Дельфы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Дельфы
Δελφοί
Страна
Греция
Периферия
Центральная Греция
Ном
Координаты
Внутреннее деление
2 района
Димарх
Панайотис Калтоис
Площадь
315 км²
Высота центра
570 м
Официальный язык
Население
2 373 человек (2001)
Национальный состав
греки
Конфессиональный состав
православные
Часовой пояс
Телефонный код
+30 22650
Почтовый индекс
330 54
Автомобильный код
AM
Официальный сайт
[www.delfi.gr fi.gr]
<tr><th colspan="2" style="text-align:center; font-weight:bold; text-align:center; font-size:110%; background:#5B92E5; color:#ffffff;"> Объект всемирного наследия</th></tr><tr><td colspan="2" class="" style="text-align:center; "> Археологические памятники Дельф </td></tr><tr><th style="font-weight:bold; text-align:right;border:1px solid #D3D3D3">Ссылка</th><td class="" style=""> [whc.unesco.org/ru/list/393 № 393] в списке объектов всемирного наследия ([whc.unesco.org/en/list/393 en]) </td></tr><tr><th style="font-weight:bold; text-align:right;border:1px solid #D3D3D3">Тип</th><td class="" style=""> культурный </td></tr><tr><th style="font-weight:bold; text-align:right;border:1px solid #D3D3D3">Критерии</th><td class="" style=""> i, ii, iii, iv, v, vi </td></tr><tr><th style="font-weight:bold; text-align:right;border:1px solid #D3D3D3">Регион</th><td class="" style=""> Европа и Северная Америка </td></tr><tr><th style="font-weight:bold; text-align:right;border:1px solid #D3D3D3">Включение</th><td class="" style=""> 1987  (11-я сессия) </td></tr>

Де́льфы[1] (др.-греч. Δελφοί, Делфи[2]) — древнегреческий город в юго-восточной Фокиде (Греция), общегреческий религиозный центр с храмом и оракулом Аполлона[3]. По легенде, был назван по имени сына Аполлона Дельфа. С начала VI века до н. э. и вплоть до конца IV века здесь проходили общегреческие Пифийские игры.

Археологический заповедник Дельфы включен в список Всемирного наследия. Раскопками, начавшимися в 1892 году, были открыты: Храм Аполлона Пифийского (VI — IV века до н. э.), сокровищницы сифносцев (около 525 до н. э.), афинян (начало V в. до н. э.), стоя (галерея-портик) афинян (475 до н. э.), театр (II век до н. э.), стадион (VI век до н. э.) и другие сооружения.





География

Руины древних Дельф расположены в 9,5 км от побережья Коринфского залива (город Итея) на юго-западном склоне горы Парнас на высоте 700 м над уровнем моря. Современный небольшой населённый пункт Дельфы находится неподалёку, восточнее руин. Дельфы входят в ном Фокида. Дем (муниципалитет) сегодняшних Дельф с января 2011 года включает в себя и приморский городок Галаксиди.

Этимология

Греческое слово Δελφοί восходит к индоевропейскому корню δελφύς — «матка», «лоно», «утроба». Отсюда происходят и слова αδελφός — «брат» или букв. «единоутробный», и дельфин — «новорожденный младенец», «утробный» (возможно из-за внешнего сходства с младенцем или из-за того, что крик дельфина похож на крик ребёнка). Причина такого названия видимо связана с тем, что, в представлении древних греков, неподалеку от храма Аполлона находился Пуп Земли.

Мифология

Зевс послал с краев света двух орлов, и они встретились на пифийской скале[4] (либо там встретились лебеди, либо вороны[5]). Эта встреча обозначила, что там находился Пуп Земли, который охраняли две Горгоны[6].

Некогда доля Дельф принадлежала Гее, она отдала её Фемиде[7], а та подарила Аполлону[8]. По трезенскому рассказу, Дельфы ранее принадлежали Посейдону, а Калаврия — Аполлону. Позднее они поменялись местностями[9]. К югу от храма Аполлона в Дельфах был храм Геи[10]. Статую Аполлона в Дельфах в виде колонны упоминает Евмел[11].

В городе было также прорицалище Диониса (?)[12]. По орфикам, там гроб старшего Диониса, он лежит под треножником или в Омфале[13] (см. Загрей).

По Еврипиду, Дельфы пытались разграбить воины Кадма[14].

