Двойное дно

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Двойное дно — кораблестроительный термин, часть корпуса судна: водонепроницаемый настил, привариваемый к верхним кромкам днищевого набора (флорам, вертикальному килю, стрингерам) на расстоянии нескольких футов от основного дна. Двойное дно является платформой, несущей большую часть нагрузки от перевозимых грузов, энергетические установки и прочие механизмы; при повреждении днища предотвращает попадание воды в корпус судна, а на танкерах — разлив нефти.

Пространство под внутренним дном называется между донным и часто используется в качестве резервуара для хранения топлива или балластной воды, хотя хранение топлива в двойном дне запрещено правилами Международной конвенции по предотвращению загрязнения с судов для судов, спущенных на воду после 2007 года.

Двойное дно намного безопаснее, чем одинарное. При посадке на мель, при течи в районе двойного дна сохраняется плавучесть, так как вода может проникнуть только до настила второго дна. По этой причине требованиями Международной конвенции по охране человеческой жизни на море уже в течение многих десятилетий всем пассажирским судам предписано иметь двойное дно.

Ещё более надёжную защиту обеспечивает двойные борта, образованные продольными переборками, отстоящими от бортовой обшивки на расстоянии 800—1500 мм. Двойной борт, так же как и двойное дно, увеличивает живучесть судна при случайном проломе обшивки. Существует два типа конструкций двойных бортов: с наклонными (для сыпучих грузов) или вертикальными стенками.

Двойное дно также значительно усиливает крепость корпуса и его устойчивость к продольным и до некоторой степени к скручивающим нагрузкам.

Некоторые из преимуществ двойного дна на судах:

  • обеспечивает защиту корпуса в случае посадки на мель
  • обеспечивают большую продольную прочность
  • междудонное пространство можно использовать в качестве резервуаров для нефти, балласта или пресной воды
  • помогает предотвратить загрязнение окружающей среды жидкими грузами (например нефтью в танкерах)
  • помогает улучшить остойчивость судна
  • второе дно служит в качестве платформы для машин и грузов

Напишите отзыв о статье "Двойное дно"



Литература

См. также

Отрывок, характеризующий Двойное дно

– А вы разве умеете? – спросила Наташа. – Дядюшка не отвечая улыбнулся.
– Посмотри ка, Анисьюшка, что струны то целы что ль, на гитаре то? Давно уж в руки не брал, – чистое дело марш! забросил.
Анисья Федоровна охотно пошла своей легкой поступью исполнить поручение своего господина и принесла гитару.
Дядюшка ни на кого не глядя сдунул пыль, костлявыми пальцами стукнул по крышке гитары, настроил и поправился на кресле. Он взял (несколько театральным жестом, отставив локоть левой руки) гитару повыше шейки и подмигнув Анисье Федоровне, начал не Барыню, а взял один звучный, чистый аккорд, и мерно, спокойно, но твердо начал весьма тихим темпом отделывать известную песню: По у ли и ице мостовой. В раз, в такт с тем степенным весельем (тем самым, которым дышало всё существо Анисьи Федоровны), запел в душе у Николая и Наташи мотив песни. Анисья Федоровна закраснелась и закрывшись платочком, смеясь вышла из комнаты. Дядюшка продолжал чисто, старательно и энергически твердо отделывать песню, изменившимся вдохновенным взглядом глядя на то место, с которого ушла Анисья Федоровна. Чуть чуть что то смеялось в его лице с одной стороны под седым усом, особенно смеялось тогда, когда дальше расходилась песня, ускорялся такт и в местах переборов отрывалось что то.
– Прелесть, прелесть, дядюшка; еще, еще, – закричала Наташа, как только он кончил. Она, вскочивши с места, обняла дядюшку и поцеловала его. – Николенька, Николенька! – говорила она, оглядываясь на брата и как бы спрашивая его: что же это такое?
Николаю тоже очень нравилась игра дядюшки. Дядюшка второй раз заиграл песню. Улыбающееся лицо Анисьи Федоровны явилось опять в дверях и из за ней еще другие лица… «За холодной ключевой, кричит: девица постой!» играл дядюшка, сделал опять ловкий перебор, оторвал и шевельнул плечами.
– Ну, ну, голубчик, дядюшка, – таким умоляющим голосом застонала Наташа, как будто жизнь ее зависела от этого. Дядюшка встал и как будто в нем было два человека, – один из них серьезно улыбнулся над весельчаком, а весельчак сделал наивную и аккуратную выходку перед пляской.
– Ну, племянница! – крикнул дядюшка взмахнув к Наташе рукой, оторвавшей аккорд.
Наташа сбросила с себя платок, который был накинут на ней, забежала вперед дядюшки и, подперши руки в боки, сделала движение плечами и стала.
Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала – эта графинечка, воспитанная эмигранткой француженкой, этот дух, откуда взяла она эти приемы, которые pas de chale давно бы должны были вытеснить? Но дух и приемы эти были те самые, неподражаемые, не изучаемые, русские, которых и ждал от нее дядюшка. Как только она стала, улыбнулась торжественно, гордо и хитро весело, первый страх, который охватил было Николая и всех присутствующих, страх, что она не то сделает, прошел и они уже любовались ею.