Демократическая Республика Конго

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Демократическая Республика Конго
фр. République Démocratique du Congo
лингала Republíki ya Kongó Demokratíki
конго Repubilika ya Kongo ya Dimokalasi
суахили Jamhuri ya Kidemokrasia ya Kongo
Флаг Герб
Гимн: «Debout Congolaise»
Дата независимости 30 июня 1960 (от Бельгии)
Официальный язык французский
Столица Киншаса
Крупнейшие города Киншаса, Мбужи-Майи, Лубумбаши, Кисангани
Форма правления Президентско-парламентская республика
Президент
Премьер-министр
Жозеф Кабила
Огюстен Матата Поньо
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
11-я в мире
2 345 410 км²
3,3
Население
• Оценка (2014)
Плотность

77 433 744[1] чел. (19-е)
28 чел./км² (144-я)
ВВП (ППС)
  • Итого (2014)
  • На душу населения

57,8 млрд долл. (101-й)
704 долл. (185-й)
ИЧР (2014) 0,433 (низкий) (176-е место)
Валюта конголезский франк (CDF, код 976)
Интернет-домен .cd
Телефонный код +243
Часовые пояса +1…+2
Координаты: 2°20′00″ ю. ш. 22°48′00″ в. д. / 2.33333° ю. ш. 22.80000° в. д. / -2.33333; 22.80000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-2.33333&mlon=22.80000&zoom=12 (O)] (Я)

Демократи́ческая Респу́блика Ко́нго (фр. République Démocratique du Congo), в 19711997 — Респу́блика Заи́р, в 19601964 — Респу́блика Ко́нго — государство в Центральной Африке, граничащее с Республикой Конго, Центральноафриканской Республикой, Южным Суданом, Угандой, Руандой, Бурунди, Танзанией, Замбией, Анголой, в том числе с ангольским эксклавом Кабиндой. До 1960 года Демократическая Республика Конго была колонией Бельгии. Одна из самых бедных стран мира согласно исследованиям МВФ за 2014 год[2].

Является второй (после Алжира) по площади территории и четвёртой (после Нигерии, Эфиопии и Египта) по численности населения страной в Африке. Входит в ООН, Африканский союз и Сообщество развития стран Южной Африки, в международную организацию стран АКТ.





История

Древнейшим населением Конго были пигмеи. Во II тысячелетии до н. э. с севера начали мигрировать земледельческие племена банту, которые принесли с собой земледелие, металлургию и создали первые государственные образования. Наиболее значительным среди них было королевство Конго, возникшее около XIV века, которое охватывало и север Анголы. Правители этого государства носили титул мани-конги, а столицей являлся город Мбанза-Конго (Сан-Сальвадор).

В конце XV в. в устье реки Конго появились португальцы. Основным доходом владетелей Конго стала работорговля с европейскими странами, особенно с Португалией. Конголезские рабы использовались на плантациях Америки.

В 1876 году в страну проникли бельгийцы.

В 1885—1908 годах страна под названием Свободное государство Конго являлась личной собственностью бельгийского короля Леопольда II[3].

В 1908 году страна стала колонией Бельгии.

В мае 1960 года Национальное движение Конго во главе с Патрисом Лумумбой выиграло выборы в местный парламент[3], 30 июня 1960 года страна получила независимость под именем Республика Конго.

Поскольку соседняя французская колония Среднее Конго (Moyen Congo), расположенная на правом берегу великой африканской реки Конго, по получении независимости также выбрала себе название «республика Конго», некоторое время эти страны различали по названиям столиц — Конго-Браззавиль и Конго-Леопольдвиль (современное название Леопольдвиля — Киншаса).

Вскоре после получения независимости страна столкнулась с сепаратизмом в юго-восточных провинциях Катанга (под руководством Моиза Чомбе, ставленника бельгийской корпорации «Юнион Миньер»[3]) и Южное Касаи (под руководством Альбера Калонджи, бывшего сподвижника Лумумбы).

5 сентября 1960 года президент Касавубу сместил премьер-министра Лумумбу с занимаемого поста, что спровоцировало в стране многолетний политический кризис.

В 1961 году тогдашний начальник генштаба конголезской армии Мобуту (будущий диктатор, переименовавший в 1971 году Конго в Заир) тайно выдаёт (под видом похищения) находящегося в оппозиции Лумумбу его злейшим врагам — вооруженным формированиям самопровозглашённой Катанги. Сепаратисты, которых поддерживали бельгийцы[3], жестоко пытали и убили Лумумбу (по другим данным, казнь национального лидера Конго была спланированной спецоперацией ЦРУ США[4]).

К январю 1963 года войска ООН помогли правительству Конго подавить мятеж на юго-востоке страны. В результате гражданской войны страну покинуло европеоидное население, которое составляло в Катанге крупную диаспору (31 % из более чем стотысячного белого населения республики Конго по состоянию на первые годы независимости)[5].

В 1965 году Мобуту, получавший от США и Бельгии финансовую помощь на премирование своих войск[6], совершает государственный переворот и смещает президента Касавубу.

В 1966 году правительство Мобуту присваивает столице страны новое название — Киншаса, вместо старого — Леопольдвиль.

С 27 октября 1971 года сама страна переименована в Заир.

После свержения диктатуры Мобуту в 1997 году (в результате Первой Конголезской войны) страна стала носить современное название — Демократическая республика Конго.

В 1998—2002 годах страна стала ареной так называемой Великой Африканской войны (Вторая Конголезская война), в которую[7] были втянуты почти все государства Центральной и Южной Африки.

Имеет дипломатические отношения с Российской Федерацией, которые были установлены ещё с СССР 7 июля 1960 года.

География

Демократическая Республика Конго — страна западной экваториальной Африки. Территория страны занимает бассейн реки Конго. Частично территория ДР Конго относится к экваториальному климатическому поясу, частично к субэкваториальному или к саваннам. С востока территория страны ограничена Африканским рифтом.

Полезные ископаемые

Недра страны содержат запасы меди, кобальта, кадмия, бокситов, железной руды, алмазов, золота, серебра, нефти, цинка, марганца, олова, урана. На территории республики находится более половины мировых разведанных запасов урана. Большие залежи колумбит-танталита. На территории страны находится часть медного пояса Африки.

Животный мир

Фауна представлена широко: слоны, львы, леопарды, шимпанзе, гориллы, жирафы, окапи, зебры, земляные волки. Реки изобилуют крокодилами и бегемотами, а саванна — африканскими буйволами, антилопами и другими травоядными копытными. Также встречаются и множество различных змей, из которых особо выделяется мамба (одна из самых ядовитых змей в мире). Среди птиц: фламинго, пеликан, попугай, цапля, нектарница, африканский шпорцевый чибис. Большое количество насекомых, в том числе малярийный комар и муха цеце, переносящая сонную болезнь.