Согласно мифической традиции, существовали следующие храмы Аполлона[15]:

  1. Храм из лавра, из деревьев в Темпах.
  2. Из пчелиного воска и крыльев (построен Птерасом). По другой легенде, из папоротника. Унесен в край гипербореев[16].
  3. Из меди работы Гефеста (или Гефеста и Афины[17]).
  4. Каменный работы Трофония и Агамеда. Сгорел в 548/7 г до н. э. По археологическим данным, построен во второй половине 7 века до н. э.[18].
  5. Построенный амфиктионами, строитель Спинфар. Разрушен землетрясением примерно в 373 году до н. э. и затем перестроен[19]. Его руины сохранились до сих пор.

На третьем храме сидело шесть золотых птиц (у Пиндара «чаровательницы»), которые завораживали посетителей, и те умирали. Зевс поразил храм перуном, убив птиц и спрятав храм от людских глаз, птиц же Афина наделила пророческим даром[20]. Этих птиц отождествляют с сиренами[21].

История

Согласно археологическим данным, объектом поклонения в Дельфах начиная примерно с 1600 г. до н. э. было женское божество, связанное с культом Матери Земли. Около 1100 г. поселение приходит в упадок[22]. По археологическим данным, между 1000 и 735 гг. идет эволюция дельфийских треножников — они приспосабливаются в качестве сидения[23].

Дельфы участвовали в Первой Священной войне (596—586 гг. до н. э.) против соседнего города Криса, в результате которой Криса была разрушена. Известен тиран Крисы — Давлий. В дальнейшем известны и другие Священные войны. После последней, Четвёртой (339—338 гг. до н. э.), защитником Дельф признаётся Филипп II Македонский.

В VII — VI век до н. э. Дельфы стали играть роль общегреческого святилища. Дельфийский оракул обладал высоким авторитетом в греческом мире, принимая решения в политической и религиозной сферах. В Дельфах также хранился священный камень — омфал. Кроме того, с начала VI век до н. э. в Дельфах раз в четыре года стали проводиться Пифийские игры, выражавшие чувство принадлежности к одной нации. Во время их проведения устанавливалось священное перемирие. В город стекались многочисленные дары, находившиеся под защитой Дельфийской амфиктионии. Дельфы выступали в сознании греков, как духовная столица эллинского мира, как «общий очаг» Эллады (др.-греч. κοινὴ ἑστία), что позволило дельфийским жрецам на протяжении столетий пользоваться не только религиозным, но и политическим влиянием. Благодаря такому статусу, Дельфы стали центром кредитных операций.

Процедура обращения к оракулу и форма его ответов недостаточно выяснена. От имени бога ответы давала жрица Аполлона Пифия. Античные авторы изображают Пифию сидящей на треножнике над расселиной и опьяняемой подымающимися оттуда парами. Современные исследования пока не дали однозначного ответа о природе этого явления. Ответы давались в прозаической или стихотворной форме, допускавшей различные толкования. Каталог дельфийских ответов Парка-Уормелла включает 615 прорицаний[24] (См. Parke H.W., Wormell D.E.W. The Delphic Oracle. Vol. II. Oracular Responses. Oxf., 1956). Уже в микенских текстах упоминаются слова ti-ri-po (трипод, «треножник») и ti-ri-po-di-ko (Триподиск, уменьшительное от трипод)[25].

Влияние Дельф начало ослабевать уже с конца V века до н. э., но Дельфы оставались одним из крупнейших общегреческих святилищ. В 290 г. до н. э. власть над Дельфами перешла к Этолийскому союзу. Затем власть над Дельфами установил Рим. В 80-е годы I века до н. э. город был разграблен фракийскими племенами. В конце I века н. э. храм в Дельфах был восстановлен. Последние известные обращения к оракулу относятся к III веку н. э.. Окончательно был запрещён в 394 году императором Феодосием I.

Пифийские игры

«Пифийские игры» (или «Пифии») были после Олимпийских игр, вторыми по значимости общеэллинскими играми античности. Сначала Игры проводились каждые восемь лет, а начиная с 586 г. до н. э. в честь Аполлона Пифийского стали проходить каждые четыре года.

Первоначально игры состояли только из одного вида состязаний — пения под аккомпанемент кифары. Позднее добавились другие художественные и атлетические соревнования, такие как состязания на колесницах и верховая езда. В театре города Дельфы проводились музыкальные соревнования, а на стадионе Дельф — атлетические состязания. Гонки на колесницах устраивались на равнине у соседнего города Криса.

