Джалал-Абадская область

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Область Киргизской Республики

Джалал-Абадская область
кирг. Жалалабат облусу

Административный центр

Джалал-Абад

Площадь

- Всего
- % водн. пов.

33 700 км²

Население

- Всего
- Плотность

1 122 400 (2015)

33,3/км²

Государственный язык

киргизский, русский

Полномочный представитель Правительства КР в Джалал-Абадской области

Жумагуль Эгамбердиева

Часовой пояс

UTC +6

Автомобильный код

D, 04

Официальный сайт:

dj.e-region.kg/default.aspx

Джала́л-Аба́дская о́бласть (кирг. Жалалабат облусу) — одна из административно-территориальных единиц Киргизской Республики, расположенная на юго-западе страны. Образована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 ноября 1939 года. Административный центр области — город Джалал-Абад. Население — 1 036 700 человек (2011). В этнокультурном и экономическом плане регион, вместе с соседними Ошской и Баткенской областями, является частью Южной Киргизии — аграрной, более гористой и менее развитой частью страны.





География

Главными единицами рельефа области являются северо-восточная окраина Ферганской долины и горы Западного Тянь-Шаня, распадающегося на следующие хребты: Таласский Алатау, Сусамыртау, Пскемский хребет, Ферганский хребет, Чандалашский хребет и Чаткальский хребет. Из-за изолированного, но достаточно южного положения области, её климат носит умеренный, но довольно континентальный характер. В горах возможны сильные заморозки, снегопады. В долинах летом очень засушливо. У подножия гор простираются степи и полупустыни, на склонах расположены орехоплодные и хвойные леса, разрежённые арчовники; выше субальпийские и альпийские луга, скалы и ледники. Область занимает площадь 33 700 км² (около 17 % площади Киргизии). Более 70 % её территории занимают редкозаселённые высокогорья западного Тянь-Шаня. Оставшиеся 30 %, главным образом земли вдоль границы с Узбекистаном и долина реки Нарын представляют собой густонаселённые предгорья и равнинные части Ферганской долины, отведённые под орошаемое земледелие (хлопководство). Область расположена в зоне засушливого резко-континентального климата, однако наличие нескольких крупных ледников в горах позволяют ей располагать довольно значительными водными ресурсами. Главная водная артерия области — река Нарын, одна из главных составляющих второй по величине и значению реки Средней Азии — Сырдарьи, а также многочисленные притоки Нарына. Нарын также является источником гидроэлектроэнергии области, на нём в советское время были сооружены несколько ГЭС.

История

Высокогорные регионы области заселили кочевые племена киргизов-скотоводов, тюрко-монголоязычных переселенцев с Алтая. В более равнинных регионах длительное время сохранялись автохонные индоевропейские группы иранского происхождения, занимавшиеся орошаемым земледением ещё во времена античности. В конце средних веков, после интенсивных тюркско-монгольских миграций, эти группы постепенно тюркизируются, но сохраняют довольно развитую городскую и земледельческую культуру: на их основе образуется узбекский этнос.

Данная этнокультурная стратификация по уровню рельефа в Ферганской долине в целом (и в области, в частности) сохранялась с конца средних веков — почти до нашего времени, когда, уже после национально-территориального размежевания в Средней Азии[1] и установления административно-территориального деления Киргизской ССР, группы традиционно-горных киргизов переходят на оседлый образ жизни и переселяются ближе к подножьям гор.

Территория Джалал-Абадской области вплоть до конца XIX века находилась под контролем Кокандского ханства, покуда 28 февраля 1876 года и ханство, и зависимые от него территории не вошли в состав Российской империи. Собственно Джалал-Абадская область была образована из Джалал-Абадского округа Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 ноября 1939 года. В администра­тивно-территориальном отношении область подразде­лялась следующим образом: центр г. Джалал-Абад; посёлок Кок-Янгак, не входящий в состав районов; районы: Алабукинский (центр — село Алабука), Базар-Курганский (с. Базар-Курган), Джалал-Абадский (г. Джалал-Абад), Караванский (с. Караван), Кетмень-Тюбинский (с. Акчи-Карасу), Ленинский (с. Ленинджол), Октябрьский (с. Октябрьское), Таш-Кумырский (рабочий посёлок Таш-Кумыр), Учтерекский (с. Учтерек), Чаткальский (с. Янги-Базар)[2].

