Керри, Джон

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Джон Керри»)
Перейти к: навигация, поиск
Джон Форбс Керри
John Forbes Kerry
68-й Государственный секретарь США
с 1 февраля 2013 года
Президент: Барак Обама
Предшественник: Хиллари Клинтон
Председатель Сенатского комитета по внешней политике
6 января 2009 года — 1 февраля 2013 года
Предшественник: Джо Байден
Преемник: Роберт Менендес
Сенатор от штата Массачусетс
2 января 1985 года — 1 февраля 2013 года
Предшественник: Пол Цонгас
Преемник: Уильям Коуэн
66-й вице-губернатор Массачусетса
6 января 1983 года — 2 января 1985 года
Губернатор: Майкл Дукакис
Предшественник: Томас П. О'Нил 3-й
Преемник: Эвелин Мёрфи
 
Вероисповедание: Католицизм, римско-католическая церковь
Рождение: 11 декабря 1943(1943-12-11) (80 лет)
Орора, Колорадо, США
Супруга: Джулия Торн
Тереза Симоэ-Хайнц
Дети: дочери: Александра и Ванесса
Партия: Демократическая партия США
Образование: Йельский университет
 
Сайт: [www.state.gov/secretary/ www.state.gov/secretary/]
 
Военная служба
Годы службы: 19661970
Принадлежность: США США
Род войск: Военно-морские силы США
Звание: лейтенант
Сражения: Вьетнамская война
 
Автограф:
 
Награды:

Джон Форбс Ке́рри (англ. John Forbes Kerry; род. 11 декабря 1943, Орора, штат Колорадо) — американский политик, член Демократической партии, действующий (с 1 февраля 2013 года) 68-й Государственный секретарь США. С 1985 года был младшим, с 2009 по 2013 годы — старшим сенатором от штата Массачусетс, председателем сенатского комитета по международным делам[1].

Из известной американской семьи Форбсов, получил привилегированное образование. Среднее образование получил в Швейцарии, окончив известную частную школу Institut Montana Zugerberg. Уже в Йельском университете начал проявлять интерес к политике и публичным выступлениям, принял участие в поддержке предвыборной кампании президента Кеннеди, был удостоен личной встречи с президентом и его семьёй. Окончив университет, принял участие (1966—1970) во Вьетнамской войне, командовал речным катером. После третьего ранения демобилизовался, участвовал в антивоенном движении. В 1972 году баллотировался в сенаторы, но провалился. Окончил юридическую школу, работал в офисе окружного прокурора, работал в частной юридической фирме. В 1982 году был избран в заместители губернатора Массачусетса Майкла Дукакиса. В 1985 году избран в Сенат. Был кандидатом в Президенты США от Демократической партии на выборах 2004 года, но проиграл Джорджу Бушу-младшему (уступил 35 голосов выборщиков из 538). После кончины сенатора Эдварда Кеннеди в августе 2009 года Керри стал старшим сенатором от штата Массачусетс (пост младшего сенатора с 25 сентября 2009 года временно занимал Пол Кирк-младший (англ. Paul G. Kirk)[2][3][4] а с 19 января 2010 года занимает политик-республиканец Скотт Браун[5]).

Президент Барак Обама предложил Джона Керри на пост госсекретаря США на смену Хиллари Родэм Клинтон. 29 января 2013 года Сенат США проголосовал (94 голоса против 3) за утверждение кандидатуры Керри, который 1 февраля 2013 года вступил в должность[6].





Содержание

Семья Керри

Джон Керри — второй ребёнок в семье Ричарда Керри (1915—2000) и Розмари Изабель Керри (урожд. Форбс) (1913—2002).

У Джона есть две сестры: Диана (род. 1947) и Маргарет (Пегги) (род. 1941) и брат Кэмерон (род. 1950), который живёт в Бостоне. Кэмерон Керри, женившись, перешёл в иудаизм. Он юрист и назначен главным советником президента Обамы в министерстве торговли[7], исполнял обязанности министра в 2013 году до назначения Пенн Притцкер.

Его отец находился на дипломатической службе и был поверенным Бюро дел объединённых наций (Bureau of United Nations Affairs). Мать была медсестрой во время второй мировой войны, она происходит из богатой семьи Форбсов.

Джон родился в армейском госпитале Фицсимонса (Аврора, Колорадо), где его отец, будучи пилотом-испытателем воздушного армейского корпуса и участником Второй мировой войны, проходил курс лечения от туберкулёза. Керри вернулись домой в Массачусетс через два месяца после рождения ребёнка[8].

Мать Керри была протестанткой, а другие ближайшие родственники были ревностными католиками.

Ребёнком Джон служил при алтаре. Хотя всей семье Керри улыбалась фортуна, родители Джона относились к среднему классу. Богатая тётка платила за учёбу Джона Керри в элитных школах Европы и Новой Англии. Керри проводил свои летние каникулы в фамильном поместье Форбсов во Франции и там жил на широкую ногу. Пока он жил в США, он провёл несколько летних отпусков в поместьях Форбсов на острове Наушон около полуострова Кейп-Код.

Через свою бабушку по матери Маргарет Тиндалл Уинтроп он состоит в родстве с четырьмя президентами США, включая Джорджа Буша-младшего[9], с первой американской поэтессой Анной Брэдстрит, с основателем первого поселения на побережье Массачусетса и первым губернатором Джоном Уинтропом и с различными королевскими и дворянскими семьями Европы, Ближнего Востока и Африки[10].

Родители отца

Исследователь генеалогий Феликс Гандекер[11], работавший в The Boston Globe, в 2003 году установил, что дед и бабушка Керри, урождённые Фриц Кон (Fritz Kohn; 1873, Бенниш[en] в Силезии) и Ида Лёве (Ida Lowe, Будапешт), проживавшие в Мёдлинге в Австро-Венгерской империи, в 1900 году поменяли свои имена на Фредерика и Иду Керри и в 1901 (или в 1902) году перешли из иудаизма в католичество[12][13][14]. Старший брат Фрица Отто ещё раньше в 1887[13] или 1896[11] году также изменил свою фамилию на «Керри» и отрёкся от иудаизма, предположительно чтобы избежать насилия со стороны антисемитов. Фамилия «Керри», обладателей которой повсюду принимали за выходцев из Ирландии, была выбрана произвольно. Согласно семейной легенде, Фриц и другие члены семьи наугад открыли атлас и бросили ручку на карту. Она упала на графство Керри в Ирландии и таким образом была выбрана фамилия[12][14]. Покинув предместья Вены, где они жили с 1896 года, Фред и Ида в 1905 году вместе со своим сыном Эриком эмигрировали в Соединённые Штаты. Сначала они жили в Чикаго, а со временем перебрались в Бруклайн[en] (Массачусетс)[12] в 1915 году.

Деревня, известная под названием Бениш (Bennisch), где в 1873 году родился Фриц Кон, была в то время частью Силезии (Австро-Венгрия). Сейчас она называется Горни-Бенешов (чеш. Horní Benešov) и находится в Чехии[13]. После изучения родовой связи Керри с их деревней мэр и жители послали поздравительное письмо Джону Керри по поводу его политической карьеры[13].

Некоторое время Фред Керри был процветающим и успешным торговцем обувью. Ида и двое их детей: Ричард[en] (ставший отцом Джона Керри) и Милдред смогли позволить себе путешествие в Европу осенью 1921 года, вернулись они в октябре[12]. Через несколько недель Фред Керри оформил завещание, оставив всё, что у него было, Иде, и 23 ноября проследовал в душевую отеля Копли-плаза (Copley Plaza Hotel) в Бостоне, где он покончил с собой, выстрелив из револьвера в голову[12]. Его самоубийство стало новостью, облетевшей первые полосы газет всего Бостона, сообщавших, что причиной стала сильная астма и связанные с ней проблемы со здоровьем. Но согласно современным сообщениям (ссылаясь на семейные источники), причиной самоубийства стали финансовые проблемы. «Он нажил три состояния и, потеряв третье, не смог больше выдержать» — как говорит его правнучка Нэнси Стокслагер[12].

Джон Керри сказал, что, хотя он и знал о том, что его предки по отцу — выходцы из Австрии, он не знал (пока не был проинформирован The Boston Globe, на основании их генеалогических поисков), что Фриц Кон поменял своё имя на Фред Керри, и что он был рождён евреем[14]. Как и о том, что брат Иды Керри Отто и её сестра Дженни погибли в нацистских концентрационных лагерях[11].

Детские годы

Керри говорил, что его первым воспоминанием было, как он в трёхлетнем возрасте держался за руку плачущей матери, в то время как они шли по битому стеклу и обломкам дома её детства в Сен-Бриа-сюр-Мэр (Saint-Briac-sur-Mer), Франция. Визит состоялся через 2,5 года после освобождения Сен-Бриа-сюр-Мэр от нацистов американскими войсками 14 августа 1944 года. Фамильное поместье, известное, как Лес Эссартс (Les Essarts), было оккупировано и использовалось под немецкий штаб во время войны. Когда гитлеровцы покинули его, они разбомбили Лес Эссартс и сожгли его дотла.

Разрушенное поместье было отстроено заново в 1954 году и его родители часто проводили там летние каникулы. Во время этих каникул Джон подружился со своим первым кузеном Бриком Лалондом (Bric Lalond), будущим социалистом и лидером партии зелёных во Франции, который был кандидатом на пост президента Франции в 1981 году.

Когда его отец отправился служить в американское посольство в Осло (Норвегия), Джон был послан в Массачусетс, посещать занятия в пансионе. В 1957 году он учился в школе Фессенден (Fessenden School) в восточном Ньютоне, деревне в Ньютоне (Newton) Массачусетс. Школа Фессенден — старейший в стране частный пансион для мальчиков. Там он встретил и подружился с Ричардом Першингом, внуком американского генерала, участника первой мировой войны Джона Джозефа Першинга. Старший сенатор от Массачусетса Тед Кеннеди (ум.25.08.2009) также учился в этой школе, но на несколько лет раньше, чем Керри[15].

На следующий год Джон поступил в школу святого Павла в Конкорде, Нью-Гэмпшир и окончил её в 1962. Керри изучал искусство произносить публичные речи и начал проявлять растущий интерес к политике. В своё свободное время он играл в ледовый хоккей и лакросс, состоя в команде, капитаном которой был Роберт С. Мюллер-третий, директор ФБР в 2001—2013. В это время Керри относился к членам Кейп-Кодского американо-ирландского клана Кеннеди и благодаря этому был представлен Джону Ф.Кеннеди, Тедди Кеннеди и другим. Керри также играл на электрической бас-гитаре в школьной группе The Electras, которая выпустила альбом в 1961 году. Были сделаны только 500 копий — одна из них продана с аукциона eBay в 2004 за две с половиной тысячи долларов.

В 1959 году Керри основал общество Джона Уинанта в школе святого Павла для обсуждения злободневных вопросов. Общество существует там и поныне[16][17]. В ноябре 1960 года Керри произнёс свою первую публичную речь в честь избрания в президенты США Джона Ф. Кеннеди.

Йельский университет

В 1962 году поступил в Йельский университет, доминирующий в политических науках, который окончил со степенью бакалавра искусств в 1966 году. Керри играл в футбол, хоккей и состоял в фехтовальной команде. Вдобавок он брал лётные уроки[17].

На втором курсе Керри стал президентом Йельского политического союза. В числе его учителей в этот период был профессор Х. Брэдфорд Вестерфильд, который был бывшим президентом политического союза. Его участие в политическом союзе дало ему благоприятную возможность быть причастным к важным злободневным вопросам, таким как движение за защиту гражданских прав и программе новых горизонтов Кеннеди.

Под руководством преподавателя истории и ораторского искусства, профессора Ролина Остервейса, Керри побеждал во многих дебатах со студентами других колледжей страны. В марте 1965 года во время эскалации войны во Вьетнаме он выиграл премию Тен Эйк, как лучший оратор в младшем классе за речь с критикой внешней политики США. Одна из цитат его речи: «Это есть спектр западного империализма, которого народы Азии и Африки боятся больше чем коммунизма и это есть самоуничтожение.»[18]

В течение четырёх лет Керри удерживал среднюю оценку в 76 баллов. В первый год его средняя оценка составила 81 балл[19]. Будучи превосходным оратором, он был выбран для произнесения речи перед выпуском. Темой его речи стала обширная критика внешней политики США, включая войну во Вьетнаме, в которой он вскоре примет участие.

В 1962 году Керри был добровольцем в первой кампании по выборам в Сенат Тедди Кеннеди. Этим летом он познакомился с Жанет Дженнингс Аучинклосс, сестрой супруги Кеннеди Жаклин Онассис-Кеннеди. Жанет пригласила Джона нанести визит в их поместье — хутор Хаммерсмит на Род-Айленде. Там Керри впервые встретил президента Джона Ф. Кеннеди.

Как вспоминает Керри, когда он рассказал президенту о своём поступлении в Йельский университет, Кеннеди скорчил гримасу, потому что он сам окончил соперничающий с Йелем Гарвард. «Он улыбнулся мне, рассмеялся и сказал: „Не беспокойся об этом. Ты знаешь, я тоже сейчас йелец“. Президент произнёс знаменитый комментарий, что он обладатель лучшего из двух сегодняшних миров: гарвардского образования и йельской степени (так как он получил почётную йельскую степень несколько месяцев назад)». Позднее, в этот день фотограф Белого дома сделал снимок Керри, катающегося на парусной лодке по заливу Наррагансет с Кеннеди и его семьей.

Военная служба (1966—1970)

Керри вступил в ряды резерва ВМС США в свой последний год в университете. Он говорил, что поступил на флот после того, как призывная комиссия отказала ему в отсрочке сроком на год для учёбы в Париже. Вдобавок, несколько его школьных товарищей поступили на службу в вооружённые силы. Керри начал действительную службу после окончания университета и служил до 1970 года, достигнув звания лейтенанта. За время своего второго пребывания во Вьетнаме Керри был награждён несколькими медалями, включая Серебряную звезду, Бронзовую звезду и три Пурпурных сердца. Его военная репутация подвергалась значительной критике и вызывала похвалы во время его политической карьеры, особенно в течение неудачной для него президентской кампании 2004 года.

Учёба, вступление в должность и служба на корабле «Гридли»

18 февраля 1966 года Керри вступил в военно-морской резерв[20], а 19 августа 1966 года начал действительную службу. 16 декабря 1966 года, после полных 16 недель школы кандидатов в офицеры военно-морского учебного центра в Ньюпорте (Род-Айленд), Керри получил офицерское звание. Во время выборов в 2004 году Керри разместил свои военные записи на своём веб-сайте и разрешил репортёрам исследовать его медицинские записи. В 2005 году Керри разрешил публикацию военных и медицинских записей представителям трёх организаций, но не дозволил полного публичного к ним доступа[21][22].

Первые дни службы для Керри начались в чине энсина (первичное флотское офицерское звание) на борту разведывательного ракетного фрегата «Гридли». Старший офицер корабля описывал поход так: «Мы вышли из Сан-Диего на вьетнамский театр в начале 1968 года, после только полугодовой эксплуатации корабля и провели более четырёх месяцев на спасательной службе в Тонкинском заливе, подбирая сбитых летчиков»[23].

Во время пребывания в команде Гридли, Керри получил первое назначение на пост командира патрульного катера PCF, известного как «скорый катер»[24]. Эти 50-футовые (15-метровые) катера обладали алюминиевыми корпусами, на них была слабая броня или её вообще не было. Зато они обладали тяжёлым вооружением и были рассчитаны на большую скорость. В своей книге вьетнамских воспоминаний, опубликованной в 1986 году, Керри заявил: «Я действительно не хотел быть вовлечённым в войну. Когда я был приписан к катерам, они были слишком небольшими для участия в войне. Они занимались береговым патрулированием, и я думал, что это и буду делать»[25]. Однако его вторым выбором назначения стал катер речного патруля, служба в котором считалась самой опасной на реках Вьетнама[24].

16 июня Керри был повышен в звании до младшего лейтенанта. 20 июня он покинул борт «Гридли» для обучения на скоростных катерах на военно-десантной базе в Коронадо.

Служба на катерах

17 ноября 1968 года Керри прибыл на службу в береговой эскадрон № 1 в бухте Камрань (Южный Вьетнам). В должности старшего офицера катеров Керри возглавил экипаж из пяти человек для несения патрулей во вражеской зоне. Первым его катером стал PCF-94, с 6 декабря 1968 по 21 января 1969 года (когда его экипаж был расформирован). Они состояли в береговом дивизионе 11 в Антой (An Thoi).
30 января 1969 года Керри принял командование над другим катером PCF-94 и его экипажем, который он возглавлял, пока не отбыл из Антой 26 марта 1969 года, впоследствии экипаж был также расформирован[26].
22 января 1969 года Керри и несколько офицеров встретились в Сайгоне с адмиралом Элмо Зумвалтом, командующим военно-морскими силами США во Вьетнаме и генералом Крейтоном Абрамсом, главнокомандующим силами США во Вьетнаме. Керри и другие офицеры доложили, что практика создания «зон свободного огня» настраивала вьетнамцев против США, и что в операциях катеров не были выполнены их объективные цели по пресечению линий снабжения Вьетконга. Согласно его биографу Дугласу Бринкли, Керри и прибывшие с ним офицеры были разочарованы тем, что их озабоченность происходящим не была оценена, и всё свелось лишь к краткой беседе.

Военные награды

Ночью 2 декабря 1968 года и ранним утром 3 декабря Керри был во главе экипажа маленького катера, действовавшего около северного полуострова бухты Камрань вместе с катером PCF-60. Согласно воспоминаниям его самого и двух членов экипажа, Патрика Раньона и Уильяма Заладониса, бывших рядом с ним этой ночью, они наткнулись на группу людей, разгружавших сампаны у переправы. Люди обратились в бегство и не подчинились приказу остановиться. Керри и его экипаж открыли огонь по сампанам и уничтожили их, затем быстро ушли по реке. Во время этой стычки Керри получил лёгкое ранение в левую руку над локтем. За это он получил своё первое Пурпурное сердце[27].

Своё второе Пурпурное сердце он получил за ранение в бою 20 февраля 1969 года на реке Боде. По плану скорые катера действовали совместно с вертолётами поддержки. Однако на пути к реке Боде вертолёты были атакованы, вернулись на базу для дозаправки и не могли вернуться к выполнению миссии в течение нескольких часов. Как только катера добрались до реки Куалон, катер Керри был поражён гранатой из РПГ, и осколок шрапнели угодил в левую ногу Керри. После этого они без проблем добрались до залива Таиланда. Осколок и сейчас находится в ноге у Керри — доктора лишь убрали повреждённые ткани и наложили швы, не предприняв обширного хирургического вмешательства, необходимого для извлечения осколка[28][29][30]. Таким образом Керри остался в строю, не подвергнувшись госпитализации. Как и несколько других раненых в этот день, Керри получил за своё ранение Пурпурное сердце.

Через 8 дней произошёл бой, за который Керри был награждён Серебряной звездой. Он возглавлял группу из трёх катеров. Их миссия включала доставку команды подрывников и нескольких десятков южновьетнамских солдат для уничтожения вражеских сампанов, построек и бункеров. Попав в засаду, Керри «приказал катерам развернуться к берегу и атаковать позиции Вьетконга», он «искусно руководил» огнём с катеров и координировал развёртывание южновьетнамских войск (как написано в наградной записи, подписанной адмиралом Зумвалтом). Подойдя на более короткую дистанцию, катер Керри попал под огонь из РПГ. Как только катер пристал к берегу, вьетконговский гранатомётчик выскочил из укрытия и побежал прочь. Стрелок на катере открыл огонь и ранил его в ногу. Пока другие катера, приблизившись, открыли заградительный огонь, Керри выпрыгнул на берег, догнал и убил вьетконговца, завладев его уже заряжённой ракетной установкой[31][32]. Командир Джона Керри подполковник Джордж Эллиот в разговоре с Дугласом Бринкли в 2003 году пошутил, что не знал, что делать: отдать ли под суд Керри за причаливание лодки к берегу без приказа или наградить его медалью за спасение экипажа. Эллиот представил Керри к Серебряной звезде, и адмирал Зумвалт приплыл в Антой, чтобы лично наградить медалями Керри и остальных матросов, принимавших участие в миссии. Флотский рапорт о боевых действиях Керри представлен в наградной цитате, подписанной Зумвалтом[31]. Информация о боевых действиях задокументирована в боевом рапорте, пресс-релизе, написанном 1 марта 1969 года и в сводке событий, датированной 17 марта 1969 года[33].
13 марта 1969 года пять катеров возвращались со своих миссий на базу у реки Байхап (Bay Hap). Ранее в этот день они участвовали в перестрелке (в которой Керри получил лёгкое ранение шрапнелью в ягодицы после взрыва на рисовом поле)[34]. Также они высадили несколько пассажиров в маленькой деревне. Они приблизились к рыбацкой запруде, представлявшей собой два шеста, переброшенные через реку для развешивания сетей. Одна группа катеров повернула налево, скрываясь у берега, а группа Керри повернула направо вдоль береговой линии. Как только ведущий катер PCF-3 пересёк запруду слева, прямо под ним взорвалась мина, буквально подняв его на воздух.
Джеймс Рассман, советник из «зелёных беретов», бывший на борту PCF-94, вывалился за борт, когда мина или ракета взорвалась рядом с лодкой. Согласно документации, Керри был ранен в руку, когда его бросило взрывной волной на палубу. PCF-94 вернулся к месту происшествия, и Керри вытащил Рассмана из воды. За свои действия он получил Бронзовую звезду и третье Пурпурное сердце.
После спасения экипажа PCF-3 и эвакуации наиболее серьёзно раненных матросов силами двух катеров, PCF-4 и другой катер остались и участвовали в спасении подбитого катера и в ремонтно-восстановительных работах, после чего немедленно удалились с места происшествия.

Возвращение из Вьетнама и отставка

После третьего зарегистрированного ранения, согласно флотскому уставу, Керри получил право на переназначение с боевой службы. Записи флота показывают[35], что Керри выбрал назначение на службу помощником в Бостоне, Нью-Йорке или в Вашингтоне.

26 марта 1969 года, закончив последнее ночное патрулирование, Керри был переведён в Камрань. Он пробыл там 5—6 дней в ожидании приказов и в начале апреля оставил Вьетнам. 11 апреля 1969 года он доложил о прибытии на бруклинскую базу военно-морской транспортной службы, где он и нёс службу в том году в качестве адъютанта контр-адмирала Уолтера Шлехта. 1 января 1970 года Керри получил звание лейтенанта. Керри согласился продлить службу с декабря 1969 до августа 1970 года в соответствии с приказом о несении службы на катерах[36][37], но в январе 1970 года он просил принять его преждевременную отставку для участия в предвыборной кампании в Конгресс. Его просьба был удовлетворена, и 1 марта 1970 года он ушёл в отставку.

Керри состоял на действительной службе на флоте с августа 1966 по январь 1970 года. Он продолжил службу в резерве флота до февраля 1978 года. Война унесла жизни пятерых друзей Керри, среди них был его одноклассник Ричард Першинг, убитый в бою 17 февраля 1968 года.

Спор вокруг военной биографии Керри

Во время президентской кампании 2004 года около двухсот ветеранов Вьетнамской войны объединились в группу «Ветераны катеров за правду», впоследствии переименованную в «Ветераны катеров и военнопленные» (SBVT). Группа организовывала пресс-конференции, запустила рекламную кампанию и выпустила книгу, где подвергались сомнению служебные записи и военные награды Керри. Однако сторонники точки зрения о безупречной службе Керри, в число которых входили почти все бойцы из его экипажа, заявили, что обвинения со стороны SBVT беспочвенны[38][39][40].

Антивоенная деятельность (1970—1971)

После возвращения в США Керри примкнул к организации «Вьетнамские ветераны против войны» (VVAW — Vietnam Veterans Against the War), которая насчитывала 20 тыс. членов[41]. Организация рассматривалась (в том числе и администрацией президента Никсона) как важная часть антивоенного движения[42].

22 апреля 1971 года Керри стал первым вьетнамским ветераном, давшим показания перед конгрессом о войне, когда сенатский комитет заслушивал возможные предложения по её окончанию. Он всё ещё состоял в резерве флота и носил звание лейтенанта младшего ранга. Надев на себя зелёную форму с наградными ленточками, он два часа выступал перед сенатским комитетом по иностранным делам на Фулбрайтовских слушаниях, названных по имени председателя процедуры, сенатора Дж. У. Фулбрайта. Своё выступление Керри начал с подготовленной речи, в которой он представил заключения по «следствию зимних солдат», а затем обратился к вопросам большой политики.