Проведение Пифийских игр было запрещено приблизительно в то же время, когда закончилось проведение Олимпийских игр (ок. 394 г. н. э.).

Другие факты

  • По сообщению Павсания, в Дельфах показывали камень, который Крон якобы проглотил вместо Зевса[26].
  • В честь этого города была названа среда разработки Delphi и одноимённый язык программирования
  • В честь города названа извилина Дельфы на спутнике Юпитера Европе.

Фотографии

Напишите отзыв о статье "Дельфы"

Примечания

  1. Словарь географических названий зарубежных стран / отв. ред. А. М. Комков. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Недра, 1986. — С. 107.</span>
  2. Инструкция по передаче на картах географических названий Греции. — М., 1964. — С. 14.
  3. Гаспаров М.Л. [www.infoliolib.info/philol/gasparov/zgrec/116.html Занимательная Греция. Дельфы]. // infoliolib.info. Проверено 29 апреля 2012. [www.webcitation.org/67yAM8JmO Архивировано из первоисточника 27 мая 2012].
  4. Схолии к Пиндару. Пифийские песни IV 3 // Примечания М. Л. Гаспарова в кн. Пиндар. Вакхилид. Оды. Фрагменты. М., 1980. С.422
  5. Статья О. В. Кулишовой в Вестнике древней истории. 2006. № 4
  6. Эсхил. Эвмениды 40; Еврипид. Ион 225
  7. о Фемиде см. Лукан. Фарсалия V 81
  8. Павсаний. Описание Эллады X 5, 6
  9. Павсаний. Описание Эллады II 33, 2; X 5, 6
  10. Плутарх. О том, что Пифия более не прорицает стихами 17
  11. Евмел, фр.12 Бернабе = Климент. Строматы I 164, 3
  12. Примечания И. И. Ковалевой в кн. Плутарх. Застольные беседы. М., 1990. С.453
  13. Лосев А. Ф. Мифология греков и римлян. М., 1996. С.370-371
  14. Еврипид. Вакханки 1335
  15. Павсаний. Описание Эллады X 5, 9-13
  16. Пиндар, пеан 8, ст.66
  17. Пиндар, пеан 8, ст.67
  18. Кулишова О. В. Дельфийский оракул в системе античных межгосударственных отношений. СПб, 2001. С.89
  19. Кулишова О. В. Дельфийский оракул в системе античных межгосударственных отношений. СПб, 2001. С.91
  20. Пиндар, пеан 8, ст.70-85; Примечания А. А. Григорьевой в кн. Афиней. Пир мудрецов. Кн.1-8. М., 2003. С.581
  21. Примечания М. Л. Гаспарова в кн. Пиндар. Вакхилид. Оды. Фрагменты. М., 1980. С.464
  22. Кулишова О. В. Дельфийский оракул в системе античных межгосударственных отношений. СПб, 2001. С.69
  23. Кулишова О. В. Дельфийский оракул в системе античных межгосударственных отношений. СПб, 2001. С.87
  24. Кулишова О. В. Дельфийский оракул в системе античных межгосударственных отношений. СПб, 2001. С.21
  25. Предметно-понятийный словарь греческого языка. Микенский период. Л., 1986. С.120
  26. [ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1358680001#n011 Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I]
  27. </ol>

Литература

  • Кулишова О. В. Дельфийский оракул в системе античных межгосударственных отношений. СПб, 2001.
  • Форрест У. Дж. Дельфы, 750—500 гг. до н. э. // Кембриджская история древнего мира. Т. III, ч. 3: Расширение греческого мира. М., 2007. С. 262—281. ISBN 978-5-86218-467-9
  • М. Мавроматаки «Греция между мифом и историей»

Ссылки

  • [oncampus.richmond.edu/academics/classics/photos/delphi.html Фотогалерея Дельфийских древностей]
  • [www.grisel.net/delphi_museum.htm Экспозиция Дельфийского археологического музея]
  • [www.odysseyadventures.ca/articles/delphi/articledelphi.htm О дельфийском святилище]
  • [www.mith.ru/cgi-bin/yabb2/YaBB.pl?board=mith;action=display;num=1112618373 Стоунхендж, Дельфы и особая форма погребения]
  • [rec.gerodot.ru/delphi/ Дельфы] — В «Реконструкции» «Нового Геродота».
  • [varvar.ru/arhiv/texts/akimova_kifishin1.html Акимова Л. И, Кифишин А. Г. Аполлон и сирены (о ритуальной специфике Дельф)]
  • [skydrive.live.com/?cid=E39B50D7D9EA3235&id=E39B50D7D9EA3235!120#!/view.aspx?cid=E39B50D7D9EA3235&resid=E39B50D7D9EA3235!121&app=WordPdf The “E” of Delphi - Дельфийский заповедей]


Отрывок, характеризующий Дельфы

Через полтора месяца он был обвенчан и поселился, как говорили, счастливым обладателем красавицы жены и миллионов, в большом петербургском заново отделанном доме графов Безухих.