Политическое устройство

Правительство

После четырёхлетнего переходного периода между двумя конституциями были созданы новые политические институты на различных уровнях всех ветвей власти, было принято новое административное деление, политическая система ДРК, наконец, приняла устойчивый вид президентской демократической республики. Согласно положениям переходной конституции 2003 г., был создан законодательный орган, состоящий из двух палат — Сената и Национального собрания[8]. Сенат, помимо прочего, был ответственен за разработку новой конституции. Исполнительная власть была возложена на кабинет министров из 60 членов, возглавляемый президентом и четырьмя вице-президентами. Президент получил полномочия верховного главнокомандующего вооружёнными силами. Переходная конституция также установила относительно независимую судебную систему во главе с Верховным судом, имеющим право на толкование конституции.

Конституция 2006 г., также известная как конституция Третьей республики, вступила в силу в феврале 2006 г. Она действовала одновременно с переходной конституцией вплоть до вступления в должность должностных лиц, избранных на июльских выборах 2006 г. По новой конституции парламент ДРК остался двухпалатным: Сенат из 108 членов, избираемых на пять лет региональными парламентами и Национальное собрание из 500 депутатов, избираемых на пять лет населением. Исполнительная власть была разделена между президентом и правительством, возглавляемым премьер-министром из партии, имеющей большинство в Национальном собрании. Правительство стало ответственно перед парламентом, а президент стал избираться на пять лет с возможностью второго срока подряд.

Новая конституция также предоставила новые полномочия регионам. Законодательные органы в провинциях получили право избирать губернаторов — глав региональных правительств. Также по новой конституции Верховный суд был разделён на три новых института. Прерогатива толкования конституции перешла к Конституционному суду.

По итогам выборов 30 июля 2006 г. наибольшее число мест в Национальной ассамблее (111 из 500) у партии президента Жозефа Кабилы (Народная партия за перестройку и демократию, PPRD). Всего в ассамблее представлены 69 политических партий, а также несколько десятков беспартийных депутатов.

По итогам выборов в Сенат 19 января 2007 г. президентская партия получила 22 места, 7 партий — от 14 до 2 мест, 18 партий — по 1 месту, также в Сенат прошли 26 беспартийных.

Коррупция

Мобуту Сесе Секо, правивший ДРК с 1965 по 1997 гг., фактически институционализировал коррупцию, что в 1996 г. привело страну к экономическому краху[9]. Как утверждается, Мобуту за время своего правления присвоил от 4 до 5 миллиардов долларов США[10]. В июле 2009 г. швейцарский суд определил, что срок исковой давности по возвращению заграничных активов Мобуту (около 6,7 миллионов долларов США, находящихся в швейцарских банках) истёк и поэтому активы должны быть переданы его семье[11].

Президент Жозеф Кабила, придя к власти в 2001 г., создал Комиссию по борьбе с экономическими преступлениями[12].

Права человека

Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин в 2006 г. выражал озабоченность тем, что в послевоенный переходный период права человека в отношении женщин и соблюдения гендерного равенства не рассматриваются в качестве приоритетной цели[13][14]. Восток страны, в частности, был назван «мировой столицей изнасилований», а распространённость сексуального насилия была оценена как наибольшая в мире[15][16]. Проблема усугубляется тем, что широкие слои населения, по всей видимости, воспринимают насилие в отношении женщин как норму[17]. В июле 2007 г. Международный комитет Красного Креста выразил обеспокоенность ситуацией на востоке ДРК[18]. По словам специального докладчика ООН по вопросу о насилии в отношении женщин Якин Эртюрк, которая побывала в восточном Конго в июле 2007 года, насилие в отношении женщин в Северном и Южном Киву приобрело характер «невообразимой жестокости». «Вооружённые группы атакуют местные общины, грабят, насилуют, похищают женщин и детей и заставляют их работать в качестве секс-рабынь» — заявила Эртюрк[19]. В декабре 2008 году компания GuardianFilms, принадлежащая британской газете The Guardian, выпустила документальный фильм, в котором были зафиксированы свидетельства более 400 женщин и девочек, подвергшихся насилию со стороны вооружённых банд мародёров[20]. В июне 2010 г. британский Оксфэм сообщил о резком увеличении количества изнасилований, происходящих в ДРК, а исследователи из Гарварда обнаружили, что количество изнасилований, совершённых гражданскими лицами, выросло в семнадцать раз[21].

В 2003 году Синафаси Макело, представлявший пигмеев мбути, заявил на Форуме коренных народов ООН, что во время войны на представителей его народа охотились и поедали их, как будто они были охотничьей дичью. В провинции Северное Киву наблюдались случаи каннибализма со стороны группы, известной как Les Effaceurs («Стиратели»), члены которой хотели очистить землю от людей и использовать её для добычи полезных ископаемых[22]. Обе стороны войны рассматривали друг друга как «неполноценных», а некоторые считали, что поедание человеческой плоти придаёт им магическую силу[23].

Вооружённые силы

Помимо армии, разделённой на 18 бригад по 3500 солдат, в ДР Конго существует 10-тысячный корпус республиканской гвардии.

Военные расходы 115 млн долл. Регулярные ВС 64,8 тыс. чел.

Комплектование на добровольной основе. Военизированные формирования: полиция, силы самообороны. Мобильные ресурсы 12 млн чел., в том числе годных к военной службе — 6,1 млн.

СВ: 60 тыс. чел., 30 пехотных, охраны президента, коммандос, мотопехотная бригады.

Вооружение: около 70 танков (Т-59, Т-62), 40 БРМ, около 80 БТР, более 100 орудий буксируемой артиллерии (75, 85, 122 и 130 мм), 30 РСЗО (107 и 122 мм), более 50 миномётов, ПЗРК «Стрела-2», свыше 50 зенитных установок (14,5,37 и 40 мм).

ВВС: около 3000 чел. Самолётный и вертолётный парк: 2 МиГ-23, 4 Су-25, 6 Ми-24, Ми-26, несколько Ми-8.

ВМС: 1800 чел. Корабельного состава нет.

Административное деление

Раньше в стране было 11 областей. Демократическая Республика Конго по конституции 2005 года делится на 26 провинций. Данное административное деление страны вступило в силу в феврале 2009 года:

Главные города

Население

Год Население
1 400 000
500 8 000 000
1000 16 000 000
1500 20 000 000
1880 30 000 000[24]
1900 8 440 000
1950 12 350 000
2000 49 500 000
2010 68 000 000
2050 (прогноз) 142 000 000
2100 (прогноз) 438 000 000

Численность населения — 77,2 млн (оценка на июль 2015, 19-е место в мире).

Годовой прирост — 3,2 %.

Рождаемость — 42 на 1000 (фертильность — 6,1 рождений на женщину, 7-е место в мире).

Смертность — 11 на 1000.

Младенческая смертность — 79 на 1000.

Средняя продолжительность жизни — 53 года у мужчин, 57 лет у женщин.

Заражённость вирусом иммунодефицита (ВИЧ) — 4,2 % (оценка 2003 года, 1,1 млн заражённых).