На следующий день Керри участвовал вместе с восемьюстами ветеранами в демонстрации по возвращению наград правительству. Морской пехотинец Джек Смит прочитал заявление, в котором объяснялись причины этих действий. Свыше двух часов разгневанные ветераны бросали свои медали, орденские ленточки, фуражки, мундиры и военные бумаги на перила передней лестницы Капитолия, показывая таким образом своё неприятие войны. Каждый участник называл своё имя, город, должность и произносил заявление. Керри также бросил свои награды и заявил: «Я делаю это не по горячности, а ради мира, законности, пытаясь пробудить эту страну и для всего»[43]. Документальный фильм: «Сэр! Нет, сэр!» включает архивные плёнки с участием Керри в демонстрации: он один из нескольких молодых людей, бросивших вещи на перила.

Ввиду того, что Керри был награждённым ветераном, стоявшим против официальной позиции правительства, он часто давал интервью радиовещанию и печати. Он сумел использовать эти случаи, чтобы донести темы своих показаний перед Сенатом до широкой аудитории.

Например, Керри неоднократно появлялся в шоу Дика Каветта на канале АВС. В одной из программ Каветта (30 июня 1971 года) в споре с Джоном О’Нейлом Керри заявил, что некоторые из политических нововведений, принятых американскими военными лидерами во Вьетнаме, такие, как зоны свободного огня, и сжигание домов мирных жителей, противоречат законам войны. Газета «Вашингтон стар» (6 июня 1971 года) поместила рассказ Керри о том, как он и другие офицеры катеров были разочарованы контрастом между тем, что они видели собственными глазами и тем, что говорили им лидеры. «Тогда я понял, что никогда не смогу хранить молчание о реальном положении дел во Вьетнаме.»

В NBC «встреча с прессой» в 1971 году Джону Керри был задан вопрос, совершал ли он лично жестокости во Вьетнаме. Керри ответил:

Это были все виды жестокостей, и я хотел сказать да, да участвовал в некоторой их части, как и тысячи солдат, замешанных в этом. Я принимал участие в стрельбе в зонах свободного огня. Я вёл беспокоящий огонь и огонь на воспрещение. Я использовал пулемёты 50-калибра, которыми мы были оснащены и уполномочены применять, которые были нашим единственным оружием против людей. Я принимал участие в поиске и уничтожении врагов, в сжигании деревень. Всё это противоречило законам ведения войны и женевским конвенциям, и всё это проходило согласно политике, письменно учреждённой на самых верхах американского правительства. И я полагаю, что люди, придумавшие эти зоны свободного огня, люди, отдававшие нам приказы, люди, замалчивавшие бомбардировки территорий, я думаю, что согласно букве закона (осудившей лейтенанта Колли) эти люди есть военные преступники.

Операция POW

Выступления Керри превратили его в лидера и оратора антивоенных акций, прокатившихся по стране в 1971 году. Одной из них стала операция POW, организованная VVAW в Массачусетсе. Протест получил своё название от группы американцев, бывших в плену в Северном Вьетнаме, в числе которых были заслуженные военные.

Целью акции была попытка связать антивоенный активизм с темой патриотизма, пробудить дух американской революции и Пола Ревира. После Дня памяти ветераны и другие участники прошли маршем по Конкорду к месту сбора в центральном парке Бостона (Boston Common). По плану участники должны были провести ночь на месте битвы при Лексингтоне и Конкорде затем на месте битвы при Банкер-Хилле. Кульминацией акции должна было стать публичное чтение декларации независимости.

Во время второй ночи марша 29 мая 1971 года Керри был в первый раз арестован при попытке участников марша разбить лагерь на деревенском поле Лексингтона. В 2.30 ночи местная полиция вместе с полицией штата разбудили и арестовали 441 демонстранта, включая Керри, за пересечение территории. Согласно правилу Миранды, им всем были зачитаны их права, после чего их перевезли на школьных автобусах в лексингтонский гараж общественных работ, где они и провели остаток ночи. Керри и другие участники акции заплатили по 5 долларов, после чего и были освобождены. Массовый арест сплотил участников и придал положительный облик VVAW[44][45][46].

Несмотря на свою роль в операции POW и других акциях VVAW, Керри окончательно вышел из организации из-за разногласий с руководством. Позднее он подвергался критике со стороны VVAW.

Ранняя политическая карьера

Выборы в Конгресс 1972 года

В феврале 1972 года жена Керри Джулия купила дом в Вустере после запуска в другом районе избирательной кампании Керри в Конгресс. Благодаря наличию нового местожительства в Массачусетсе Керри мог начать избирательную кампанию в Конгресс направленную против нынешнего конгрессмена демократа Гарольда Д. Донохи. Вместо этого супруги Керри арендовали квартиру в Лоуэлле. Конгрессменом от этого округа был республиканец Ф. Брадфорд Морс, который собирался уйти в отставку.

Вместе с Керри в первичном туре выборов-1972 от демократической партии участвовали 10 кандидатов. Одним из них был депутат палаты представителей от Лоренса Энтони Р. ДиФрускиа. Оба кандидата обращались по радио из одного здания. В канун первичных выборов в сентябре полиция обнаружила в подвале здания, где проходили телефонные линии, младшего брата Керри Камерона и главу избирательного штаба Керри Томаса Дж. Валлели. (Обоим было всего по 22 года). Полиция арестовала и обвинила их во «взломе и проникновении с намерением совершить кражу», дело было прекращено год спустя. В ходе инцидента ДиФрускиа заявил, что они пытались порвать его бюллетени для голосования. Валлели и Камерон Керри заявили, что они только проверяли их собственную телефонную линию, так как они получили анонимный звонок с предупреждением, что телефонные линии Керри будут перерезаны[47].

Хотя сообщение об аресте в день выборов повредило выборной кампании Керри, он победил на первичных выборах, оторвавшись от депутата штата Пола Дж. Шихи. Третье место занял ДиФрускиа. Керри проиграл в Лоуренсе и Лоуэлле, главных базах своих противников, но победил в 18 из 22 городов округа.

На главных выборах Керри первоначально опережал республиканского кандидата Пола У. Кронина и независимого кандидата Роджера П. Дуркина. Однако против Керри выступила ведущая газета округа, консервативная «Сан» из Лоуэлла (The Sun (Lowell)), которая выпускала критические статьи о его деятельности за пределами штата, называвшая его «саквояжником» (Carpetbagger), так как он переехал в округ только в апреле. (Так южане называли политиков-республиканцев с Севера, приезжавших на побеждённый Юг с дорожными мешками, которых южане рассматривали как грабителей.) А после разразился Уотергейтский скандал. Записи Овального кабинета Белого дома показали, что поражение кандидатуры Керри привлекло внимание президента Никсона[48].

За 4 дня до голосования Дуркин снял свою кандидатуру, призвав избирателей поддержать Кронина, который и победил на выборах. Следует отметить, что этот округ был единственным в дистрикте, в котором победил республиканский кандидат в Палату представителей, при том, что на президентских выборах в нём добился победы либеральный демократический кандидат — сенатор Джордж Макговерн.

Бостонская юридическая школа и начало карьеры юриста (1972—1982)

После поражения на выборах 1972 года Керри и его жена купили дом в Лоуэлле. Некоторое время он работал сборщиком средств в международной благотворительной организации «Cooperative for Assistance and Relief Everywhere (CARE).» Он решил, что лучший путь продолжения общественной жизни — изучать закон. В сентябре 1972 года он поступил в Бостонскую юридическую школу (Boston College Law School.) В июле 1973 года во время окончания школы Керри был назначен исполнительным директором ассоциации адвокатов Массачусетса Mass Action.

В 1976 году он получил степень доктора юриспруденции Juris Doctor (J.D.) в колледже Бостона. В ходе учёбы он исполнял обязанности обвинителя-стажёра в офисе Джона Дж. Дрони окружного прокурора округа Миддлсекс. После сдачи экзамена на звание адвоката и будучи приглашённым, на работу в массачусетскую адвокатуру в 1976 году он пришёл работать в тот же офис в качестве обвинителя по полной ставке.
В январе 1977 года Дрони повысил его в должности до первого заместителя окружного прокурора. На этом посту Керри играл двойную роль. Во-первых, он расследовал дела, добивался обвинений в делах об изнасилованиях с отягчающими обстоятельствами и в делах об убийствах. Во-вторых, он занимался административной работой в офисе, способствуя созданию специальных криминальных отделов, создавая программы по обращению к проблемам изнасилований, жертв и свидетелей других преступлений и составляя судебный календарь для отражения приоритетных дел. Находясь в этой роли, Керри объявил о расследовании возможных уголовных обвинений против сенатора Эдварда Брука, отмечая «ложные заявления» в его первом бракоразводном процессе[49].

В 1979 году Керри ушёл из офиса окружного прокурора, чтобы создать частную юридическую фирму вместе с другим бывшим прокурором. Несмотря на свою успешную частную юридическую практику, Керри всё ещё интересовался публичной деятельностью. Он начал избирательную кампанию по выдвижению на пост заместителя губернатора Массачусетса и одержал трудную победу на первичных демократических выборах в 1982 году. Находясь в списке кандидатов вместе с кандидатом в губернаторы Майклом Дукакисом, Керри без труда победил на главных выборах.

На посту заместителя губернатора (1982—1985)

У обладателей должности заместителя губернатора мало обязанностей. Однако Дукакис направлял дополнительные дела на рассмотрение Керри. В частности, благодаря своему интересу к проблемам защиты окружающей среды, Керри весьма увлёкся вопросом о кислотных дождях. Его работа способствовала принятию резолюции от 1984 года Национальной ассоциации губернаторов (National Governors Association), которая в свою очередь послужила предтечей поправкам от 1990 года, внесённым в Закон о чистоте воздуха (Clean Air Act).

Во время своей кампании Керри заявлял, что планы по эвакуации в случае ядерной войны «притворство, нацеленное на обман американцев, чтобы внушить им, что они смогут пережить ядерную войну.» Будучи заместителем губернатора, он однажды набросал указ, осуждающий планирование подобного рода. Дукакис подписал указ, несмотря на потерю своих шансов на избрание президентом.

Избрание в Сенат

Младший сенатор от штата Массачусетс Пол Цонгас объявил в 1984 году, что, ввиду проблем со здоровьем, он оставляет свой пост. Керри решил занять его место. Как и на выборах на пост заместителя губернатора 1982 года он не получал подтверждения от партийной организации демократов штата. Но, как и в 1982 году он доминировал на первичных выборах. В своей предвыборной кампании он обращался к либеральным ценностям вместе с обещанием установить жёсткий контроль над бюджетом. Он был избран в Сенат как демократический кандидат, несмотря на всеобщую национальную поддержку Республиканской партии во время переизбрания президента-республиканца Рональда Рейгана, который победил в Массачусетсе с небольшим отрывом. В своей приёмной речи Керри заявил, что его личная победа на выборах означает, что народ Массачусетса «твёрдо отвергает политику эгоизма и мнение о том, что с женщинами надо обращаться как с второсортным слоем граждан.» Керри был приведён к присяге сенатора в январе 1985 года.

На посту сенатора (1985—2013)

В составе армянского лобби

Джон Керри в Сенате стал представителем сильного армянского лобби и в 1995—2011 годах входил в Группу по армянским делам Конгресса США (Армянский кокус)[50]. Он лоббировал законопроекты о признании геноцида армян (1984, 2000, 2005, 2006 и 2010 годы), выделение американской финансовой помощи Армении в 1992—2012 годах и непризнанной Нагорно-Карабахской республике в 1994—2012 годах, а также принятие антиазербайджанской Поправки 907[50].

Расследование по делу Иран-контрас

18 апреля 1985 года, спустя несколько месяцев, после своего вступления в должность сенатор Керри вместе с сенатором Томом Харкином из Айовы отправились в Никарагуа и встретились с президентом страны Даниелем Ортегой. Хотя Ортега и был избран на демократических выборах, поездку сенаторов критиковали, поскольку левый режим Ортеги был сильно связан с Кубой и СССР. Правительству сандинистов противостояли правонастроенное ЦРУ и повстанцы, известные как контрас. Пребывая в Никарагуа, оба сенатора общались с обеими сторонами конфликта. Через их посредничество Ортега предложил соглашение о прекращении огня взамен на приостановление поддержки контрас со стороны США. Это предложение было отвергнуто администрацией Рейгана как «пропагандистская инициатива», рассчитанная на то чтобы повлиять на голосование по поводу суммы в 14 миллионов долларов, предназначенной для помощи повстанцам. Керри ответил: «Я готов принять риск, проверяя добрую волю сандинистов». Сенат проголосовал за выделение повстанцам данной суммы, но Ортега полетел в Москву, получив на следующий же день заём в 200 миллионов долларов. В ответ Сенат незамедлительно решил передать ещё свыше 27 миллионов помощи, передача прошла спустя шесть недель[51]. В апреле 1986 года Керри и Кристофер Додд, сенатор-демократ от штата Коннектикут, предложили внести в программу слушаний, проводимых комитетом Сената по иностранным отношениям, рассмотрение обвинений в адрес контрас, связанных с трафиком марихуаны и кокаина. Председатель комитета, сенатор-республиканец Ричард Г. Лугар от штата Индиана, согласился с их предложением.

Тем временем штаб Керри начал собственное расследование и 14 октября выпустил рапорт с разоблачениями нелегальной деятельности с участием подполковника Оливера Норта, установившего частную сеть, включавшую Совет национальной безопасности США и ЦРУ в целях доставки военного снаряжения правонастроенным никарагуанским повстанцам (контрас). В результате Норт и некоторые члены президентской администрации были обвинены в рапорте Керри в нелегальной поддержке и снабжении вооружённых ополченцев осуществляемой без поддержки Конгресса. Расследование штаба Керри велось около года, было основано на допросах 50 неназванных источников и в итоге подняло «серьёзные вопросы: придерживались ли Соединённые Штаты закона в своей поддержке контрас в течение последних трёх лет.»[52] Рапорт комитета Керри установил, что «звенья цепи наркотрафика контрас включали …выплаты наркоперевозчикам из средств, которые департамент по финансам США выделял для гуманитарной помощи контрас по разрешению Конгресса» (всего Минфин США передал свыше $806 000)[53]. Некоторым наркоперевозчикам правоохранительными агентствами США были предъявлены обвинения связанные с наркопреступлениями, другие находились под активным следствием, проводимым этими же агентствами[54]. Однако открытия Керри породили лишь незначительную реакцию в средствах массовой информации и в официальном Вашингтоне[55].

Рапорт Керри стал предтечей дела Иран-контрас. 4 мая 1989 года Норт был осужден по трём обвинениям, связанным с этим делом. 16 сентября обвинения были сняты после рассмотрения апелляции[56].

Керри и администрация Джорджа Буша-старшего

15 ноября 1988 года, присутствуя на завтраке бизнесменов в восточном Линне, Керри пошутил в адрес избранного президента Джорджа Буша-старшего и его помощника: «Если Буша застрелят, у Секретной службы есть приказ пристрелить Дэна Куэйла». На следующий день он извинился[57].

Во время своего расследования деятельности Мануэля Норьеги, штаб Керри предположил, что расположенный в Пакистане банк международного кредита и коммерции (BCCI) способствует наркотрафику Норьеги и отмыванию денег. Благодаря этим выводам, против банка началось следствие, он был закрыт в 1991 году. В декабре 1992 года Керри и сенатор-республиканец из Колорадо Хэнк Браун выпустили доклад «Дело BCCI» (The BCCI Affair), посвящённый данному скандалу.

Согласно докладу банк работает с террористическими организациями, включая Абу-Нидала. Это скомпрометировало департамент юстиции, казначейство, таможенную службу, федеральный резервный банк, также влиятельных лоббистов и ЦРУ[58]. Керри подвергся критике со стороны ряда демократов, за преследование членов своей партии, включая бывшего министра обороны Кларка Клиффорда, хотя республиканцы заявляли, чтобы Керри более жёстко давил на нескольких демократов. Позднее скандал в деле банка BCCI был рассмотрен в офисе окружного прокурора Манхэттена[59].

Переизбрание

В 1996 году во время переизбрания Керри встретился с сильным противником — пользующимся популярностью губернатором Массачусетса Уильямом Уэлдом, который в 1994 году переизбрался, набрав 71 % голосов. Предвыборная борьба за это кресло стала одной из самых упорных сенатских предвыборных гонок в этом году. Керри и Уэлд участвовали в нескольких дебатах. Встретившись в особняке Керри на Бикон-хилле, соперники заключили сделку о максимальной сумме расходов в 9 миллионов долларов на предвыборные кампании. Однако обе стороны превысили эту цифру, что породило взаимные обвинения в том, кто же первый нарушил соглашение[60]. Нет доказательств, что именно благодаря этому Керри оторвался от противника[61]. Во время избирательной кампании Керри коротко выступил на национальной демократической конференции. Сенатор Керри победил, набрав 53 процента голосов, Уэлд набрал 45. Согласно «Newsweek», во время президентских выборов 2004 Карл Роув, Карен Хагс и другие старшие сотрудники избирательного штаба Буша задавали Уэлду вопросы во время дебатов и агитаций, направленных против Керри.

На президентских выборах 2000 кандидат в президенты от демократической партии Альберт Гор внёс Керри[62] в список возможных кандидатов в вице-президенты, вместе с сенатором от Северной Каролины Джоном Эдвардсом, сенатором от Индианы Эваном Бэем, конгрессменом от Миссури Ричардом Герхардтом, губернатором Нью-Гэмпшира Джоанной Шайен и сенатором от Коннектикута Джо Либерманом, которого Гор, в конце концов, и выбрал. Несмотря на это, Керри продолжал выступать в избирательной кампании от лица Гора и Либермана вплоть до дня выборов.

Политические взгляды Керри

Согласно большинству анализов голосований Керри, он принадлежит к левым[63].

Во время президентской гонки 2004 он был представлен как стойкий либерал некоторыми консервативными группами и членами избирательного штаба Буша, который часто заявлял, что Керри — главный сенатский либерал, согласно списку National Journal. Однако подобное заявление было основано только на данных прошедшего года, в то время как согласно результатам карьеры Керри национальный журнал отвёл ему только 11-е место среди наибольших либералов Сената. Большинство анализов показывают, что Керри лишь немного более либерален, чем типичный сенатор-демократ. Например, Кейт Т. Пул из Хьюстонского университета нашёл, что Керри всего лишь 24-й из наиболее либеральных сенаторов.

Керри заявлял, что он выступает против приватизации программы социальной безопасности (англ. Social Security (United States)), поддерживает право на аборт для взрослых женщин и для несовершеннолетних, поддерживает идею гражданского брака для однополых пар, выступает против смертной казни (исключая террористов), поддерживает большинство законов о контроле над оружием и, в общем, поддерживает торговые соглашения. Керри поддержал североамериканское соглашение о свободной торговле и статус наибольшего благоприятствования для Китая, но выступил против центральноамериканского соглашения о свободной торговле.

В июле 1997 года Керри присоединился к коллегам по Сенату, голосовавшим против ратификации Киотского протокола по глобальному потеплению, без ограничений по передаче газа для наций, считающихся развивающимися, включая Китай и Индию[64]. После этого он обрушился с критикой на президента Буша, обвиняя его в противостоянии международным усилиям по борьбе с глобальным потеплением[65].

Отношение к Ираку

В 1991 году, во время дебатов по поводу войны в Персидском заливе, Керри первоначально выступил против немедленного применения силы с тем, чтобы выгнать иракских солдат из Кувейта. ООН ввела в действие санкции, направленные против Ирака, и Керри доказывал, что санкции могут дать больше времени для работы.

14 декабря 2001 года, спустя три месяца после террористических атак 11 сентября, Керри заявил на ток-шоу Ларри Кинга: «Я считаю совершенно ясным то, что мы должны поддерживать глобальное давление на терроризм. В любом случае оно не закончится после Афганистана. И я думаю, президент дал ясно это понять. Я думаю, мы должны дать ясно это понять. Терроризм есть глобальная угроза. Это бич. И для нас абсолютно необходимо продолжать противостояние, в частности против Саддама Хусейна».

На вопрос о видах оружия, находящегося в руках Хусейна, Керри ответил 9 октября 2002 года, перед войной: «Согласно докладу ЦРУ, все американские эксперты по разведке согласны с тем, что Ирак пытается получить ядерное оружие. Ясно, что Саддам Хусейн хочет его разработать». Керри также заявил: «Я голосовал за придание президенту и Соединённым Штатам полномочий использовать силу, если необходимо обезоружить Саддама Хусейна. Я полагаю, что губительный арсенал оружия массового уничтожения в его руках — это реальная и серьёзная угроза для нашей безопасности». В 2003 Буш, полагаясь на эту резолюцию, отдал приказ о вторжении в Ирак. 23 января Керри выступил с речью в университете Джорджтауна: «Несомненно, мы должны разоружить Саддама Хусейна. Он жестокий, кровавый диктатор, стоящий во главе деспотического режима. Он представляет собой особо опасную угрозу, потому что он так склонен к просчётам. Угроза от Саддама Хусейна, оснащённого оружием массового поражения, вполне реальна». Однако Керри предупредил администрацию, чтобы она не начинала войны, пока не будут исчерпаны все дипломатические средства. «Господин президент, не торопитесь с войной, дайте время для образования коалиции. Выиграть войну не сложно, трудно добиться мира»[66]. В 2004 году Керри заявил: «Саддам Хусейн был жестоким диктатором, и он действительно заслужил своё место в аду. Но все же это не повод начинать войну. Вместо диктатора мы получили хаос, несущий Америке ещё большую угрозу»[67].

После вторжения в Ирак, когда оружие массового поражения так и не было найдено, Керри критиковал президента Буша, утверждая, что тот ввёл страну в заблуждение. «Когда президент Соединённых Штатов смотрит на вас и говорит вам что-то, в этом должно быть хоть немного правды»[68].

Участие в деятельности Сената

В ходе своей сенатской карьеры Керри выступал инициатором или участником выпуска десятков актов конгресса. Некоторые из его наиболее известных актов посвящены проблемам малого бизнеса, образования, терроризма, ветеранов, вопросам о военнопленных и пропавших без вести, защите морских ресурсов и другим темам. В декабре 2004 на основании 11 его актов были выпущены законы.
С 1991 по 1993 год Керри возглавлял специальный избранный сенатский комитет по делам военнопленных и пропавших без вести. Доклад комитета, подтверждённый Керри, установил, что «нет доказательств, удостоверяющих присутствие живых американцев в плену в юго-восточной Азии»[69]. В 1994 году благодаря усилиям Керри и вьетнамского ветерана сенатора МакКейна Сенат выпустил резолюцию, предлагающую покончить с существующим торговым эмбарго против Вьетнама, подготавливая почву для нормализации отношений[70]. В 1995 президент Билл Клинтон восстановил дипломатические отношения между Вьетнамом и США[71].

С 1987 по 1993 год Керри был председателем сенатского демократического комитета по избирательным кампаниям. В 2009 году Керри участвует в деятельности четырёх сенатских комитетов и 12 подкомитетов:

Президентская кампания 2004 года

В 2004 году на первичных выборах кандидата в президенты от демократической партии Керри обошёл нескольких соперников-демократов, включая сенатора от штата Северная Каролина Джона Эдвардса, бывшего губернатора Вермонта Говарда Дина и отставного генерала Уэсли Кларка. Победа на партийных совещаниях в штате Айова заставила поверить в его успех после неудачной кампании в Нью-Гемпшире и 3 февраля в главных штатах, как Аризона, Южная Каролина и Нью-Мехико. Затем Керри одержал внушительную победу в штатах Невада и Висконсин и таким образом стал кандидатом в президенты от демократической партии. 6 июля 2004 года он объявил о выборе Джона Эдвардса в качестве кандидата в вице-президенты. Советник Керри по кампании 2004, стратег-демократ Боб Шрам написал статью в журнале Time, заявляя что после выбора Эдвардса Керри сказал, что никогда не выбрал бы Эдвардса и что с тех пор Эдвардс и Керри вообще перестали разговаривать друг с другом[72]. Появившись в программе канала АВС This Week Керри отверг утверждения Эдвардса, назвав их «смехотворной потерей времени.»[73]

20 сентября штабы Буша и Керри составили 32-страничный меморандум взаимопонимания, охватывающий мельчайшие детали взаимных дебатов. Соперники трижды (30 сентября, 8 и 13 октября) встречались в дебатах, опросы после дебатов показали перевес Керри. На выборах 3 ноября 2004 года Керри, набравший 59,03 млн голосов (48 % голосов электората) уступил Джорджу Бушу, который набрал 62,04 млн голосов (51 % голосов электората). В итоге Керри набрал 252 голосов выборщиков, один из которых отдал свой голос за Джона Эдвардса, Буш набрал 286 голосов выборщиков. Хотя по ходу голосования и вспыхивали споры, ни в одном из штатов не возникла ситуация подобная ситуации в 2000 году в штате Флорида. Хотя при подсчёте голосов в штатах Флорида и Огайо и возникли расхождения в 20 процентов голосов, соперники приняли результаты кампании. Керри в телефонном разговоре с Бушем признал своё поражение и поздравил своего соперника с победой на выборах.