Старый князь Николай Андреич Болконский в декабре 1805 года получил письмо от князя Василия, извещавшего его о своем приезде вместе с сыном. («Я еду на ревизию, и, разумеется, мне 100 верст не крюк, чтобы посетить вас, многоуважаемый благодетель, – писал он, – и Анатоль мой провожает меня и едет в армию; и я надеюсь, что вы позволите ему лично выразить вам то глубокое уважение, которое он, подражая отцу, питает к вам».)
– Вот Мари и вывозить не нужно: женихи сами к нам едут, – неосторожно сказала маленькая княгиня, услыхав про это.
Князь Николай Андреич поморщился и ничего не сказал.
Через две недели после получения письма, вечером, приехали вперед люди князя Василья, а на другой день приехал и он сам с сыном.
Старик Болконский всегда был невысокого мнения о характере князя Василья, и тем более в последнее время, когда князь Василий в новые царствования при Павле и Александре далеко пошел в чинах и почестях. Теперь же, по намекам письма и маленькой княгини, он понял, в чем дело, и невысокое мнение о князе Василье перешло в душе князя Николая Андреича в чувство недоброжелательного презрения. Он постоянно фыркал, говоря про него. В тот день, как приехать князю Василью, князь Николай Андреич был особенно недоволен и не в духе. Оттого ли он был не в духе, что приезжал князь Василий, или оттого он был особенно недоволен приездом князя Василья, что был не в духе; но он был не в духе, и Тихон еще утром отсоветывал архитектору входить с докладом к князю.
– Слышите, как ходит, – сказал Тихон, обращая внимание архитектора на звуки шагов князя. – На всю пятку ступает – уж мы знаем…
Однако, как обыкновенно, в 9 м часу князь вышел гулять в своей бархатной шубке с собольим воротником и такой же шапке. Накануне выпал снег. Дорожка, по которой хаживал князь Николай Андреич к оранжерее, была расчищена, следы метлы виднелись на разметанном снегу, и лопата была воткнута в рыхлую насыпь снега, шедшую с обеих сторон дорожки. Князь прошел по оранжереям, по дворне и постройкам, нахмуренный и молчаливый.
– А проехать в санях можно? – спросил он провожавшего его до дома почтенного, похожего лицом и манерами на хозяина, управляющего.
– Глубок снег, ваше сиятельство. Я уже по прешпекту разметать велел.
Князь наклонил голову и подошел к крыльцу. «Слава тебе, Господи, – подумал управляющий, – пронеслась туча!»
– Проехать трудно было, ваше сиятельство, – прибавил управляющий. – Как слышно было, ваше сиятельство, что министр пожалует к вашему сиятельству?
Князь повернулся к управляющему и нахмуренными глазами уставился на него.
– Что? Министр? Какой министр? Кто велел? – заговорил он своим пронзительным, жестким голосом. – Для княжны, моей дочери, не расчистили, а для министра! У меня нет министров!
– Ваше сиятельство, я полагал…
– Ты полагал! – закричал князь, всё поспешнее и несвязнее выговаривая слова. – Ты полагал… Разбойники! прохвосты! Я тебя научу полагать, – и, подняв палку, он замахнулся ею на Алпатыча и ударил бы, ежели бы управляющий невольно не отклонился от удара. – Полагал! Прохвосты! – торопливо кричал он. Но, несмотря на то, что Алпатыч, сам испугавшийся своей дерзости – отклониться от удара, приблизился к князю, опустив перед ним покорно свою плешивую голову, или, может быть, именно от этого князь, продолжая кричать: «прохвосты! закидать дорогу!» не поднял другой раз палки и вбежал в комнаты.
Перед обедом княжна и m lle Bourienne, знавшие, что князь не в духе, стояли, ожидая его: m lle Bourienne с сияющим лицом, которое говорило: «Я ничего не знаю, я такая же, как и всегда», и княжна Марья – бледная, испуганная, с опущенными глазами. Тяжелее всего для княжны Марьи было то, что она знала, что в этих случаях надо поступать, как m lle Bourime, но не могла этого сделать. Ей казалось: «сделаю я так, как будто не замечаю, он подумает, что у меня нет к нему сочувствия; сделаю я так, что я сама скучна и не в духе, он скажет (как это и бывало), что я нос повесила», и т. п.
