День Петра и Февронии

Поделись знанием:
(перенаправлено с «День семьи, любви и верности»)
Перейти к: навигация, поиск
День Петра и Февронии
</td>
Ромашка — символ праздника[1]
Тип христианский, народно-христианский и светский
Иначе День семьи
также Феврония Русальница, День семьи, любви и верности
Установлен в 2008 году как День семьи, любви и верности в России
Отмечается в России, восточными славянами
Дата 25 июня (8 июля)
Традиции купались уже без оглядки, т. к. считалось, что в этот день последние русалки уходят с берегов в глубь водоёмов и засыпают
Связан с день, следующий за Иваном Купалой

День Петра́ и Февро́нии — праздник в России[2][неавторитетный источник? 2787 дней].

День памяти святых Петра и Февронии в Русской православной церкви. Отмечается 25 июня (8 июля) и 6 (19) сентября. Пётр и Феврония — православные покровители семьи и брака[3].

В Российской Федерации с 2008 года 8 июля отмечается День семьи, любви и верности.

Согласно календарю восточнославянских народных праздников, соотносящемуся с православным месяцесловом, это день первого покоса. Считалось, что в этот день последние русалки уходят с берегов в глубь водоёмов, поэтому купаться уже было безопасно[4].





История праздника

Князь Пётр в летописных источниках не упоминается. Некоторые исследователи отождествляют Петра и Февронию с известным по летописям муромским князем Давидом Юрьевичем и его супругой. Князь Давид правил в Муроме с 1205-го по 1228 год и принял постриг с именем Петра, о его супруге практически ничего не известно.

Святые канонизированы Русской православной церковью в 1547 году. Вскоре после канонизации была составлена известная «Повесть о Петре и Февронии Муромских». По мнению исследователей, в повести объединены два народно-поэтических сюжета: волшебная сказка об огненном змие и сказка о мудрой деве[5]. С устно-поэтической народной традицией связан и образ центральной героини — Февронии. Жанр «Повести о Петре и Февронии Муромских» не находит соответствий ни с исторической повестью, ни с агиографической[6][страница не указана 2816 дней].

Установление церковного почитания

Днём церковного почитания святых является 25 июня по юлианскому календарю, 8 июля по григорианскому. Указание летописей на то, что кончина князя Давыда (Петра) и княгини и их погребение выпали на Светлую Седмицу (апрель) 1228 года, вызывает вопрос несоответствия времени смерти и даты церковного почитания. Церковная богослужебная практика знает два случая поминовения святых — в день их кончины и в день перенесения их святых мощей. В связи с этим исследователи высказывают предположение, что с датой 25 июня связано перенесение мощей святых князя и княгини из обветшавшего Борисоглебского кафедрального собора в новопостроенный собор Рождества Богородицы, уже существовавший в XV веке (обновлённый в XVI веке) на Воеводской горе, где мощи хранились до установления советской власти[7]. Собор был снесён в конце 1930-х годов.

В связи с тем, что день Петра и Февронии приходится на Петров пост, когда не совершается таинство брака, Священный Синод Русской православной церкви 25 декабря 2012 года установил второе празднование в память о перенесении мощей, состоявшемся в 1992 году. Празднование совершается в воскресенье, предшествующее 6 (19) сентября[8].

День семьи, любви и верности

К 2000 году в городе Муроме действовало четыре восстановленных монастыря (два мужских и два женских). В одном из них, в Троицком женском монастыре, хранятся мощи муромских святых Петра и Февронии, почитаемых православными как покровители семьи и любви.

В мае 2001 года мэр Мурома Валентин Качеван принял решение отмечать день города 8 июля, приурочив городской праздник к дню памяти муромских святых Петра и Февронии. По словам главы города, это не только дань религиозности, а прежде всего забота о воссоздании исторического облика города[9]. В дальнейшем администрация Мурома начала предпринимать попытки сделать местный официальный праздник муромских святых Петра и Февронии всероссийским[10].

В 2006 году глава Мурома направил в Госдуму воззвание с 15 тыс. подписей[11].