Деятельность после президентских выборов

Сразу после выборов некоторые демократы назвали Керри возможным участником выборов-2008 кандидата в президенты от демократической партии. Брат Керри заявил, что подобная кампания «реальна», сам сенатор на прощальной вечеринке, устроенной для штаба кампании, заявил: «Всегда есть ещё четыре года»[74].
Керри учредил комитет «Keeping America’s Promise» для сбора денег и поддержки кандидатов от Демократической партии на предвыборных кампаниях в штатах и на федеральном уровне[75]. В 2005 году Керри собрал для этой цели свыше 5,5 миллионов долларов. Согласно отчёту свыше 15 миллионов долларов оставшихся после проведения его президентской кампании разошлось для поддержки различных партийных комитетов и и 179 кандидатов на выборы в Конгресс, Сенат, местные выборы и выборы в 42 штатах, где особое внимание было уделено промежуточным выборам в течение последних двух лет[76]. Как заявил председатель национального комитета по кампаниям Демократической партии (DCSS) Гасан Немазее, «В сумме Керри сделал больше, чем любой другой сенатор»[77].

10 января 2008 года Керри поддержал младшего сенатора от Иллинойса Барака Обаму в его президентской кампании[78]. О Керри упоминали как о возможном кандидате в вице-президенты, но в итоге был выбран сенатор Джо Байден. После выбора Байдена о Керри заговорили как о возможном кандидате на пост государственного секретаря[79] в администрации Обамы, но в итоге на этот пост была назначена сенатор Хиллари Клинтон[80].

Перевыборы и положение в Сенате

Керри переизбирался в Сенат в 1990, 1996 (после победы на перевыборах над губернатором Массачусетса республиканцем Уильямом Уэлдом) 2002 и 2008 годах. 24 января 2007 года Керри заявил о том, что не будет участвовать в президентских выборах-2008, так как будет баллотироваться в Сенат на 5-й срок[81]. 16 сентября 2008 года на первичных выборах от демократической партии Керри впервые за 24 года вступил в борьбу с конкурентом — прокурором Эдом О’Рейли. Керри победил на выборах от 17 сентября 2008 года, набрав 339 925 голоса (68,87 %), О’Рейли набрал 153 636 голоса(31,13 %)[82]. На главных выборах в ноябре Керри победил кандидата-республиканца Джеффа Битти (англ. Jeff Beatty), набрав ⅔ голосов.

В январе 2009 года Керри заменил Джо Байдена на посту председателя сенатского Комитета по международным отношениям[83].
В 2009 году Керри занимает 13-е место по возрасту среди 99 сенаторов. Однако длительное время он оставался младшим сенатором. На 111-м конгрессе США Керри был самым старшим по возрасту младшим сенатором. Во вторник 25 августа 2009 года после смерти сенатора Теда Кеннеди Керри стал старшим сенатором (и единственным представителем штата Массачусетс). На похоронах Теда Кеннеди Керри нёс гроб с телом своего коллеги[84].

На посту государственного секретаря США

15 декабря 2012 в нескольких выпусках новостей было отмечено, что президент Барак Обама собирается номинировать кандидатуру Джона Керри на пост госсекретаря США[85][86] на смену Хиллари Родэм Клинтон. Предыдущая кандидатура дипломата Сьюзен Райс была отвергнута после того, как она назвала нападение на американское посольство в Бенгази в 2012 году спонтанной реакцией на события в Каире[87] в результате чего поднялась волна её критики. 21 декабря Обама выдвинул кандидатуру Керри[88][89], это решение получило положительные отзывы. 24 января 2013 комитет Сената по внешней политике провёл слушания Керри по поводу назначения на должность госсекретаря (впервые он вступал перед этим комитетом в 1971 году)[90]. 29 января комитет после тайного голосования одобрил назначение Керри, в тот же день Сенат голосованием одобрил кандидатуру Керри (94 голоса — за)[91][92], 3 против (Джим Инхоуф от штата Оклахома, Джон Корнин и Тед Крус от штата Техас), 2 воздержались (Джон Хувен от штата Северная Дакота и Патриция Мюррей от штата Вашингтон). В письме губернатору штата Массачусетс Девалю Патрику Керри объявил что с 1 февраля 2013 оставляет пост сенатора[93]. В этот день Керри принёс присягу государственного секретаря США[94]. Хотя до 1997 года этот пост занимали белые мужчины[95][96], Керри стал первым белым мужчиной за последние 16 лет, занявшим этот пост[97].

Украинский кризис в 2014 году

Керри стал широко известен в России благодаря своей жёсткой антироссийской позиции и поддержкой новых украинских властей, которых называет «жертвой злонамеренного российского заговора»[98][аффилированный источник?] а также постоянными и в основном неудачными попытками переговоров с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым.[99][100][101][аффилированный источник?][102][103][аффилированный источник?][104][аффилированный источник?] После вхождения Крыма в состав России, Джон Керри крайне резко и отрицательно отнёсся к этому, назвав это «вопиющим шагом со стороны России», которая напомнила ему о начале второй мировой войны, также признав референдум нелегитимным.[105][106][аффилированный источник?]

Керри заинтересован в территориальной целостности Украины, а ополченцев на востоке считает пророссийскими сепаратистами,[107] которые получают тайные приказы от России с целью дестабилизации страны.[108][аффилированный источник?] Керри отрицает наличие антиправительственных настроений населения на юго-востоке, называя протесты подстрекательством России и тщательно организованной деятельностью российских спецслужб, которые, по его мнению, несут ответственность за происходящие там «бесчинства» и захваты правительственных зданий.[109][110][111]

24 мая 2014 года Джон Керри жёстко раскритиковал деятельность русского телеканала Russia Today, назвав его рупором российской пропаганды и обвинил в постоянном искажении фактов.[112][аффилированный источник?]

Исполнительный директор Института Рона Пола Дэниэл Макадамс обвинил Керри в двойных стандартах, отмечая, что применение силы против «агрессивно настроенных» протестующих на Майдане

Керри резко осуждал и называл отвращением, однако полностью оправдывает применение военной силы украинской армией против пророссийских повстанцев юго-востока, которых блокируют в городах и берут измором.[113][аффилированный источник?]

Керри однажды «избежал разговоров» с Лавровым о деятельности украинских правоэкстремистских образований, в частности Правого сектора, переводя разговор на то, что Россия должна обращать внимание на ополченцев юго-востока.[114][115] Также во время встречи с Лавровым в Париже, Керри «выкинул шуточный намёк» о своих связях с правыми.[116]

Керри выступает категорически против[нет в источнике]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан) проведения референдума в Донецке и Луганске, называя их искусственными и фиктивными, и нелегитимной попыткой разъединения Украины.[117][118]

Керри уверен, что новые украинские власти дадут востоку и югу Украины больше полномочий, чем Россия своим автономным республикам, так как новое украинское правительство уважает русскую культуру и язык. Одновременно в своём заявлении Керри признал историческую связь жителей Украины с русской культурой.[119]

Личная жизнь

Рост Керри — 193 см[120]. Он увлекается охотой, сёрфингом, виндсёрфингом, играет в хоккей, музицирует на бас-гитаре. Согласно интервью, данному им журналу «Rolling Stone» в 2004 году, он фанат рок-групп «Битлз» (его любимый альбом — «Abbey Road») и «Роллинг Стоунз», поклонник творчества музыкантов Джими Хендрикса и Джимми Баффета. Он заявил, что ему никогда не нравился музыкальный жанр «тяжёлый метал»[121]. В 2004 году Керри выбрал песню Брюса Спрингстина «No Surrender» в качестве одного из гимнов своей предвыборной кампании. Позднее он выбрал песню ирландской рок-группы U2 «Beautiful Day» как официальный гимн кампании.

Журнал Sports Illustrated описывал Керри как заядлого велосипедиста[122][123], ездящего главным образом на дорожном велосипеде. Перед президентской гонкой он принял участие в нескольких длительных велопробегах («сотнях»). Даже во время своих избирательных кампаний он находил время посещать велосипедные магазины в своём штате. Во время остановок в отелях его помощники требуют установки велотренажёров в комнатах Керри[124].
В мае 2015 года Керри получил травму ноги после падения с велосипеда вблизи французского города Сьонзье[125].

Керри бегло говорит по-французски[80].

В 2003 году у Керри был обнаружен рак простаты, он перенёс операцию без сопутствующей лучевой терапии, курс лечения прошёл успешно[126].

Семья

В 1970 году Керри женился на Джулии Торн, у них родились две дочери Александра и Ванесса.

Александра родилась 5 сентября 1973 года, перед учёбой Керри в юридической школе. Окончив университет Брауна, она получила свой M.F.A. в июне 2004 года от Консерватории AFI. Она режиссёр документальных фильмов.

Ванесса родилась 31 декабря 1976 года. Как и её дед, она окончила академию Филипс и Йельский университет. Также она посещала Медицинскую школу Гарварда, сейчас она мастер программы медицинских полисов в Лондоне. Обе дочери помогали предвыборной кампании отца в 2004 году.

В 1982 году Торн, страдавшая от тяжёлой депрессии, попросила Керри о разводе. Они развелись 25 июля 1988 года. Брак был официально аннулирован католической церковью в 1997 году. «После 14 лет замужем за политиком политика для меня ассоциируется только с гневом, страхом и одиночеством» — писала она в своей книге о депрессии «Выбор сердца». Затем Торн вышла замуж за архитектора Ричарда Чарльзворта и переехала в Воземан (Монтана), где приняла участие в местной группе по защите окружающей среды, такой как Большая Йеллоустонская коалиция. Торн помогала Керри в президентской гонке 2004. Она умерла от рака в апреле 2006 года.

Керри и его вторая жена Тереза Симоэ-Феррейра Хайнц, вдова члена семьи, владевшей компанией Heinz, сенатора от Пенсильвании Генри Джона Хайнца III и бывшая переводчица ООН, были представлены друг другу Хайнцем на сборе Дня Земли в 1990 году. После знакомства они не встречались вплоть до смерти Хайнца в авиационной катастрофе. Они поженились 26 мая 1995 года в Нантакете. У Керри есть три пасынка — сыновья Терезы от первого брака — Генри Джон Хайнц IV, Андре Хайнц и Кристофер Хайнц, женившийся на Александре де Рюйтер Левис 10 февраля 2007 года. Жена старше Керри на 5 лет.

Оценки финансового состояния Керри

По оценке обзора Форбс 400, Тереза Хайнц Керри в 2004 году обладала состоянием в 750 миллионов долларов. В соответствии с исследованием калифорнийской газеты Los Angeles Times, оценки расходятся от 165 миллионов до 3,32 миллиардов. Керри считается самым богатым сенатором США. Кроме собственного состояния, он владеет, по меньшей мере, четырьмя концернами, перешедшими ему от членов семьи Форбсов, в том числе от его матери, умершей в 2002 году. Журнал «Форбс» установил, что если бы Керри победил на президентских выборах, он стал бы третьим богатейшим президентом в истории США (если учесть инфляцию)[127]. Джон Керри и Тереза Хайнц подписали брачный договор о раздельном владении имуществом[128], хотя налоги они платят со всего супружеского имущества. Финансовая декларация Керри оценивает его личное имущество в пределах от 409 000 до 1,8 млн долларов, имущество, которым он владеет совместно с супругой, оценивается в пределах от 300 000 до 600 000 долларов[129].

Отношение к религии

Керри, будучи католиком, заявил, что носит с собой чётки-розарий, книгу-молитвенник и медаль святого Христофора (покровителя путешественников), когда находится в поездках. Керри настроен против абортов, но поддерживает права женщин, что порождает его разногласия с католической церковью. Говоря о своём вероисповедании, Керри заявил: «Я хотел стать священником. Я был очень религиозен во время учёбы в Швейцарии. Я был мальчиком при алтаре и всё время молился. Я очень сосредотачивался на мессах в церкви». Он также сказал, что «послания ап. Павла» подвигли и научили его главным образом «не жалеть себя»[130].

Согласно журналу «Христианство сегодня», Керри сказал о своей вере:

«Я католик и католик на деле, но в то же время мои уши открыты для многих общих выражений о духовности, пришедших из разных религий. …Я уделяю некоторое время чтению и размышлениям (о религии) и пытаюсь изучить её. У меня нет чувства разногласий, скорее чувство общности многих стольких разных путей, системного значения корней и общности Торы, Корана и Библии и основной истории, которую мы все проходим и которая нас действительно соединяет»[131].

Напишите отзыв о статье "Керри, Джон"

