

5 + 5 сантимов

Зубцовка

беззубцовая

Причина редкости

уничтожена
большая часть тиража

Тираж (экз.)

60 000

Оценка (Скотт)

целиком: $40 000—60 000;
половинка: $9000—22 500

«Двойна́я Жене́ва» (фр. Double de Genève) — филателистическое название первой стандартной почтовой марки швейцарского кантона Женева 1843 года. Является примером делимой марки[1].





Описание

Номинал — 5 + 5 сантимов. Марка состоит практически из двух марок с текстами: «5 °C. Port local», соединённых общей верхней планкой с надписью: «10 PORT CANTONAL Cent.». В центре каждой из частей марки изображён герб кантона Женева. Отпечатаны они методом глубокой печати чёрной краской на зелёной бумаге. Автор эскиза неизвестен.

История

Марка была выпущена 30 сентября 1843 года. Печаталась фирмой «Литография Шмид». Находилась в почтовом обращении до 30 сентября 1854 года.

«Двойная Женева» представляет собой делимую марку[1] — интересную попытку при помощи одной марки обеспечить два почтовых района Женевы различными тарифами. Если письмо направлялось в пределах городского округа Женевы, то для этого отрезалась и использовалась любая половина марки номиналом в 5 сантимов, сдвоенной маркой номиналом в 10 сантимов оплачивалась пересылка писем в границах кантона.

«Двойной Женевы» было продано всего примерно 6 тысяч штук. Это объясняется тем, что после выхода марок население отнеслось к этому нововведению весьма отрицательно. Дело в том, что до введения марок стоимость пересылки письма оплачивалась адресатом. Поэтому многие посчитали невежливым франкировать письма марками, опасаясь, что у адресата может сложиться впечатление, что он не располагает средствами для оплаты пересылки письма. Чтобы увеличить сбыт марок, почта в 1845 году продавала 10 штук «Двойной Женевы» стоимостью 1 франк за 85 раппен.

Иногда по невнимательности «Двойная Женева» разрезалась неправильно. Известны экземпляры, состоящие из двух вертикально расположенных друг над другом половинок или горизонтально соединённых между собой правой и левой половин марки. Такие экземпляры крайне редки и очень высоко оцениваются в каталогах.

См. также

Напишите отзыв о статье "Двойная Женева"

Примечания

  1. 1 2 Марки делимые // [dic.academic.ru/dic.nsf/dic_philately/1494/ Большой филателистический словарь] / Н. И. Владинец, Л. И. Ильичёв, И. Я. Левитас, П. Ф. Мазур, И. Н. Меркулов, И. А. Моросанов, Ю. К. Мякота, С. А. Панасян, Ю. М. Рудников, М. Б. Слуцкий, В. А. Якобс; под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — 320 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-256-00175-2.

Литература

  • Женева двойная // [dic.academic.ru/dic.nsf/dic_philately/779/ Большой филателистический словарь] / Н. И. Владинец, Л. И. Ильичёв, И. Я. Левитас, П. Ф. Мазур, И. Н. Меркулов, И. А. Моросанов, Ю. К. Мякота, С. А. Панасян, Ю. М. Рудников, М. Б. Слуцкий, В. А. Якобс; под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — 320 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-256-00175-2.
  • Юринов Б. Дождь швейцарских редкостей // Филателия. — 1993. — № 5. — С. 59—60.

Ссылки

  • [www.junior-philatelists.com/Stamp_Nick_Names.shtml Double Geneva] (англ.). Nicknames of Famous Stamps. Junior Philatelists; Gayland Bird. Проверено 29 октября 2009. [www.webcitation.org/655SNHsDc Архивировано из первоисточника 31 января 2012].