В 1940 году Джалал-Абадский район упразднён, образован Сузакский район (с. Сузак). 7 декабря 1940 года Кетмень-Тюбинский район переименован в Токтогульский (с. Токтогул).

16 ноября 1942 года посёлком областного подчинения стал рп. Таш-Кумыр, а вместо Таш-Кумырского района образован Джанги-Джольский район (с. Джанги-Джоль).

15 апреля 1943 года к категории городов областного подчинения отнесены рабочие посёлки областного подчинения Кок-Янгак и Таш-Кумыр.

3 января 1944 года образован Ачинский район (с. Ачи).

22 июня 1944 года Чаткальский район передан в состав вновь образованной Таласской области.

В 1956 году упразднены Ачинский и Учтерекский районы; к категории городов областного подчинения отнесён Майли-Сай.

29 октября 1958 года упразднён Караванский район, центр Джанги-Джольского района перенесён в с. Караван.

27 января 1959 года, в ходе программы по административно-территориальному укрупнению, Джалал-Абадская область упразднена, её районы отошли к Ошской области.

Джала-Абадская область вновь была восстановлена 14 декабря 1990 году по причине быстрого роста её населения. Стала насчитывать 8 районов и 5 городов областного подчинения. Районы: Ала-Букинский (с. Ала-Бука), Базар-Коргонский (с. Базар-Коргон), Джаны-Джольский (с. Караван), Ленинский (с. Ленинджол), Сузакский (с. Сузак), Тогуз-Тороуский (с. Казарман), Токтогульский (пгт. Токтогул), Чаткальский (пос. Каныш-Кия); города: Джалал-Абад, Кара-Куль, Кок-Янгак, Майли-Сай, Таш-Кумыр.

7 февраля 1992 года создан Уч-Терекский район (с. Уч-Терек).

6 марта 1992 года Джаны-Джольский район переименован в Аксыйский (с. Кербен), Ленинский район в Ноокенский (с. Массы).

23 июля 1992 года название города областного подчинения Майли-Сай изменено на Майлуу-Суу.

30 сентября 1998 года Уч-Терекский район вошёл в состав Токтогульского района (пгт. Токтогул).

В настоящее время Джалал-Абадская область состоит из 8 районов: Аксыйский (с. Кербен), Ала-Букинский (пгт. Ала-Бука), Базар-Коргонский (с. Базар-Коргон), Ноокенский (с. Массы), Сузакский (Сузак), Тогуз-Тороусский (с. Казарман), Токтогульский (пгт. Токтогул), Чаткальский (пос. Каныш-Кыя); 5 городов областного подчинения: Джала-Абад, Кара-Куль, Кок-Жангак, Майлуу-Суу, Ташкомур.

В конце XX — начале XXI веков в Джалал-Абадской области нередко вспыхивали кровавые этнические конфликты киргизов с узбеками. В ноябре 2005 года, в колониях Джалал-Абадской и Чуйской областей произошёл самый громкий тюремный бунт на постсоветском пространстве. Мятеж был подавлен при помощи огнестрельного оружия и бронетехники. По официальным данным, в ходе операции погибли несколько десятков человек[3].

Административное деление

Джалал-Абадская область состоит из 8 районов:

Население

В настоящее время население в области проживает 1 036 700 человек (20 % населения Киргизии), население по данным статистики 2003 года — 834 тыс. чел., плотность населения 26 чел. на 1 км² (в долинах 200—500 человек 1 км², в горах 0-5 человек 1 км² . В населении области преобладают киргизы (около 70 %), до четверти населения составляют узбеки, имеется небольшое количество русских и турок, таджиков. Основная религия в области — ислам светского толка, с примесью шаманизма в среде киргизов. Русские и русскоязычные — православные и атеисты. Средний размер домохозяйства в области — 4,5 человека. После массовой эмиграции русскоязычного населения, которое в области, впрочем, никогда не было особенно многочисленным, начались интенсивные миграционные процессы и среди киргизов. Сельские киргизы сначала устремились в Джалалабад, затем в Чуйскую область и Фрунзе (Бишкек), а в последнее время на заработки в РФ. Высокогорные районы области, которые являлись регионами традиционного проживания киргизов — кочевников и скотоводов (см. тюркские народы), практически обезлюдели. В силу своего приграничного положения рядом с Узбекистаном, в области высока доля различных этноязыковых меньшинств.