В апреле 2007 года в ежегодном послании Федеральному собранию президент России Владимир Путин заявил о решении объявить 2008 год «годом семьи». Указ был подписан в июле, председателем оргкомитета был назначен первый вице-премьер Дмитрий Медведев. А 24 декабря в Кремле состоялась церемония открытия Года семьи в России.

В январе 2008 года в Муроме было подписано коммюнике об учреждении Всероссийского Дня супружеской любви и семейного счастья. Свои подписи под обращением поставили глава Счётной палаты РФ и председатель Императорского православного палестинского общества, Сергей Степашин, глава попечительского совета Муромского мужского Спасо-Преображенского монастыря и аудитор Счётной палаты Сергей Рябухин, сенаторы Сергей Иванов и Алексей Клишин, глава округа Муром Валентин Качеван и настоятель Спасо-Преображенского монастыря игумен Кирилл.

Затем Степашин в письме обратился к Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II за благословением инициативы. Он высказал уверенность, что наступило время придать церковно-общественным торжествам в честь святых Петра и Февронии статус нового всероссийского государственного праздника[12].

26 марта 2008 года в Совете Федерации на заседании комитета по социальной политике инициатива об учреждении нового государственного праздника в День святых князей Петра и Февронии — «Всероссийского дня супружеской любви и семейного счастья» была одобрена единогласно. Оргкомитет по организации празднования, разработке символики и атрибутики праздника возглавила председатель комитета по социальной политике Валентина Петренко[13]. Позднее оргкомитет возглавила супруга президента России Дмитрия МедведеваСветлана Медведева, а её заместителем стала вице-президент Российского фонда культуры Татьяна Шумова. Медведевой принадлежит и идея ромашки как символа праздника[1]. Федеральным оргкомитетом праздника учреждена медаль «За любовь и верность». Ею награждаются «образцовые» семьи России: многодетные, «золотые», «бриллиантовые». С одной стороны памятный знак украшен портретами Петра и Февронии, на другой — красуется символ праздника — ромашка, два лепестка у неё окрашены в синий и красный цвета[14].

То что праздник был учреждён как альтернатива Дню святого Валентина подтвердил один из его инициаторов Сергей Рябухин[15].

В 2008 и в последующие годы для популяризации праздника во многих городах России были поставлены памятники Петру и Февронии.

Славянские традиции

Другие названия: Пётр и Феврония, Феврония Русальница[16], Февронии-русальницы[17]; белор. Фяўроння, Пятро, Давыд, Ефрасіння[18][страница не указана 2816 дней]; укр. Петра і Февронії.

К муромскому князю Петру и его жене Февронии обращаются супруги с молитвами о семейном счастье[19].

После купальских игр определялись пары суженых[20][страница не указана 2816 дней], и этот день покровительствовал семье и любви. В Белоруссии сохранилась поговорка: «До Петра девка хитра, а на Петры — хоть лицо ей подотри (от слёз, что не вышла замуж)»[18][страница не указана 2816 дней], свидетельствующая о том, что в старину с этого дня и до Петра игрались свадьбы. По народным верованиям, в этот день заключаются счастливые браки[21]. День считается счастливым для любви[22].

Первый покос. День ведьм, оборотней, колдунов и проказ всякой нежити, начиная с домовых и кончая русалками, — этот праздник является также и днём полной зрелости полевых и лесных трав, расцветающих к этому времени во всей красе. Всё растущее на земле — к «Иванову дню в полном соку»[23].

С Аграфены Купальницы и тем более с этого дня купались уже без оглядки, т. к. считалось, что в этот день последние русалки уходят с берегов в глубь водоёмов[24] и засыпают до весны.

С этого дня ожидается ещё сорок жарких дней[22].