Отрывок, характеризующий Двойная Женева

– Куда, чорт, подвертки запихал? – говорил денщик, бегом следуя за повозкой и шаря в задке.
И этот проходил с повозкой. За этим шли веселые и, видимо, выпившие солдаты.
– Как он его, милый человек, полыхнет прикладом то в самые зубы… – радостно говорил один солдат в высоко подоткнутой шинели, широко размахивая рукой.
– То то оно, сладкая ветчина то. – отвечал другой с хохотом.
И они прошли, так что Несвицкий не узнал, кого ударили в зубы и к чему относилась ветчина.
– Эк торопятся, что он холодную пустил, так и думаешь, всех перебьют. – говорил унтер офицер сердито и укоризненно.
– Как оно пролетит мимо меня, дяденька, ядро то, – говорил, едва удерживаясь от смеха, с огромным ртом молодой солдат, – я так и обмер. Право, ей Богу, так испужался, беда! – говорил этот солдат, как будто хвастаясь тем, что он испугался. И этот проходил. За ним следовала повозка, непохожая на все проезжавшие до сих пор. Это был немецкий форшпан на паре, нагруженный, казалось, целым домом; за форшпаном, который вез немец, привязана была красивая, пестрая, с огромным вымем, корова. На перинах сидела женщина с грудным ребенком, старуха и молодая, багроворумяная, здоровая девушка немка. Видно, по особому разрешению были пропущены эти выселявшиеся жители. Глаза всех солдат обратились на женщин, и, пока проезжала повозка, двигаясь шаг за шагом, и, все замечания солдат относились только к двум женщинам. На всех лицах была почти одна и та же улыбка непристойных мыслей об этой женщине.
– Ишь, колбаса то, тоже убирается!
– Продай матушку, – ударяя на последнем слоге, говорил другой солдат, обращаясь к немцу, который, опустив глаза, сердито и испуганно шел широким шагом.
– Эк убралась как! То то черти!
– Вот бы тебе к ним стоять, Федотов.
– Видали, брат!
– Куда вы? – спрашивал пехотный офицер, евший яблоко, тоже полуулыбаясь и глядя на красивую девушку.
Немец, закрыв глаза, показывал, что не понимает.
– Хочешь, возьми себе, – говорил офицер, подавая девушке яблоко. Девушка улыбнулась и взяла. Несвицкий, как и все, бывшие на мосту, не спускал глаз с женщин, пока они не проехали. Когда они проехали, опять шли такие же солдаты, с такими же разговорами, и, наконец, все остановились. Как это часто бывает, на выезде моста замялись лошади в ротной повозке, и вся толпа должна была ждать.
– И что становятся? Порядку то нет! – говорили солдаты. – Куда прешь? Чорт! Нет того, чтобы подождать. Хуже того будет, как он мост подожжет. Вишь, и офицера то приперли, – говорили с разных сторон остановившиеся толпы, оглядывая друг друга, и всё жались вперед к выходу.
Оглянувшись под мост на воды Энса, Несвицкий вдруг услышал еще новый для него звук, быстро приближающегося… чего то большого и чего то шлепнувшегося в воду.
– Ишь ты, куда фатает! – строго сказал близко стоявший солдат, оглядываясь на звук.
– Подбадривает, чтобы скорей проходили, – сказал другой неспокойно.
Толпа опять тронулась. Несвицкий понял, что это было ядро.
– Эй, казак, подавай лошадь! – сказал он. – Ну, вы! сторонись! посторонись! дорогу!
Он с большим усилием добрался до лошади. Не переставая кричать, он тронулся вперед. Солдаты пожались, чтобы дать ему дорогу, но снова опять нажали на него так, что отдавили ему ногу, и ближайшие не были виноваты, потому что их давили еще сильнее.
– Несвицкий! Несвицкий! Ты, г'ожа! – послышался в это время сзади хриплый голос.
Несвицкий оглянулся и увидал в пятнадцати шагах отделенного от него живою массой двигающейся пехоты красного, черного, лохматого, в фуражке на затылке и в молодецки накинутом на плече ментике Ваську Денисова.