Грамотность — 81 % мужчин, 54 % женщин (оценка 2001 года). Начальное образование на основных языках было установлено ещё в колониальный период, что было довольно редким явлением для Африки того времени.

Городское население — 34 %.

Этнический состав: более 200 народов и народностей, в основном банту; четыре крупнейших народа — монго, луба, конго и мангбету-азанде вместе составляют 45 % населения.

Языки: французский (официальный, этнически нейтральный язык, призванный облегчить общение между представителями множества народностей, проживающими в стране), лингала (язык межэтнического общения в центре и на северо-западе), кингвана (диалект суахили, центр и восток страны), киконго (крайний юго-запад), чилуба (центр и юго-запад). На протяжении колониального периода истории страны официальным языком был также и голландский, однако впоследствии французский вытеснил его. В общей сложности на территории государства имеют хождение приблизительно 242 языка.

Религии: католики 50 %, протестанты 20 % (лютеране, баптисты, адвентисты, верующие Ассамблеи Бога, пресвитериане, методисты), кимбангисты 10 %, мусульмане 10 %, аборигенные и синкретические культы 10 %. Свидетелей Иеговы на 2011 год — 1,53 % (0,25 % — возвещатели) К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1357 дней].

Экономика

Природные ресурсы — крупнейшие в мире запасы кобальта, германия, тантала, алмазов, крупнейшие в Африке запасы урана, вольфрама, меди, цинка, олова, запасы бериллия, лития, ниобия, значительные месторождения нефти, угля, руд железа, марганца, золота, серебра, бокситов. Крупные ресурсы гидроэнергии, леса.

После завершения гражданских войн экономическое положение страны начало улучшаться с 2002 года. Власти ДРК возобновили отношения с международными финансовыми организациями и со странами, оказывающими помощь. Восстановление работ в горнодобывающем секторе, основном источнике экспортных доходов, привело к увеличению ВВП в 2006-08 годах. Однако с конца 2008 года падение спроса и цен на ключевые экспортные товары ДРК привело к новому застою в экономике страны.

ВВП на душу населения в 2009 году — около 300 долл. (227-е место в мире, ниже только в Зимбабве).

Промышленность — горнорудная (алмазы, золото, медь, кобальт, цинк), потребительская продукция (текстиль, обувь, сигареты, пищевая продукция и напитки), лесоматериалы.

Сельское хозяйство — кофе, сахар, пальмовое масло, каучук, чай, хинин, кассава (тапиока), бананы, корнеплоды, кукуруза, фрукты; животноводство развито слабо.

Внешняя торговля

Экспорт (6,1 млрд долл. в 2007) — алмазы, золото, медь, кобальт, лесоматериалы, сырая нефть, кофе.

Основные покупатели экспорта (в 2008): Китай 47,3 %, Бельгия 15,4 %, Финляндия 9,6 %, США 8,1 %, Замбия 4,4 %.

Импорт (5,2 млрд долл. в 2007) — продовольствие, машиностроительная продукция, транспортные средства, топливо.

Основные поставщики импорта (в 2008) — ЮАР 28,4 %, Бельгия 9,9 %, Замбия 7,1 %, Китай 5,9 %, Кения 5 %.

Внешний долг — 10 млрд долл. (в 2007 году).

Официальной статистикой, однако, упущен главный пункт внешней торговли Конго — теневой экспорт танталового сырья. Правозащитными организациями и международной прессой активно освещается вопрос нелегальной торговли танталитом из Конго на чёрном рынке. В причастности к этому обвиняются крупнейшие мировые производители электроники, мафия, правительства соседних с Конго стран[25][26]. В 2003 в газете «The New York Times» появились публикации с обвинениями в причастности к незаконному импорту сырья из Конго в адрес казахстанского предприятия «Казатомпром». Этот вопрос освещался также в газете «ОКО» (№ 114 от 11 апреля) и.[27] [28] В Бельгии правозащитными организациями была проведена социальная кампания «Нет крови на моем сотовом телефоне! Остановите войну в Конго!»[29]. Проблеме незаконной торговли танталовым сырьем посвящён документальный фильм Blood in the Mobile (англ.)[www.imdb.com/find?q=Blood+in+the+Mobile&s=all] («Кровь на твоем мобильном»[www.youtube.com/watch?v=-7xkRJSnl2Q]).

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

СМИ

Государственная телерадиокомпания RTNC (фр. Radio-Télévision nationale congolaise — «Конголезское национальное радио и телевидение»); ранее — OZRT (фр. Office zaïrois de radiodiffusion et de télévision — «Заирское управление радиовещания и телевидения»), включает в себя телеканалы RTNC 1 (вещает с 1976 года) и RTNC2 (вещает с марта 1999 года), общенациональную радиостанцию RTNC Chaîne Nationale и сеть региональных радиостанций (RTNC Chaîne Kinshasa и др.).

Спорт

Наиболее популярным видом спорта является футбол. В ДР Конго достаточно сильная по африканским меркам сборная. Наиболее успешный период в истории национального футбола — 1960-е и 1970-е годы, когда сборная Заира дважды выигрывала Кубок африканских наций (1968 и 1974), а в 1974 году единственный раз в своей истории приняла участие в чемпионате мира в Германии, где однако уступила все три матча в группе с общим счётом 0-14 (включая рекордное поражение 0:9 от сборной Югославии). В 1990-е и 2000-е годы сборная ДР Конго регулярно участвовала в Кубках африканских наций, в 1998 году заняв третье место. Лучшие футболисты ДР Конго выступают за европейские клубы в чемпионатах Англии, Германии, Бельгии, Франции и других стран. Среди сильнейших футболистов страны в XXI веке можно отметить Шабани Нонда, Дьёмерси Мбокани, Юссуфа Мулумбу, Седрика Макьяди.

Целый ряд футболистов, родившихся в ДР Конго или имеющих корни из этой страны, переехав в Европу, стали гражданами государств Евросоюза, в основном Франции и Бельгии. Имеют опыт выступлений за сборную Франции голкипер Стив Манданда, полузащитники Клод Макелеле, Янн М’Вила, Рио Мавюба (его отец выступал за сборную Заира на чемпионате мира 1974 года), нападающий Пеги Люйиндюла.

ДР Конго регулярно участвует в летних Олимпийских играх, обычно посылая по 5-10 спортсменов. Выиграть медалей спортсменам из ДР Конго на Олимпийских играх пока не удавалось.

Факты

В 1965 году, когда ставленник США Жозеф Мобуту захватил власть в Конго, на стороне противоборствующего повстанческого движения действовал кубинский команданте Эрнесто Че Гевара, помогавший формировать ополчение народа балуба полевого командира Лорана Дезире Кабилы, который и стал следующим президентом Конго через 32 года[30].