См. также

Напишите отзыв о статье "День Петра и Февронии"

Примечания

  1. 1 2 [www.pravoslavie.ru/news/27112.htm Светлана Медведева считает важным возрождение традиции празднования Дня святых Петра и Февронии]. Интерфакс-Религия (9 июля 2008). Проверено 14 февраля 2011. [www.webcitation.org/65jT7mg7N Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  2. [rg.ru/2008/06/20/prazdnik.html Часовые любви ]
  3. [petripavel.tomsk.ru/openArticle.php?number=96 Святые Пётр и Феврония – покровители семьи и брака]
  4. Коринфский, 1901, с. 314.
  5. См. [starina-rus.ru/onchukov/49.php «Царь Пётр и хитрая жена»]. Русская народная сказка.
  6. Кусков, 2003.
  7. Никита (Добронравов), игумен. Житие свв. князей Петра и Февронии в общем контексте истории г. Мурома. // Троицкие листки. — Муром. — 2008. — 29. — С. 2-5.
  8. [www.patriarchia.ru/db/text/2674273.html ЖУРНАЛЫ заседания Священного Синода от 25-26 декабря 2012 года / Патриархия.ru]
  9. [www.murom.ru/node/111 День города Муром будет отмечать 8 июля. 25.05.2001]
  10. [www.portal-credo.ru/site/?act=monitor&id=188 "Известия.Ру": Съезд древнейших городов России "отменил" день Св. Валентина и учредил премию Ильи Муромца.]
  11. [top.rbc.ru/wildworld/21/01/2008/134913.shtml В России может появиться свой День всех влюбленных :: Top.rbc.ru]
  12. [marktreview.net/2008/patriarkha-priglasili-v-murom Председатель Счетной палаты РФ направил письмо Патриарху Алексию II]
  13. [www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=3&id=19674 В Совете Федерации одобрена инициатива об учреждении нового государственного праздника в День святых Петра и Февронии. 27.03.2008]
  14. [www.rg.ru/2008/06/20/prazdnik.html Часовые любви. 20.06.2008]
  15. [www.interfax-religion.ru/print.php?act=print_media&id=7716 Святой Валентин или Пётр и Феврония? В России должен отмечаться свой день любящих сердец.]
  16. Народная культура Сибири, 1998, с. 96.
  17. Юдина, 2000, с. 309.
  18. 1 2 Васілевіч, 1992.
  19. Котович, 2010, с. 198.
  20. Терещенко, 1999.
  21. Котович, 2010, с. 200.
  22. 1 2 Некрылова, 1991, с. 258.
  23. Коринфский, 1901, с. 312.
  24. Коринфский, 1901, с. 313.

Литература

  1. Васілевіч Ул. А. [starbel.narod.ru/kalendar.htm Беларускі народны каляндар] (белор.) // Паэзія беларускага земляробчага календара. Склад. Ліс А.С.. — Мн., 1992. — С. 554—612.
  2. Золотые правила народной культуры / О. В. Котович, И. И. Крук. — Мн.: Адукацыя i выхаванне, 2010. — 592 с. — 3000 экз. — ISBN 978-985-471-335-9.
  3. Коринфский А. А. Народная Русь. — М.: Издание книгопродавца М. В. Клюкина, 1901. — 723 с.
  4. Кусков В. В. [society.polbu.ru/kuskov_lithistory/ch21_all.html История древнерусской литературы. 7-е изд]. — М.: Высшая школа, 2003. — 336 с.
  5. Народная культура Сибири: Материалы VII научно-практического семинара Сибирского регионального вузовского центра по фольклору / Редкол.: Т. Г. Леонова (отв. ред.) и др. — Омск: Издательство Омского гос. педагог. университета, 1998. — 239 с. — ISBN 5-8268-0269-3.
  6. Некрылова А. Ф. Круглый год. — М.: Правда, 1991. — 496 с. — ISBN 5-253-00598-6.
  7. Терещенко А. В. [www.booksite.ru/fulltext/4by/tru/ssk/ogo/index.htm Быт русского народа: забавы, игры, хороводы]. — М.: Русская книга, 1999.
  8. Юдина Н. А. Энциклопедия русских обычаев. — М.: Рипол Классик, 2000. — 510 с. — ISBN 5-9533-0500-1.