Примечания

  1. Bryan Bender. [www.boston.com/news/politics/2008/articles/2008/11/20/kerry_poised_to_cap_long_journey/ kerry poised to cap long journey] (англ.). The Boston Globe. Проверено 18 ноября 2009.
  2. [www.boston.com/news/local/breaking_news/2009/09/kirk_to_be_name.html Kirk to be named interim senator] (англ.)(недоступная ссылка — история) (24 September 2009). Проверено 20 ноября 2009. [archive.is/mupd Архивировано из первоисточника 24 мая 2012].
  3. O'Sullivan. [www.wickedlocal.com/sherborn/news/x2024003230/Patrick-circulates-talking-points-on-interim-Snate-appointee Patrick circulates 'talking points' on interim Snate appointee] (англ.), State House News Service (September 24, 2009). Проверено 23 сентября 2009.
  4. Viser, Matt. [www.boston.com/news/local/breaking_news/2009/09/kirk_to_be_name.html Kirk named interim senator] (англ.), The Boston Globe (24 September 2009). [archive.is/mupd Архивировано] из первоисточника 24 мая 2012. Проверено 24 сентября 2009.
  5. Василий Чепелевский. [lenta.ru/articles/2010/01/20/brown/ Провальная годовщина.Республиканцы отбили сенатское место Кеннеди] (рус.). 2010-01-20 (22 января 2010). Проверено 23 января 2010. [www.webcitation.org/65103Kg4l Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  6. Валентин Маков. [lenta.ru/articles/2013/02/04/kerry/ Мужчина, приятный во всех отношениях. Новым госсекретарем США стал Джон Керри] (рус.). 2013-02-04 (4 февраля 2013). Проверено 5 февраля 2013. [www.webcitation.org/6EL4w5C6I Архивировано из первоисточника 11 февраля 2013].
  7. [www.haaretz.com/hasen/spages/1072956.html 'Kerry's Jewish brother named to top post at Commerce Department'] (англ.). Haaretz Service (19:27 22/03/2009). Проверено 18 ноября 2009. [www.webcitation.org/611Gxfp2J Архивировано из первоисточника 18 августа 2011].
  8. [www.johnkerry.com/pages/about/ About John Kerry] (англ.). Haaretz Service. Проверено 18 ноября 2009. [www.webcitation.org/65104goTA Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  9. Sedensky, Matt. [www.msnbc.msn.com/id/4286105/ Bush vs. Kerry? They're distant cousins] (англ.), Associated Press via MSNBC.com (17 February 2004). Проверено 29 января 2007.
  10. Kelland, Kate [msnbc.msn.com/id/5723115/ John Kerry's family traced back to royalty] (англ.). Reuters via MSNBC.com (16 August 2004). Проверено 29 января 2007. [web.archive.org/web/20060202100021re_/msnbc.msn.com/id/5723115/ Архивировано из первоисточника 2 февраля 2006].
  11. 1 2 3 Berger, Joseph. [query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9E0CEEDF173FF935A25756C0A9629C8B63 Kerry's Grandfather Left Judaism Behind in Europe] (англ.), The New York Times (16 May 2004). Проверено 8 января 2008.
  12. 1 2 3 4 5 6 Kranish, Michael; Mooney, Brian C.; Easton, Nina J.. [www.boston.com/news/politics/president/kerry/book/excerpt/ John Kerry: The Complete Biography by The Boston Globe Reporters Who Know Him Best] (англ.), The Boston Globe (27 April 2004). [archive.is/TqeDn Архивировано] из первоисточника 2 января 2013. Проверено 8 января 2008.
  13. 1 2 3 4 Whitmore, Brian. [www.boston.com/news/nation/articles/2004/02/22/hearing_of_roots_czech_village_roots_kerry_on/ Hearing of roots, Czech village roots Kerry on] (англ.), The Boston Globe (22 February 2004). Проверено 8 января 2008.
  14. 1 2 3 Kranish, Michael. [boston.com/globe/nation/packages/kerry/061503.shtml A privileged youth, a taste for risk] (англ.), The Boston Globe (15 June 2003). Проверено 8 января 2008.
  15. English, Bella. [www.boston.com/news/nation/articles/2009/02/15/chapter_1_teddy/ Chapter 1: Teddy: A childhood of privilege, promise, and pain] (англ.) (15 February 2009). Проверено 21 ноября 2009.
  16. Goldhaber, Samuel Z.. [www.thecrimson.com/article.aspx?ref=352185 John Kerry: A Navy Dove Runs for Congress] (англ.) (18 February 1970). Проверено 20 ноября 2009.
  17. 1 2 Kranish, Michael. A privileged youth, a taste for risk www.boston.com/globe/nation/packages/kerry/061503.shtml (англ.), John Kerry: Candidate in the Making, The Boston Globe Online (15 June 2003). Проверено 20 ноября 2009.
  18. Leibenluft, Jacob [www.yaledailynews.com/article.asp?AID=21803 Kerry '66: 'He was going to be president'] (англ.). Yale Daily News (February 14, 2003). Проверено 29 января 2007. [web.archive.org/web/20051118173130re_/www.yaledailynews.com/article.asp?AID=21803 Архивировано из первоисточника 18 ноября 2005].
  19. Kranish, Michael. [www.boston.com/news/nation/washington/articles/2005/06/07/yale_grades_portray_kerry_as_a_lackluster_student?mode=PF Yale grades portray Kerry as a lackluster student: His 4-year average on par with Bush's] (англ.), The Boston Globe (7 June 2005). [web.archive.org/web/20050710075041/www.boston.com/news/nation/washington/articles/2005/06/07/yale_grades_portray_kerry_as_a_lackluster_student?mode=PF Архивировано] из первоисточника 10 июля 2005. Проверено 29 января 2007.
  20. [www.johnkerry.com/pages/service/ Service in Vietnam] (англ.). johnkerry.com. Проверено 18 ноября 2009. [www.webcitation.org/658SrTlRR Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012].
  21. Kranish, Michael. [www.boston.com/news/nation/articles/2005/06/07/Kerry allows navy release of military medical records/ Kerry allows Navy release of military, medical records] (англ.). Проверено 21 ноября 2009.
  22. Gerstein, Josh. [www.nysun.com/article/15790 Kerry Grants Three Reporters Broad Access to Navy Records] (англ.). Проверено 21 ноября 2009.
  23. [home.nycap.rr.com/pwcarter/the%20kerry%20page.html Service in Vietnam] (англ.)(недоступная ссылка — история). Проверено 18 ноября 2009. [web.archive.org/20040820132350/home.nycap.rr.com/pwcarter/the%20kerry%20page.html Архивировано из первоисточника 20 августа 2004].
  24. 1 2 Джон Керри. [fl1.findlaw.com/news.findlaw.com/hdocs/docs/jkerry/rqstswiftboat.pdf Request for Vietnan duty] (англ.) (pdf) (10 February 1968). — Рапорт Керри. Проверено 21 ноября 2009. [www.webcitation.org/65109EQir Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  25. Kranish, Michael. [www.boston.com/globe/nation/packages/kerry/061603.shtml Heroism, and growing concern about war] (англ.), John Kerry: Candidate in the Making, The Boston Globe Online. Проверено 16 июня 2003.
  26. [homepage.mac.com/chinesemac/kerry_medals/#vietnam_service John Kerry’s Vietnam medals vietnam service medals] (англ.)(недоступная ссылка — John Kerry’s Vietnam medals история). Проверено 15 ноября 2009. [web.archive.org/20041030001441/homepage.mac.com/chinesemac/kerry_medals/#vietnam_service%20John%20Kerry%E2%80%99s%20Vietnam%20medals Архивировано из первоисточника 30 октября 2004].
  27. Douglas Brinkley. [dir.salon.com/story/news/feature/2004/04/17/kerry_purple/index.html John Kerry's first Purple Heart] (англ.). Salon. Проверено 3 января 2007. [www.webcitation.org/658F4pZWb Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012].
  28. Gerald J. Doyle; 2003-04-23. [homepage.mac.com/chinesemac/kerry_medals/PDFs/Doyle.pdf John Kerry medical file] (англ.) (pdf). — записи о состоянии здоровья Керри. Проверено 18 ноября 2009. [www.webcitation.org/65109i4vn Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  29. [homepage.mac.com/chinesemac/kerry_medals/PDFs/SeaLords324.pdf personnel casualty report стр.4] (англ.) (pdf) (21 February 1969). — рапорт о боестолкновениях, стр. 4. Проверено 21 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510AAZBt Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  30. [homepage.mac.com/chinesemac/kerry_medals/PDFs/SeaLords312-316.pdf стр. 1] (англ.) (pdf). — боевой рапорт. Проверено 22 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510Ah6R8 Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  31. 1 2 ком. ВМС США во Вьетнаме вице-адмирал Элмо Зумвалт. [fl1.findlaw.com/news.findlaw.com/hdocs/docs/jkerry/jkbronzestar.pdf Bronze Star Medal — John F. Kerry приказ о награждении] (англ.) (pdf). Проверено 22 ноября 2009.
  32. [homepage.mac.com/chinesemac/kerry_medals/PDFs/SeaLords270.pdf рапорт] (англ.) (pdf). Проверено 15 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510BEozw Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  33. Lt.Jr. William Rood. [homepage.mac.com/chinesemac/kerry_medals/#silver_star John Kerry’s Vietnam medals рапорт] (англ.)(недоступная ссылка — John Kerry’s Vietnam medals история). — рапорт о патрулировании. Проверено 22 ноября 2009. [web.archive.org/20041030001441/homepage.mac.com/chinesemac/kerry_medals/#silver_star%20John%20Kerry%E2%80%99s%20Vietnam%20medals Архивировано из первоисточника 30 октября 2004].
  34. [homepage.mac.com/chinesemac/kerry_medals/PDFs/SeaLords358.pdf personnel casualty report] (англ.) (2 March 1969). — рапорт о потерях, стр. 9 (ранение Керри). Проверено 22 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510BneCF Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  35. [files.findlaw.com/news.findlaw.com/hdocs/docs/jkerry/thricewnd.pdf reassignment] (англ.) (pdf). — копия рапорта. Проверено 22 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510CJJMa Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  36. Джон Керри. [news.findlaw.com/hdocs/docs/jkerry/rqstswiftboat.pdf request for Vietnam duty] (англ.) (pdf) (11 February 1968). — запрос о несении службы на катерах (официальная копия рапорта). Проверено 22 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510CmgJc Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  37. Джон Керри. [news.findlaw.com/hdocs/docs/jkerry/releaseactduty.pdf request for early release] (англ.) (pdf) (2 January 1970). — запрос о досрочной отставке в связи с баллотированием в Конгресс США.. Проверено 22 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510DGyzK Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  38. Coile, Zachary. [www.sfgate.com/cgi-bin/article.cgi?file=/c/a/2004/08/06/MNGUT83SS41.DTL Vets group attacks Kerry; McCain defends Democrat] (англ.), San Francisco Chronicle (6 August 2004). Проверено 22 ноября 2009.
  39. Zernke, Kate. [www.nytimes.com/2006/05/28/washington/28kerry.html Kerry Pressing Swift Boat Case Long After Loss] (англ.), The New York Times (28 May 2006). Проверено 22 ноября 2009.
  40. Akers, Mary Ann. [voices.washingtonpost.com/sleuth/2008/06/john_kerrys_vietnam_crew_mates.html John Kerry's Vietnam Crew Mates Still Fighting Swift Boating] (англ.), Washington Post (20 June 2008). Проверено 22 ноября 2009.
  41. Lembcke, Jerry. [www.vvaw.org/veteran/article/?id=378 Still a Force for Peace] (англ.), New York University Press (1999). Проверено 22 ноября 2009.
  42. Williams, Brian. [www.msnbc.msn.com/id/4534274/ Nixon targeted Kerry for anti-war views] (англ.), nightly news. Проверено 22 ноября 2009.
  43. Oliphant, Tom. [www.boston.com/news/globe/editorial_opinion/oped/articles/2004/04/27/i_watched_kerry_throw_his_war_decorations/ I watched Kerry throw his war decorations] (англ.), the boston globe. Проверено 22 ноября 2009.
  44. Unfinished Symphony: Democracy and Dissent — Documentary, 2001
  45. Against the Vietnam War: Writings by Activists, Mary Susannah Robbins, pages 78-90
  46. Lexington Minute-Man Newspaper, May 23, 1991.
  47. Mooney, Brian C.. [www.boston.com/globe/nation/packages/kerry/061803.shtml First campaign ends in defeat] (англ.), John Kerry: Candidate in the Making, Globe Staff (18 June 2003). Проверено 22 ноября 2009.
  48. Purdum, Todd S [query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9804E4DF1E39F937A1575AC0A9629C8B63&sec=&spon=&pagewanted=all THE 2004 CAMPAIGN: BIOGRAPHY; Echoes of a 1972 Loss Haunt a 2004 Campaign] (англ.). The New York Times (September 24, 2004). Проверено 8 апреля 2008. [www.webcitation.org/6510DqGGX Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  49. [www.boston.com/globe/nation/packages/kerry/images/day5/01.htm Boston.com / Photo gallery титула нет] (англ.). boston.com. — фотогалерея кандидата. Проверено 22 ноября 2009.
  50. 1 2 Галстян А. С. Армянское лобби в США: формирование и основные направления деятельности (1915—2014 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. — Томск, 2015. — С. 236—237. Режим доступа: www.tsu.ru/science/disadvice/announcement_of_the_dissertations_in_the_tsu.php
  51. Farrell, John Aloysius. [www.boston.com/globe/nation/packages/kerry/062003.shtml With probes, making his mark] (англ.), John Kerry: Candidate in the Making, The Boston Globe Online (20 June 2003). Проверено 22 ноября 2009.
  52. (1986-10-15) «[query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9A0DE3D71339F936A25753C1A960948260&n=Top%2fReference%2fTimes%20Topics%2fPeople%2fK%2fKerry%2c%20John White House Official Linked To Arms Deliveries to Contras]». New York Times: 6. Проверено 2009-11-22.
  53. Cockburn Alexander. Whiteout: The CIA, Drugs and the Press. — Verso. — ISBN 1-85984-258-5.
  54. [www.pinknoiz.com/covert/contracoke.html Selections from the Senate Committee Report on Drugs, Law Enforcement and Foreign Policy chaired by Senator John F. Kerry] (англ.). Проверено 22 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510EY7jh Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  55. Corn, David (2001-07-16). «[www.thenation.com/doc/20010716/dcorn/2 Defining John Kerry]» (subscription requiredlang=en). The Nation. Проверено 2009-11-22.
  56. Johnston, David (1992-12-24). «[www.nytimes.com/learning/general/onthisday/991224onthisday_big.html ]» (html). New York Times. Проверено 2009-11-28.
  57. [nl.newsbank.com/nl-search/we/Archives?p_product=SL&p_theme=sl&p_action=search&p_maxdocs=200&p_topdoc=1&p_text_direct-0=0EB32978E9020931&p_field_direct-0=document_id&p_perpage=10&p_sort=YMD_date:D&s_trackval=GooglePM STLtoday - St. Louis Post-Dispatch Archives Senator Repudiates ‘Shoot Quayle’ Joke] (англ.). St. Louis Post-Dispatch. Assiciated Press (17 November 1988). Проверено 28 ноября 2009.
  58. Sirota, David; Baskin, Jonathan. [www.washingtonmonthly.com/features/2004/0409.sirota.html Follow the Money] (англ.). washingtonmonthly.com (September 2004). Проверено 28 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510EzdW0 Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  59. [www.fas.org/irp/congress/1992_rpt/bcci/19rogers.htm The BCCI Affair — 19 Ed Rogers and Kamal Adham ED ROGERS AND KAMAL ADHAM] (англ.) (htm). — расследование. Проверено 28 ноября 2009.
  60. SARA RIMER. [query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9C02E5D91130F936A15753C1A960958260 Promises Yield to Old-Fashioned Politics] (англ.). The New York Times (25 October 1996). Проверено 28 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510HXuUW Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  61. Zernike, Kate. [www.nytimes.com/2004/02/07/politics/campaign/07KERR.html?ex=1391490000&en=d9f9da7327646acd&ei=5007 Facing '96 Loss, Brawling Kerry Fought to Win] (англ.), New York Times (February 7, 2004). Проверено 31 марта 2008.
  62. Battenfeld, Joe. [archives.cnn.com/2000/LOCAL/northeast/07/14/boh.kerry.veep/index.html Kerry's stock rises in VP sweepstakes] (англ.), cnn.com (14 July 2000). Проверено 28 ноября 2009.
  63. [www.factcheck.org/article284.html How Liberal is John Kerry?] (англ.)(недоступная ссылка — история) (19 October 2004). Проверено 28 ноября 2009. [web.archive.org/20041022013254/www.factcheck.org/article284.html Архивировано из первоисточника 22 октября 2004].
  64. [www.senate.gov/legislative/LIS/roll_call_lists/roll_call_vote_cfm.cfm?congress=105&session=1&vote=00205 U.S. Senate: Legislation & Records Home > Votes > Roll Call Vote U.S. Senate Roll Call Votes 105th Congress - 1st Session] (англ.). www.senate.gov. — список голосовавших сенаторов. Проверено 28 ноября 2009.
  65. [www.usatoday.com/news/world/2007-01-27-kerry-us-policy_x.htm?csp=34 Kerry says U.S. 'a sort of international pariah'] (англ.), USA TODAY (27 January 2007). Проверено 28 ноября 2009.
  66. [www.cbsnews.com/stories/2003/09/02/politics/main571162.shtml Kerry Makes It Official] (англ.), CBS (2 September 2003). Проверено 25 ноября 2009.
  67. [www.dn-weekly.kiev.ua/mir/264-politicheskijj-shok-na-dauning-strit.html Политический шок на Даунинг-стрит " «Деловая неделя» — украинская газета. Анализ политических, экономических событий в Украине и мире]
  68. [www.cnn.com/2004/US/01/27/sprj.nirq.bush/ Bush defends Iraq war in face of WMD findings] (англ.), CNN (28 January 2004). Проверено 25 ноября 2009.
  69. [www.fas.org/irp/congress/1993_rpt/pow-exec.html Report of the Select Committee on POW/MIA Affairs] (англ.). U.S. Senate (13 January 1993). — доклад сенатского спецкомитета по военнопленным. Проверено 25 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510IXjUM Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  70. Greenhouse, Steven. [query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9A02E3DC1639F93BA15752C0A962958260 Senate Urges End to U.S. Embargo Against Vietnam] (англ.), The New York Times (28 January 1994). Проверено 25 ноября 2009.
  71. Walsh, James. [www.time.com/time/magazine/article/0,9171,983202,00.html Good Morning, Vietnam] (англ.), Time (24 July 1995). Проверено 25 ноября 2009.
  72. Robert Shrum. [www.time.com/time/nation/article/0,8599,1626498-2,00.html Kerry's Regrets About John Edwards] (англ.). time.com (30 May 2007). Проверено 25 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510J7H8x Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  73. [www.huffingtonpost.com/2008/01/13/kerry-disregards-bob-shru_n_81260.html Kerry Disregards Bob Shrum Book: "Ridiculous Waste Of Time"] (англ.). The Huffington Post (208-01-13). Проверено 25 ноября 2009. [www.webcitation.org/6510JuLmm Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  74. Johnson, Glen. [www.boston.com/news/nation/articles/2004/11/09/kerry_run_in_08_called_conceivable/ Kerry run in '08 called conceivable] (англ.), The Boston Globe (9 November 2004). Проверено 23 ноября 2009.
  75. Johnson, Glen. [www.boston.com/news/nation/articles/2004/12/05/kerry_creates_pac_to_back_candidates/ Kerry creates PAC to back candidates] (англ.), The Boston Globe (5 December 2004). Проверено 23 ноября 2009.
  76. Mooney, Brain C.. [www.boston.com/news/nation/articles/2006/10/09/kerrys_barnstorming_sparks_talk_of_a_run/ Kerry's barnstorming sparks talk of a run] (англ.), The Boston Globe (9 October 2006). Проверено 23 ноября 2009.
  77. Klein, Rick, Kranish, Michael. [www.boston.com/news/nation/articles/2006/10/21/kerry_is_pressured_to_share_campaign_wealth/?page=2 Kerry is pressured to share campaign wealth] (англ.), The Boston Globe (21 October 2006). Проверено 23 ноября 2009.
  78. election center 2008. [www.cnn.com/2008/POLITICS/01/10/kerry.obama/index.html Kerry endorses Obama over '04 running mate — CNN.com Kerry endorses Obama over '04 running mate] (англ.) (10 January 2008). Проверено 23 ноября 2009.
  79. Hosenball, Mark (2008-06-23), [www.newsweek.com/id/141512 A Bid for an Obama Cabinet], <www.newsweek.com/id/141512>. Проверено 23 ноября 2009. 
  80. 1 2 [latimesblogs.latimes.com/washington/2008/11/hillary-clint-3.html A Bid for an Obama Cabinet] (англ.) (2008). Проверено 23 ноября 2009. [www.webcitation.org/6514vdgRo Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  81. Klein, Rick. [www.boston.com/news/nation/washington/articles/2007/01/24/kerry_to_bow_out_of_08_presidential_race/?p1=MEWell_Pos4 Kerry won't run for president in '08] (англ.), The Boston Globe (24 January 2007). Проверено 23 ноября 2009.
  82. [www.ourcampaigns.com/RaceDetail.html?RaceID=127595 CANDIDATES] (англ.). Проверено 23 ноября 2009. [www.webcitation.org/6514x8tiI Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  83. Bryan Bender. [www.boston.com/news/politics/2008/articles/2008/11/20/kerry_poised_to_cap_long_journey/ Kerry poised to cap long journey] (англ.). The Boston Globe (20 November 2008). Проверено 23 ноября 2009.
  84. [www.boston.com/news/local/breaking_news/2009/08/honorary_pall_b.html honorary pall bearers] (англ.)(недоступная ссылка — история). boston.com (29 August 2009). — список. Проверено 22 ноября 2009. [archive.is/FRod Архивировано из первоисточника 22 июля 2012].
  85. Jake Tapper. [abcnews.go.com/blogs/politics/2012/12/john-kerry-to-be-nominated-to-be-secretary-of-state-sources-say/ John Kerry to Be Nominated to Be Secretary of State, Sources Say] (англ.). abc news (15 December 2012). Проверено 6 февраля 2013. [www.webcitation.org/6EL4x9AkU Архивировано из первоисточника 11 февраля 2013].
  86. Jake Tapper. [www.huffingtonpost.com/2012/12/15/john-kerry-secretary-of-state_n_2306877.html John Kerry To Get Secretary Of State Nomination, Reports ABC] (англ.). abc news (15 December 2012). Проверено 6 февраля 2013. [www.webcitation.org/6EL4y02fs Архивировано из первоисточника 11 февраля 2013].
  87. Tracy Connor. [rockcenter.nbcnews.com/_news/2012/12/13/15888883-exclusive-susan-rice-drops-out-of-running-for-secretary-of-state-cites-very-politicized-confirmation-process?lite EXCLUSIVE: Susan Rice drops out of running for secretary of state, cites 'very politicized' confirmation process] (англ.). NBC News (13 December 2012). Проверено 7 февраля 2013. [www.webcitation.org/6EL4zC7sf Архивировано из первоисточника 11 февраля 2013].
  88. MARK LANDLER. [www.nytimes.com/2012/12/22/us/politics/kerry-is-pick-for-secretary-of-state-official-says.html?_r=0 Kerry Named for the Role of a Lifetime] (англ.). New York Times (21 December 2012). Проверено 13 мая 2013. [www.webcitation.org/6GdHMTxwb Архивировано из первоисточника 15 мая 2013].
  89. [www.whitehouse.gov/the-press-office/2012/12/21/remarks-president-nomination-senator-john-kerry-secretary-state Remarks by the President at Nomination of Senator John Kerry as Secretary of State] (англ.). The White House (21 December 2012). Проверено 13 мая 2013. [www.webcitation.org/6GdHNKX9e Архивировано из первоисточника 15 мая 2013].
  90. Bryan Bender. [www.boston.com/politicalintelligence/2013/01/16/senator-john-kerry-confirmation-hearing-serve-secretary-state-scheduled-for-next-week/hgbzMfe7cvhff9qELYNMLJ/story.html Senator John Kerry’s confirmation hearing to serve as US Secretary of State scheduled for next week] (англ.). boston.com (16 January 2013). Проверено 13 мая 2013.
  91. Bryan Bender. [nbcpolitics.nbcnews.com/_news/2013/01/29/16758482-senate-votes-to-confirm-kerry-as-secretary-of-state Senate votes to confirm Kerry as secretary of state] (англ.). NBC News. Проверено 13 мая 2013. [www.webcitation.org/6GdHOAtcr Архивировано из первоисточника 15 мая 2013].
  92. [www.senate.gov/legislative/LIS/roll_call_lists/roll_call_vote_cfm.cfm?congress=113&session=1&vote=00005 U.S. Senate Roll Call Votes 113th Congress - 1st Session] (англ.). U.S. Senate. Проверено 13 мая 2013. [www.webcitation.org/6GdHPaulr Архивировано из первоисточника 15 мая 2013].
  93. Kerry, John. [cache.boston.com/multimedia/2013/01/29kerry/resignation_letter.pdf Letter to Deval Patrick] (January 29, 2013). Проверено 30 января 2013.
  94. Andrew Taylor. [bigstory.ap.org/article/ap-interview-clinton-raps-benghazi-critics Clinton out, Kerry in as secretary of state] (англ.). Associated Press (1 February 2013). Проверено 13 мая 2013. [www.webcitation.org/6GdHQQVP8 Архивировано из первоисточника 15 мая 2013].
  95. Nicole Gaouette. [www.montereyherald.com/politics-national/2013/02/john-kerry-sees-big-heels-to-fill-as-secretary-of-state/ John Kerry sees ‘big heels’ to fill as secretary of State] (англ.). National Politics (4 February 2013). Проверено 13 мая 2013. [www.webcitation.org/6GdHRj2TR Архивировано из первоисточника 15 мая 2013].
  96. Dartunorro Clark. [chicagomonitor.com/2013/02/us-secretary-of-state-strong-enough-for-a-man-but-fit-for-a-woman/ US Secretary of State: Strong enough for a man, but fit for a woman] (англ.). The Chicago Monitor. Проверено 13 мая 2013. [www.webcitation.org/6GdHSpNUv Архивировано из первоисточника 15 мая 2013].
  97. Doug Mataconis. [www.outsidethebeltway.com/john-kerry-confirmed-as-68th-secretary-of-state/ John Kerry Confirmed As 68th Secretary Of State] (англ.). Outside the Beltway (29 January 2013). Проверено 13 мая 2013. [www.webcitation.org/6GdHUpZYu Архивировано из первоисточника 15 мая 2013].
  98. [www.vz.ru/news/2014/4/28/684272.html СМИ: Керри стал ключевой фигурой в распространении лжи]
  99. [www.bbc.co.uk/russian/international/2014/05/140506_vienna_eu_ukraine.shtml Лавров: новые переговоры по Украине не имеют смысла]
  100. [www.spbdnevnik.ru/news/2014-05-03/dzhon-kerri-otkazalsya-obsuzhdat-s-sergeeym-lavrovym-po-telefonu-ukrainskiy-krizis/ Джон Керри отказался обсуждать с Сергеем Лавровым по телефону украинский кризис]
  101. [www.1tv.ru/news/polit/257381 Сергей Лавров и Джон Керри обсудили по телефону последние события на Украине]
  102. [www.kommersant.ru/doc/2457994 Сергей Лавров и Джон Керри поспорили о поведении киевских властей]
  103. [www.rg.ru/2014/04/10/lavrov-site-anons.html Джон Керри дважды позвонил Сергею Лаврову]
  104. [svpressa.ru/politic/article/86660/ Академический тон дискуссии не подходит для общения с американскими политиками]
  105. [news.day.az/world/474433.html Джон Керри: «Референдум в Крыму нелегитимен» — ОБНОВЛЕНО Читать полностью: news.day.az/world/474433.html]
  106. [russian.rt.com/inotv/2014-03-19/Dzhon-Kerri-Prisoedinenie-Krima-- Джон Керри: Присоединение Крыма — это вопиющий шаг России]
  107. [www.tvc.ru/news/show/id/39074 На юго-востоке Украины готовятся новые провокации]
  108. [www.rususa.com/news/news.asp-nid-98683 Что сказал Керри про Россию выступая перед секретным клубом Рокфеллера?]
  109. [sobesednik.ru/novosti-dnya/20140430-dzhon-kerri-nazval-banditizmom-deystviya-russkoy-razvedki-na Госсекретарь США Джон Керри обвинил российскую разведку в занятиях бандитизмом на Украине]
  110. [www.mk.ru/politics/article/2014/04/13/1013257-dzhon-kerri-protestyi-na-yugovostoke-ukrainyi-upravlyayutsya-iz-rossii.html Джон Керри: Протесты на юго-востоке Украины управляются из России]
  111. [dni.com.ua/ukrnews/11899-kreml-razzhigaet-konflikt-na-vostoke-ukrainy-dzhon-kerri.html Кремль разжигает конфликт на востоке Украины — Джон Керри]
  112. [russian.rt.com/article/29283 Госсекретарь США Джон Керри назвал телеканал RT «рупором пропаганды»]
  113. [vz.ru/news/2014/5/7/685623.html Американский эксперт: Лицемерие США просто ошеломительно]
  114. [glavred.info/politika/lavrov-pugal-ssha-pravym-sektorom-no-kerri-potreboval-soblyudat-zhenevskie-soglasheniya-277594.html Лавров пугал США «Правым сектором», но Керри потребовал соблюдать Женевские соглашения]
  115. [glavred.info/politika/kerri-pozvonil-v-moskvu-lavrov-snova-pugal-nacionalistami-iz-pravogo-sektora-278012.html Керри позвонил в Москву: Лавров снова пугал националистами из «Правого сектора»]
  116. [www.kommersant.ru/doc/2424493 Джона Керри записали в «Правый сектор»]
  117. [pronedra.ru/politics/2014/05/07/referendum-v-luganske-i-donezke/ Джон Керри: референдум в Луганске и Донецке «полностью искусственный»]
  118. [kvedomosti.com/7620-dzhon-kerri-referendum-v-doneckoy-oblasti-povlechet-dopolnitelnye-problemy-dlya-deeskalacii-konflikta.html Джон Керри: «Референдум» в Донецкой области повлечет дополнительные проблемы для деэскалации конфликта]
  119. [www.rosbalt.ru/ukraina/2014/05/07/1265408.html Керри: Украина может дать востоку и югу больше полномочий, чем РФ своим автономным республикам]
  120. Nagourney, Adam. [www.nytimes.com/2002/12/09/politics/campaigns/09KERR.html Antiwar Veteran Eager for Battle] (англ.), The New York Times (9 December 2002). Проверено 22 ноября 2009.
  121. Wenner, Jann S.. [www.rollingstone.com/news/story/6562106/john_kerry John Kerry] (англ.), Rolling Stone (11 November 2004). Проверено 22 ноября 2009.
  122. Maloney, Tim. [autobus.cyclingnews.com/road/2005/tour05/news/?id=/news/2005/jul05/jul24news2 Kerry Au Tour] (англ.) (24 July 2005). Проверено 22 ноября 2009.
  123. [sportsillustrated.cnn.com/2005/more/specials/tour_de_france/2005/07/23/bc.cyc.tourdefrance.not.ap/ Politics? Armstrong has Kerry's vote … maybe] (англ.) (23 July 2005). Проверено 22 ноября 2009.
  124. [www.thesmokinggun.com/archive/0327061kerry2.html JK hotel needs] (англ.). Проверено 22 ноября 2009. [www.webcitation.org/65151LxG4 Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  125. [ria.ru/world/20150531/1067429139.html Госсекретарь США Керри сломал ногу после падения с велосипеда].
  126. [www.cbsnews.com/stories/2003/02/11/politics/main540196.shtml Sen. Kerry 's Surgery A Success] (англ.), CBS (11 February 2003). Проверено 22 ноября 2009.
  127. Ackman, Dan. [www.forbes.com/2004/02/13/cx_da_0213kerry.html Kerry Would Be Third-Richest U.S. President If Elected] (англ.), Forbes.com (29 October 2004). Проверено 22 ноября 2009.
  128. [ask.yahoo.com/ask/20040823.html What is George W. Bush's net worth vs. John Kerry's net worth?] (англ.). Ask Yahoo! (23 August 2004). Проверено 22 ноября 2009. [www.webcitation.org/65152meFf Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  129. Healy, Patrick. [www.boston.com/news/nation/articles/2003/12/19/kerry_mortgage_to_help_fund_race/ Kerry mortgage to help fund race] (англ.), The Boston Globe (19 December 2003). Проверено 22 ноября 2009.
  130. Caldwell, Deborah [www.beliefnet.com/story/150/story_15043_1.html John Kerry's Spiritual Biography] (англ.). Проверено 22 ноября 2009. [www.webcitation.org/65153K58Q Архивировано из первоисточника 28 января 2012].
  131. Stricherz, Mark [www.ctlibrary.com/ct/2004/october/20.28.html John Kerry's Open Mind] (англ.). Christianity Today (1 October 2004). Проверено 22 ноября 2009. [www.webcitation.org/651549mmf Архивировано из первоисточника 28 января 2012].

