Дзгоев, Асланбек Захарович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Асланбек Дзгоев <tr><td colspan="2" style="background: #B8D0E2; text-align: center;">Тренер по борьбе</td></tr> 255px </td></tr> <tr><td colspan="2" style="background: #B8D0E2; text-align: center;">Персональные данные</td></tr><tr><th style="background: #EEE; font-weight: normal;">Полное имя</th><td>Асланбек Захарович Дзгоев</td></tr><tr><th style="background: #EEE; font-weight: normal;">Дата рождения</th><td>18.3.1918</td></tr><tr><th style="background: #EEE; font-weight: normal;">Место рождения</th><td>с. Ольгинское Северная Осетия</td></tr><tr><th style="background: #EEE; font-weight: normal;">Дата смерти</th><td>10.3.1994</td></tr><tr><th style="background: #EEE; font-weight: normal;">Известные ученики</th><td>Андиев Сослан Петрович,
Базаев Борис Георгиевич,
Балаев Амурхан Константинович,
Бестаев Алимбег Борисович,
Вараев Адлан Абуевич,
Дзарасов Савкудз Дзабоевич,
Дзгоев Таймураз Асланбекович,
Икаев Эльбрус Хасанович,
Кирокосян Григорий Керепович,
Сокаев Борис Магометович.</td></tr>
Награды

Асланбе́к Заха́рович Дзго́ев (осет. Дзгойты Захары фырт Аслæнбег; 18 марта 1918 селение Ольгинское Правобережного района Северной Осетии10 марта 1994) — советский борец вольного стиля, трёхкратный чемпион РСФСР (1951, 1952, 1954) и призёр чемпионата СССР (1952). Отличник физической культуры и спорта СССР (1949). Заслуженный тренер СССР (1957) по вольной борьбе. Основатель осетинской школы вольной борьбы.

Сын — Дзгоев Таймураз Асланбекович





Биография

Родился 18 марта 1918 года в селении Ольгинское Северной Осетии. С 17 лет стал заниматься вольной борьбой. В 1940 году в период военной службы становится первым на первенстве Черноморского флота. Является участником Великой Отечественной войны. [1]Даже находясь на фронте Асланбек продолжал выполнять физические упражнения. Три раза становился чемпионом РСФСР (1951, 1952, 1954). В 1952 году стал бронзовым призёром чемпионата СССР в Баку. Многократный чемпион Центрального совета общества «Искра». Чемпион Спартакиады Средней Азии и Казахстана. Последнюю свою схватку на ковре провёл в 1961 году в соревнованиях на приз Бола Канукова, где занял первое место. В 1941 c отличием окончил НВМУ в г. Севастополь В 1955 году с отличием окончил факультет физического воспитания и спорта Северо-Осетинского государственного института имени К. Л. Хетагурова.

Будучи тренером воспитал сотни мастеров спорта, среди которых двукратный Олимпийский чемпион и четырехкратный чемпион мира — Сослан Андиев, чемпион СССР и заслуженный тренер РСФСР — Борис Базаев, чемпион мира, СССР и бронзовый призёр Олимпийских Игр — Алимбег Бестаев, двукратный чемпион СССР — Амурхан Балаев, двукратный чемпион СССР и бронзовый призёр Олимпийских Игр — Савкудз Дзарасов, Чемпион СССР — Эльбрус Икаев, заслуженный тренер РСФСР — Борис Сокаев, двукратный чемпион мира и СССР — Таймураз Дзгоев, сын Асланбека. Феноменальный детский тренер. Воспитанники Дзгоева более 60 раз становились победителями первенств СССР по юношам и молодежи.Более 20 учеников Дзгоева стали Заслуженными тренерами СССР и России продолжив ту школу у истоков которой стоял А.З.Дзгоев.

Асланбек считается основоположником осетинской школы борьбы, внёс огромный вклад в развитие борьбы на Северном Кавказе. Также работал с 1971 по 1976 г. тренером в Грозном и с 1976 г. по 1982 г. в Черкесске.

Скончался в 1994 году. Асланбек Захарович похоронен на Аллее Славы во Владикавказе.