Ссылки

  • [www.petr-fevronia.ru Сайт о Петре и Февронии] (petr-fevronia.ru)
  • [ppf.asf.ru/drl/fevron.html Повесть о Петре и Февронии Муромских] Оригинальный текст в современной орфографии (ppf.asf.ru)
  • [starina-rus.ru/onchukov/49.php «Царь Пётр и хитрая жена»]. Русская народная сказка. (starina-rus.ru)
  • [www.pravoslavie.ru/put/050323114727.htm Загадки святой Февронии Муромской] (pravoslavie.ru)
  • [forum.club-pif.ru/viewforum.php?f=16 Подборка проповедей о семье и браке с молебна святым Петру и Февронии Муромским] (club-pif.ru)
  • [www.solnet.ee/holidays/s33_1.html Фотографии памятников Петру и Февронии в городах России] (solnet.ee)

Отрывок, характеризующий День Петра и Февронии

– Ваше сиятельство, лёгко как! – сказал он, почтительно улыбаясь.
– Что!
– Лёгко, ваше сиятельство.
«Что он говорит?» подумал князь Андрей. «Да, об весне верно, подумал он, оглядываясь по сторонам. И то зелено всё уже… как скоро! И береза, и черемуха, и ольха уж начинает… А дуб и не заметно. Да, вот он, дуб».
На краю дороги стоял дуб. Вероятно в десять раз старше берез, составлявших лес, он был в десять раз толще и в два раза выше каждой березы. Это был огромный в два обхвата дуб с обломанными, давно видно, суками и с обломанной корой, заросшей старыми болячками. С огромными своими неуклюжими, несимметрично растопыренными, корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиняться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.
«Весна, и любовь, и счастие!» – как будто говорил этот дуб, – «и как не надоест вам всё один и тот же глупый и бессмысленный обман. Всё одно и то же, и всё обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастия. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинакие, и вон и я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, где ни выросли они – из спины, из боков; как выросли – так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам».
Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу, как будто он чего то ждал от него. Цветы и трава были и под дубом, но он всё так же, хмурясь, неподвижно, уродливо и упорно, стоял посреди их.
«Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, думал князь Андрей, пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем жизнь, – наша жизнь кончена!» Целый новый ряд мыслей безнадежных, но грустно приятных в связи с этим дубом, возник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь, и пришел к тому же прежнему успокоительному и безнадежному заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая.