См. также

Напишите отзыв о статье "Демократическая Республика Конго"

Примечания

  1. Census.gov. [www.census.gov/population/international/data/countryrank/rank.php Country Rank. Countries and Areas Ranked by Population: 2014]. U.S. Department of Commerce (2013). Проверено 22 июня 2014. [www.webcitation.org/6GUHbJYCI Архивировано из первоисточника 9 мая 2013].
  2. [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2015/01/weodata/weorept.aspx?sy=2012&ey=2014&sic=1&sort=country&ds=,&br=1&pr1.x=41&pr1.y=10&c=512,668,914,672,612,946,614,137,311,962,213,674,911,676,193,548,122,556,912,678,313,181,419,867,513,682,316,684,913,273,124,868,339,921,638,948,514,943,218,686,963,688,616,518,223,728,516,558,918,138,748,196,618,278,624,692,522,694,622,142,156,449,626,564,628,565,228,283,924,853,233,288,632,293,636,566,634,964,238,182,662,453,960,968,423,922,935,714,128,862,611,135,321,716,243,456,248,722,469,942,253,718,642,724,643,576,939,936,644,961,819,813,172,199,132,733,646,184,648,524,915,361,134,362,652,364,174,732,328,366,258,734,656,144,654,146,336,463,263,528,268,923,532,738,944,578,176,537,534,742,536,866,429,369,433,744,178,186,436,925,136,869,343,746,158,926,439,466,916,112,664,111,826,298,542,927,967,846,443,299,917,582,544,474,941,754,446,698,666&s=PPPPC&grp=0&a= GDP based on purchasing-power-parity (PPP) per capita] (англ.). МВФ (14 апреля 2015). — ВВП по ППС на душу населения. Проверено 28 июня 2015.
  3. 1 2 3 4 [www.aif.ru/society/history/chelovek_ne_zahotevshiy_byt_obezyanoy_nastoyaschaya_istoriya_patrisa_lumumby Человек, не захотевший быть обезьяной. Настоящая история Патриса Лумумбы]. www.aif.ru. Проверено 2 октября 2015.
  4. [www.trud.ru/article/16-08-2000/10426_lumumbu_nuzhno_likvidirovat.html "ЛУМУМБУ НУЖНО ЛИКВИДИРОВАТЬ"]. www.trud.ru. Проверено 2 октября 2015.
  5. [www.africana.ru/konkurs/raboti/Abarinov/Kongo_Belgia_Lumumba.htm Владимир Абаринов. Попытка к бегству]. www.africana.ru. Проверено 2 октября 2015.
  6. Уильям Блум. Убийство демократии. — Кучково поле, 2013. — 704 с. — ISBN 978-5-9950-0312-0.
  7. [mirknig.mobi/data/2014-09-01/1442283/Konovalov_Afrikanskie_voynyi_sovremennosti.1442283.pdf mirknig.mobi]
  8. Full text of constitution (French)
  9. Nafziger E. Wayne. War, Hunger, and Displacement: The Origins of Humanitarian Emergencies. — 2000. — P. 261. — ISBN 0-19-829739-4.
  10. Mesquita Bruce Bueno de. The Logic of Political Survival. — 2003. — P. 167. — ISBN 0-262-02546-9.
  11. [www.assetrecovery.org/kc/node/f00029e9-7084-11de-aa2f-77980ee7d563.11 Court agrees to release Mobutu assets]. Swissinfo, Basel Institute of Governance, 14 July 2009.
  12. Werve Jonathan. The Corruption Notebooks 2006. — 2006. — P. 57.
  13. [www.un.org/womenwatch/daw/cedaw/cedaw36/cc/DRC/0647846E.pdf Concluding comments of the Committee on the Elimination of Discrimination against Women: Democratic Republic of the Congo] (PDF). United Nations. [www.webcitation.org/6Fbsk79lN Архивировано из первоисточника 3 апреля 2013].
  14. [www.peacewomen.org/un/ecosoc/CEDAW/36th_session/DRC/NGO_report.pdf Violence Against Women in the Democratic Republic of Congo (DRC)] (PDF). peacewomen.org. [www.webcitation.org/6Fbsko0qB Архивировано из первоисточника 3 апреля 2013].
  15. McCrummen, Stephanie. [www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2007/09/08/AR2007090801194.html Prevalence of Rape in E. Congo Described as Worst in World], Washington Post (9 September 2007). Проверено 2 мая 2010.
  16. [news.bbc.co.uk/2/hi/8650112.stm UN official calls DR Congo 'rape capital of the world.'], BBC (28 апреля 2010). Проверено 23 ноября 2012.
  17. [web.archive.org/web/20080217035544/www.onug.ch/__80256edd006b9c2e.nsf/(httpNewsByYear_en)/a4f381eea9d4ab63c12573280031fbf3?OpenDocument&Click= UN expert on violence against women expresses serious concerns following visit to Democratic Republic of Congo]. UNOG.ch (30 July 2007).
  18. [www.irinnews.org/Report.aspx?ReportId=73033 DRC: 'Civilians bearing brunt of South Kivu violence']. — «The International Committee of the Red Cross (ICRC) has expressed concern over abuses against civilians, especially women and children, in South Kivu in eastern Democratic Republic of Congo. It frequently receives reports of abductions, executions, rapes, and pillage.»  [www.webcitation.org/6FbslRKmj Архивировано из первоисточника 3 апреля 2013].
  19. [www.irinnews.org/Report.aspx?ReportId=73524 DRC: 'Pendulum displacement' in the Kivus]. [www.webcitation.org/6FbsmMFYs Архивировано из первоисточника 3 апреля 2013].
  20. Bennett, Christian. [www.guardian.co.uk/world/video/2008/dec/05/congo Rape in a lawless land], The Guardian (5 December 2008). Проверено 27 марта 2010.
  21. [www.oxfam.org/en/pressroom/pressreleases/2010-04-15/new-report-shows-shocking-pattern-rape-eastern-congo New report shows shocking pattern of rape in eastern Congo]. Oxfam International (15 апреля 2010). Проверено 26 апреля 2015.
  22. [www.timesonline.co.uk/tol/news/world/article402970.ece Pygmies struggle to survive]. Times Online. 16 December 2004.
  23. [news.bbc.co.uk/2/hi/africa/3869489.stm DR Congo Pygmies 'exterminated']. BBC News. 6 July 2004.
  24. Michiko Kakutani. [www.nytimes.com/books/98/08/30/daily/leopold-book-review.html "King Leopold's Ghost": Genocide With Spin Control] (30 August 1998). Проверено 2 февраля 2012.
  25. [www.geopolitics.ru/2012/09/pervaya-mirovaya-afrikanskaya-vojna/ Первая мировая африканская война | Геополитика®]
  26. Д. Колесник. [scepsis.ru/library/id_2755.html Кровь в мобильном] // «Скепсис»
  27. [www.nomad.su/?a=11-200304260022 Танталовый скандал | Номад | 26.04.2003]
  28. [www.centrasia.ru/newsA.php?st=1050265740 Вывозил ли КазАтомпром нелегальный тантал из Конго? Продолжение расследования | ЦентрАзия]
  29. Олег Туров. [expert.ru/expert/2002/19/19ex-africa_37679/ Танталитовы муки] / «Эксперт» № 19(326) / 20 мая 2002
  30. Коновалов И. П. Африканские войны современности. — Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2012. — 98 с. — ISBN 978-5-906233-01-1.