Национальный состав

Этнический состав населения области:[4][5]
Численность
в 1989 году
 % Численность
в 1999 году
 % Численность
в 2009 году
 %
всего 743 279 100,00 % 869 259 100,00 % 1 009 889 100,00 %
Киргизы 452 868 60,93 % 607 036 69,83 % 725 321 71,82 %
Узбеки 175 705 23,64 % 212 030 24,39 % 250 748 24,83 %
Русские 54 024 7,27 % 17 930 2,06 % 9 120 0,90 %
Турки 4 413 0,59 % 4 842 0,56 % 5 842 0,58 %
Таджики 4 525 0,61 % 5 236 0,60 % 5 642 0,56 %
Татары 15 936 2,14 % 6 933 0,80 % 3 694 0,37 %
Уйгуры 3 360 0,45 % 3 776 0,43 % 3 271 0,32 %
Курды 8 173 1,10 % 2 158 0,25 % 1 902 0,19 %
Азербайджанцы 586 0,08 % 259 0,03 % 996 0,10 %
Украинцы 9 503 1,28 % 2 463 0,28 % 789 0,08 %
Казахи 1 564 0,21 % 1 130 0,13 % 692 0,07 %
Хемшилы [6] 382 0,04 % 352 0,03 %
Корейцы 672 0,09 % 377 0,04 % 237 0,02 %
Немцы 4 425 0,60 % 672 0,08 % 210 0,02 %
Башкиры 1 055 0,14 % 392 0,05 % 164 0,02 %
Чеченцы 255 0,03 % 114 0,01 % 89 0,01 %
Арабы 65 0,01 % 861 0,10 % 75 0,01 %
Грузины 200 0,03 % 116 0,01 % 51 0,01 %
Туркмены 137 0,02 % 33 0,00 % 46 0,00 %
Персы 43 0,01 % 58 0,01 % 46 0,00 %
Белорусы 624 0,08 % 115 0,01 % 45 0,00 %
Балкарцы 126 0,02 % 49 0,01 % 44 0,00 %
Армяне 730 0,10 % 109 0,01 % 38 0,00 %
Дунгане 60 0,01 % 24 0,00 % 36 0,00 %
Крымские татары 2 261 0,30 % 18 0,00 % 31 0,00 %
другие 1 969 0,26 % 2146 0,29 % 408 0,05 %

Населённые пункты

В области расположены следующие города и пгт:

Экономика

Индустриализация области, имевшая место во времена СССР, выражалась в основном в строительстве крупных ГЭС, основной квалифицированный обслуживающий персонал на которых был в из РСФСР и УССР. Тогда же интенсивно развивалось хлопководство, интенсивное ирригационное орошение в условиях колхозных и совхозных хозяйств, где было задействовано киргизское и узбекское население. Распад СССР привёл к деиндустриализации края, как и страны в целом, упадку технологически оснащённого сельского хозяйства области. Область страдает от хронической безработицы, достигающей 70 %. В области в прошлом велась интенсивная добыча нефти, газа, каменного угля (Кок-Янгак, Таш-Кумыр) и полиметаллических руд. Основной вклад в экономику вносит электроэнергия с каскада ГЭС и водохранилищ на реке Нарын: Токтогульская ГЭС, Курпсайская ГЭС, Таш-Кумырская ГЭС, Учкурганская ГЭС). В советское время заметным был вклад машиностроения, электротехники, строительства, хлопко-очистительной, лёгкой и пищевой промышленности. В Ферганской долине развито поливное земледелие. Специализация: зерновые, хлопчатник, табак, виноград, садоводство, животноводство (овцы, козы, коровы, лошади), шелководство; на склонах — богарное земледелие. В горах важнейшая отрасль — овцеводство.

Достопримечательности

Область располагает значительным рекреационно-туристическим материалом. В области расположены три известных особо охраняемых природных территории: Беш-Аральский государственный заповедник, Сары-Челекский государственный биосферный заповедник и Падышатинский государственный заповедник. Сам областной центр — город Джалал-Абад издавна является курортом (минеральные источники). Также на территории области расположены Арсланбобские водопады, озеро Сары-Челек; средневековый мавзолей Шах-Фазиль (XIII век).