Литература

  • Brinkley, Douglas, Tour of Duty: John Kerry and the Vietnam War, William Morrow & Company, 2004. ISBN 0-06-056523-3
  • Kerry, John and Vietnam Veterans Against the War, [freekerrybook.org/ The New Soldier], MacMillan Publishing Company, 1971. ISBN 0-02-073610-X
  • Kerry, John, The New War: The Web of Crime That Threatens America’s Security, Simon & Schuster, 1997. ISBN 0-684-81815-9
  • Kerry, John, A Call to Service: My Vision for a Better America, Viking Press, 2003. ISBN 0-670-03260-3
  • Kerry, John and Teresa Heinz Kerry, This Moment on Earth: Today’s New Environmentalists and Their Vision for the Future, PublicAffairs, 2007. ISBN 978-1-58648-431-6
  • Kranish, Michael, Brian C. Mooney, and Nina J. Easton. John F. Kerry: The Complete Biography by the Boston Globe Reporters Who Know Him Best, PublicAffairs, 2004. ISBN 1-58648-273-4
  • McMahon, Kevin, David Rankin, Donald W. Beachler and John Kenneth White. Winning the White House, 2004, Palgrave Macmillan, 2005. ISBN 1-4039-6881-0
  • O’Neill, John E. & Corsi, Jerome R. Unfit for Command: Swift Boat Veterans Speak Out Against John Kerry, Regnery Publishing, 2004. ISBN 0-89526-017-4
  • www.healthlink.org/ - Salem Power Plant — Cut The PLant MR KERRY

Ссылки

Официальные источники

  • [www.johnkerry.com/ JohnKerry.com] — официальный политический веб-сайт Джона Керри
  • [web.archive.org/web/20041209135553/www.johnkerry.com/about/john_kerry/military_records.html Kerry’s military records] — from JohnKerry.com via the Internet Archive
  • [www.johnkerryforsenate.com John Kerry for Senate] — Официальный сенаторский веб-сайт кампании 2008 по переизбранию
  • [kerry.senate.gov/ John Kerry’s Online Office] — Официальный сенаторский сайт
  • [www.campaignforourcountry.com/ Campaign for Our Country] — PAC led by Kerry

Пресса

  • Gibbs, Nancy and Waller, Douglas, [web.archive.org/web/20040218185729/www.time.com/time/covers/1101040209/ What Kind of President Would Kerry Be?] (недоступная ссылка с 11-05-2013 (4036 дней)), Time, February 9, 2004
  • Joe Klein «[web.archive.org/web/20040304064901/www.newyorker.com/fact/content/?021202fa_fact1 The Long War of John Kerry: Can a Massachusetts Brahmin become President?] (недоступная ссылка с 11-05-2013 (4036 дней))», The New Yorker, December 2, 2002.
  • Kranish, Michael, [www.boston.com/globe/nation/packages/kerry/ John Kerry: Candidate in the making], The Boston Globe, June 15, 2003
  • [www.audible.com/emails/debates The 2004 Debates]
  • [freekerrybook.org/ The New Soldier, John Kerry’s book]
  • [newsvote.bbc.co.uk/mpapps/pagetools/print/news.bbc.co.uk/1/hi/world/americas/3003306.stm Profile: John Kerry], BBC News
  • [www.pbs.org/wgbh/pages/frontline/shows/choice2004/ Frontline: the choice 2004]—Thorough two-hour special comparing Kerry and Bush
  • [openvault.wgbh.org/ton/MLA000391/index.html/ Black Political Task Force endorses John Kerry, 1984] on the WGBH series
  • [openvault.wgbh.org/series/Ten+O%27Clock+News/ Ten O’clock News]
  • [www.nysun.com/article/3775 Researcher Alleges Potential Plagiarism in 11 Passages of Kerry’s Writings]
  • [www.nationalreview.com/document/kerry200404231047.asp John Kerry’s complete 1971 statement before the Senate Foreign Relations Committee from National Review]
  • [www.richmond.edu/~ebolt/history398/JohnKerryTestimony.html Selections from John Kerry’s 1971 statement before the Senate Foreign Relations Committee]
  • [www.cbc.ca/thehour/video.php?id=1607 Kerry Interview] on The Hour with George Stroumboulopoulos
  • [www.archive.org/details/GreatSpeechesAndInterviewsWithJohnKerryAndOthers Obama rally with John Kerry and Others MP3] on Feb. 2, 2008 in Sacramento, CA

Информация

  • [genealogy.about.com/od/presidents/p/john_kerry.htm About.com: Genealogy — Предки Джона Керри]
  • Зявление от лица организации «Вьетнамские ветераны против войны», апрель 1971.
  • [www.cwes01.com/13790/23910/ktpp179-210.pdf Дача показаний Джоном Керри перед Сенатом] (комитетом Сената по иностранным отношениям).
  • [www.congressmerge.com/onlinedb/cgi-bin/membervotes.cgi?&lang=&member=MAJR&site=congressmerge&address=&city=&state=&zipcode=&plusfour=&fullvotes=1 Результаты голосования за сенатора от Массачусетса Джона Керри на 108-х выборах в Конгресс]
  • [fas.org/irp/congress/1992_rpt/bcci/ Дело BCCI, доклад комитета по иностранным отношениям Сената], выступили сенаторы Джон Керри и Хэнк Браун, декабрь 1992
  • [www.newsmeat.com/washington_political_donations/John_Kerry.php Политические пожертвования, сделанные Джоном Керри]
  • [www.snopes.com/politics/kerry/service.asp Медали Керри за службу во Вьетнаме]
  • [www.firefightersforkerry.com/campaign/story_10.php Tour of Duty] — Отрывок из книги Бринкли о службе во Вьетнаме Джона Керри
  • [judaism.about.com/od/jewishgenealogy/a/jewpas_kerry.htm Irish Catholic or Czech Jew?]
  • [www.boston.com/globe/nation/packages/kerry/images/day1/transcript.htm Письмо Джона Керри своим родителям о гибели Ричарда Першинга]—1968.
  • [www.sourcewatch.org/index.php?title=John_Kerry SourceWatch Congresspedia — профиль Джона Керри]
  • [www.rotten.com/library/bio/usa/john-kerry/ Rotten.com article]
Предшественник:
Альберт Гор
Кандидат в президенты США от Демократической партии
2004 (проиграл)
Преемник:
Барак Обама

Отрывок, характеризующий Керри, Джон

Но несмотря на то, что он твердо верил в то, что он был неаполитанский король, и что он сожалел о горести своих покидаемых им подданных, в последнее время, после того как ему ведено было опять поступить на службу, и особенно после свидания с Наполеоном в Данциге, когда августейший шурин сказал ему: «Je vous ai fait Roi pour regner a maniere, mais pas a la votre», [Я вас сделал королем для того, чтобы царствовать не по своему, а по моему.] – он весело принялся за знакомое ему дело и, как разъевшийся, но не зажиревший, годный на службу конь, почуяв себя в упряжке, заиграл в оглоблях и, разрядившись как можно пестрее и дороже, веселый и довольный, скакал, сам не зная куда и зачем, по дорогам Польши.
Увидав русского генерала, он по королевски, торжественно, откинул назад голову с завитыми по плечи волосами и вопросительно поглядел на французского полковника. Полковник почтительно передал его величеству значение Балашева, фамилию которого он не мог выговорить.
– De Bal macheve! – сказал король (своей решительностью превозмогая трудность, представлявшуюся полковнику), – charme de faire votre connaissance, general, [очень приятно познакомиться с вами, генерал] – прибавил он с королевски милостивым жестом. Как только король начал говорить громко и быстро, все королевское достоинство мгновенно оставило его, и он, сам не замечая, перешел в свойственный ему тон добродушной фамильярности. Он положил свою руку на холку лошади Балашева.
– Eh, bien, general, tout est a la guerre, a ce qu'il parait, [Ну что ж, генерал, дело, кажется, идет к войне,] – сказал он, как будто сожалея об обстоятельстве, о котором он не мог судить.
– Sire, – отвечал Балашев. – l'Empereur mon maitre ne desire point la guerre, et comme Votre Majeste le voit, – говорил Балашев, во всех падежах употребляя Votre Majeste, [Государь император русский не желает ее, как ваше величество изволите видеть… ваше величество.] с неизбежной аффектацией учащения титула, обращаясь к лицу, для которого титул этот еще новость.
Лицо Мюрата сияло глупым довольством в то время, как он слушал monsieur de Balachoff. Но royaute oblige: [королевское звание имеет свои обязанности:] он чувствовал необходимость переговорить с посланником Александра о государственных делах, как король и союзник. Он слез с лошади и, взяв под руку Балашева и отойдя на несколько шагов от почтительно дожидавшейся свиты, стал ходить с ним взад и вперед, стараясь говорить значительно. Он упомянул о том, что император Наполеон оскорблен требованиями вывода войск из Пруссии, в особенности теперь, когда это требование сделалось всем известно и когда этим оскорблено достоинство Франции. Балашев сказал, что в требовании этом нет ничего оскорбительного, потому что… Мюрат перебил его:
– Так вы считаете зачинщиком не императора Александра? – сказал он неожиданно с добродушно глупой улыбкой.
Балашев сказал, почему он действительно полагал, что начинателем войны был Наполеон.
– Eh, mon cher general, – опять перебил его Мюрат, – je desire de tout mon c?ur que les Empereurs s'arrangent entre eux, et que la guerre commencee malgre moi se termine le plutot possible, [Ах, любезный генерал, я желаю от всей души, чтобы императоры покончили дело между собою и чтобы война, начатая против моей воли, окончилась как можно скорее.] – сказал он тоном разговора слуг, которые желают остаться добрыми приятелями, несмотря на ссору между господами. И он перешел к расспросам о великом князе, о его здоровье и о воспоминаниях весело и забавно проведенного с ним времени в Неаполе. Потом, как будто вдруг вспомнив о своем королевском достоинстве, Мюрат торжественно выпрямился, стал в ту же позу, в которой он стоял на коронации, и, помахивая правой рукой, сказал: – Je ne vous retiens plus, general; je souhaite le succes de vorte mission, [Я вас не задерживаю более, генерал; желаю успеха вашему посольству,] – и, развеваясь красной шитой мантией и перьями и блестя драгоценностями, он пошел к свите, почтительно ожидавшей его.
Балашев поехал дальше, по словам Мюрата предполагая весьма скоро быть представленным самому Наполеону. Но вместо скорой встречи с Наполеоном, часовые пехотного корпуса Даву опять так же задержали его у следующего селения, как и в передовой цепи, и вызванный адъютант командира корпуса проводил его в деревню к маршалу Даву.


Даву был Аракчеев императора Наполеона – Аракчеев не трус, но столь же исправный, жестокий и не умеющий выражать свою преданность иначе как жестокостью.
В механизме государственного организма нужны эти люди, как нужны волки в организме природы, и они всегда есть, всегда являются и держатся, как ни несообразно кажется их присутствие и близость к главе правительства. Только этой необходимостью можно объяснить то, как мог жестокий, лично выдиравший усы гренадерам и не могший по слабости нерв переносить опасность, необразованный, непридворный Аракчеев держаться в такой силе при рыцарски благородном и нежном характере Александра.
Балашев застал маршала Даву в сарае крестьянскои избы, сидящего на бочонке и занятого письменными работами (он поверял счеты). Адъютант стоял подле него. Возможно было найти лучшее помещение, но маршал Даву был один из тех людей, которые нарочно ставят себя в самые мрачные условия жизни, для того чтобы иметь право быть мрачными. Они для того же всегда поспешно и упорно заняты. «Где тут думать о счастливой стороне человеческой жизни, когда, вы видите, я на бочке сижу в грязном сарае и работаю», – говорило выражение его лица. Главное удовольствие и потребность этих людей состоит в том, чтобы, встретив оживление жизни, бросить этому оживлению в глаза спою мрачную, упорную деятельность. Это удовольствие доставил себе Даву, когда к нему ввели Балашева. Он еще более углубился в свою работу, когда вошел русский генерал, и, взглянув через очки на оживленное, под впечатлением прекрасного утра и беседы с Мюратом, лицо Балашева, не встал, не пошевелился даже, а еще больше нахмурился и злобно усмехнулся.
Заметив на лице Балашева произведенное этим приемом неприятное впечатление, Даву поднял голову и холодно спросил, что ему нужно.
Предполагая, что такой прием мог быть сделан ему только потому, что Даву не знает, что он генерал адъютант императора Александра и даже представитель его перед Наполеоном, Балашев поспешил сообщить свое звание и назначение. В противность ожидания его, Даву, выслушав Балашева, стал еще суровее и грубее.
– Где же ваш пакет? – сказал он. – Donnez le moi, ije l'enverrai a l'Empereur. [Дайте мне его, я пошлю императору.]
Балашев сказал, что он имеет приказание лично передать пакет самому императору.
– Приказания вашего императора исполняются в вашей армии, а здесь, – сказал Даву, – вы должны делать то, что вам говорят.
И как будто для того чтобы еще больше дать почувствовать русскому генералу его зависимость от грубой силы, Даву послал адъютанта за дежурным.
Балашев вынул пакет, заключавший письмо государя, и положил его на стол (стол, состоявший из двери, на которой торчали оторванные петли, положенной на два бочонка). Даву взял конверт и прочел надпись.
– Вы совершенно вправе оказывать или не оказывать мне уважение, – сказал Балашев. – Но позвольте вам заметить, что я имею честь носить звание генерал адъютанта его величества…
Даву взглянул на него молча, и некоторое волнение и смущение, выразившиеся на лице Балашева, видимо, доставили ему удовольствие.
– Вам будет оказано должное, – сказал он и, положив конверт в карман, вышел из сарая.
Через минуту вошел адъютант маршала господин де Кастре и провел Балашева в приготовленное для него помещение.
Балашев обедал в этот день с маршалом в том же сарае, на той же доске на бочках.
На другой день Даву выехал рано утром и, пригласив к себе Балашева, внушительно сказал ему, что он просит его оставаться здесь, подвигаться вместе с багажами, ежели они будут иметь на то приказания, и не разговаривать ни с кем, кроме как с господином де Кастро.
После четырехдневного уединения, скуки, сознания подвластности и ничтожества, особенно ощутительного после той среды могущества, в которой он так недавно находился, после нескольких переходов вместе с багажами маршала, с французскими войсками, занимавшими всю местность, Балашев привезен был в Вильну, занятую теперь французами, в ту же заставу, на которой он выехал четыре дня тому назад.
На другой день императорский камергер, monsieur de Turenne, приехал к Балашеву и передал ему желание императора Наполеона удостоить его аудиенции.
Четыре дня тому назад у того дома, к которому подвезли Балашева, стояли Преображенского полка часовые, теперь же стояли два французских гренадера в раскрытых на груди синих мундирах и в мохнатых шапках, конвой гусаров и улан и блестящая свита адъютантов, пажей и генералов, ожидавших выхода Наполеона вокруг стоявшей у крыльца верховой лошади и его мамелюка Рустава. Наполеон принимал Балашева в том самом доме в Вильве, из которого отправлял его Александр.


Несмотря на привычку Балашева к придворной торжественности, роскошь и пышность двора императора Наполеона поразили его.
Граф Тюрен ввел его в большую приемную, где дожидалось много генералов, камергеров и польских магнатов, из которых многих Балашев видал при дворе русского императора. Дюрок сказал, что император Наполеон примет русского генерала перед своей прогулкой.
После нескольких минут ожидания дежурный камергер вышел в большую приемную и, учтиво поклонившись Балашеву, пригласил его идти за собой.
Балашев вошел в маленькую приемную, из которой была одна дверь в кабинет, в тот самый кабинет, из которого отправлял его русский император. Балашев простоял один минуты две, ожидая. За дверью послышались поспешные шаги. Быстро отворились обе половинки двери, камергер, отворивший, почтительно остановился, ожидая, все затихло, и из кабинета зазвучали другие, твердые, решительные шаги: это был Наполеон. Он только что окончил свой туалет для верховой езды. Он был в синем мундире, раскрытом над белым жилетом, спускавшимся на круглый живот, в белых лосинах, обтягивающих жирные ляжки коротких ног, и в ботфортах. Короткие волоса его, очевидно, только что были причесаны, но одна прядь волос спускалась книзу над серединой широкого лба. Белая пухлая шея его резко выступала из за черного воротника мундира; от него пахло одеколоном. На моложавом полном лице его с выступающим подбородком было выражение милостивого и величественного императорского приветствия.
Он вышел, быстро подрагивая на каждом шагу и откинув несколько назад голову. Вся его потолстевшая, короткая фигура с широкими толстыми плечами и невольно выставленным вперед животом и грудью имела тот представительный, осанистый вид, который имеют в холе живущие сорокалетние люди. Кроме того, видно было, что он в этот день находился в самом хорошем расположении духа.
Он кивнул головою, отвечая на низкий и почтительный поклон Балашева, и, подойдя к нему, тотчас же стал говорить как человек, дорожащий всякой минутой своего времени и не снисходящий до того, чтобы приготавливать свои речи, а уверенный в том, что он всегда скажет хорошо и что нужно сказать.
– Здравствуйте, генерал! – сказал он. – Я получил письмо императора Александра, которое вы доставили, и очень рад вас видеть. – Он взглянул в лицо Балашева своими большими глазами и тотчас же стал смотреть вперед мимо него.
Очевидно было, что его не интересовала нисколько личность Балашева. Видно было, что только то, что происходило в его душе, имело интерес для него. Все, что было вне его, не имело для него значения, потому что все в мире, как ему казалось, зависело только от его воли.
– Я не желаю и не желал войны, – сказал он, – но меня вынудили к ней. Я и теперь (он сказал это слово с ударением) готов принять все объяснения, которые вы можете дать мне. – И он ясно и коротко стал излагать причины своего неудовольствия против русского правительства.
Судя по умеренно спокойному и дружелюбному тону, с которым говорил французский император, Балашев был твердо убежден, что он желает мира и намерен вступить в переговоры.
– Sire! L'Empereur, mon maitre, [Ваше величество! Император, государь мой,] – начал Балашев давно приготовленную речь, когда Наполеон, окончив свою речь, вопросительно взглянул на русского посла; но взгляд устремленных на него глаз императора смутил его. «Вы смущены – оправьтесь», – как будто сказал Наполеон, с чуть заметной улыбкой оглядывая мундир и шпагу Балашева. Балашев оправился и начал говорить. Он сказал, что император Александр не считает достаточной причиной для войны требование паспортов Куракиным, что Куракин поступил так по своему произволу и без согласия на то государя, что император Александр не желает войны и что с Англией нет никаких сношений.
– Еще нет, – вставил Наполеон и, как будто боясь отдаться своему чувству, нахмурился и слегка кивнул головой, давая этим чувствовать Балашеву, что он может продолжать.
Высказав все, что ему было приказано, Балашев сказал, что император Александр желает мира, но не приступит к переговорам иначе, как с тем условием, чтобы… Тут Балашев замялся: он вспомнил те слова, которые император Александр не написал в письме, но которые непременно приказал вставить в рескрипт Салтыкову и которые приказал Балашеву передать Наполеону. Балашев помнил про эти слова: «пока ни один вооруженный неприятель не останется на земле русской», но какое то сложное чувство удержало его. Он не мог сказать этих слов, хотя и хотел это сделать. Он замялся и сказал: с условием, чтобы французские войска отступили за Неман.
Наполеон заметил смущение Балашева при высказывании последних слов; лицо его дрогнуло, левая икра ноги начала мерно дрожать. Не сходя с места, он голосом, более высоким и поспешным, чем прежде, начал говорить. Во время последующей речи Балашев, не раз опуская глаза, невольно наблюдал дрожанье икры в левой ноге Наполеона, которое тем более усиливалось, чем более он возвышал голос.
– Я желаю мира не менее императора Александра, – начал он. – Не я ли осьмнадцать месяцев делаю все, чтобы получить его? Я осьмнадцать месяцев жду объяснений. Но для того, чтобы начать переговоры, чего же требуют от меня? – сказал он, нахмурившись и делая энергически вопросительный жест своей маленькой белой и пухлой рукой.
– Отступления войск за Неман, государь, – сказал Балашев.
– За Неман? – повторил Наполеон. – Так теперь вы хотите, чтобы отступили за Неман – только за Неман? – повторил Наполеон, прямо взглянув на Балашева.
Балашев почтительно наклонил голову.
Вместо требования четыре месяца тому назад отступить из Номерании, теперь требовали отступить только за Неман. Наполеон быстро повернулся и стал ходить по комнате.
– Вы говорите, что от меня требуют отступления за Неман для начатия переговоров; но от меня требовали точно так же два месяца тому назад отступления за Одер и Вислу, и, несмотря на то, вы согласны вести переговоры.
Он молча прошел от одного угла комнаты до другого и опять остановился против Балашева. Лицо его как будто окаменело в своем строгом выражении, и левая нога дрожала еще быстрее, чем прежде. Это дрожанье левой икры Наполеон знал за собой. La vibration de mon mollet gauche est un grand signe chez moi, [Дрожание моей левой икры есть великий признак,] – говорил он впоследствии.
– Такие предложения, как то, чтобы очистить Одер и Вислу, можно делать принцу Баденскому, а не мне, – совершенно неожиданно для себя почти вскрикнул Наполеон. – Ежели бы вы мне дали Петербуг и Москву, я бы не принял этих условий. Вы говорите, я начал войну? А кто прежде приехал к армии? – император Александр, а не я. И вы предлагаете мне переговоры тогда, как я издержал миллионы, тогда как вы в союзе с Англией и когда ваше положение дурно – вы предлагаете мне переговоры! А какая цель вашего союза с Англией? Что она дала вам? – говорил он поспешно, очевидно, уже направляя свою речь не для того, чтобы высказать выгоды заключения мира и обсудить его возможность, а только для того, чтобы доказать и свою правоту, и свою силу, и чтобы доказать неправоту и ошибки Александра.
Вступление его речи было сделано, очевидно, с целью выказать выгоду своего положения и показать, что, несмотря на то, он принимает открытие переговоров. Но он уже начал говорить, и чем больше он говорил, тем менее он был в состоянии управлять своей речью.
Вся цель его речи теперь уже, очевидно, была в том, чтобы только возвысить себя и оскорбить Александра, то есть именно сделать то самое, чего он менее всего хотел при начале свидания.
– Говорят, вы заключили мир с турками?
Балашев утвердительно наклонил голову.
– Мир заключен… – начал он. Но Наполеон не дал ему говорить. Ему, видно, нужно было говорить самому, одному, и он продолжал говорить с тем красноречием и невоздержанием раздраженности, к которому так склонны балованные люди.
– Да, я знаю, вы заключили мир с турками, не получив Молдавии и Валахии. А я бы дал вашему государю эти провинции так же, как я дал ему Финляндию. Да, – продолжал он, – я обещал и дал бы императору Александру Молдавию и Валахию, а теперь он не будет иметь этих прекрасных провинций. Он бы мог, однако, присоединить их к своей империи, и в одно царствование он бы расширил Россию от Ботнического залива до устьев Дуная. Катерина Великая не могла бы сделать более, – говорил Наполеон, все более и более разгораясь, ходя по комнате и повторяя Балашеву почти те же слова, которые ои говорил самому Александру в Тильзите. – Tout cela il l'aurait du a mon amitie… Ah! quel beau regne, quel beau regne! – повторил он несколько раз, остановился, достал золотую табакерку из кармана и жадно потянул из нее носом.
– Quel beau regne aurait pu etre celui de l'Empereur Alexandre! [Всем этим он был бы обязан моей дружбе… О, какое прекрасное царствование, какое прекрасное царствование! О, какое прекрасное царствование могло бы быть царствование императора Александра!]
Он с сожалением взглянул на Балашева, и только что Балашев хотел заметить что то, как он опять поспешно перебил его.
– Чего он мог желать и искать такого, чего бы он не нашел в моей дружбе?.. – сказал Наполеон, с недоумением пожимая плечами. – Нет, он нашел лучшим окружить себя моими врагами, и кем же? – продолжал он. – Он призвал к себе Штейнов, Армфельдов, Винцингероде, Бенигсенов, Штейн – прогнанный из своего отечества изменник, Армфельд – развратник и интриган, Винцингероде – беглый подданный Франции, Бенигсен несколько более военный, чем другие, но все таки неспособный, который ничего не умел сделать в 1807 году и который бы должен возбуждать в императоре Александре ужасные воспоминания… Положим, ежели бы они были способны, можно бы их употреблять, – продолжал Наполеон, едва успевая словом поспевать за беспрестанно возникающими соображениями, показывающими ему его правоту или силу (что в его понятии было одно и то же), – но и того нет: они не годятся ни для войны, ни для мира. Барклай, говорят, дельнее их всех; но я этого не скажу, судя по его первым движениям. А они что делают? Что делают все эти придворные! Пфуль предлагает, Армфельд спорит, Бенигсен рассматривает, а Барклай, призванный действовать, не знает, на что решиться, и время проходит. Один Багратион – военный человек. Он глуп, но у него есть опытность, глазомер и решительность… И что за роль играет ваш молодой государь в этой безобразной толпе. Они его компрометируют и на него сваливают ответственность всего совершающегося. Un souverain ne doit etre a l'armee que quand il est general, [Государь должен находиться при армии только тогда, когда он полководец,] – сказал он, очевидно, посылая эти слова прямо как вызов в лицо государя. Наполеон знал, как желал император Александр быть полководцем.
– Уже неделя, как началась кампания, и вы не сумели защитить Вильну. Вы разрезаны надвое и прогнаны из польских провинций. Ваша армия ропщет…
– Напротив, ваше величество, – сказал Балашев, едва успевавший запоминать то, что говорилось ему, и с трудом следивший за этим фейерверком слов, – войска горят желанием…
– Я все знаю, – перебил его Наполеон, – я все знаю, и знаю число ваших батальонов так же верно, как и моих. У вас нет двухсот тысяч войска, а у меня втрое столько. Даю вам честное слово, – сказал Наполеон, забывая, что это его честное слово никак не могло иметь значения, – даю вам ma parole d'honneur que j'ai cinq cent trente mille hommes de ce cote de la Vistule. [честное слово, что у меня пятьсот тридцать тысяч человек по сю сторону Вислы.] Турки вам не помощь: они никуда не годятся и доказали это, замирившись с вами. Шведы – их предопределение быть управляемыми сумасшедшими королями. Их король был безумный; они переменили его и взяли другого – Бернадота, который тотчас сошел с ума, потому что сумасшедший только, будучи шведом, может заключать союзы с Россией. – Наполеон злобно усмехнулся и опять поднес к носу табакерку.
На каждую из фраз Наполеона Балашев хотел и имел что возразить; беспрестанно он делал движение человека, желавшего сказать что то, но Наполеон перебивал его. Например, о безумии шведов Балашев хотел сказать, что Швеция есть остров, когда Россия за нее; но Наполеон сердито вскрикнул, чтобы заглушить его голос. Наполеон находился в том состоянии раздражения, в котором нужно говорить, говорить и говорить, только для того, чтобы самому себе доказать свою справедливость. Балашеву становилось тяжело: он, как посол, боялся уронить достоинство свое и чувствовал необходимость возражать; но, как человек, он сжимался нравственно перед забытьем беспричинного гнева, в котором, очевидно, находился Наполеон. Он знал, что все слова, сказанные теперь Наполеоном, не имеют значения, что он сам, когда опомнится, устыдится их. Балашев стоял, опустив глаза, глядя на движущиеся толстые ноги Наполеона, и старался избегать его взгляда.
– Да что мне эти ваши союзники? – говорил Наполеон. – У меня союзники – это поляки: их восемьдесят тысяч, они дерутся, как львы. И их будет двести тысяч.
И, вероятно, еще более возмутившись тем, что, сказав это, он сказал очевидную неправду и что Балашев в той же покорной своей судьбе позе молча стоял перед ним, он круто повернулся назад, подошел к самому лицу Балашева и, делая энергические и быстрые жесты своими белыми руками, закричал почти:
– Знайте, что ежели вы поколеблете Пруссию против меня, знайте, что я сотру ее с карты Европы, – сказал он с бледным, искаженным злобой лицом, энергическим жестом одной маленькой руки ударяя по другой. – Да, я заброшу вас за Двину, за Днепр и восстановлю против вас ту преграду, которую Европа была преступна и слепа, что позволила разрушить. Да, вот что с вами будет, вот что вы выиграли, удалившись от меня, – сказал он и молча прошел несколько раз по комнате, вздрагивая своими толстыми плечами. Он положил в жилетный карман табакерку, опять вынул ее, несколько раз приставлял ее к носу и остановился против Балашева. Он помолчал, поглядел насмешливо прямо в глаза Балашеву и сказал тихим голосом: – Et cependant quel beau regne aurait pu avoir votre maitre! [A между тем какое прекрасное царствование мог бы иметь ваш государь!]
Балашев, чувствуя необходимость возражать, сказал, что со стороны России дела не представляются в таком мрачном виде. Наполеон молчал, продолжая насмешливо глядеть на него и, очевидно, его не слушая. Балашев сказал, что в России ожидают от войны всего хорошего. Наполеон снисходительно кивнул головой, как бы говоря: «Знаю, так говорить ваша обязанность, но вы сами в это не верите, вы убеждены мною».
В конце речи Балашева Наполеон вынул опять табакерку, понюхал из нее и, как сигнал, стукнул два раза ногой по полу. Дверь отворилась; почтительно изгибающийся камергер подал императору шляпу и перчатки, другой подал носовои платок. Наполеон, ne глядя на них, обратился к Балашеву.
– Уверьте от моего имени императора Александра, – сказал оц, взяв шляпу, – что я ему предан по прежнему: я анаю его совершенно и весьма высоко ценю высокие его качества. Je ne vous retiens plus, general, vous recevrez ma lettre a l'Empereur. [Не удерживаю вас более, генерал, вы получите мое письмо к государю.] – И Наполеон пошел быстро к двери. Из приемной все бросилось вперед и вниз по лестнице.