По опекунским делам рязанского именья, князю Андрею надо было видеться с уездным предводителем. Предводителем был граф Илья Андреич Ростов, и князь Андрей в середине мая поехал к нему.
Был уже жаркий период весны. Лес уже весь оделся, была пыль и было так жарко, что проезжая мимо воды, хотелось купаться.
Князь Андрей, невеселый и озабоченный соображениями о том, что и что ему нужно о делах спросить у предводителя, подъезжал по аллее сада к отрадненскому дому Ростовых. Вправо из за деревьев он услыхал женский, веселый крик, и увидал бегущую на перерез его коляски толпу девушек. Впереди других ближе, подбегала к коляске черноволосая, очень тоненькая, странно тоненькая, черноглазая девушка в желтом ситцевом платье, повязанная белым носовым платком, из под которого выбивались пряди расчесавшихся волос. Девушка что то кричала, но узнав чужого, не взглянув на него, со смехом побежала назад.
Князю Андрею вдруг стало от чего то больно. День был так хорош, солнце так ярко, кругом всё так весело; а эта тоненькая и хорошенькая девушка не знала и не хотела знать про его существование и была довольна, и счастлива какой то своей отдельной, – верно глупой – но веселой и счастливой жизнию. «Чему она так рада? о чем она думает! Не об уставе военном, не об устройстве рязанских оброчных. О чем она думает? И чем она счастлива?» невольно с любопытством спрашивал себя князь Андрей.
Граф Илья Андреич в 1809 м году жил в Отрадном всё так же как и прежде, то есть принимая почти всю губернию, с охотами, театрами, обедами и музыкантами. Он, как всякому новому гостю, был рад князю Андрею, и почти насильно оставил его ночевать.
В продолжение скучного дня, во время которого князя Андрея занимали старшие хозяева и почетнейшие из гостей, которыми по случаю приближающихся именин был полон дом старого графа, Болконский несколько раз взглядывая на Наташу чему то смеявшуюся и веселившуюся между другой молодой половиной общества, всё спрашивал себя: «о чем она думает? Чему она так рада!».
Вечером оставшись один на новом месте, он долго не мог заснуть. Он читал, потом потушил свечу и опять зажег ее. В комнате с закрытыми изнутри ставнями было жарко. Он досадовал на этого глупого старика (так он называл Ростова), который задержал его, уверяя, что нужные бумаги в городе, не доставлены еще, досадовал на себя за то, что остался.
Князь Андрей встал и подошел к окну, чтобы отворить его. Как только он открыл ставни, лунный свет, как будто он настороже у окна давно ждал этого, ворвался в комнату. Он отворил окно. Ночь была свежая и неподвижно светлая. Перед самым окном был ряд подстриженных дерев, черных с одной и серебристо освещенных с другой стороны. Под деревами была какая то сочная, мокрая, кудрявая растительность с серебристыми кое где листьями и стеблями. Далее за черными деревами была какая то блестящая росой крыша, правее большое кудрявое дерево, с ярко белым стволом и сучьями, и выше его почти полная луна на светлом, почти беззвездном, весеннем небе. Князь Андрей облокотился на окно и глаза его остановились на этом небе.
Комната князя Андрея была в среднем этаже; в комнатах над ним тоже жили и не спали. Он услыхал сверху женский говор.
– Только еще один раз, – сказал сверху женский голос, который сейчас узнал князь Андрей.
– Да когда же ты спать будешь? – отвечал другой голос.
– Я не буду, я не могу спать, что ж мне делать! Ну, последний раз…
Два женские голоса запели какую то музыкальную фразу, составлявшую конец чего то.
– Ах какая прелесть! Ну теперь спать, и конец.
– Ты спи, а я не могу, – отвечал первый голос, приблизившийся к окну. Она видимо совсем высунулась в окно, потому что слышно было шуршанье ее платья и даже дыханье. Всё затихло и окаменело, как и луна и ее свет и тени. Князь Андрей тоже боялся пошевелиться, чтобы не выдать своего невольного присутствия.
– Соня! Соня! – послышался опять первый голос. – Ну как можно спать! Да ты посмотри, что за прелесть! Ах, какая прелесть! Да проснись же, Соня, – сказала она почти со слезами в голосе. – Ведь этакой прелестной ночи никогда, никогда не бывало.
Соня неохотно что то отвечала.
– Нет, ты посмотри, что за луна!… Ах, какая прелесть! Ты поди сюда. Душенька, голубушка, поди сюда. Ну, видишь? Так бы вот села на корточки, вот так, подхватила бы себя под коленки, – туже, как можно туже – натужиться надо. Вот так!
– Полно, ты упадешь.
Послышалась борьба и недовольный голос Сони: «Ведь второй час».
– Ах, ты только всё портишь мне. Ну, иди, иди.
Опять всё замолкло, но князь Андрей знал, что она всё еще сидит тут, он слышал иногда тихое шевеленье, иногда вздохи.
– Ах… Боже мой! Боже мой! что ж это такое! – вдруг вскрикнула она. – Спать так спать! – и захлопнула окно.
«И дела нет до моего существования!» подумал князь Андрей в то время, как он прислушивался к ее говору, почему то ожидая и боясь, что она скажет что нибудь про него. – «И опять она! И как нарочно!» думал он. В душе его вдруг поднялась такая неожиданная путаница молодых мыслей и надежд, противоречащих всей его жизни, что он, чувствуя себя не в силах уяснить себе свое состояние, тотчас же заснул.


На другой день простившись только с одним графом, не дождавшись выхода дам, князь Андрей поехал домой.
Уже было начало июня, когда князь Андрей, возвращаясь домой, въехал опять в ту березовую рощу, в которой этот старый, корявый дуб так странно и памятно поразил его. Бубенчики еще глуше звенели в лесу, чем полтора месяца тому назад; всё было полно, тенисто и густо; и молодые ели, рассыпанные по лесу, не нарушали общей красоты и, подделываясь под общий характер, нежно зеленели пушистыми молодыми побегами.
Целый день был жаркий, где то собиралась гроза, но только небольшая тучка брызнула на пыль дороги и на сочные листья. Левая сторона леса была темна, в тени; правая мокрая, глянцовитая блестела на солнце, чуть колыхаясь от ветра. Всё было в цвету; соловьи трещали и перекатывались то близко, то далеко.
«Да, здесь, в этом лесу был этот дуб, с которым мы были согласны», подумал князь Андрей. «Да где он», подумал опять князь Андрей, глядя на левую сторону дороги и сам того не зная, не узнавая его, любовался тем дубом, которого он искал. Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого недоверия и горя, – ничего не было видно. Сквозь жесткую, столетнюю кору пробились без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что этот старик произвел их. «Да, это тот самый дуб», подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное, весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мертвое, укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна, – и всё это вдруг вспомнилось ему.
«Нет, жизнь не кончена в 31 год, вдруг окончательно, беспеременно решил князь Андрей. Мало того, что я знаю всё то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо, надо, чтобы все знали меня, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтоб не жили они так независимо от моей жизни, чтоб на всех она отражалась и чтобы все они жили со мною вместе!»

