Джапаридзе, Медея Валериановна

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Медея Джапаридзе
მედეა ჯაფარიძე
Имя при рождении:

Медея Валериановна Джапаридзе

Дата рождения:

20 февраля 1923(1923-02-20)

Место рождения:

Тбилиси, СССР

Дата смерти:

31 марта 1994(1994-03-31) (71 год)

Гражданство:

СССР СССР
Грузия Грузия

Профессия:

актриса

Награды:

Меде́я Валериа́новна Джапари́дзе (груз. მედეა ჯაფარიძე; 20 февраля 1923, Тбилиси, СССР31 марта 1994, Тбилиси, Грузия) — советская грузинская актриса театра и кино. Народная артистка Грузинской ССР (1950). Лауреат Сталинской премии (1950).





Биография

Медея Джапаридзе родилась в Тбилиси. С 1942 года — актриса Академического театра им. К. Марджанишвили в Тбилиси. Депутат Верховного Совета СССР 6-го созыва.

Признание и награды

Фильмография

Напишите отзыв о статье "Джапаридзе, Медея Валериановна"

Ссылки

Отрывок, характеризующий Джапаридзе, Медея Валериановна



13 го июня, в два часа ночи, государь, призвав к себе Балашева и прочтя ему свое письмо к Наполеону, приказал ему отвезти это письмо и лично передать французскому императору. Отправляя Балашева, государь вновь повторил ему слова о том, что он не помирится до тех пор, пока останется хотя один вооруженный неприятель на русской земле, и приказал непременно передать эти слова Наполеону. Государь не написал этих слов в письме, потому что он чувствовал с своим тактом, что слова эти неудобны для передачи в ту минуту, когда делается последняя попытка примирения; но он непременно приказал Балашеву передать их лично Наполеону.
Выехав в ночь с 13 го на 14 е июня, Балашев, сопутствуемый трубачом и двумя казаками, к рассвету приехал в деревню Рыконты, на французские аванпосты по сю сторону Немана. Он был остановлен французскими кавалерийскими часовыми.
Французский гусарский унтер офицер, в малиновом мундире и мохнатой шапке, крикнул на подъезжавшего Балашева, приказывая ему остановиться. Балашев не тотчас остановился, а продолжал шагом подвигаться по дороге.
Унтер офицер, нахмурившись и проворчав какое то ругательство, надвинулся грудью лошади на Балашева, взялся за саблю и грубо крикнул на русского генерала, спрашивая его: глух ли он, что не слышит того, что ему говорят. Балашев назвал себя. Унтер офицер послал солдата к офицеру.
Не обращая на Балашева внимания, унтер офицер стал говорить с товарищами о своем полковом деле и не глядел на русского генерала.
Необычайно странно было Балашеву, после близости к высшей власти и могуществу, после разговора три часа тому назад с государем и вообще привыкшему по своей службе к почестям, видеть тут, на русской земле, это враждебное и главное – непочтительное отношение к себе грубой силы.
Солнце только начинало подниматься из за туч; в воздухе было свежо и росисто. По дороге из деревни выгоняли стадо. В полях один за одним, как пузырьки в воде, вспырскивали с чувыканьем жаворонки.
Балашев оглядывался вокруг себя, ожидая приезда офицера из деревни. Русские казаки, и трубач, и французские гусары молча изредка глядели друг на друга.