Джафар Кули Ага Джеваншир

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Джафар-Кули-Ага Джеваншир
Дата рождения

1787(1787)

Место рождения

Шуша

Дата смерти

3. 12. 1866

Место смерти

Шуша

Принадлежность

Российская империя

Род войск

Кавалерия

Звание

Генерал-майор

Сражения/войны

Русско-персидская война (1804—1813)

Джафар-Кули-Ага Джеваншир (азерб. Cəfərqulu xan Məhəmmədhəsən ağa oğlu Sarıcalı-Cavanşir; 17871866) — генерал-майор российской армии, азербайджанский поэт, общественный деятель.





Биография

Джафар Кули Ага родился в 1787 году в Шуше. Старший сын наследника Карабахского хана Ибрагим Халил-хана, генерал-майора российской армии Мамед-Гасан-Аги Джеваншира. После смерти отца в ноябре 1805 года «был признан Русским Правительством в качестве законного наследника Карабахского Ханства» и получил золотую медаль с надписью «Наследник Карабаха».

Тем не менее, после убийства подполковником Лисаневичем в июне 1806 года Ибрагим Халил-хана[1], высочайшим приказом «по политическим мотивам» ханом Карабаха был назначен дядя Джафар Кули Аги, генерал-майор Мехти Кули Хан.

Джафар Кули Ага особо отличился во время русско-иранской войны 1804-1813 гг., когда командуя карабахской конницей дважды разбил иранцев под Ордубадом и Кафаном в 1806 году. 2 января 1807 года высочайшим приказом был произведён прямо в полковники.

20 февраля 1820 года полковник Джафар Кули Ага был награждён золотым оружием, «алмазами и каменьями украшенным», с надписью «За храбрость»[2].

Мехти Кули Хан вёл против него борьбу, однако, в результате вынужден был бежать в Иран. Карабахское ханство было упразднено и стало российской провинцией[3]. После упразднения ханства, в начале 1823 года Джафар Кули Ага по «политическим мотивам» был сослан в Симбирск.

Высочайшим приказом от 28 августа 1825 года ему было разрешено жительство в Санкт-Петербурге. 6 августа 1829 года получил разрешение вернуться на родину. Проживал в Шуше. Ему было возвращено имущество и все имения.

18 октября 1848 года Джафар Кули Ага был награжден орденом Св. Анны 2-й степени.

Высочайшим приказом от 6 декабря 1850 года «в награду за отлично усердную службу и преданность правительству» был произведен в чин генерал-майора[4] по армейской кавалерии.

16 февраля 1859 года был награжден орденом Св. Владимира 3-й степени, а 18 мая 1861 года орденом Св. Станислава 1-й степени[5].

Джафар Кули Ага писал стихи под псевдонимом «Нава».

Генерал-майор Джафар Кули Ага скончался в 1867 году. Похоронен на родовом кладбище в Шуше.

Семья

Был женат на Аджаибнисе-ханым Туни-бек кызы и Етар-ханым Гусеингулу-бек кызы. От этих браков у Джафар Кули Аги были сыновья Абдуллапаша-ага, Керим-ага и Хидает-ага. Его внучка Гамар Бейим Шейда прославилась как писавшая рубаи и газели поэтесса.[6]

См. также

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ибрагим Халил-ага
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Панах Али-хан
(?—1763)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ибрагим Халил-хан
(1732—1806)
Мехрали-бек
(1735—1785)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мамедгасан-ага
(1755—1806)
Джавад-ага
(1757—1779)
Мехтикули-ханАбульфат-хан Тути
(1766—1839)
Агабейим-ага Агабаджи
(1782—1831)
Ханлар-ага
(ок. 1785—1832)
Мамед Касим-ага
(?—до 1843)
Гевхар-ага
(ок. 1796—до 1844)
Мухаммед-бек
(1762—1797)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Джафаркули-хан Нава
(1785—1867)
Ханджан-ага
(ок.1793—до 1844)
Хуршидбану Натаван
(1832—1897)
Паша-агаДжафар Кули-бек
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ата-ханМахмуд-агаМехтикули-хан Вафа
(1855—1900)
ХанбикеАзад-ханАхмед-бек
(1823—1903)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Гамэр-бейим Шейда
(1881—1933)
АсланБахрам-хан НахичеванскийАкбар-хан Нахичеванский
(1873—1961)
Бехбуд-хан
(1877—1921)
Гамида
(1873—1955)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Хан Шушинский
(1901—1979)


</center>

Напишите отзыв о статье "Джафар Кули Ага Джеваншир"

Примечания

  1. Акты Кавказской Археографической Комиссии. т. III, ст. 605, 606
  2. Э. Э. Исмаилов. Золотое оружие с надписью "За храбрость". Списки кавалеров 1788 - 1913. — Москва, 2007, с. 172
  3. Мильман А. Ш. Политический строй Азербайджана в XIX — начале XX веков (административный аппарат и суд, формы и методы колониального управления). — Баку, 1966, с. 67
  4. Список генералам по старшинству на 1852 год. — СПб. — 1852. с. 455
  5. Список генералам по старшинству на 1863 год. — СПб. — 1863. с. 384
  6. [www.gender-az.org/index_az.shtml?id_main=19&id_sub=70&id_sub_sub=62 Азербайджанский гендерный информационный центр. Qəmər Bəyim Şeyda]
    Qəmər Bəyim Şeyda (1881, Şuşa - 1933, Bakı) - Azərb. şairi, dramaturq. Cəfərqulu xan Nəvanın nəvəsidir.

