Дворянский род

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Дворя́нский род — род, основатель которого принадлежит к потомкам древнего княжеского или боярского рода, либо был возведён в дворянское достоинство за личные заслуги с правом передачи дворянства по наследству. Многие в целом недворянские фамилии имели ветви, получившие дворянство. Остальные могли быть крестьянскими, мещанскими, купеческими или священническими. Изредка древние дворянские по происхождению фамилии теряли по различным причинам дворянский статус (князья Мышецкие стали поморскими крестьянами, уйдя в раскол).

Истории дворянских родов вообще и российских дворянских родов в частности посвящено множество книг и специальных генеалогических исследований. Первой книгой, в которой собраны сведения о представителях древнейших дворянских родов в России, считается Бархатная книга (конец XVII века). В Российской империи в каждой губернии существовали родословные книги, в которых также была отражена история дворянских родов. С конца XVII—начала XVIII века в России также появляется традиция создания дворянских родовых гербов. В 1797 указом императора Павла I был учреждён Общий гербовник дворянских родов Российской империи (репринтное издание выпущено в 1992 году, ISBN 5-7183-0052-6).



См. также

Напишите отзыв о статье "Дворянский род"

Литература

Ссылки

  • [www.russianfamily.ru/ История русских родов]


Отрывок, характеризующий Дворянский род

– Получил известие. В числе пленных нет, в числе убитых нет. Кутузов пишет, – крикнул он пронзительно, как будто желая прогнать княжну этим криком, – убит!
Княжна не упала, с ней не сделалось дурноты. Она была уже бледна, но когда она услыхала эти слова, лицо ее изменилось, и что то просияло в ее лучистых, прекрасных глазах. Как будто радость, высшая радость, независимая от печалей и радостей этого мира, разлилась сверх той сильной печали, которая была в ней. Она забыла весь страх к отцу, подошла к нему, взяла его за руку, потянула к себе и обняла за сухую, жилистую шею.
– Mon pere, – сказала она. – Не отвертывайтесь от меня, будемте плакать вместе.
– Мерзавцы, подлецы! – закричал старик, отстраняя от нее лицо. – Губить армию, губить людей! За что? Поди, поди, скажи Лизе. – Княжна бессильно опустилась в кресло подле отца и заплакала. Она видела теперь брата в ту минуту, как он прощался с ней и с Лизой, с своим нежным и вместе высокомерным видом. Она видела его в ту минуту, как он нежно и насмешливо надевал образок на себя. «Верил ли он? Раскаялся ли он в своем неверии? Там ли он теперь? Там ли, в обители вечного спокойствия и блаженства?» думала она.
– Mon pere, [Отец,] скажите мне, как это было? – спросила она сквозь слезы.
– Иди, иди, убит в сражении, в котором повели убивать русских лучших людей и русскую славу. Идите, княжна Марья. Иди и скажи Лизе. Я приду.
Когда княжна Марья вернулась от отца, маленькая княгиня сидела за работой, и с тем особенным выражением внутреннего и счастливо спокойного взгляда, свойственного только беременным женщинам, посмотрела на княжну Марью. Видно было, что глаза ее не видали княжну Марью, а смотрели вглубь – в себя – во что то счастливое и таинственное, совершающееся в ней.