Ссылки

  • [genocide.ru/lib/genocides/congo.htm Геноцид конголезского населения в колониальный период]
  • Л.Бушуева «Все страны мира» — РИПОЛ — 2009 г.
  • Полезные ископаемые [www.mining-enc.ru/z/zair/ Конго] на сайте «Горной энциклопедии»
  • [www.vokrugsveta.ru/vs/article/6499/ Конго] — статья в журнале «Вокруг света» за июль 1960 года
  • [www.conflictologist.org/main/vojny-i-konflikty-v-tropicheskoy-afrike.htm#drc Материалы по новейшей истории Конго].

Отрывок, характеризующий Демократическая Республика Конго

Проехали перевоз, на котором он год тому назад говорил с Пьером. Проехали грязную деревню, гумны, зеленя, спуск, с оставшимся снегом у моста, подъём по размытой глине, полосы жнивья и зеленеющего кое где кустарника и въехали в березовый лес по обеим сторонам дороги. В лесу было почти жарко, ветру не слышно было. Береза вся обсеянная зелеными клейкими листьями, не шевелилась и из под прошлогодних листьев, поднимая их, вылезала зеленея первая трава и лиловые цветы. Рассыпанные кое где по березнику мелкие ели своей грубой вечной зеленью неприятно напоминали о зиме. Лошади зафыркали, въехав в лес и виднее запотели.
Лакей Петр что то сказал кучеру, кучер утвердительно ответил. Но видно Петру мало было сочувствования кучера: он повернулся на козлах к барину.
– Ваше сиятельство, лёгко как! – сказал он, почтительно улыбаясь.
– Что!
– Лёгко, ваше сиятельство.
«Что он говорит?» подумал князь Андрей. «Да, об весне верно, подумал он, оглядываясь по сторонам. И то зелено всё уже… как скоро! И береза, и черемуха, и ольха уж начинает… А дуб и не заметно. Да, вот он, дуб».
На краю дороги стоял дуб. Вероятно в десять раз старше берез, составлявших лес, он был в десять раз толще и в два раза выше каждой березы. Это был огромный в два обхвата дуб с обломанными, давно видно, суками и с обломанной корой, заросшей старыми болячками. С огромными своими неуклюжими, несимметрично растопыренными, корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиняться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.
«Весна, и любовь, и счастие!» – как будто говорил этот дуб, – «и как не надоест вам всё один и тот же глупый и бессмысленный обман. Всё одно и то же, и всё обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастия. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинакие, и вон и я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, где ни выросли они – из спины, из боков; как выросли – так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам».
Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу, как будто он чего то ждал от него. Цветы и трава были и под дубом, но он всё так же, хмурясь, неподвижно, уродливо и упорно, стоял посреди их.
«Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, думал князь Андрей, пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем жизнь, – наша жизнь кончена!» Целый новый ряд мыслей безнадежных, но грустно приятных в связи с этим дубом, возник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь, и пришел к тому же прежнему успокоительному и безнадежному заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая.


По опекунским делам рязанского именья, князю Андрею надо было видеться с уездным предводителем. Предводителем был граф Илья Андреич Ростов, и князь Андрей в середине мая поехал к нему.
Был уже жаркий период весны. Лес уже весь оделся, была пыль и было так жарко, что проезжая мимо воды, хотелось купаться.
Князь Андрей, невеселый и озабоченный соображениями о том, что и что ему нужно о делах спросить у предводителя, подъезжал по аллее сада к отрадненскому дому Ростовых. Вправо из за деревьев он услыхал женский, веселый крик, и увидал бегущую на перерез его коляски толпу девушек. Впереди других ближе, подбегала к коляске черноволосая, очень тоненькая, странно тоненькая, черноглазая девушка в желтом ситцевом платье, повязанная белым носовым платком, из под которого выбивались пряди расчесавшихся волос. Девушка что то кричала, но узнав чужого, не взглянув на него, со смехом побежала назад.
Князю Андрею вдруг стало от чего то больно. День был так хорош, солнце так ярко, кругом всё так весело; а эта тоненькая и хорошенькая девушка не знала и не хотела знать про его существование и была довольна, и счастлива какой то своей отдельной, – верно глупой – но веселой и счастливой жизнию. «Чему она так рада? о чем она думает! Не об уставе военном, не об устройстве рязанских оброчных. О чем она думает? И чем она счастлива?» невольно с любопытством спрашивал себя князь Андрей.
Граф Илья Андреич в 1809 м году жил в Отрадном всё так же как и прежде, то есть принимая почти всю губернию, с охотами, театрами, обедами и музыкантами. Он, как всякому новому гостю, был рад князю Андрею, и почти насильно оставил его ночевать.
В продолжение скучного дня, во время которого князя Андрея занимали старшие хозяева и почетнейшие из гостей, которыми по случаю приближающихся именин был полон дом старого графа, Болконский несколько раз взглядывая на Наташу чему то смеявшуюся и веселившуюся между другой молодой половиной общества, всё спрашивал себя: «о чем она думает? Чему она так рада!».
Вечером оставшись один на новом месте, он долго не мог заснуть. Он читал, потом потушил свечу и опять зажег ее. В комнате с закрытыми изнутри ставнями было жарко. Он досадовал на этого глупого старика (так он называл Ростова), который задержал его, уверяя, что нужные бумаги в городе, не доставлены еще, досадовал на себя за то, что остался.
Князь Андрей встал и подошел к окну, чтобы отворить его. Как только он открыл ставни, лунный свет, как будто он настороже у окна давно ждал этого, ворвался в комнату. Он отворил окно. Ночь была свежая и неподвижно светлая. Перед самым окном был ряд подстриженных дерев, черных с одной и серебристо освещенных с другой стороны. Под деревами была какая то сочная, мокрая, кудрявая растительность с серебристыми кое где листьями и стеблями. Далее за черными деревами была какая то блестящая росой крыша, правее большое кудрявое дерево, с ярко белым стволом и сучьями, и выше его почти полная луна на светлом, почти беззвездном, весеннем небе. Князь Андрей облокотился на окно и глаза его остановились на этом небе.
Комната князя Андрея была в среднем этаже; в комнатах над ним тоже жили и не спали. Он услыхал сверху женский говор.
– Только еще один раз, – сказал сверху женский голос, который сейчас узнал князь Андрей.
– Да когда же ты спать будешь? – отвечал другой голос.
– Я не буду, я не могу спать, что ж мне делать! Ну, последний раз…
Два женские голоса запели какую то музыкальную фразу, составлявшую конец чего то.
– Ах какая прелесть! Ну теперь спать, и конец.
– Ты спи, а я не могу, – отвечал первый голос, приблизившийся к окну. Она видимо совсем высунулась в окно, потому что слышно было шуршанье ее платья и даже дыханье. Всё затихло и окаменело, как и луна и ее свет и тени. Князь Андрей тоже боялся пошевелиться, чтобы не выдать своего невольного присутствия.
– Соня! Соня! – послышался опять первый голос. – Ну как можно спать! Да ты посмотри, что за прелесть! Ах, какая прелесть! Да проснись же, Соня, – сказала она почти со слезами в голосе. – Ведь этакой прелестной ночи никогда, никогда не бывало.
Соня неохотно что то отвечала.
– Нет, ты посмотри, что за луна!… Ах, какая прелесть! Ты поди сюда. Душенька, голубушка, поди сюда. Ну, видишь? Так бы вот села на корточки, вот так, подхватила бы себя под коленки, – туже, как можно туже – натужиться надо. Вот так!
– Полно, ты упадешь.
Послышалась борьба и недовольный голос Сони: «Ведь второй час».
– Ах, ты только всё портишь мне. Ну, иди, иди.
Опять всё замолкло, но князь Андрей знал, что она всё еще сидит тут, он слышал иногда тихое шевеленье, иногда вздохи.
– Ах… Боже мой! Боже мой! что ж это такое! – вдруг вскрикнула она. – Спать так спать! – и захлопнула окно.
«И дела нет до моего существования!» подумал князь Андрей в то время, как он прислушивался к ее говору, почему то ожидая и боясь, что она скажет что нибудь про него. – «И опять она! И как нарочно!» думал он. В душе его вдруг поднялась такая неожиданная путаница молодых мыслей и надежд, противоречащих всей его жизни, что он, чувствуя себя не в силах уяснить себе свое состояние, тотчас же заснул.