После всего того, что сказал ему Наполеон, после этих взрывов гнева и после последних сухо сказанных слов:
«Je ne vous retiens plus, general, vous recevrez ma lettre», Балашев был уверен, что Наполеон уже не только не пожелает его видеть, но постарается не видать его – оскорбленного посла и, главное, свидетеля его непристойной горячности. Но, к удивлению своему, Балашев через Дюрока получил в этот день приглашение к столу императора.
На обеде были Бессьер, Коленкур и Бертье. Наполеон встретил Балашева с веселым и ласковым видом. Не только не было в нем выражения застенчивости или упрека себе за утреннюю вспышку, но он, напротив, старался ободрить Балашева. Видно было, что уже давно для Наполеона в его убеждении не существовало возможности ошибок и что в его понятии все то, что он делал, было хорошо не потому, что оно сходилось с представлением того, что хорошо и дурно, но потому, что он делал это.
Император был очень весел после своей верховой прогулки по Вильне, в которой толпы народа с восторгом встречали и провожали его. Во всех окнах улиц, по которым он проезжал, были выставлены ковры, знамена, вензеля его, и польские дамы, приветствуя его, махали ему платками.
За обедом, посадив подле себя Балашева, он обращался с ним не только ласково, но обращался так, как будто он и Балашева считал в числе своих придворных, в числе тех людей, которые сочувствовали его планам и должны были радоваться его успехам. Между прочим разговором он заговорил о Москве и стал спрашивать Балашева о русской столице, не только как спрашивает любознательный путешественник о новом месте, которое он намеревается посетить, но как бы с убеждением, что Балашев, как русский, должен быть польщен этой любознательностью.
– Сколько жителей в Москве, сколько домов? Правда ли, что Moscou называют Moscou la sainte? [святая?] Сколько церквей в Moscou? – спрашивал он.
И на ответ, что церквей более двухсот, он сказал:
– К чему такая бездна церквей?
– Русские очень набожны, – отвечал Балашев.
– Впрочем, большое количество монастырей и церквей есть всегда признак отсталости народа, – сказал Наполеон, оглядываясь на Коленкура за оценкой этого суждения.
Балашев почтительно позволил себе не согласиться с мнением французского императора.
– У каждой страны свои нравы, – сказал он.
– Но уже нигде в Европе нет ничего подобного, – сказал Наполеон.
– Прошу извинения у вашего величества, – сказал Балашев, – кроме России, есть еще Испания, где также много церквей и монастырей.
Этот ответ Балашева, намекавший на недавнее поражение французов в Испании, был высоко оценен впоследствии, по рассказам Балашева, при дворе императора Александра и очень мало был оценен теперь, за обедом Наполеона, и прошел незаметно.
По равнодушным и недоумевающим лицам господ маршалов видно было, что они недоумевали, в чем тут состояла острота, на которую намекала интонация Балашева. «Ежели и была она, то мы не поняли ее или она вовсе не остроумна», – говорили выражения лиц маршалов. Так мало был оценен этот ответ, что Наполеон даже решительно не заметил его и наивно спросил Балашева о том, на какие города идет отсюда прямая дорога к Москве. Балашев, бывший все время обеда настороже, отвечал, что comme tout chemin mene a Rome, tout chemin mene a Moscou, [как всякая дорога, по пословице, ведет в Рим, так и все дороги ведут в Москву,] что есть много дорог, и что в числе этих разных путей есть дорога на Полтаву, которую избрал Карл XII, сказал Балашев, невольно вспыхнув от удовольствия в удаче этого ответа. Не успел Балашев досказать последних слов: «Poltawa», как уже Коленкур заговорил о неудобствах дороги из Петербурга в Москву и о своих петербургских воспоминаниях.
После обеда перешли пить кофе в кабинет Наполеона, четыре дня тому назад бывший кабинетом императора Александра. Наполеон сел, потрогивая кофе в севрской чашке, и указал на стул подло себя Балашеву.
Есть в человеке известное послеобеденное расположение духа, которое сильнее всяких разумных причин заставляет человека быть довольным собой и считать всех своими друзьями. Наполеон находился в этом расположении. Ему казалось, что он окружен людьми, обожающими его. Он был убежден, что и Балашев после его обеда был его другом и обожателем. Наполеон обратился к нему с приятной и слегка насмешливой улыбкой.
– Это та же комната, как мне говорили, в которой жил император Александр. Странно, не правда ли, генерал? – сказал он, очевидно, не сомневаясь в том, что это обращение не могло не быть приятно его собеседнику, так как оно доказывало превосходство его, Наполеона, над Александром.
Балашев ничего не мог отвечать на это и молча наклонил голову.
– Да, в этой комнате, четыре дня тому назад, совещались Винцингероде и Штейн, – с той же насмешливой, уверенной улыбкой продолжал Наполеон. – Чего я не могу понять, – сказал он, – это того, что император Александр приблизил к себе всех личных моих неприятелей. Я этого не… понимаю. Он не подумал о том, что я могу сделать то же? – с вопросом обратился он к Балашеву, и, очевидно, это воспоминание втолкнуло его опять в тот след утреннего гнева, который еще был свеж в нем.
– И пусть он знает, что я это сделаю, – сказал Наполеон, вставая и отталкивая рукой свою чашку. – Я выгоню из Германии всех его родных, Виртембергских, Баденских, Веймарских… да, я выгоню их. Пусть он готовит для них убежище в России!
Балашев наклонил голову, видом своим показывая, что он желал бы откланяться и слушает только потому, что он не может не слушать того, что ему говорят. Наполеон не замечал этого выражения; он обращался к Балашеву не как к послу своего врага, а как к человеку, который теперь вполне предан ему и должен радоваться унижению своего бывшего господина.
– И зачем император Александр принял начальство над войсками? К чему это? Война мое ремесло, а его дело царствовать, а не командовать войсками. Зачем он взял на себя такую ответственность?
Наполеон опять взял табакерку, молча прошелся несколько раз по комнате и вдруг неожиданно подошел к Балашеву и с легкой улыбкой так уверенно, быстро, просто, как будто он делал какое нибудь не только важное, но и приятное для Балашева дело, поднял руку к лицу сорокалетнего русского генерала и, взяв его за ухо, слегка дернул, улыбнувшись одними губами.
– Avoir l'oreille tiree par l'Empereur [Быть выдранным за ухо императором] считалось величайшей честью и милостью при французском дворе.
– Eh bien, vous ne dites rien, admirateur et courtisan de l'Empereur Alexandre? [Ну у, что ж вы ничего не говорите, обожатель и придворный императора Александра?] – сказал он, как будто смешно было быть в его присутствии чьим нибудь courtisan и admirateur [придворным и обожателем], кроме его, Наполеона.
– Готовы ли лошади для генерала? – прибавил он, слегка наклоняя голову в ответ на поклон Балашева.
– Дайте ему моих, ему далеко ехать…
Письмо, привезенное Балашевым, было последнее письмо Наполеона к Александру. Все подробности разговора были переданы русскому императору, и война началась.


После своего свидания в Москве с Пьером князь Андреи уехал в Петербург по делам, как он сказал своим родным, но, в сущности, для того, чтобы встретить там князя Анатоля Курагина, которого он считал необходимым встретить. Курагина, о котором он осведомился, приехав в Петербург, уже там не было. Пьер дал знать своему шурину, что князь Андрей едет за ним. Анатоль Курагин тотчас получил назначение от военного министра и уехал в Молдавскую армию. В это же время в Петербурге князь Андрей встретил Кутузова, своего прежнего, всегда расположенного к нему, генерала, и Кутузов предложил ему ехать с ним вместе в Молдавскую армию, куда старый генерал назначался главнокомандующим. Князь Андрей, получив назначение состоять при штабе главной квартиры, уехал в Турцию.
Князь Андрей считал неудобным писать к Курагину и вызывать его. Не подав нового повода к дуэли, князь Андрей считал вызов с своей стороны компрометирующим графиню Ростову, и потому он искал личной встречи с Курагиным, в которой он намерен был найти новый повод к дуэли. Но в Турецкой армии ему также не удалось встретить Курагина, который вскоре после приезда князя Андрея в Турецкую армию вернулся в Россию. В новой стране и в новых условиях жизни князю Андрею стало жить легче. После измены своей невесты, которая тем сильнее поразила его, чем старательнее он скрывал ото всех произведенное на него действие, для него были тяжелы те условия жизни, в которых он был счастлив, и еще тяжелее были свобода и независимость, которыми он так дорожил прежде. Он не только не думал тех прежних мыслей, которые в первый раз пришли ему, глядя на небо на Аустерлицком поле, которые он любил развивать с Пьером и которые наполняли его уединение в Богучарове, а потом в Швейцарии и Риме; но он даже боялся вспоминать об этих мыслях, раскрывавших бесконечные и светлые горизонты. Его интересовали теперь только самые ближайшие, не связанные с прежними, практические интересы, за которые он ухватывался с тем большей жадностью, чем закрытое были от него прежние. Как будто тот бесконечный удаляющийся свод неба, стоявший прежде над ним, вдруг превратился в низкий, определенный, давивший его свод, в котором все было ясно, но ничего не было вечного и таинственного.
Из представлявшихся ему деятельностей военная служба была самая простая и знакомая ему. Состоя в должности дежурного генерала при штабе Кутузова, он упорно и усердно занимался делами, удивляя Кутузова своей охотой к работе и аккуратностью. Не найдя Курагина в Турции, князь Андрей не считал необходимым скакать за ним опять в Россию; но при всем том он знал, что, сколько бы ни прошло времени, он не мог, встретив Курагина, несмотря на все презрение, которое он имел к нему, несмотря на все доказательства, которые он делал себе, что ему не стоит унижаться до столкновения с ним, он знал, что, встретив его, он не мог не вызвать его, как не мог голодный человек не броситься на пищу. И это сознание того, что оскорбление еще не вымещено, что злоба не излита, а лежит на сердце, отравляло то искусственное спокойствие, которое в виде озабоченно хлопотливой и несколько честолюбивой и тщеславной деятельности устроил себе князь Андрей в Турции.
В 12 м году, когда до Букарешта (где два месяца жил Кутузов, проводя дни и ночи у своей валашки) дошла весть о войне с Наполеоном, князь Андрей попросил у Кутузова перевода в Западную армию. Кутузов, которому уже надоел Болконский своей деятельностью, служившей ему упреком в праздности, Кутузов весьма охотно отпустил его и дал ему поручение к Барклаю де Толли.
Прежде чем ехать в армию, находившуюся в мае в Дрисском лагере, князь Андрей заехал в Лысые Горы, которые были на самой его дороге, находясь в трех верстах от Смоленского большака. Последние три года и жизни князя Андрея было так много переворотов, так много он передумал, перечувствовал, перевидел (он объехал и запад и восток), что его странно и неожиданно поразило при въезде в Лысые Горы все точно то же, до малейших подробностей, – точно то же течение жизни. Он, как в заколдованный, заснувший замок, въехал в аллею и в каменные ворота лысогорского дома. Та же степенность, та же чистота, та же тишина были в этом доме, те же мебели, те же стены, те же звуки, тот же запах и те же робкие лица, только несколько постаревшие. Княжна Марья была все та же робкая, некрасивая, стареющаяся девушка, в страхе и вечных нравственных страданиях, без пользы и радости проживающая лучшие годы своей жизни. Bourienne была та же радостно пользующаяся каждой минутой своей жизни и исполненная самых для себя радостных надежд, довольная собой, кокетливая девушка. Она только стала увереннее, как показалось князю Андрею. Привезенный им из Швейцарии воспитатель Десаль был одет в сюртук русского покроя, коверкая язык, говорил по русски со слугами, но был все тот же ограниченно умный, образованный, добродетельный и педантический воспитатель. Старый князь переменился физически только тем, что с боку рта у него стал заметен недостаток одного зуба; нравственно он был все такой же, как и прежде, только с еще большим озлоблением и недоверием к действительности того, что происходило в мире. Один только Николушка вырос, переменился, разрумянился, оброс курчавыми темными волосами и, сам не зная того, смеясь и веселясь, поднимал верхнюю губку хорошенького ротика точно так же, как ее поднимала покойница маленькая княгиня. Он один не слушался закона неизменности в этом заколдованном, спящем замке. Но хотя по внешности все оставалось по старому, внутренние отношения всех этих лиц изменились, с тех пор как князь Андрей не видал их. Члены семейства были разделены на два лагеря, чуждые и враждебные между собой, которые сходились теперь только при нем, – для него изменяя свой обычный образ жизни. К одному принадлежали старый князь, m lle Bourienne и архитектор, к другому – княжна Марья, Десаль, Николушка и все няньки и мамки.
Во время его пребывания в Лысых Горах все домашние обедали вместе, но всем было неловко, и князь Андрей чувствовал, что он гость, для которого делают исключение, что он стесняет всех своим присутствием. Во время обеда первого дня князь Андрей, невольно чувствуя это, был молчалив, и старый князь, заметив неестественность его состояния, тоже угрюмо замолчал и сейчас после обеда ушел к себе. Когда ввечеру князь Андрей пришел к нему и, стараясь расшевелить его, стал рассказывать ему о кампании молодого графа Каменского, старый князь неожиданно начал с ним разговор о княжне Марье, осуждая ее за ее суеверие, за ее нелюбовь к m lle Bourienne, которая, по его словам, была одна истинно предана ему.
Старый князь говорил, что ежели он болен, то только от княжны Марьи; что она нарочно мучает и раздражает его; что она баловством и глупыми речами портит маленького князя Николая. Старый князь знал очень хорошо, что он мучает свою дочь, что жизнь ее очень тяжела, но знал тоже, что он не может не мучить ее и что она заслуживает этого. «Почему же князь Андрей, который видит это, мне ничего не говорит про сестру? – думал старый князь. – Что же он думает, что я злодей или старый дурак, без причины отдалился от дочери и приблизил к себе француженку? Он не понимает, и потому надо объяснить ему, надо, чтоб он выслушал», – думал старый князь. И он стал объяснять причины, по которым он не мог переносить бестолкового характера дочери.
– Ежели вы спрашиваете меня, – сказал князь Андрей, не глядя на отца (он в первый раз в жизни осуждал своего отца), – я не хотел говорить; но ежели вы меня спрашиваете, то я скажу вам откровенно свое мнение насчет всего этого. Ежели есть недоразумения и разлад между вами и Машей, то я никак не могу винить ее – я знаю, как она вас любит и уважает. Ежели уж вы спрашиваете меня, – продолжал князь Андрей, раздражаясь, потому что он всегда был готов на раздражение в последнее время, – то я одно могу сказать: ежели есть недоразумения, то причиной их ничтожная женщина, которая бы не должна была быть подругой сестры.
Старик сначала остановившимися глазами смотрел на сына и ненатурально открыл улыбкой новый недостаток зуба, к которому князь Андрей не мог привыкнуть.
– Какая же подруга, голубчик? А? Уж переговорил! А?
– Батюшка, я не хотел быть судьей, – сказал князь Андрей желчным и жестким тоном, – но вы вызвали меня, и я сказал и всегда скажу, что княжна Марья ни виновата, а виноваты… виновата эта француженка…
– А присудил!.. присудил!.. – сказал старик тихим голосом и, как показалось князю Андрею, с смущением, но потом вдруг он вскочил и закричал: – Вон, вон! Чтоб духу твоего тут не было!..

Князь Андрей хотел тотчас же уехать, но княжна Марья упросила остаться еще день. В этот день князь Андрей не виделся с отцом, который не выходил и никого не пускал к себе, кроме m lle Bourienne и Тихона, и спрашивал несколько раз о том, уехал ли его сын. На другой день, перед отъездом, князь Андрей пошел на половину сына. Здоровый, по матери кудрявый мальчик сел ему на колени. Князь Андрей начал сказывать ему сказку о Синей Бороде, но, не досказав, задумался. Он думал не об этом хорошеньком мальчике сыне в то время, как он его держал на коленях, а думал о себе. Он с ужасом искал и не находил в себе ни раскаяния в том, что он раздражил отца, ни сожаления о том, что он (в ссоре в первый раз в жизни) уезжает от него. Главнее всего ему было то, что он искал и не находил той прежней нежности к сыну, которую он надеялся возбудить в себе, приласкав мальчика и посадив его к себе на колени.
– Ну, рассказывай же, – говорил сын. Князь Андрей, не отвечая ему, снял его с колон и пошел из комнаты.
Как только князь Андрей оставил свои ежедневные занятия, в особенности как только он вступил в прежние условия жизни, в которых он был еще тогда, когда он был счастлив, тоска жизни охватила его с прежней силой, и он спешил поскорее уйти от этих воспоминаний и найти поскорее какое нибудь дело.
– Ты решительно едешь, Andre? – сказала ему сестра.
– Слава богу, что могу ехать, – сказал князь Андрей, – очень жалею, что ты не можешь.
– Зачем ты это говоришь! – сказала княжна Марья. – Зачем ты это говоришь теперь, когда ты едешь на эту страшную войну и он так стар! M lle Bourienne говорила, что он спрашивал про тебя… – Как только она начала говорить об этом, губы ее задрожали и слезы закапали. Князь Андрей отвернулся от нее и стал ходить по комнате.
– Ах, боже мой! Боже мой! – сказал он. – И как подумаешь, что и кто – какое ничтожество может быть причиной несчастья людей! – сказал он со злобою, испугавшею княжну Марью.
Она поняла, что, говоря про людей, которых он называл ничтожеством, он разумел не только m lle Bourienne, делавшую его несчастие, но и того человека, который погубил его счастие.
– Andre, об одном я прошу, я умоляю тебя, – сказала она, дотрогиваясь до его локтя и сияющими сквозь слезы глазами глядя на него. – Я понимаю тебя (княжна Марья опустила глаза). Не думай, что горе сделали люди. Люди – орудие его. – Она взглянула немного повыше головы князя Андрея тем уверенным, привычным взглядом, с которым смотрят на знакомое место портрета. – Горе послано им, а не людьми. Люди – его орудия, они не виноваты. Ежели тебе кажется, что кто нибудь виноват перед тобой, забудь это и прости. Мы не имеем права наказывать. И ты поймешь счастье прощать.
– Ежели бы я был женщина, я бы это делал, Marie. Это добродетель женщины. Но мужчина не должен и не может забывать и прощать, – сказал он, и, хотя он до этой минуты не думал о Курагине, вся невымещенная злоба вдруг поднялась в его сердце. «Ежели княжна Марья уже уговаривает меня простить, то, значит, давно мне надо было наказать», – подумал он. И, не отвечая более княжне Марье, он стал думать теперь о той радостной, злобной минуте, когда он встретит Курагина, который (он знал) находится в армии.
Княжна Марья умоляла брата подождать еще день, говорила о том, что она знает, как будет несчастлив отец, ежели Андрей уедет, не помирившись с ним; но князь Андрей отвечал, что он, вероятно, скоро приедет опять из армии, что непременно напишет отцу и что теперь чем дольше оставаться, тем больше растравится этот раздор.
– Adieu, Andre! Rappelez vous que les malheurs viennent de Dieu, et que les hommes ne sont jamais coupables, [Прощай, Андрей! Помни, что несчастия происходят от бога и что люди никогда не бывают виноваты.] – были последние слова, которые он слышал от сестры, когда прощался с нею.
«Так это должно быть! – думал князь Андрей, выезжая из аллеи лысогорского дома. – Она, жалкое невинное существо, остается на съедение выжившему из ума старику. Старик чувствует, что виноват, но не может изменить себя. Мальчик мой растет и радуется жизни, в которой он будет таким же, как и все, обманутым или обманывающим. Я еду в армию, зачем? – сам не знаю, и желаю встретить того человека, которого презираю, для того чтобы дать ему случай убить меня и посмеяться надо мной!И прежде были все те же условия жизни, но прежде они все вязались между собой, а теперь все рассыпалось. Одни бессмысленные явления, без всякой связи, одно за другим представлялись князю Андрею.