Князь взглянул на испуганное лицо дочери и фыркнул.
– Др… или дура!… – проговорил он.
«И той нет! уж и ей насплетничали», подумал он про маленькую княгиню, которой не было в столовой.
– А княгиня где? – спросил он. – Прячется?…
– Она не совсем здорова, – весело улыбаясь, сказала m llе Bourienne, – она не выйдет. Это так понятно в ее положении.
– Гм! гм! кх! кх! – проговорил князь и сел за стол.
Тарелка ему показалась не чиста; он указал на пятно и бросил ее. Тихон подхватил ее и передал буфетчику. Маленькая княгиня не была нездорова; но она до такой степени непреодолимо боялась князя, что, услыхав о том, как он не в духе, она решилась не выходить.
– Я боюсь за ребенка, – говорила она m lle Bourienne, – Бог знает, что может сделаться от испуга.
Вообще маленькая княгиня жила в Лысых Горах постоянно под чувством страха и антипатии к старому князю, которой она не сознавала, потому что страх так преобладал, что она не могла чувствовать ее. Со стороны князя была тоже антипатия, но она заглушалась презрением. Княгиня, обжившись в Лысых Горах, особенно полюбила m lle Bourienne, проводила с нею дни, просила ее ночевать с собой и с нею часто говорила о свекоре и судила его.
– Il nous arrive du monde, mon prince, [К нам едут гости, князь.] – сказала m lle Bourienne, своими розовенькими руками развертывая белую салфетку. – Son excellence le рrince Kouraguine avec son fils, a ce que j'ai entendu dire? [Его сиятельство князь Курагин с сыном, сколько я слышала?] – вопросительно сказала она.
– Гм… эта excellence мальчишка… я его определил в коллегию, – оскорбленно сказал князь. – А сын зачем, не могу понять. Княгиня Лизавета Карловна и княжна Марья, может, знают; я не знаю, к чему он везет этого сына сюда. Мне не нужно. – И он посмотрел на покрасневшую дочь.
– Нездорова, что ли? От страха министра, как нынче этот болван Алпатыч сказал.
– Нет, mon pere. [батюшка.]
Как ни неудачно попала m lle Bourienne на предмет разговора, она не остановилась и болтала об оранжереях, о красоте нового распустившегося цветка, и князь после супа смягчился.
После обеда он прошел к невестке. Маленькая княгиня сидела за маленьким столиком и болтала с Машей, горничной. Она побледнела, увидав свекора.
Маленькая княгиня очень переменилась. Она скорее была дурна, нежели хороша, теперь. Щеки опустились, губа поднялась кверху, глаза были обтянуты книзу.
– Да, тяжесть какая то, – отвечала она на вопрос князя, что она чувствует.
– Не нужно ли чего?
– Нет, merci, mon pere. [благодарю, батюшка.]
– Ну, хорошо, хорошо.
Он вышел и дошел до официантской. Алпатыч, нагнув голову, стоял в официантской.
– Закидана дорога?
– Закидана, ваше сиятельство; простите, ради Бога, по одной глупости.
Князь перебил его и засмеялся своим неестественным смехом.
– Ну, хорошо, хорошо.
Он протянул руку, которую поцеловал Алпатыч, и прошел в кабинет.
Вечером приехал князь Василий. Его встретили на прешпекте (так назывался проспект) кучера и официанты, с криком провезли его возки и сани к флигелю по нарочно засыпанной снегом дороге.
Князю Василью и Анатолю были отведены отдельные комнаты.
Анатоль сидел, сняв камзол и подпершись руками в бока, перед столом, на угол которого он, улыбаясь, пристально и рассеянно устремил свои прекрасные большие глаза. На всю жизнь свою он смотрел как на непрерывное увеселение, которое кто то такой почему то обязался устроить для него. Так же и теперь он смотрел на свою поездку к злому старику и к богатой уродливой наследнице. Всё это могло выйти, по его предположению, очень хорошо и забавно. А отчего же не жениться, коли она очень богата? Это никогда не мешает, думал Анатоль.