Напишите отзыв о статье "Джалал-Абадская область"

Примечания

  1. Инициатором национально-территориального размежевания был ответственный секретарь ЦК КП (б) Туркестана и член Среднеазиатского бюро ЦК РКП(б), литовец И. М. Варейкис. Вновь созданные союзные республики получили тогда необычайно причудливые, извилистые границы (особенно в пределах Ферганской долины).
  2. [archive.is/1LV7n#selection-331.87-331.167 Джала-Абадская область // Всемирный исторический проект]
  3. Газета «Ситуация», № 25 январь 2009, стр. 3, [avtonom.org/files/situazion/situazion25.pdf]
  4. [web.archive.org/web/20110810173253/212.42.101.100:8088/nacstat/sites/default/files/%D0%94%D0%B6%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D0%BB-%D0%90%D0%B1%D0%B0%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F%20%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C.pdf Перепись населения Киргизии 2009. Джалал-Абадская область]
  5. [www.demoscope.ru/weekly/2005/0197/analit04.php Население Киргизии]
  6. По переписи 1989 года хемшилы включались в состав армян

Ссылки

  • [dj.e-region.kg/default.aspx Информационный портал Джалал-Абадской областной государственной администрации]
  • [www.local.gov.kg/index.php?option=com_content&task=view&id=10&Itemid=36 Местное самоуправление Джалал-Абадской области]


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Джалал-Абадская область

«Что ж я такой же, как и все, когда дело не коснется до травли. Ну, а уж тут держись!» казалось Николаю, что говорил вид этой собаки.
Когда, долго после, дядюшка подъехал к Николаю и заговорил с ним, Николай был польщен тем, что дядюшка после всего, что было, еще удостоивает говорить с ним.