Князь Андрей приехал в главную квартиру армии в конце июня. Войска первой армии, той, при которой находился государь, были расположены в укрепленном лагере у Дриссы; войска второй армии отступали, стремясь соединиться с первой армией, от которой – как говорили – они были отрезаны большими силами французов. Все были недовольны общим ходом военных дел в русской армии; но об опасности нашествия в русские губернии никто и не думал, никто и не предполагал, чтобы война могла быть перенесена далее западных польских губерний.
Князь Андрей нашел Барклая де Толли, к которому он был назначен, на берегу Дриссы. Так как не было ни одного большого села или местечка в окрестностях лагеря, то все огромное количество генералов и придворных, бывших при армии, располагалось в окружности десяти верст по лучшим домам деревень, по сю и по ту сторону реки. Барклай де Толли стоял в четырех верстах от государя. Он сухо и холодно принял Болконского и сказал своим немецким выговором, что он доложит о нем государю для определения ему назначения, а покамест просит его состоять при его штабе. Анатоля Курагина, которого князь Андрей надеялся найти в армии, не было здесь: он был в Петербурге, и это известие было приятно Болконскому. Интерес центра производящейся огромной войны занял князя Андрея, и он рад был на некоторое время освободиться от раздражения, которое производила в нем мысль о Курагине. В продолжение первых четырех дней, во время которых он не был никуда требуем, князь Андрей объездил весь укрепленный лагерь и с помощью своих знаний и разговоров с сведущими людьми старался составить себе о нем определенное понятие. Но вопрос о том, выгоден или невыгоден этот лагерь, остался нерешенным для князя Андрея. Он уже успел вывести из своего военного опыта то убеждение, что в военном деле ничего не значат самые глубокомысленно обдуманные планы (как он видел это в Аустерлицком походе), что все зависит от того, как отвечают на неожиданные и не могущие быть предвиденными действия неприятеля, что все зависит от того, как и кем ведется все дело. Для того чтобы уяснить себе этот последний вопрос, князь Андрей, пользуясь своим положением и знакомствами, старался вникнуть в характер управления армией, лиц и партий, участвовавших в оном, и вывел для себя следующее понятие о положении дел.
Когда еще государь был в Вильне, армия была разделена натрое: 1 я армия находилась под начальством Барклая де Толли, 2 я под начальством Багратиона, 3 я под начальством Тормасова. Государь находился при первой армии, но не в качестве главнокомандующего. В приказе не было сказано, что государь будет командовать, сказано только, что государь будет при армии. Кроме того, при государе лично не было штаба главнокомандующего, а был штаб императорской главной квартиры. При нем был начальник императорского штаба генерал квартирмейстер князь Волконский, генералы, флигель адъютанты, дипломатические чиновники и большое количество иностранцев, но не было штаба армии. Кроме того, без должности при государе находились: Аракчеев – бывший военный министр, граф Бенигсен – по чину старший из генералов, великий князь цесаревич Константин Павлович, граф Румянцев – канцлер, Штейн – бывший прусский министр, Армфельд – шведский генерал, Пфуль – главный составитель плана кампании, генерал адъютант Паулучи – сардинский выходец, Вольцоген и многие другие. Хотя эти лица и находились без военных должностей при армии, но по своему положению имели влияние, и часто корпусный начальник и даже главнокомандующий не знал, в качестве чего спрашивает или советует то или другое Бенигсен, или великий князь, или Аракчеев, или князь Волконский, и не знал, от его ли лица или от государя истекает такое то приказание в форме совета и нужно или не нужно исполнять его. Но это была внешняя обстановка, существенный же смысл присутствия государя и всех этих лиц, с придворной точки (а в присутствии государя все делаются придворными), всем был ясен. Он был следующий: государь не принимал на себя звания главнокомандующего, но распоряжался всеми армиями; люди, окружавшие его, были его помощники. Аракчеев был верный исполнитель блюститель порядка и телохранитель государя; Бенигсен был помещик Виленской губернии, который как будто делал les honneurs [был занят делом приема государя] края, а в сущности был хороший генерал, полезный для совета и для того, чтобы иметь его всегда наготове на смену Барклая. Великий князь был тут потому, что это было ему угодно. Бывший министр Штейн был тут потому, что он был полезен для совета, и потому, что император Александр высоко ценил его личные качества. Армфельд был злой ненавистник Наполеона и генерал, уверенный в себе, что имело всегда влияние на Александра. Паулучи был тут потому, что он был смел и решителен в речах, Генерал адъютанты были тут потому, что они везде были, где государь, и, наконец, – главное – Пфуль был тут потому, что он, составив план войны против Наполеона и заставив Александра поверить в целесообразность этого плана, руководил всем делом войны. При Пфуле был Вольцоген, передававший мысли Пфуля в более доступной форме, чем сам Пфуль, резкий, самоуверенный до презрения ко всему, кабинетный теоретик.
Кроме этих поименованных лиц, русских и иностранных (в особенности иностранцев, которые с смелостью, свойственной людям в деятельности среди чужой среды, каждый день предлагали новые неожиданные мысли), было еще много лиц второстепенных, находившихся при армии потому, что тут были их принципалы.
В числе всех мыслей и голосов в этом огромном, беспокойном, блестящем и гордом мире князь Андрей видел следующие, более резкие, подразделения направлений и партий.
Первая партия была: Пфуль и его последователи, теоретики войны, верящие в то, что есть наука войны и что в этой науке есть свои неизменные законы, законы облического движения, обхода и т. п. Пфуль и последователи его требовали отступления в глубь страны, отступления по точным законам, предписанным мнимой теорией войны, и во всяком отступлении от этой теории видели только варварство, необразованность или злонамеренность. К этой партии принадлежали немецкие принцы, Вольцоген, Винцингероде и другие, преимущественно немцы.
Вторая партия была противуположная первой. Как и всегда бывает, при одной крайности были представители другой крайности. Люди этой партии были те, которые еще с Вильны требовали наступления в Польшу и свободы от всяких вперед составленных планов. Кроме того, что представители этой партии были представители смелых действий, они вместе с тем и были представителями национальности, вследствие чего становились еще одностороннее в споре. Эти были русские: Багратион, начинавший возвышаться Ермолов и другие. В это время была распространена известная шутка Ермолова, будто бы просившего государя об одной милости – производства его в немцы. Люди этой партии говорили, вспоминая Суворова, что надо не думать, не накалывать иголками карту, а драться, бить неприятеля, не впускать его в Россию и не давать унывать войску.
К третьей партии, к которой более всего имел доверия государь, принадлежали придворные делатели сделок между обоими направлениями. Люди этой партии, большей частью не военные и к которой принадлежал Аракчеев, думали и говорили, что говорят обыкновенно люди, не имеющие убеждений, но желающие казаться за таковых. Они говорили, что, без сомнения, война, особенно с таким гением, как Бонапарте (его опять называли Бонапарте), требует глубокомысленнейших соображений, глубокого знания науки, и в этом деле Пфуль гениален; но вместе с тем нельзя не признать того, что теоретики часто односторонни, и потому не надо вполне доверять им, надо прислушиваться и к тому, что говорят противники Пфуля, и к тому, что говорят люди практические, опытные в военном деле, и изо всего взять среднее. Люди этой партии настояли на том, чтобы, удержав Дрисский лагерь по плану Пфуля, изменить движения других армий. Хотя этим образом действий не достигалась ни та, ни другая цель, но людям этой партии казалось так лучше.
Четвертое направление было направление, которого самым видным представителем был великий князь, наследник цесаревич, не могший забыть своего аустерлицкого разочарования, где он, как на смотр, выехал перед гвардиею в каске и колете, рассчитывая молодецки раздавить французов, и, попав неожиданно в первую линию, насилу ушел в общем смятении. Люди этой партии имели в своих суждениях и качество и недостаток искренности. Они боялись Наполеона, видели в нем силу, в себе слабость и прямо высказывали это. Они говорили: «Ничего, кроме горя, срама и погибели, из всего этого не выйдет! Вот мы оставили Вильну, оставили Витебск, оставим и Дриссу. Одно, что нам остается умного сделать, это заключить мир, и как можно скорее, пока не выгнали нас из Петербурга!»
Воззрение это, сильно распространенное в высших сферах армии, находило себе поддержку и в Петербурге, и в канцлере Румянцеве, по другим государственным причинам стоявшем тоже за мир.
Пятые были приверженцы Барклая де Толли, не столько как человека, сколько как военного министра и главнокомандующего. Они говорили: «Какой он ни есть (всегда так начинали), но он честный, дельный человек, и лучше его нет. Дайте ему настоящую власть, потому что война не может идти успешно без единства начальствования, и он покажет то, что он может сделать, как он показал себя в Финляндии. Ежели армия наша устроена и сильна и отступила до Дриссы, не понесши никаких поражений, то мы обязаны этим только Барклаю. Ежели теперь заменят Барклая Бенигсеном, то все погибнет, потому что Бенигсен уже показал свою неспособность в 1807 году», – говорили люди этой партии.
Шестые, бенигсенисты, говорили, напротив, что все таки не было никого дельнее и опытнее Бенигсена, и, как ни вертись, все таки придешь к нему. И люди этой партии доказывали, что все наше отступление до Дриссы было постыднейшее поражение и беспрерывный ряд ошибок. «Чем больше наделают ошибок, – говорили они, – тем лучше: по крайней мере, скорее поймут, что так не может идти. А нужен не какой нибудь Барклай, а человек, как Бенигсен, который показал уже себя в 1807 м году, которому отдал справедливость сам Наполеон, и такой человек, за которым бы охотно признавали власть, – и таковой есть только один Бенигсен».
Седьмые – были лица, которые всегда есть, в особенности при молодых государях, и которых особенно много было при императоре Александре, – лица генералов и флигель адъютантов, страстно преданные государю не как императору, но как человека обожающие его искренно и бескорыстно, как его обожал Ростов в 1805 м году, и видящие в нем не только все добродетели, но и все качества человеческие. Эти лица хотя и восхищались скромностью государя, отказывавшегося от командования войсками, но осуждали эту излишнюю скромность и желали только одного и настаивали на том, чтобы обожаемый государь, оставив излишнее недоверие к себе, объявил открыто, что он становится во главе войска, составил бы при себе штаб квартиру главнокомандующего и, советуясь, где нужно, с опытными теоретиками и практиками, сам бы вел свои войска, которых одно это довело бы до высшего состояния воодушевления.
Восьмая, самая большая группа людей, которая по своему огромному количеству относилась к другим, как 99 к 1 му, состояла из людей, не желавших ни мира, ни войны, ни наступательных движений, ни оборонительного лагеря ни при Дриссе, ни где бы то ни было, ни Барклая, ни государя, ни Пфуля, ни Бенигсена, но желающих только одного, и самого существенного: наибольших для себя выгод и удовольствий. В той мутной воде перекрещивающихся и перепутывающихся интриг, которые кишели при главной квартире государя, в весьма многом можно было успеть в таком, что немыслимо бы было в другое время. Один, не желая только потерять своего выгодного положения, нынче соглашался с Пфулем, завтра с противником его, послезавтра утверждал, что не имеет никакого мнения об известном предмете, только для того, чтобы избежать ответственности и угодить государю. Другой, желающий приобрести выгоды, обращал на себя внимание государя, громко крича то самое, на что намекнул государь накануне, спорил и кричал в совете, ударяя себя в грудь и вызывая несоглашающихся на дуэль и тем показывая, что он готов быть жертвою общей пользы. Третий просто выпрашивал себе, между двух советов и в отсутствие врагов, единовременное пособие за свою верную службу, зная, что теперь некогда будет отказать ему. Четвертый нечаянно все попадался на глаза государю, отягченный работой. Пятый, для того чтобы достигнуть давно желанной цели – обеда у государя, ожесточенно доказывал правоту или неправоту вновь выступившего мнения и для этого приводил более или менее сильные и справедливые доказательства.
Все люди этой партии ловили рубли, кресты, чины и в этом ловлении следили только за направлением флюгера царской милости, и только что замечали, что флюгер обратился в одну сторону, как все это трутневое население армии начинало дуть в ту же сторону, так что государю тем труднее было повернуть его в другую. Среди неопределенности положения, при угрожающей, серьезной опасности, придававшей всему особенно тревожный характер, среди этого вихря интриг, самолюбий, столкновений различных воззрений и чувств, при разноплеменности всех этих лиц, эта восьмая, самая большая партия людей, нанятых личными интересами, придавала большую запутанность и смутность общему делу. Какой бы ни поднимался вопрос, а уж рой этих трутней, не оттрубив еще над прежней темой, перелетал на новую и своим жужжанием заглушал и затемнял искренние, спорящие голоса.
Из всех этих партий, в то самое время, как князь Андрей приехал к армии, собралась еще одна, девятая партия, начинавшая поднимать свой голос. Это была партия людей старых, разумных, государственно опытных и умевших, не разделяя ни одного из противоречащих мнений, отвлеченно посмотреть на все, что делалось при штабе главной квартиры, и обдумать средства к выходу из этой неопределенности, нерешительности, запутанности и слабости.
Люди этой партии говорили и думали, что все дурное происходит преимущественно от присутствия государя с военным двором при армии; что в армию перенесена та неопределенная, условная и колеблющаяся шаткость отношений, которая удобна при дворе, но вредна в армии; что государю нужно царствовать, а не управлять войском; что единственный выход из этого положения есть отъезд государя с его двором из армии; что одно присутствие государя парализует пятьдесят тысяч войска, нужных для обеспечения его личной безопасности; что самый плохой, но независимый главнокомандующий будет лучше самого лучшего, но связанного присутствием и властью государя.
В то самое время как князь Андрей жил без дела при Дриссе, Шишков, государственный секретарь, бывший одним из главных представителей этой партии, написал государю письмо, которое согласились подписать Балашев и Аракчеев. В письме этом, пользуясь данным ему от государя позволением рассуждать об общем ходе дел, он почтительно и под предлогом необходимости для государя воодушевить к войне народ в столице, предлагал государю оставить войско.
Одушевление государем народа и воззвание к нему для защиты отечества – то самое (насколько оно произведено было личным присутствием государя в Москве) одушевление народа, которое было главной причиной торжества России, было представлено государю и принято им как предлог для оставления армии.

Х
Письмо это еще не было подано государю, когда Барклай за обедом передал Болконскому, что государю лично угодно видеть князя Андрея, для того чтобы расспросить его о Турции, и что князь Андрей имеет явиться в квартиру Бенигсена в шесть часов вечера.
В этот же день в квартире государя было получено известие о новом движении Наполеона, могущем быть опасным для армии, – известие, впоследствии оказавшееся несправедливым. И в это же утро полковник Мишо, объезжая с государем дрисские укрепления, доказывал государю, что укрепленный лагерь этот, устроенный Пфулем и считавшийся до сих пор chef d'?uvr'ом тактики, долженствующим погубить Наполеона, – что лагерь этот есть бессмыслица и погибель русской армии.
Князь Андрей приехал в квартиру генерала Бенигсена, занимавшего небольшой помещичий дом на самом берегу реки. Ни Бенигсена, ни государя не было там, но Чернышев, флигель адъютант государя, принял Болконского и объявил ему, что государь поехал с генералом Бенигсеном и с маркизом Паулучи другой раз в нынешний день для объезда укреплений Дрисского лагеря, в удобности которого начинали сильно сомневаться.
Чернышев сидел с книгой французского романа у окна первой комнаты. Комната эта, вероятно, была прежде залой; в ней еще стоял орган, на который навалены были какие то ковры, и в одном углу стояла складная кровать адъютанта Бенигсена. Этот адъютант был тут. Он, видно, замученный пирушкой или делом, сидел на свернутой постеле и дремал. Из залы вели две двери: одна прямо в бывшую гостиную, другая направо в кабинет. Из первой двери слышались голоса разговаривающих по немецки и изредка по французски. Там, в бывшей гостиной, были собраны, по желанию государя, не военный совет (государь любил неопределенность), но некоторые лица, которых мнение о предстоящих затруднениях он желал знать. Это не был военный совет, но как бы совет избранных для уяснения некоторых вопросов лично для государя. На этот полусовет были приглашены: шведский генерал Армфельд, генерал адъютант Вольцоген, Винцингероде, которого Наполеон называл беглым французским подданным, Мишо, Толь, вовсе не военный человек – граф Штейн и, наконец, сам Пфуль, который, как слышал князь Андрей, был la cheville ouvriere [основою] всего дела. Князь Андрей имел случай хорошо рассмотреть его, так как Пфуль вскоре после него приехал и прошел в гостиную, остановившись на минуту поговорить с Чернышевым.
Пфуль с первого взгляда, в своем русском генеральском дурно сшитом мундире, который нескладно, как на наряженном, сидел на нем, показался князю Андрею как будто знакомым, хотя он никогда не видал его. В нем был и Вейротер, и Мак, и Шмидт, и много других немецких теоретиков генералов, которых князю Андрею удалось видеть в 1805 м году; но он был типичнее всех их. Такого немца теоретика, соединявшего в себе все, что было в тех немцах, еще никогда не видал князь Андрей.
Пфуль был невысок ростом, очень худ, но ширококост, грубого, здорового сложения, с широким тазом и костлявыми лопатками. Лицо у него было очень морщинисто, с глубоко вставленными глазами. Волоса его спереди у висков, очевидно, торопливо были приглажены щеткой, сзади наивно торчали кисточками. Он, беспокойно и сердито оглядываясь, вошел в комнату, как будто он всего боялся в большой комнате, куда он вошел. Он, неловким движением придерживая шпагу, обратился к Чернышеву, спрашивая по немецки, где государь. Ему, видно, как можно скорее хотелось пройти комнаты, окончить поклоны и приветствия и сесть за дело перед картой, где он чувствовал себя на месте. Он поспешно кивал головой на слова Чернышева и иронически улыбался, слушая его слова о том, что государь осматривает укрепления, которые он, сам Пфуль, заложил по своей теории. Он что то басисто и круто, как говорят самоуверенные немцы, проворчал про себя: Dummkopf… или: zu Grunde die ganze Geschichte… или: s'wird was gescheites d'raus werden… [глупости… к черту все дело… (нем.) ] Князь Андрей не расслышал и хотел пройти, но Чернышев познакомил князя Андрея с Пфулем, заметив, что князь Андрей приехал из Турции, где так счастливо кончена война. Пфуль чуть взглянул не столько на князя Андрея, сколько через него, и проговорил смеясь: «Da muss ein schoner taktischcr Krieg gewesen sein». [«То то, должно быть, правильно тактическая была война.» (нем.) ] – И, засмеявшись презрительно, прошел в комнату, из которой слышались голоса.
Видно, Пфуль, уже всегда готовый на ироническое раздражение, нынче был особенно возбужден тем, что осмелились без него осматривать его лагерь и судить о нем. Князь Андрей по одному короткому этому свиданию с Пфулем благодаря своим аустерлицким воспоминаниям составил себе ясную характеристику этого человека. Пфуль был один из тех безнадежно, неизменно, до мученичества самоуверенных людей, которыми только бывают немцы, и именно потому, что только немцы бывают самоуверенными на основании отвлеченной идеи – науки, то есть мнимого знания совершенной истины. Француз бывает самоуверен потому, что он почитает себя лично, как умом, так и телом, непреодолимо обворожительным как для мужчин, так и для женщин. Англичанин самоуверен на том основании, что он есть гражданин благоустроеннейшего в мире государства, и потому, как англичанин, знает всегда, что ему делать нужно, и знает, что все, что он делает как англичанин, несомненно хорошо. Итальянец самоуверен потому, что он взволнован и забывает легко и себя и других. Русский самоуверен именно потому, что он ничего не знает и знать не хочет, потому что не верит, чтобы можно было вполне знать что нибудь. Немец самоуверен хуже всех, и тверже всех, и противнее всех, потому что он воображает, что знает истину, науку, которую он сам выдумал, но которая для него есть абсолютная истина. Таков, очевидно, был Пфуль. У него была наука – теория облического движения, выведенная им из истории войн Фридриха Великого, и все, что встречалось ему в новейшей истории войн Фридриха Великого, и все, что встречалось ему в новейшей военной истории, казалось ему бессмыслицей, варварством, безобразным столкновением, в котором с обеих сторон было сделано столько ошибок, что войны эти не могли быть названы войнами: они не подходили под теорию и не могли служить предметом науки.
В 1806 м году Пфуль был одним из составителей плана войны, кончившейся Иеной и Ауерштетом; но в исходе этой войны он не видел ни малейшего доказательства неправильности своей теории. Напротив, сделанные отступления от его теории, по его понятиям, были единственной причиной всей неудачи, и он с свойственной ему радостной иронией говорил: «Ich sagte ja, daji die ganze Geschichte zum Teufel gehen wird». [Ведь я же говорил, что все дело пойдет к черту (нем.) ] Пфуль был один из тех теоретиков, которые так любят свою теорию, что забывают цель теории – приложение ее к практике; он в любви к теории ненавидел всякую практику и знать ее не хотел. Он даже радовался неуспеху, потому что неуспех, происходивший от отступления в практике от теории, доказывал ему только справедливость его теории.
Он сказал несколько слов с князем Андреем и Чернышевым о настоящей войне с выражением человека, который знает вперед, что все будет скверно и что даже не недоволен этим. Торчавшие на затылке непричесанные кисточки волос и торопливо прилизанные височки особенно красноречиво подтверждали это.
Он прошел в другую комнату, и оттуда тотчас же послышались басистые и ворчливые звуки его голоса.