На другой день простившись только с одним графом, не дождавшись выхода дам, князь Андрей поехал домой.
Уже было начало июня, когда князь Андрей, возвращаясь домой, въехал опять в ту березовую рощу, в которой этот старый, корявый дуб так странно и памятно поразил его. Бубенчики еще глуше звенели в лесу, чем полтора месяца тому назад; всё было полно, тенисто и густо; и молодые ели, рассыпанные по лесу, не нарушали общей красоты и, подделываясь под общий характер, нежно зеленели пушистыми молодыми побегами.
Целый день был жаркий, где то собиралась гроза, но только небольшая тучка брызнула на пыль дороги и на сочные листья. Левая сторона леса была темна, в тени; правая мокрая, глянцовитая блестела на солнце, чуть колыхаясь от ветра. Всё было в цвету; соловьи трещали и перекатывались то близко, то далеко.
«Да, здесь, в этом лесу был этот дуб, с которым мы были согласны», подумал князь Андрей. «Да где он», подумал опять князь Андрей, глядя на левую сторону дороги и сам того не зная, не узнавая его, любовался тем дубом, которого он искал. Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого недоверия и горя, – ничего не было видно. Сквозь жесткую, столетнюю кору пробились без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что этот старик произвел их. «Да, это тот самый дуб», подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное, весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мертвое, укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна, – и всё это вдруг вспомнилось ему.
«Нет, жизнь не кончена в 31 год, вдруг окончательно, беспеременно решил князь Андрей. Мало того, что я знаю всё то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо, надо, чтобы все знали меня, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтоб не жили они так независимо от моей жизни, чтоб на всех она отражалась и чтобы все они жили со мною вместе!»

Возвратившись из своей поездки, князь Андрей решился осенью ехать в Петербург и придумал разные причины этого решенья. Целый ряд разумных, логических доводов, почему ему необходимо ехать в Петербург и даже служить, ежеминутно был готов к его услугам. Он даже теперь не понимал, как мог он когда нибудь сомневаться в необходимости принять деятельное участие в жизни, точно так же как месяц тому назад он не понимал, как могла бы ему притти мысль уехать из деревни. Ему казалось ясно, что все его опыты жизни должны были пропасть даром и быть бессмыслицей, ежели бы он не приложил их к делу и не принял опять деятельного участия в жизни. Он даже не понимал того, как на основании таких же бедных разумных доводов прежде очевидно было, что он бы унизился, ежели бы теперь после своих уроков жизни опять бы поверил в возможность приносить пользу и в возможность счастия и любви. Теперь разум подсказывал совсем другое. После этой поездки князь Андрей стал скучать в деревне, прежние занятия не интересовали его, и часто, сидя один в своем кабинете, он вставал, подходил к зеркалу и долго смотрел на свое лицо. Потом он отворачивался и смотрел на портрет покойницы Лизы, которая с взбитыми a la grecque [по гречески] буклями нежно и весело смотрела на него из золотой рамки. Она уже не говорила мужу прежних страшных слов, она просто и весело с любопытством смотрела на него. И князь Андрей, заложив назад руки, долго ходил по комнате, то хмурясь, то улыбаясь, передумывая те неразумные, невыразимые словом, тайные как преступление мысли, связанные с Пьером, с славой, с девушкой на окне, с дубом, с женской красотой и любовью, которые изменили всю его жизнь. И в эти то минуты, когда кто входил к нему, он бывал особенно сух, строго решителен и в особенности неприятно логичен.
– Mon cher, [Дорогой мой,] – бывало скажет входя в такую минуту княжна Марья, – Николушке нельзя нынче гулять: очень холодно.
– Ежели бы было тепло, – в такие минуты особенно сухо отвечал князь Андрей своей сестре, – то он бы пошел в одной рубашке, а так как холодно, надо надеть на него теплую одежду, которая для этого и выдумана. Вот что следует из того, что холодно, а не то чтобы оставаться дома, когда ребенку нужен воздух, – говорил он с особенной логичностью, как бы наказывая кого то за всю эту тайную, нелогичную, происходившую в нем, внутреннюю работу. Княжна Марья думала в этих случаях о том, как сушит мужчин эта умственная работа.