Награды и звания

Напишите отзыв о статье "Дзгоев, Асланбек Захарович"

Примечания

  1. [podvignaroda.mil.ru/?#id=1534845837&tab=navDetailManAward Подвиг народа]

Ссылки

  • [ossetians.com/rus/news.php?newsid=449 Дзгоев Асланбек Захарович ]
  • [sport-necropol.narod.ru/dzgoev.html Спортивный некрополь]

Отрывок, характеризующий Дзгоев, Асланбек Захарович

– Эх, барин, не место тебе тут, – сказал он и побежал вниз. Пьер побежал за солдатом, обходя то место, на котором сидел молоденький офицерик.
Одно, другое, третье ядро пролетало над ним, ударялось впереди, с боков, сзади. Пьер сбежал вниз. «Куда я?» – вдруг вспомнил он, уже подбегая к зеленым ящикам. Он остановился в нерешительности, идти ему назад или вперед. Вдруг страшный толчок откинул его назад, на землю. В то же мгновенье блеск большого огня осветил его, и в то же мгновенье раздался оглушающий, зазвеневший в ушах гром, треск и свист.
Пьер, очнувшись, сидел на заду, опираясь руками о землю; ящика, около которого он был, не было; только валялись зеленые обожженные доски и тряпки на выжженной траве, и лошадь, трепля обломками оглобель, проскакала от него, а другая, так же как и сам Пьер, лежала на земле и пронзительно, протяжно визжала.


Пьер, не помня себя от страха, вскочил и побежал назад на батарею, как на единственное убежище от всех ужасов, окружавших его.
В то время как Пьер входил в окоп, он заметил, что на батарее выстрелов не слышно было, но какие то люди что то делали там. Пьер не успел понять того, какие это были люди. Он увидел старшего полковника, задом к нему лежащего на валу, как будто рассматривающего что то внизу, и видел одного, замеченного им, солдата, который, прорываясь вперед от людей, державших его за руку, кричал: «Братцы!» – и видел еще что то странное.
Но он не успел еще сообразить того, что полковник был убит, что кричавший «братцы!» был пленный, что в глазах его был заколон штыком в спину другой солдат. Едва он вбежал в окоп, как худощавый, желтый, с потным лицом человек в синем мундире, со шпагой в руке, набежал на него, крича что то. Пьер, инстинктивно обороняясь от толчка, так как они, не видав, разбежались друг против друга, выставил руки и схватил этого человека (это был французский офицер) одной рукой за плечо, другой за гордо. Офицер, выпустив шпагу, схватил Пьера за шиворот.
Несколько секунд они оба испуганными глазами смотрели на чуждые друг другу лица, и оба были в недоумении о том, что они сделали и что им делать. «Я ли взят в плен или он взят в плен мною? – думал каждый из них. Но, очевидно, французский офицер более склонялся к мысли, что в плен взят он, потому что сильная рука Пьера, движимая невольным страхом, все крепче и крепче сжимала его горло. Француз что то хотел сказать, как вдруг над самой головой их низко и страшно просвистело ядро, и Пьеру показалось, что голова французского офицера оторвана: так быстро он согнул ее.
Пьер тоже нагнул голову и отпустил руки. Не думая более о том, кто кого взял в плен, француз побежал назад на батарею, а Пьер под гору, спотыкаясь на убитых и раненых, которые, казалось ему, ловят его за ноги. Но не успел он сойти вниз, как навстречу ему показались плотные толпы бегущих русских солдат, которые, падая, спотыкаясь и крича, весело и бурно бежали на батарею. (Это была та атака, которую себе приписывал Ермолов, говоря, что только его храбрости и счастью возможно было сделать этот подвиг, и та атака, в которой он будто бы кидал на курган Георгиевские кресты, бывшие у него в кармане.)
Французы, занявшие батарею, побежали. Наши войска с криками «ура» так далеко за батарею прогнали французов, что трудно было остановить их.
С батареи свезли пленных, в том числе раненого французского генерала, которого окружили офицеры. Толпы раненых, знакомых и незнакомых Пьеру, русских и французов, с изуродованными страданием лицами, шли, ползли и на носилках неслись с батареи. Пьер вошел на курган, где он провел более часа времени, и из того семейного кружка, который принял его к себе, он не нашел никого. Много было тут мертвых, незнакомых ему. Но некоторых он узнал. Молоденький офицерик сидел, все так же свернувшись, у края вала, в луже крови. Краснорожий солдат еще дергался, но его не убирали.
Пьер побежал вниз.
«Нет, теперь они оставят это, теперь они ужаснутся того, что они сделали!» – думал Пьер, бесцельно направляясь за толпами носилок, двигавшихся с поля сражения.
Но солнце, застилаемое дымом, стояло еще высоко, и впереди, и в особенности налево у Семеновского, кипело что то в дыму, и гул выстрелов, стрельба и канонада не только не ослабевали, но усиливались до отчаянности, как человек, который, надрываясь, кричит из последних сил.