Ссылки

  • Исмаилов Э.Э. Ханы Карабахские и их потомки. // Генеалогический вестник. Выпуск 12. — СПб., 2002, с. 40-55
  • [www.anl.az/el/k/k001/cxn001.htm CӘFӘRQULU XAN "NӘVA" TӘXӘLLÜS]  (азерб.)
  • Анвар Чингизоглы. Родословная Мамедгасан-аги. II том. 2003


Отрывок, характеризующий Джафар Кули Ага Джеваншир

– Не знаю, генерал…
Полковой командир, сам подойдя к рядам, распорядился переодеванием опять в шинели. Ротные командиры разбежались по ротам, фельдфебели засуетились (шинели были не совсем исправны) и в то же мгновение заколыхались, растянулись и говором загудели прежде правильные, молчаливые четвероугольники. Со всех сторон отбегали и подбегали солдаты, подкидывали сзади плечом, через голову перетаскивали ранцы, снимали шинели и, высоко поднимая руки, натягивали их в рукава.
Через полчаса всё опять пришло в прежний порядок, только четвероугольники сделались серыми из черных. Полковой командир, опять подрагивающею походкой, вышел вперед полка и издалека оглядел его.
– Это что еще? Это что! – прокричал он, останавливаясь. – Командира 3 й роты!..
– Командир 3 й роты к генералу! командира к генералу, 3 й роты к командиру!… – послышались голоса по рядам, и адъютант побежал отыскивать замешкавшегося офицера.
Когда звуки усердных голосов, перевирая, крича уже «генерала в 3 ю роту», дошли по назначению, требуемый офицер показался из за роты и, хотя человек уже пожилой и не имевший привычки бегать, неловко цепляясь носками, рысью направился к генералу. Лицо капитана выражало беспокойство школьника, которому велят сказать невыученный им урок. На красном (очевидно от невоздержания) носу выступали пятна, и рот не находил положения. Полковой командир с ног до головы осматривал капитана, в то время как он запыхавшись подходил, по мере приближения сдерживая шаг.
– Вы скоро людей в сарафаны нарядите! Это что? – крикнул полковой командир, выдвигая нижнюю челюсть и указывая в рядах 3 й роты на солдата в шинели цвета фабричного сукна, отличавшегося от других шинелей. – Сами где находились? Ожидается главнокомандующий, а вы отходите от своего места? А?… Я вас научу, как на смотр людей в казакины одевать!… А?…
Ротный командир, не спуская глаз с начальника, всё больше и больше прижимал свои два пальца к козырьку, как будто в одном этом прижимании он видел теперь свое спасенье.
– Ну, что ж вы молчите? Кто у вас там в венгерца наряжен? – строго шутил полковой командир.
– Ваше превосходительство…
– Ну что «ваше превосходительство»? Ваше превосходительство! Ваше превосходительство! А что ваше превосходительство – никому неизвестно.
– Ваше превосходительство, это Долохов, разжалованный… – сказал тихо капитан.
– Что он в фельдмаршалы, что ли, разжалован или в солдаты? А солдат, так должен быть одет, как все, по форме.
– Ваше превосходительство, вы сами разрешили ему походом.
– Разрешил? Разрешил? Вот вы всегда так, молодые люди, – сказал полковой командир, остывая несколько. – Разрешил? Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Полковой командир помолчал. – Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Что? – сказал он, снова раздражаясь. – Извольте одеть людей прилично…
И полковой командир, оглядываясь на адъютанта, своею вздрагивающею походкой направился к полку. Видно было, что его раздражение ему самому понравилось, и что он, пройдясь по полку, хотел найти еще предлог своему гневу. Оборвав одного офицера за невычищенный знак, другого за неправильность ряда, он подошел к 3 й роте.
– Кааак стоишь? Где нога? Нога где? – закричал полковой командир с выражением страдания в голосе, еще человек за пять не доходя до Долохова, одетого в синеватую шинель.
Долохов медленно выпрямил согнутую ногу и прямо, своим светлым и наглым взглядом, посмотрел в лицо генерала.
– Зачем синяя шинель? Долой… Фельдфебель! Переодеть его… дря… – Он не успел договорить.
– Генерал, я обязан исполнять приказания, но не обязан переносить… – поспешно сказал Долохов.
– Во фронте не разговаривать!… Не разговаривать, не разговаривать!…
– Не обязан переносить оскорбления, – громко, звучно договорил Долохов.
Глаза генерала и солдата встретились. Генерал замолчал, сердито оттягивая книзу тугой шарф.
– Извольте переодеться, прошу вас, – сказал он, отходя.


– Едет! – закричал в это время махальный.
Полковой командир, покраснел, подбежал к лошади, дрожащими руками взялся за стремя, перекинул тело, оправился, вынул шпагу и с счастливым, решительным лицом, набок раскрыв рот, приготовился крикнуть. Полк встрепенулся, как оправляющаяся птица, и замер.
– Смир р р р на! – закричал полковой командир потрясающим душу голосом, радостным для себя, строгим в отношении к полку и приветливым в отношении к подъезжающему начальнику.