Князь Андрей приехал в Петербург в августе 1809 года. Это было время апогея славы молодого Сперанского и энергии совершаемых им переворотов. В этом самом августе, государь, ехав в коляске, был вывален, повредил себе ногу, и оставался в Петергофе три недели, видаясь ежедневно и исключительно со Сперанским. В это время готовились не только два столь знаменитые и встревожившие общество указа об уничтожении придворных чинов и об экзаменах на чины коллежских асессоров и статских советников, но и целая государственная конституция, долженствовавшая изменить существующий судебный, административный и финансовый порядок управления России от государственного совета до волостного правления. Теперь осуществлялись и воплощались те неясные, либеральные мечтания, с которыми вступил на престол император Александр, и которые он стремился осуществить с помощью своих помощников Чарторижского, Новосильцева, Кочубея и Строгонова, которых он сам шутя называл comite du salut publique. [комитет общественного спасения.]
Теперь всех вместе заменил Сперанский по гражданской части и Аракчеев по военной. Князь Андрей вскоре после приезда своего, как камергер, явился ко двору и на выход. Государь два раза, встретив его, не удостоил его ни одним словом. Князю Андрею всегда еще прежде казалось, что он антипатичен государю, что государю неприятно его лицо и всё существо его. В сухом, отдаляющем взгляде, которым посмотрел на него государь, князь Андрей еще более чем прежде нашел подтверждение этому предположению. Придворные объяснили князю Андрею невнимание к нему государя тем, что Его Величество был недоволен тем, что Болконский не служил с 1805 года.
«Я сам знаю, как мы не властны в своих симпатиях и антипатиях, думал князь Андрей, и потому нечего думать о том, чтобы представить лично мою записку о военном уставе государю, но дело будет говорить само за себя». Он передал о своей записке старому фельдмаршалу, другу отца. Фельдмаршал, назначив ему час, ласково принял его и обещался доложить государю. Через несколько дней было объявлено князю Андрею, что он имеет явиться к военному министру, графу Аракчееву.
В девять часов утра, в назначенный день, князь Андрей явился в приемную к графу Аракчееву.
Лично князь Андрей не знал Аракчеева и никогда не видал его, но всё, что он знал о нем, мало внушало ему уважения к этому человеку.
«Он – военный министр, доверенное лицо государя императора; никому не должно быть дела до его личных свойств; ему поручено рассмотреть мою записку, следовательно он один и может дать ход ей», думал князь Андрей, дожидаясь в числе многих важных и неважных лиц в приемной графа Аракчеева.
Князь Андрей во время своей, большей частью адъютантской, службы много видел приемных важных лиц и различные характеры этих приемных были для него очень ясны. У графа Аракчеева был совершенно особенный характер приемной. На неважных лицах, ожидающих очереди аудиенции в приемной графа Аракчеева, написано было чувство пристыженности и покорности; на более чиновных лицах выражалось одно общее чувство неловкости, скрытое под личиной развязности и насмешки над собою, над своим положением и над ожидаемым лицом. Иные задумчиво ходили взад и вперед, иные шепчась смеялись, и князь Андрей слышал sobriquet [насмешливое прозвище] Силы Андреича и слова: «дядя задаст», относившиеся к графу Аракчееву. Один генерал (важное лицо) видимо оскорбленный тем, что должен был так долго ждать, сидел перекладывая ноги и презрительно сам с собой улыбаясь.
Но как только растворялась дверь, на всех лицах выражалось мгновенно только одно – страх. Князь Андрей попросил дежурного другой раз доложить о себе, но на него посмотрели с насмешкой и сказали, что его черед придет в свое время. После нескольких лиц, введенных и выведенных адъютантом из кабинета министра, в страшную дверь был впущен офицер, поразивший князя Андрея своим униженным и испуганным видом. Аудиенция офицера продолжалась долго. Вдруг послышались из за двери раскаты неприятного голоса, и бледный офицер, с трясущимися губами, вышел оттуда, и схватив себя за голову, прошел через приемную.
Вслед за тем князь Андрей был подведен к двери, и дежурный шопотом сказал: «направо, к окну».
Князь Андрей вошел в небогатый опрятный кабинет и у стола увидал cорокалетнего человека с длинной талией, с длинной, коротко обстриженной головой и толстыми морщинами, с нахмуренными бровями над каре зелеными тупыми глазами и висячим красным носом. Аракчеев поворотил к нему голову, не глядя на него.
– Вы чего просите? – спросил Аракчеев.
– Я ничего не… прошу, ваше сиятельство, – тихо проговорил князь Андрей. Глаза Аракчеева обратились на него.
– Садитесь, – сказал Аракчеев, – князь Болконский?
– Я ничего не прошу, а государь император изволил переслать к вашему сиятельству поданную мною записку…
– Изволите видеть, мой любезнейший, записку я вашу читал, – перебил Аракчеев, только первые слова сказав ласково, опять не глядя ему в лицо и впадая всё более и более в ворчливо презрительный тон. – Новые законы военные предлагаете? Законов много, исполнять некому старых. Нынче все законы пишут, писать легче, чем делать.
– Я приехал по воле государя императора узнать у вашего сиятельства, какой ход вы полагаете дать поданной записке? – сказал учтиво князь Андрей.
– На записку вашу мной положена резолюция и переслана в комитет. Я не одобряю, – сказал Аракчеев, вставая и доставая с письменного стола бумагу. – Вот! – он подал князю Андрею.
На бумаге поперег ее, карандашом, без заглавных букв, без орфографии, без знаков препинания, было написано: «неосновательно составлено понеже как подражание списано с французского военного устава и от воинского артикула без нужды отступающего».
– В какой же комитет передана записка? – спросил князь Андрей.
– В комитет о воинском уставе, и мною представлено о зачислении вашего благородия в члены. Только без жалованья.
Князь Андрей улыбнулся.
– Я и не желаю.
– Без жалованья членом, – повторил Аракчеев. – Имею честь. Эй, зови! Кто еще? – крикнул он, кланяясь князю Андрею.