Когда ввечеру Илагин распростился с Николаем, Николай оказался на таком далеком расстоянии от дома, что он принял предложение дядюшки оставить охоту ночевать у него (у дядюшки), в его деревеньке Михайловке.
– И если бы заехали ко мне – чистое дело марш! – сказал дядюшка, еще бы того лучше; видите, погода мокрая, говорил дядюшка, отдохнули бы, графинечку бы отвезли в дрожках. – Предложение дядюшки было принято, за дрожками послали охотника в Отрадное; а Николай с Наташей и Петей поехали к дядюшке.
Человек пять, больших и малых, дворовых мужчин выбежало на парадное крыльцо встречать барина. Десятки женщин, старых, больших и малых, высунулись с заднего крыльца смотреть на подъезжавших охотников. Присутствие Наташи, женщины, барыни верхом, довело любопытство дворовых дядюшки до тех пределов, что многие, не стесняясь ее присутствием, подходили к ней, заглядывали ей в глаза и при ней делали о ней свои замечания, как о показываемом чуде, которое не человек, и не может слышать и понимать, что говорят о нем.
– Аринка, глянь ка, на бочькю сидит! Сама сидит, а подол болтается… Вишь рожок!
– Батюшки светы, ножик то…
– Вишь татарка!
– Как же ты не перекувыркнулась то? – говорила самая смелая, прямо уж обращаясь к Наташе.
Дядюшка слез с лошади у крыльца своего деревянного заросшего садом домика и оглянув своих домочадцев, крикнул повелительно, чтобы лишние отошли и чтобы было сделано всё нужное для приема гостей и охоты.
Всё разбежалось. Дядюшка снял Наташу с лошади и за руку провел ее по шатким досчатым ступеням крыльца. В доме, не отштукатуренном, с бревенчатыми стенами, было не очень чисто, – не видно было, чтобы цель живших людей состояла в том, чтобы не было пятен, но не было заметно запущенности.
В сенях пахло свежими яблоками, и висели волчьи и лисьи шкуры. Через переднюю дядюшка провел своих гостей в маленькую залу с складным столом и красными стульями, потом в гостиную с березовым круглым столом и диваном, потом в кабинет с оборванным диваном, истасканным ковром и с портретами Суворова, отца и матери хозяина и его самого в военном мундире. В кабинете слышался сильный запах табаку и собак. В кабинете дядюшка попросил гостей сесть и расположиться как дома, а сам вышел. Ругай с невычистившейся спиной вошел в кабинет и лег на диван, обчищая себя языком и зубами. Из кабинета шел коридор, в котором виднелись ширмы с прорванными занавесками. Из за ширм слышался женский смех и шопот. Наташа, Николай и Петя разделись и сели на диван. Петя облокотился на руку и тотчас же заснул; Наташа и Николай сидели молча. Лица их горели, они были очень голодны и очень веселы. Они поглядели друг на друга (после охоты, в комнате, Николай уже не считал нужным выказывать свое мужское превосходство перед своей сестрой); Наташа подмигнула брату и оба удерживались недолго и звонко расхохотались, не успев еще придумать предлога для своего смеха.
Немного погодя, дядюшка вошел в казакине, синих панталонах и маленьких сапогах. И Наташа почувствовала, что этот самый костюм, в котором она с удивлением и насмешкой видала дядюшку в Отрадном – был настоящий костюм, который был ничем не хуже сюртуков и фраков. Дядюшка был тоже весел; он не только не обиделся смеху брата и сестры (ему в голову не могло притти, чтобы могли смеяться над его жизнию), а сам присоединился к их беспричинному смеху.
– Вот так графиня молодая – чистое дело марш – другой такой не видывал! – сказал он, подавая одну трубку с длинным чубуком Ростову, а другой короткий, обрезанный чубук закладывая привычным жестом между трех пальцев.
– День отъездила, хоть мужчине в пору и как ни в чем не бывало!
Скоро после дядюшки отворила дверь, по звуку ног очевидно босая девка, и в дверь с большим уставленным подносом в руках вошла толстая, румяная, красивая женщина лет 40, с двойным подбородком, и полными, румяными губами. Она, с гостеприимной представительностью и привлекательностью в глазах и каждом движеньи, оглянула гостей и с ласковой улыбкой почтительно поклонилась им. Несмотря на толщину больше чем обыкновенную, заставлявшую ее выставлять вперед грудь и живот и назад держать голову, женщина эта (экономка дядюшки) ступала чрезвычайно легко. Она подошла к столу, поставила поднос и ловко своими белыми, пухлыми руками сняла и расставила по столу бутылки, закуски и угощенья. Окончив это она отошла и с улыбкой на лице стала у двери. – «Вот она и я! Теперь понимаешь дядюшку?» сказало Ростову ее появление. Как не понимать: не только Ростов, но и Наташа поняла дядюшку и значение нахмуренных бровей, и счастливой, самодовольной улыбки, которая чуть морщила его губы в то время, как входила Анисья Федоровна. На подносе были травник, наливки, грибки, лепешечки черной муки на юраге, сотовой мед, мед вареный и шипучий, яблоки, орехи сырые и каленые и орехи в меду. Потом принесено было Анисьей Федоровной и варенье на меду и на сахаре, и ветчина, и курица, только что зажаренная.