Не успел князь Андрей проводить глазами Пфуля, как в комнату поспешно вошел граф Бенигсен и, кивнув головой Болконскому, не останавливаясь, прошел в кабинет, отдавая какие то приказания своему адъютанту. Государь ехал за ним, и Бенигсен поспешил вперед, чтобы приготовить кое что и успеть встретить государя. Чернышев и князь Андрей вышли на крыльцо. Государь с усталым видом слезал с лошади. Маркиз Паулучи что то говорил государю. Государь, склонив голову налево, с недовольным видом слушал Паулучи, говорившего с особенным жаром. Государь тронулся вперед, видимо, желая окончить разговор, но раскрасневшийся, взволнованный итальянец, забывая приличия, шел за ним, продолжая говорить:
– Quant a celui qui a conseille ce camp, le camp de Drissa, [Что же касается того, кто присоветовал Дрисский лагерь,] – говорил Паулучи, в то время как государь, входя на ступеньки и заметив князя Андрея, вглядывался в незнакомое ему лицо.
– Quant a celui. Sire, – продолжал Паулучи с отчаянностью, как будто не в силах удержаться, – qui a conseille le camp de Drissa, je ne vois pas d'autre alternative que la maison jaune ou le gibet. [Что же касается, государь, до того человека, который присоветовал лагерь при Дрисее, то для него, по моему мнению, есть только два места: желтый дом или виселица.] – Не дослушав и как будто не слыхав слов итальянца, государь, узнав Болконского, милостиво обратился к нему:
– Очень рад тебя видеть, пройди туда, где они собрались, и подожди меня. – Государь прошел в кабинет. За ним прошел князь Петр Михайлович Волконский, барон Штейн, и за ними затворились двери. Князь Андрей, пользуясь разрешением государя, прошел с Паулучи, которого он знал еще в Турции, в гостиную, где собрался совет.
Князь Петр Михайлович Волконский занимал должность как бы начальника штаба государя. Волконский вышел из кабинета и, принеся в гостиную карты и разложив их на столе, передал вопросы, на которые он желал слышать мнение собранных господ. Дело было в том, что в ночь было получено известие (впоследствии оказавшееся ложным) о движении французов в обход Дрисского лагеря.
Первый начал говорить генерал Армфельд, неожиданно, во избежание представившегося затруднения, предложив совершенно новую, ничем (кроме как желанием показать, что он тоже может иметь мнение) не объяснимую позицию в стороне от Петербургской и Московской дорог, на которой, по его мнению, армия должна была, соединившись, ожидать неприятеля. Видно было, что этот план давно был составлен Армфельдом и что он теперь изложил его не столько с целью отвечать на предлагаемые вопросы, на которые план этот не отвечал, сколько с целью воспользоваться случаем высказать его. Это было одно из миллионов предположений, которые так же основательно, как и другие, можно было делать, не имея понятия о том, какой характер примет война. Некоторые оспаривали его мнение, некоторые защищали его. Молодой полковник Толь горячее других оспаривал мнение шведского генерала и во время спора достал из бокового кармана исписанную тетрадь, которую он попросил позволения прочесть. В пространно составленной записке Толь предлагал другой – совершенно противный и плану Армфельда и плану Пфуля – план кампании. Паулучи, возражая Толю, предложил план движения вперед и атаки, которая одна, по его словам, могла вывести нас из неизвестности и западни, как он называл Дрисский лагерь, в которой мы находились. Пфуль во время этих споров и его переводчик Вольцоген (его мост в придворном отношении) молчали. Пфуль только презрительно фыркал и отворачивался, показывая, что он никогда не унизится до возражения против того вздора, который он теперь слышит. Но когда князь Волконский, руководивший прениями, вызвал его на изложение своего мнения, он только сказал:
– Что же меня спрашивать? Генерал Армфельд предложил прекрасную позицию с открытым тылом. Или атаку von diesem italienischen Herrn, sehr schon! [этого итальянского господина, очень хорошо! (нем.) ] Или отступление. Auch gut. [Тоже хорошо (нем.) ] Что ж меня спрашивать? – сказал он. – Ведь вы сами знаете все лучше меня. – Но когда Волконский, нахмурившись, сказал, что он спрашивает его мнение от имени государя, то Пфуль встал и, вдруг одушевившись, начал говорить:
– Все испортили, все спутали, все хотели знать лучше меня, а теперь пришли ко мне: как поправить? Нечего поправлять. Надо исполнять все в точности по основаниям, изложенным мною, – говорил он, стуча костлявыми пальцами по столу. – В чем затруднение? Вздор, Kinder spiel. [детские игрушки (нем.) ] – Он подошел к карте и стал быстро говорить, тыкая сухим пальцем по карте и доказывая, что никакая случайность не может изменить целесообразности Дрисского лагеря, что все предвидено и что ежели неприятель действительно пойдет в обход, то неприятель должен быть неминуемо уничтожен.
Паулучи, не знавший по немецки, стал спрашивать его по французски. Вольцоген подошел на помощь своему принципалу, плохо говорившему по французски, и стал переводить его слова, едва поспевая за Пфулем, который быстро доказывал, что все, все, не только то, что случилось, но все, что только могло случиться, все было предвидено в его плане, и что ежели теперь были затруднения, то вся вина была только в том, что не в точности все исполнено. Он беспрестанно иронически смеялся, доказывал и, наконец, презрительно бросил доказывать, как бросает математик поверять различными способами раз доказанную верность задачи. Вольцоген заменил его, продолжая излагать по французски его мысли и изредка говоря Пфулю: «Nicht wahr, Exellenz?» [Не правда ли, ваше превосходительство? (нем.) ] Пфуль, как в бою разгоряченный человек бьет по своим, сердито кричал на Вольцогена:
– Nun ja, was soll denn da noch expliziert werden? [Ну да, что еще тут толковать? (нем.) ] – Паулучи и Мишо в два голоса нападали на Вольцогена по французски. Армфельд по немецки обращался к Пфулю. Толь по русски объяснял князю Волконскому. Князь Андрей молча слушал и наблюдал.
Из всех этих лиц более всех возбуждал участие в князе Андрее озлобленный, решительный и бестолково самоуверенный Пфуль. Он один из всех здесь присутствовавших лиц, очевидно, ничего не желал для себя, ни к кому не питал вражды, а желал только одного – приведения в действие плана, составленного по теории, выведенной им годами трудов. Он был смешон, был неприятен своей ироничностью, но вместе с тем он внушал невольное уважение своей беспредельной преданностью идее. Кроме того, во всех речах всех говоривших была, за исключением Пфуля, одна общая черта, которой не было на военном совете в 1805 м году, – это был теперь хотя и скрываемый, но панический страх перед гением Наполеона, страх, который высказывался в каждом возражении. Предполагали для Наполеона всё возможным, ждали его со всех сторон и его страшным именем разрушали предположения один другого. Один Пфуль, казалось, и его, Наполеона, считал таким же варваром, как и всех оппонентов своей теории. Но, кроме чувства уважения, Пфуль внушал князю Андрею и чувство жалости. По тому тону, с которым с ним обращались придворные, по тому, что позволил себе сказать Паулучи императору, но главное по некоторой отчаянности выражении самого Пфуля, видно было, что другие знали и он сам чувствовал, что падение его близко. И, несмотря на свою самоуверенность и немецкую ворчливую ироничность, он был жалок с своими приглаженными волосами на височках и торчавшими на затылке кисточками. Он, видимо, хотя и скрывал это под видом раздражения и презрения, он был в отчаянии оттого, что единственный теперь случай проверить на огромном опыте и доказать всему миру верность своей теории ускользал от него.
Прения продолжались долго, и чем дольше они продолжались, тем больше разгорались споры, доходившие до криков и личностей, и тем менее было возможно вывести какое нибудь общее заключение из всего сказанного. Князь Андрей, слушая этот разноязычный говор и эти предположения, планы и опровержения и крики, только удивлялся тому, что они все говорили. Те, давно и часто приходившие ему во время его военной деятельности, мысли, что нет и не может быть никакой военной науки и поэтому не может быть никакого так называемого военного гения, теперь получили для него совершенную очевидность истины. «Какая же могла быть теория и наука в деле, которого условия и обстоятельства неизвестны и не могут быть определены, в котором сила деятелей войны еще менее может быть определена? Никто не мог и не может знать, в каком будет положении наша и неприятельская армия через день, и никто не может знать, какая сила этого или того отряда. Иногда, когда нет труса впереди, который закричит: „Мы отрезаны! – и побежит, а есть веселый, смелый человек впереди, который крикнет: «Ура! – отряд в пять тысяч стоит тридцати тысяч, как под Шепграбеном, а иногда пятьдесят тысяч бегут перед восемью, как под Аустерлицем. Какая же может быть наука в таком деле, в котором, как во всяком практическом деле, ничто не может быть определено и все зависит от бесчисленных условий, значение которых определяется в одну минуту, про которую никто не знает, когда она наступит. Армфельд говорит, что наша армия отрезана, а Паулучи говорит, что мы поставили французскую армию между двух огней; Мишо говорит, что негодность Дрисского лагеря состоит в том, что река позади, а Пфуль говорит, что в этом его сила. Толь предлагает один план, Армфельд предлагает другой; и все хороши, и все дурны, и выгоды всякого положения могут быть очевидны только в тот момент, когда совершится событие. И отчего все говорят: гений военный? Разве гений тот человек, который вовремя успеет велеть подвезти сухари и идти тому направо, тому налево? Оттого только, что военные люди облечены блеском и властью и массы подлецов льстят власти, придавая ей несвойственные качества гения, их называют гениями. Напротив, лучшие генералы, которых я знал, – глупые или рассеянные люди. Лучший Багратион, – сам Наполеон признал это. А сам Бонапарте! Я помню самодовольное и ограниченное его лицо на Аустерлицком поле. Не только гения и каких нибудь качеств особенных не нужно хорошему полководцу, но, напротив, ему нужно отсутствие самых лучших высших, человеческих качеств – любви, поэзии, нежности, философского пытливого сомнения. Он должен быть ограничен, твердо уверен в том, что то, что он делает, очень важно (иначе у него недостанет терпения), и тогда только он будет храбрый полководец. Избави бог, коли он человек, полюбит кого нибудь, пожалеет, подумает о том, что справедливо и что нет. Понятно, что исстари еще для них подделали теорию гениев, потому что они – власть. Заслуга в успехе военного дела зависит не от них, а от того человека, который в рядах закричит: пропали, или закричит: ура! И только в этих рядах можно служить с уверенностью, что ты полезен!“
Так думал князь Андрей, слушая толки, и очнулся только тогда, когда Паулучи позвал его и все уже расходились.
На другой день на смотру государь спросил у князя Андрея, где он желает служить, и князь Андрей навеки потерял себя в придворном мире, не попросив остаться при особе государя, а попросив позволения служить в армии.


Ростов перед открытием кампании получил письмо от родителей, в котором, кратко извещая его о болезни Наташи и о разрыве с князем Андреем (разрыв этот объясняли ему отказом Наташи), они опять просили его выйти в отставку и приехать домой. Николай, получив это письмо, и не попытался проситься в отпуск или отставку, а написал родителям, что очень жалеет о болезни и разрыве Наташи с ее женихом и что он сделает все возможное для того, чтобы исполнить их желание. Соне он писал отдельно.
«Обожаемый друг души моей, – писал он. – Ничто, кроме чести, не могло бы удержать меня от возвращения в деревню. Но теперь, перед открытием кампании, я бы счел себя бесчестным не только перед всеми товарищами, но и перед самим собою, ежели бы я предпочел свое счастие своему долгу и любви к отечеству. Но это последняя разлука. Верь, что тотчас после войны, ежели я буду жив и все любим тобою, я брошу все и прилечу к тебе, чтобы прижать тебя уже навсегда к моей пламенной груди».
Действительно, только открытие кампании задержало Ростова и помешало ему приехать – как он обещал – и жениться на Соне. Отрадненская осень с охотой и зима со святками и с любовью Сони открыли ему перспективу тихих дворянских радостей и спокойствия, которых он не знал прежде и которые теперь манили его к себе. «Славная жена, дети, добрая стая гончих, лихие десять – двенадцать свор борзых, хозяйство, соседи, служба по выборам! – думал он. Но теперь была кампания, и надо было оставаться в полку. А так как это надо было, то Николай Ростов, по своему характеру, был доволен и той жизнью, которую он вел в полку, и сумел сделать себе эту жизнь приятною.
Приехав из отпуска, радостно встреченный товарищами, Николай был посылал за ремонтом и из Малороссии привел отличных лошадей, которые радовали его и заслужили ему похвалы от начальства. В отсутствие его он был произведен в ротмистры, и когда полк был поставлен на военное положение с увеличенным комплектом, он опять получил свой прежний эскадрон.
Началась кампания, полк был двинут в Польшу, выдавалось двойное жалованье, прибыли новые офицеры, новые люди, лошади; и, главное, распространилось то возбужденно веселое настроение, которое сопутствует началу войны; и Ростов, сознавая свое выгодное положение в полку, весь предался удовольствиям и интересам военной службы, хотя и знал, что рано или поздно придется их покинуть.
Войска отступали от Вильны по разным сложным государственным, политическим и тактическим причинам. Каждый шаг отступления сопровождался сложной игрой интересов, умозаключений и страстей в главном штабе. Для гусар же Павлоградского полка весь этот отступательный поход, в лучшую пору лета, с достаточным продовольствием, был самым простым и веселым делом. Унывать, беспокоиться и интриговать могли в главной квартире, а в глубокой армии и не спрашивали себя, куда, зачем идут. Если жалели, что отступают, то только потому, что надо было выходить из обжитой квартиры, от хорошенькой панны. Ежели и приходило кому нибудь в голову, что дела плохи, то, как следует хорошему военному человеку, тот, кому это приходило в голову, старался быть весел и не думать об общем ходе дел, а думать о своем ближайшем деле. Сначала весело стояли подле Вильны, заводя знакомства с польскими помещиками и ожидая и отбывая смотры государя и других высших командиров. Потом пришел приказ отступить к Свенцянам и истреблять провиант, который нельзя было увезти. Свенцяны памятны были гусарам только потому, что это был пьяный лагерь, как прозвала вся армия стоянку у Свенцян, и потому, что в Свенцянах много было жалоб на войска за то, что они, воспользовавшись приказанием отбирать провиант, в числе провианта забирали и лошадей, и экипажи, и ковры у польских панов. Ростов помнил Свенцяны потому, что он в первый день вступления в это местечко сменил вахмистра и не мог справиться с перепившимися всеми людьми эскадрона, которые без его ведома увезли пять бочек старого пива. От Свенцян отступали дальше и дальше до Дриссы, и опять отступили от Дриссы, уже приближаясь к русским границам.
13 го июля павлоградцам в первый раз пришлось быть в серьезном деле.
12 го июля в ночь, накануне дела, была сильная буря с дождем и грозой. Лето 1812 года вообще было замечательно бурями.
Павлоградские два эскадрона стояли биваками, среди выбитого дотла скотом и лошадьми, уже выколосившегося ржаного поля. Дождь лил ливмя, и Ростов с покровительствуемым им молодым офицером Ильиным сидел под огороженным на скорую руку шалашиком. Офицер их полка, с длинными усами, продолжавшимися от щек, ездивший в штаб и застигнутый дождем, зашел к Ростову.
– Я, граф, из штаба. Слышали подвиг Раевского? – И офицер рассказал подробности Салтановского сражения, слышанные им в штабе.
Ростов, пожимаясь шеей, за которую затекала вода, курил трубку и слушал невнимательно, изредка поглядывая на молодого офицера Ильина, который жался около него. Офицер этот, шестнадцатилетний мальчик, недавно поступивший в полк, был теперь в отношении к Николаю тем, чем был Николай в отношении к Денисову семь лет тому назад. Ильин старался во всем подражать Ростову и, как женщина, был влюблен в него.
Офицер с двойными усами, Здржинский, рассказывал напыщенно о том, как Салтановская плотина была Фермопилами русских, как на этой плотине был совершен генералом Раевским поступок, достойный древности. Здржинский рассказывал поступок Раевского, который вывел на плотину своих двух сыновей под страшный огонь и с ними рядом пошел в атаку. Ростов слушал рассказ и не только ничего не говорил в подтверждение восторга Здржинского, но, напротив, имел вид человека, который стыдился того, что ему рассказывают, хотя и не намерен возражать. Ростов после Аустерлицкой и 1807 года кампаний знал по своему собственному опыту, что, рассказывая военные происшествия, всегда врут, как и сам он врал, рассказывая; во вторых, он имел настолько опытности, что знал, как все происходит на войне совсем не так, как мы можем воображать и рассказывать. И потому ему не нравился рассказ Здржинского, не нравился и сам Здржинский, который, с своими усами от щек, по своей привычке низко нагибался над лицом того, кому он рассказывал, и теснил его в тесном шалаше. Ростов молча смотрел на него. «Во первых, на плотине, которую атаковали, должна была быть, верно, такая путаница и теснота, что ежели Раевский и вывел своих сыновей, то это ни на кого не могло подействовать, кроме как человек на десять, которые были около самого его, – думал Ростов, – остальные и не могли видеть, как и с кем шел Раевский по плотине. Но и те, которые видели это, не могли очень воодушевиться, потому что что им было за дело до нежных родительских чувств Раевского, когда тут дело шло о собственной шкуре? Потом оттого, что возьмут или не возьмут Салтановскую плотину, не зависела судьба отечества, как нам описывают это про Фермопилы. И стало быть, зачем же было приносить такую жертву? И потом, зачем тут, на войне, мешать своих детей? Я бы не только Петю брата не повел бы, даже и Ильина, даже этого чужого мне, но доброго мальчика, постарался бы поставить куда нибудь под защиту», – продолжал думать Ростов, слушая Здржинского. Но он не сказал своих мыслей: он и на это уже имел опыт. Он знал, что этот рассказ содействовал к прославлению нашего оружия, и потому надо было делать вид, что не сомневаешься в нем. Так он и делал.
– Однако мочи нет, – сказал Ильин, замечавший, что Ростову не нравится разговор Здржинского. – И чулки, и рубашка, и под меня подтекло. Пойду искать приюта. Кажется, дождик полегче. – Ильин вышел, и Здржинский уехал.
Через пять минут Ильин, шлепая по грязи, прибежал к шалашу.
– Ура! Ростов, идем скорее. Нашел! Вот тут шагов двести корчма, уж туда забрались наши. Хоть посушимся, и Марья Генриховна там.
Марья Генриховна была жена полкового доктора, молодая, хорошенькая немка, на которой доктор женился в Польше. Доктор, или оттого, что не имел средств, или оттого, что не хотел первое время женитьбы разлучаться с молодой женой, возил ее везде за собой при гусарском полку, и ревность доктора сделалась обычным предметом шуток между гусарскими офицерами.
Ростов накинул плащ, кликнул за собой Лаврушку с вещами и пошел с Ильиным, где раскатываясь по грязи, где прямо шлепая под утихавшим дождем, в темноте вечера, изредка нарушаемой далекими молниями.
– Ростов, ты где?
– Здесь. Какова молния! – переговаривались они.


В покинутой корчме, перед которою стояла кибиточка доктора, уже было человек пять офицеров. Марья Генриховна, полная белокурая немочка в кофточке и ночном чепчике, сидела в переднем углу на широкой лавке. Муж ее, доктор, спал позади ее. Ростов с Ильиным, встреченные веселыми восклицаниями и хохотом, вошли в комнату.
– И! да у вас какое веселье, – смеясь, сказал Ростов.
– А вы что зеваете?
– Хороши! Так и течет с них! Гостиную нашу не замочите.
– Марьи Генриховны платье не запачкать, – отвечали голоса.
Ростов с Ильиным поспешили найти уголок, где бы они, не нарушая скромности Марьи Генриховны, могли бы переменить мокрое платье. Они пошли было за перегородку, чтобы переодеться; но в маленьком чуланчике, наполняя его весь, с одной свечкой на пустом ящике, сидели три офицера, играя в карты, и ни за что не хотели уступить свое место. Марья Генриховна уступила на время свою юбку, чтобы употребить ее вместо занавески, и за этой занавеской Ростов и Ильин с помощью Лаврушки, принесшего вьюки, сняли мокрое и надели сухое платье.
В разломанной печке разложили огонь. Достали доску и, утвердив ее на двух седлах, покрыли попоной, достали самоварчик, погребец и полбутылки рому, и, попросив Марью Генриховну быть хозяйкой, все столпились около нее. Кто предлагал ей чистый носовой платок, чтобы обтирать прелестные ручки, кто под ножки подкладывал ей венгерку, чтобы не было сыро, кто плащом занавешивал окно, чтобы не дуло, кто обмахивал мух с лица ее мужа, чтобы он не проснулся.
– Оставьте его, – говорила Марья Генриховна, робко и счастливо улыбаясь, – он и так спит хорошо после бессонной ночи.
– Нельзя, Марья Генриховна, – отвечал офицер, – надо доктору прислужиться. Все, может быть, и он меня пожалеет, когда ногу или руку резать станет.
Стаканов было только три; вода была такая грязная, что нельзя было решить, когда крепок или некрепок чай, и в самоваре воды было только на шесть стаканов, но тем приятнее было по очереди и старшинству получить свой стакан из пухлых с короткими, не совсем чистыми, ногтями ручек Марьи Генриховны. Все офицеры, казалось, действительно были в этот вечер влюблены в Марью Генриховну. Даже те офицеры, которые играли за перегородкой в карты, скоро бросили игру и перешли к самовару, подчиняясь общему настроению ухаживанья за Марьей Генриховной. Марья Генриховна, видя себя окруженной такой блестящей и учтивой молодежью, сияла счастьем, как ни старалась она скрывать этого и как ни очевидно робела при каждом сонном движении спавшего за ней мужа.
Ложка была только одна, сахару было больше всего, но размешивать его не успевали, и потому было решено, что она будет поочередно мешать сахар каждому. Ростов, получив свой стакан и подлив в него рому, попросил Марью Генриховну размешать.
– Да ведь вы без сахара? – сказала она, все улыбаясь, как будто все, что ни говорила она, и все, что ни говорили другие, было очень смешно и имело еще другое значение.
– Да мне не сахар, мне только, чтоб вы помешали своей ручкой.
Марья Генриховна согласилась и стала искать ложку, которую уже захватил кто то.
– Вы пальчиком, Марья Генриховна, – сказал Ростов, – еще приятнее будет.
– Горячо! – сказала Марья Генриховна, краснея от удовольствия.
Ильин взял ведро с водой и, капнув туда рому, пришел к Марье Генриховне, прося помешать пальчиком.
– Это моя чашка, – говорил он. – Только вложите пальчик, все выпью.
Когда самовар весь выпили, Ростов взял карты и предложил играть в короли с Марьей Генриховной. Кинули жребий, кому составлять партию Марьи Генриховны. Правилами игры, по предложению Ростова, было то, чтобы тот, кто будет королем, имел право поцеловать ручку Марьи Генриховны, а чтобы тот, кто останется прохвостом, шел бы ставить новый самовар для доктора, когда он проснется.
– Ну, а ежели Марья Генриховна будет королем? – спросил Ильин.
– Она и так королева! И приказания ее – закон.
Только что началась игра, как из за Марьи Генриховны вдруг поднялась вспутанная голова доктора. Он давно уже не спал и прислушивался к тому, что говорилось, и, видимо, не находил ничего веселого, смешного или забавного во всем, что говорилось и делалось. Лицо его было грустно и уныло. Он не поздоровался с офицерами, почесался и попросил позволения выйти, так как ему загораживали дорогу. Как только он вышел, все офицеры разразились громким хохотом, а Марья Генриховна до слез покраснела и тем сделалась еще привлекательнее на глаза всех офицеров. Вернувшись со двора, доктор сказал жене (которая перестала уже так счастливо улыбаться и, испуганно ожидая приговора, смотрела на него), что дождь прошел и что надо идти ночевать в кибитку, а то все растащат.
– Да я вестового пошлю… двух! – сказал Ростов. – Полноте, доктор.
– Я сам стану на часы! – сказал Ильин.
– Нет, господа, вы выспались, а я две ночи не спал, – сказал доктор и мрачно сел подле жены, ожидая окончания игры.
Глядя на мрачное лицо доктора, косившегося на свою жену, офицерам стало еще веселей, и многие не могла удерживаться от смеха, которому они поспешно старались приискивать благовидные предлоги. Когда доктор ушел, уведя свою жену, и поместился с нею в кибиточку, офицеры улеглись в корчме, укрывшись мокрыми шинелями; но долго не спали, то переговариваясь, вспоминая испуг доктора и веселье докторши, то выбегая на крыльцо и сообщая о том, что делалось в кибиточке. Несколько раз Ростов, завертываясь с головой, хотел заснуть; но опять чье нибудь замечание развлекало его, опять начинался разговор, и опять раздавался беспричинный, веселый, детский хохот.


В третьем часу еще никто не заснул, как явился вахмистр с приказом выступать к местечку Островне.
Все с тем же говором и хохотом офицеры поспешно стали собираться; опять поставили самовар на грязной воде. Но Ростов, не дождавшись чаю, пошел к эскадрону. Уже светало; дождик перестал, тучи расходились. Было сыро и холодно, особенно в непросохшем платье. Выходя из корчмы, Ростов и Ильин оба в сумерках рассвета заглянули в глянцевитую от дождя кожаную докторскую кибиточку, из под фартука которой торчали ноги доктора и в середине которой виднелся на подушке чепчик докторши и слышалось сонное дыхание.
– Право, она очень мила! – сказал Ростов Ильину, выходившему с ним.
– Прелесть какая женщина! – с шестнадцатилетней серьезностью отвечал Ильин.
Через полчаса выстроенный эскадрон стоял на дороге. Послышалась команда: «Садись! – солдаты перекрестились и стали садиться. Ростов, выехав вперед, скомандовал: «Марш! – и, вытянувшись в четыре человека, гусары, звуча шлепаньем копыт по мокрой дороге, бренчаньем сабель и тихим говором, тронулись по большой, обсаженной березами дороге, вслед за шедшей впереди пехотой и батареей.
Разорванные сине лиловые тучи, краснея на восходе, быстро гнались ветром. Становилось все светлее и светлее. Ясно виднелась та курчавая травка, которая заседает всегда по проселочным дорогам, еще мокрая от вчерашнего дождя; висячие ветви берез, тоже мокрые, качались от ветра и роняли вбок от себя светлые капли. Яснее и яснее обозначались лица солдат. Ростов ехал с Ильиным, не отстававшим от него, стороной дороги, между двойным рядом берез.
Ростов в кампании позволял себе вольность ездить не на фронтовой лошади, а на казацкой. И знаток и охотник, он недавно достал себе лихую донскую, крупную и добрую игреневую лошадь, на которой никто не обскакивал его. Ехать на этой лошади было для Ростова наслаждение. Он думал о лошади, об утре, о докторше и ни разу не подумал о предстоящей опасности.
Прежде Ростов, идя в дело, боялся; теперь он не испытывал ни малейшего чувства страха. Не оттого он не боялся, что он привык к огню (к опасности нельзя привыкнуть), но оттого, что он выучился управлять своей душой перед опасностью. Он привык, идя в дело, думать обо всем, исключая того, что, казалось, было бы интереснее всего другого, – о предстоящей опасности. Сколько он ни старался, ни упрекал себя в трусости первое время своей службы, он не мог этого достигнуть; но с годами теперь это сделалось само собою. Он ехал теперь рядом с Ильиным между березами, изредка отрывая листья с веток, которые попадались под руку, иногда дотрогиваясь ногой до паха лошади, иногда отдавая, не поворачиваясь, докуренную трубку ехавшему сзади гусару, с таким спокойным и беззаботным видом, как будто он ехал кататься. Ему жалко было смотреть на взволнованное лицо Ильина, много и беспокойно говорившего; он по опыту знал то мучительное состояние ожидания страха и смерти, в котором находился корнет, и знал, что ничто, кроме времени, не поможет ему.