Он выбрился, надушился с тщательностью и щегольством, сделавшимися его привычкою, и с прирожденным ему добродушно победительным выражением, высоко неся красивую голову, вошел в комнату к отцу. Около князя Василья хлопотали его два камердинера, одевая его; он сам оживленно оглядывался вокруг себя и весело кивнул входившему сыну, как будто он говорил: «Так, таким мне тебя и надо!»
– Нет, без шуток, батюшка, она очень уродлива? А? – спросил он, как бы продолжая разговор, не раз веденный во время путешествия.
– Полно. Глупости! Главное дело – старайся быть почтителен и благоразумен с старым князем.
– Ежели он будет браниться, я уйду, – сказал Анатоль. – Я этих стариков терпеть не могу. А?
– Помни, что для тебя от этого зависит всё.
В это время в девичьей не только был известен приезд министра с сыном, но внешний вид их обоих был уже подробно описан. Княжна Марья сидела одна в своей комнате и тщетно пыталась преодолеть свое внутреннее волнение.
«Зачем они писали, зачем Лиза говорила мне про это? Ведь этого не может быть! – говорила она себе, взглядывая в зеркало. – Как я выйду в гостиную? Ежели бы он даже мне понравился, я бы не могла быть теперь с ним сама собою». Одна мысль о взгляде ее отца приводила ее в ужас.
Маленькая княгиня и m lle Bourienne получили уже все нужные сведения от горничной Маши о том, какой румяный, чернобровый красавец был министерский сын, и о том, как папенька их насилу ноги проволок на лестницу, а он, как орел, шагая по три ступеньки, пробежал зa ним. Получив эти сведения, маленькая княгиня с m lle Bourienne,еще из коридора слышные своими оживленно переговаривавшими голосами, вошли в комнату княжны.
– Ils sont arrives, Marieie, [Они приехали, Мари,] вы знаете? – сказала маленькая княгиня, переваливаясь своим животом и тяжело опускаясь на кресло.
Она уже не была в той блузе, в которой сидела поутру, а на ней было одно из лучших ее платьев; голова ее была тщательно убрана, и на лице ее было оживление, не скрывавшее, однако, опустившихся и помертвевших очертаний лица. В том наряде, в котором она бывала обыкновенно в обществах в Петербурге, еще заметнее было, как много она подурнела. На m lle Bourienne тоже появилось уже незаметно какое то усовершенствование наряда, которое придавало ее хорошенькому, свеженькому лицу еще более привлекательности.
– Eh bien, et vous restez comme vous etes, chere princesse? – заговорила она. – On va venir annoncer, que ces messieurs sont au salon; il faudra descendre, et vous ne faites pas un petit brin de toilette! [Ну, а вы остаетесь, в чем были, княжна? Сейчас придут сказать, что они вышли. Надо будет итти вниз, а вы хоть бы чуть чуть принарядились!]
Маленькая княгиня поднялась с кресла, позвонила горничную и поспешно и весело принялась придумывать наряд для княжны Марьи и приводить его в исполнение. Княжна Марья чувствовала себя оскорбленной в чувстве собственного достоинства тем, что приезд обещанного ей жениха волновал ее, и еще более она была оскорблена тем, что обе ее подруги и не предполагали, чтобы это могло быть иначе. Сказать им, как ей совестно было за себя и за них, это значило выдать свое волнение; кроме того отказаться от наряжения, которое предлагали ей, повело бы к продолжительным шуткам и настаиваниям. Она вспыхнула, прекрасные глаза ее потухли, лицо ее покрылось пятнами и с тем некрасивым выражением жертвы, чаще всего останавливающемся на ее лице, она отдалась во власть m lle Bourienne и Лизы. Обе женщины заботились совершенно искренно о том, чтобы сделать ее красивой. Она была так дурна, что ни одной из них не могла притти мысль о соперничестве с нею; поэтому они совершенно искренно, с тем наивным и твердым убеждением женщин, что наряд может сделать лицо красивым, принялись за ее одеванье.
– Нет, право, ma bonne amie, [мой добрый друг,] это платье нехорошо, – говорила Лиза, издалека боком взглядывая на княжну. – Вели подать, у тебя там есть масака. Право! Что ж, ведь это, может быть, судьба жизни решается. А это слишком светло, нехорошо, нет, нехорошо!