Всё это было хозяйства, сбора и варенья Анисьи Федоровны. Всё это и пахло и отзывалось и имело вкус Анисьи Федоровны. Всё отзывалось сочностью, чистотой, белизной и приятной улыбкой.
– Покушайте, барышня графинюшка, – приговаривала она, подавая Наташе то то, то другое. Наташа ела все, и ей показалось, что подобных лепешек на юраге, с таким букетом варений, на меду орехов и такой курицы никогда она нигде не видала и не едала. Анисья Федоровна вышла. Ростов с дядюшкой, запивая ужин вишневой наливкой, разговаривали о прошедшей и о будущей охоте, о Ругае и Илагинских собаках. Наташа с блестящими глазами прямо сидела на диване, слушая их. Несколько раз она пыталась разбудить Петю, чтобы дать ему поесть чего нибудь, но он говорил что то непонятное, очевидно не просыпаясь. Наташе так весело было на душе, так хорошо в этой новой для нее обстановке, что она только боялась, что слишком скоро за ней приедут дрожки. После наступившего случайно молчания, как это почти всегда бывает у людей в первый раз принимающих в своем доме своих знакомых, дядюшка сказал, отвечая на мысль, которая была у его гостей:
– Так то вот и доживаю свой век… Умрешь, – чистое дело марш – ничего не останется. Что ж и грешить то!
Лицо дядюшки было очень значительно и даже красиво, когда он говорил это. Ростов невольно вспомнил при этом всё, что он хорошего слыхал от отца и соседей о дядюшке. Дядюшка во всем околотке губернии имел репутацию благороднейшего и бескорыстнейшего чудака. Его призывали судить семейные дела, его делали душеприказчиком, ему поверяли тайны, его выбирали в судьи и другие должности, но от общественной службы он упорно отказывался, осень и весну проводя в полях на своем кауром мерине, зиму сидя дома, летом лежа в своем заросшем саду.
– Что же вы не служите, дядюшка?
– Служил, да бросил. Не гожусь, чистое дело марш, я ничего не разберу. Это ваше дело, а у меня ума не хватит. Вот насчет охоты другое дело, это чистое дело марш! Отворите ка дверь то, – крикнул он. – Что ж затворили! – Дверь в конце коридора (который дядюшка называл колидор) вела в холостую охотническую: так называлась людская для охотников. Босые ноги быстро зашлепали и невидимая рука отворила дверь в охотническую. Из коридора ясно стали слышны звуки балалайки, на которой играл очевидно какой нибудь мастер этого дела. Наташа уже давно прислушивалась к этим звукам и теперь вышла в коридор, чтобы слышать их яснее.
– Это у меня мой Митька кучер… Я ему купил хорошую балалайку, люблю, – сказал дядюшка. – У дядюшки было заведено, чтобы, когда он приезжает с охоты, в холостой охотнической Митька играл на балалайке. Дядюшка любил слушать эту музыку.
– Как хорошо, право отлично, – сказал Николай с некоторым невольным пренебрежением, как будто ему совестно было признаться в том, что ему очень были приятны эти звуки.
– Как отлично? – с упреком сказала Наташа, чувствуя тон, которым сказал это брат. – Не отлично, а это прелесть, что такое! – Ей так же как и грибки, мед и наливки дядюшки казались лучшими в мире, так и эта песня казалась ей в эту минуту верхом музыкальной прелести.
– Еще, пожалуйста, еще, – сказала Наташа в дверь, как только замолкла балалайка. Митька настроил и опять молодецки задребезжал Барыню с переборами и перехватами. Дядюшка сидел и слушал, склонив голову на бок с чуть заметной улыбкой. Мотив Барыни повторился раз сто. Несколько раз балалайку настраивали и опять дребезжали те же звуки, и слушателям не наскучивало, а только хотелось еще и еще слышать эту игру. Анисья Федоровна вошла и прислонилась своим тучным телом к притолке.
– Изволите слушать, – сказала она Наташе, с улыбкой чрезвычайно похожей на улыбку дядюшки. – Он у нас славно играет, – сказала она.
– Вот в этом колене не то делает, – вдруг с энергическим жестом сказал дядюшка. – Тут рассыпать надо – чистое дело марш – рассыпать…
– А вы разве умеете? – спросила Наташа. – Дядюшка не отвечая улыбнулся.
– Посмотри ка, Анисьюшка, что струны то целы что ль, на гитаре то? Давно уж в руки не брал, – чистое дело марш! забросил.
Анисья Федоровна охотно пошла своей легкой поступью исполнить поручение своего господина и принесла гитару.