Ожидая уведомления о зачислении его в члены комитета, князь Андрей возобновил старые знакомства особенно с теми лицами, которые, он знал, были в силе и могли быть нужны ему. Он испытывал теперь в Петербурге чувство, подобное тому, какое он испытывал накануне сражения, когда его томило беспокойное любопытство и непреодолимо тянуло в высшие сферы, туда, где готовилось будущее, от которого зависели судьбы миллионов. Он чувствовал по озлоблению стариков, по любопытству непосвященных, по сдержанности посвященных, по торопливости, озабоченности всех, по бесчисленному количеству комитетов, комиссий, о существовании которых он вновь узнавал каждый день, что теперь, в 1809 м году, готовилось здесь, в Петербурге, какое то огромное гражданское сражение, которого главнокомандующим было неизвестное ему, таинственное и представлявшееся ему гениальным, лицо – Сперанский. И самое ему смутно известное дело преобразования, и Сперанский – главный деятель, начинали так страстно интересовать его, что дело воинского устава очень скоро стало переходить в сознании его на второстепенное место.
Князь Андрей находился в одном из самых выгодных положений для того, чтобы быть хорошо принятым во все самые разнообразные и высшие круги тогдашнего петербургского общества. Партия преобразователей радушно принимала и заманивала его, во первых потому, что он имел репутацию ума и большой начитанности, во вторых потому, что он своим отпущением крестьян на волю сделал уже себе репутацию либерала. Партия стариков недовольных, прямо как к сыну своего отца, обращалась к нему за сочувствием, осуждая преобразования. Женское общество, свет , радушно принимали его, потому что он был жених, богатый и знатный, и почти новое лицо с ореолом романической истории о его мнимой смерти и трагической кончине жены. Кроме того, общий голос о нем всех, которые знали его прежде, был тот, что он много переменился к лучшему в эти пять лет, смягчился и возмужал, что не было в нем прежнего притворства, гордости и насмешливости, и было то спокойствие, которое приобретается годами. О нем заговорили, им интересовались и все желали его видеть.
На другой день после посещения графа Аракчеева князь Андрей был вечером у графа Кочубея. Он рассказал графу свое свидание с Силой Андреичем (Кочубей так называл Аракчеева с той же неопределенной над чем то насмешкой, которую заметил князь Андрей в приемной военного министра).
– Mon cher, [Дорогой мой,] даже в этом деле вы не минуете Михаил Михайловича. C'est le grand faiseur. [Всё делается им.] Я скажу ему. Он обещался приехать вечером…
– Какое же дело Сперанскому до военных уставов? – спросил князь Андрей.
Кочубей, улыбнувшись, покачал головой, как бы удивляясь наивности Болконского.
– Мы с ним говорили про вас на днях, – продолжал Кочубей, – о ваших вольных хлебопашцах…
– Да, это вы, князь, отпустили своих мужиков? – сказал Екатерининский старик, презрительно обернувшись на Болконского.
– Маленькое именье ничего не приносило дохода, – отвечал Болконский, чтобы напрасно не раздражать старика, стараясь смягчить перед ним свой поступок.
– Vous craignez d'etre en retard, [Боитесь опоздать,] – сказал старик, глядя на Кочубея.
– Я одного не понимаю, – продолжал старик – кто будет землю пахать, коли им волю дать? Легко законы писать, а управлять трудно. Всё равно как теперь, я вас спрашиваю, граф, кто будет начальником палат, когда всем экзамены держать?
– Те, кто выдержат экзамены, я думаю, – отвечал Кочубей, закидывая ногу на ногу и оглядываясь.
– Вот у меня служит Пряничников, славный человек, золото человек, а ему 60 лет, разве он пойдет на экзамены?…
– Да, это затруднительно, понеже образование весьма мало распространено, но… – Граф Кочубей не договорил, он поднялся и, взяв за руку князя Андрея, пошел навстречу входящему высокому, лысому, белокурому человеку, лет сорока, с большим открытым лбом и необычайной, странной белизной продолговатого лица. На вошедшем был синий фрак, крест на шее и звезда на левой стороне груди. Это был Сперанский. Князь Андрей тотчас узнал его и в душе его что то дрогнуло, как это бывает в важные минуты жизни. Было ли это уважение, зависть, ожидание – он не знал. Вся фигура Сперанского имела особенный тип, по которому сейчас можно было узнать его. Ни у кого из того общества, в котором жил князь Андрей, он не видал этого спокойствия и самоуверенности неловких и тупых движений, ни у кого он не видал такого твердого и вместе мягкого взгляда полузакрытых и несколько влажных глаз, не видал такой твердости ничего незначащей улыбки, такого тонкого, ровного, тихого голоса, и, главное, такой нежной белизны лица и особенно рук, несколько широких, но необыкновенно пухлых, нежных и белых. Такую белизну и нежность лица князь Андрей видал только у солдат, долго пробывших в госпитале. Это был Сперанский, государственный секретарь, докладчик государя и спутник его в Эрфурте, где он не раз виделся и говорил с Наполеоном.
Сперанский не перебегал глазами с одного лица на другое, как это невольно делается при входе в большое общество, и не торопился говорить. Он говорил тихо, с уверенностью, что будут слушать его, и смотрел только на то лицо, с которым говорил.
Князь Андрей особенно внимательно следил за каждым словом и движением Сперанского. Как это бывает с людьми, особенно с теми, которые строго судят своих ближних, князь Андрей, встречаясь с новым лицом, особенно с таким, как Сперанский, которого он знал по репутации, всегда ждал найти в нем полное совершенство человеческих достоинств.
Сперанский сказал Кочубею, что жалеет о том, что не мог приехать раньше, потому что его задержали во дворце. Он не сказал, что его задержал государь. И эту аффектацию скромности заметил князь Андрей. Когда Кочубей назвал ему князя Андрея, Сперанский медленно перевел свои глаза на Болконского с той же улыбкой и молча стал смотреть на него.
– Я очень рад с вами познакомиться, я слышал о вас, как и все, – сказал он.
Кочубей сказал несколько слов о приеме, сделанном Болконскому Аракчеевым. Сперанский больше улыбнулся.
– Директором комиссии военных уставов мой хороший приятель – господин Магницкий, – сказал он, договаривая каждый слог и каждое слово, – и ежели вы того пожелаете, я могу свести вас с ним. (Он помолчал на точке.) Я надеюсь, что вы найдете в нем сочувствие и желание содействовать всему разумному.
Около Сперанского тотчас же составился кружок и тот старик, который говорил о своем чиновнике, Пряничникове, тоже с вопросом обратился к Сперанскому.
Князь Андрей, не вступая в разговор, наблюдал все движения Сперанского, этого человека, недавно ничтожного семинариста и теперь в руках своих, – этих белых, пухлых руках, имевшего судьбу России, как думал Болконский. Князя Андрея поразило необычайное, презрительное спокойствие, с которым Сперанский отвечал старику. Он, казалось, с неизмеримой высоты обращал к нему свое снисходительное слово. Когда старик стал говорить слишком громко, Сперанский улыбнулся и сказал, что он не может судить о выгоде или невыгоде того, что угодно было государю.
Поговорив несколько времени в общем кругу, Сперанский встал и, подойдя к князю Андрею, отозвал его с собой на другой конец комнаты. Видно было, что он считал нужным заняться Болконским.
– Я не успел поговорить с вами, князь, среди того одушевленного разговора, в который был вовлечен этим почтенным старцем, – сказал он, кротко презрительно улыбаясь и этой улыбкой как бы признавая, что он вместе с князем Андреем понимает ничтожность тех людей, с которыми он только что говорил. Это обращение польстило князю Андрею. – Я вас знаю давно: во первых, по делу вашему о ваших крестьянах, это наш первый пример, которому так желательно бы было больше последователей; а во вторых, потому что вы один из тех камергеров, которые не сочли себя обиженными новым указом о придворных чинах, вызывающим такие толки и пересуды.
– Да, – сказал князь Андрей, – отец не хотел, чтобы я пользовался этим правом; я начал службу с нижних чинов.
– Ваш батюшка, человек старого века, очевидно стоит выше наших современников, которые так осуждают эту меру, восстановляющую только естественную справедливость.
– Я думаю однако, что есть основание и в этих осуждениях… – сказал князь Андрей, стараясь бороться с влиянием Сперанского, которое он начинал чувствовать. Ему неприятно было во всем соглашаться с ним: он хотел противоречить. Князь Андрей, обыкновенно говоривший легко и хорошо, чувствовал теперь затруднение выражаться, говоря с Сперанским. Его слишком занимали наблюдения над личностью знаменитого человека.
– Основание для личного честолюбия может быть, – тихо вставил свое слово Сперанский.
– Отчасти и для государства, – сказал князь Андрей.
– Как вы разумеете?… – сказал Сперанский, тихо опустив глаза.
– Я почитатель Montesquieu, – сказал князь Андрей. – И его мысль о том, что le рrincipe des monarchies est l'honneur, me parait incontestable. Certains droits еt privileges de la noblesse me paraissent etre des moyens de soutenir ce sentiment. [основа монархий есть честь, мне кажется несомненной. Некоторые права и привилегии дворянства мне кажутся средствами для поддержания этого чувства.]