Возвратившись из своей поездки, князь Андрей решился осенью ехать в Петербург и придумал разные причины этого решенья. Целый ряд разумных, логических доводов, почему ему необходимо ехать в Петербург и даже служить, ежеминутно был готов к его услугам. Он даже теперь не понимал, как мог он когда нибудь сомневаться в необходимости принять деятельное участие в жизни, точно так же как месяц тому назад он не понимал, как могла бы ему притти мысль уехать из деревни. Ему казалось ясно, что все его опыты жизни должны были пропасть даром и быть бессмыслицей, ежели бы он не приложил их к делу и не принял опять деятельного участия в жизни. Он даже не понимал того, как на основании таких же бедных разумных доводов прежде очевидно было, что он бы унизился, ежели бы теперь после своих уроков жизни опять бы поверил в возможность приносить пользу и в возможность счастия и любви. Теперь разум подсказывал совсем другое. После этой поездки князь Андрей стал скучать в деревне, прежние занятия не интересовали его, и часто, сидя один в своем кабинете, он вставал, подходил к зеркалу и долго смотрел на свое лицо. Потом он отворачивался и смотрел на портрет покойницы Лизы, которая с взбитыми a la grecque [по гречески] буклями нежно и весело смотрела на него из золотой рамки. Она уже не говорила мужу прежних страшных слов, она просто и весело с любопытством смотрела на него. И князь Андрей, заложив назад руки, долго ходил по комнате, то хмурясь, то улыбаясь, передумывая те неразумные, невыразимые словом, тайные как преступление мысли, связанные с Пьером, с славой, с девушкой на окне, с дубом, с женской красотой и любовью, которые изменили всю его жизнь. И в эти то минуты, когда кто входил к нему, он бывал особенно сух, строго решителен и в особенности неприятно логичен.
– Mon cher, [Дорогой мой,] – бывало скажет входя в такую минуту княжна Марья, – Николушке нельзя нынче гулять: очень холодно.
– Ежели бы было тепло, – в такие минуты особенно сухо отвечал князь Андрей своей сестре, – то он бы пошел в одной рубашке, а так как холодно, надо надеть на него теплую одежду, которая для этого и выдумана. Вот что следует из того, что холодно, а не то чтобы оставаться дома, когда ребенку нужен воздух, – говорил он с особенной логичностью, как бы наказывая кого то за всю эту тайную, нелогичную, происходившую в нем, внутреннюю работу. Княжна Марья думала в этих случаях о том, как сушит мужчин эта умственная работа.


Князь Андрей приехал в Петербург в августе 1809 года. Это было время апогея славы молодого Сперанского и энергии совершаемых им переворотов. В этом самом августе, государь, ехав в коляске, был вывален, повредил себе ногу, и оставался в Петергофе три недели, видаясь ежедневно и исключительно со Сперанским. В это время готовились не только два столь знаменитые и встревожившие общество указа об уничтожении придворных чинов и об экзаменах на чины коллежских асессоров и статских советников, но и целая государственная конституция, долженствовавшая изменить существующий судебный, административный и финансовый порядок управления России от государственного совета до волостного правления. Теперь осуществлялись и воплощались те неясные, либеральные мечтания, с которыми вступил на престол император Александр, и которые он стремился осуществить с помощью своих помощников Чарторижского, Новосильцева, Кочубея и Строгонова, которых он сам шутя называл comite du salut publique. [комитет общественного спасения.]