Дядюшка ни на кого не глядя сдунул пыль, костлявыми пальцами стукнул по крышке гитары, настроил и поправился на кресле. Он взял (несколько театральным жестом, отставив локоть левой руки) гитару повыше шейки и подмигнув Анисье Федоровне, начал не Барыню, а взял один звучный, чистый аккорд, и мерно, спокойно, но твердо начал весьма тихим темпом отделывать известную песню: По у ли и ице мостовой. В раз, в такт с тем степенным весельем (тем самым, которым дышало всё существо Анисьи Федоровны), запел в душе у Николая и Наташи мотив песни. Анисья Федоровна закраснелась и закрывшись платочком, смеясь вышла из комнаты. Дядюшка продолжал чисто, старательно и энергически твердо отделывать песню, изменившимся вдохновенным взглядом глядя на то место, с которого ушла Анисья Федоровна. Чуть чуть что то смеялось в его лице с одной стороны под седым усом, особенно смеялось тогда, когда дальше расходилась песня, ускорялся такт и в местах переборов отрывалось что то.
– Прелесть, прелесть, дядюшка; еще, еще, – закричала Наташа, как только он кончил. Она, вскочивши с места, обняла дядюшку и поцеловала его. – Николенька, Николенька! – говорила она, оглядываясь на брата и как бы спрашивая его: что же это такое?
Николаю тоже очень нравилась игра дядюшки. Дядюшка второй раз заиграл песню. Улыбающееся лицо Анисьи Федоровны явилось опять в дверях и из за ней еще другие лица… «За холодной ключевой, кричит: девица постой!» играл дядюшка, сделал опять ловкий перебор, оторвал и шевельнул плечами.
– Ну, ну, голубчик, дядюшка, – таким умоляющим голосом застонала Наташа, как будто жизнь ее зависела от этого. Дядюшка встал и как будто в нем было два человека, – один из них серьезно улыбнулся над весельчаком, а весельчак сделал наивную и аккуратную выходку перед пляской.
– Ну, племянница! – крикнул дядюшка взмахнув к Наташе рукой, оторвавшей аккорд.
Наташа сбросила с себя платок, который был накинут на ней, забежала вперед дядюшки и, подперши руки в боки, сделала движение плечами и стала.
Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала – эта графинечка, воспитанная эмигранткой француженкой, этот дух, откуда взяла она эти приемы, которые pas de chale давно бы должны были вытеснить? Но дух и приемы эти были те самые, неподражаемые, не изучаемые, русские, которых и ждал от нее дядюшка. Как только она стала, улыбнулась торжественно, гордо и хитро весело, первый страх, который охватил было Николая и всех присутствующих, страх, что она не то сделает, прошел и они уже любовались ею.
Она сделала то самое и так точно, так вполне точно это сделала, что Анисья Федоровна, которая тотчас подала ей необходимый для ее дела платок, сквозь смех прослезилась, глядя на эту тоненькую, грациозную, такую чужую ей, в шелку и в бархате воспитанную графиню, которая умела понять всё то, что было и в Анисье, и в отце Анисьи, и в тетке, и в матери, и во всяком русском человеке.
– Ну, графинечка – чистое дело марш, – радостно смеясь, сказал дядюшка, окончив пляску. – Ай да племянница! Вот только бы муженька тебе молодца выбрать, – чистое дело марш!
– Уж выбран, – сказал улыбаясь Николай.
– О? – сказал удивленно дядюшка, глядя вопросительно на Наташу. Наташа с счастливой улыбкой утвердительно кивнула головой.
– Еще какой! – сказала она. Но как только она сказала это, другой, новый строй мыслей и чувств поднялся в ней. Что значила улыбка Николая, когда он сказал: «уж выбран»? Рад он этому или не рад? Он как будто думает, что мой Болконский не одобрил бы, не понял бы этой нашей радости. Нет, он бы всё понял. Где он теперь? подумала Наташа и лицо ее вдруг стало серьезно. Но это продолжалось только одну секунду. – Не думать, не сметь думать об этом, сказала она себе и улыбаясь, подсела опять к дядюшке, прося его сыграть еще что нибудь.
Дядюшка сыграл еще песню и вальс; потом, помолчав, прокашлялся и запел свою любимую охотническую песню.
Как со вечера пороша
Выпадала хороша…
Дядюшка пел так, как поет народ, с тем полным и наивным убеждением, что в песне все значение заключается только в словах, что напев сам собой приходит и что отдельного напева не бывает, а что напев – так только, для складу. От этого то этот бессознательный напев, как бывает напев птицы, и у дядюшки был необыкновенно хорош. Наташа была в восторге от пения дядюшки. Она решила, что не будет больше учиться на арфе, а будет играть только на гитаре. Она попросила у дядюшки гитару и тотчас же подобрала аккорды к песне.
В десятом часу за Наташей и Петей приехали линейка, дрожки и трое верховых, посланных отыскивать их. Граф и графиня не знали где они и крепко беспокоились, как сказал посланный.
Петю снесли и положили как мертвое тело в линейку; Наташа с Николаем сели в дрожки. Дядюшка укутывал Наташу и прощался с ней с совершенно новой нежностью. Он пешком проводил их до моста, который надо было объехать в брод, и велел с фонарями ехать вперед охотникам.
– Прощай, племянница дорогая, – крикнул из темноты его голос, не тот, который знала прежде Наташа, а тот, который пел: «Как со вечера пороша».