Дзюдо

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Дзюдо
柔道

Написание слова дзюдо иероглифами
Название боевого искусства (БИ):

Дзюдо

Дата основания:

1882

Страна:

Япония Япония

Основатель:

Дзигоро Кано

Родоначальное БИ:

Различные школы дзюдзюцу, в первую очередь Тэндзин Синъё-рю и Кито-рю

Производные БИ:

Бразильское джиу-джитсу, Каваиси Рю дзюдзюцу, Косэн дзюдо

Известные последователи:

Цунэдзиро Томита,
Мицуё Маэда,
Кюдзо Мифунэ,
Кэйко Фукуда,
Масахико Кимура,
Антон Гесинк,
Ясухиро Ямасита,
Хидэхико Ёсида,
Косэй Иноуэ,
Владимир Путин,
Пётр Порошенко,
Гай Ричи,
Антонио Ходриго Ногейра,
Фёдор Емельяненко,
Хабиль Бикташев,
Абдулла Тангриев,
Тошихико Кога,
Ришод Собиров,
Марат Азимбаев,
Йон Блюминг

Дзюдо́ (яп. 柔道 дзю: до:, дословно — «Мягкий путь»; в России также часто используется название «Гибкий путь») — японское боевое искусство, философия и спортивное единоборство без оружия, созданное в конце XIX века на основе дзюдзюцу японским мастером боевых искусств Дзигоро Кано (яп. 嘉納 治五郎 Кано: Дзигоро: 1860 — 1938?), который также сформулировал основные правила и принципы тренировок и проведения состязаний.

Датой рождения дзюдо считается день основания Кано первой школы дзюдо Кодокан (яп. 講道館 ко:до:кан, «Институт изучения Пути») в 1882 году. По принятой в Японии классификации, дзюдо относится к так называемым современным боевым искусствам (гэндай будо, в противоположность традиционным воинским искусствам — корю будзюцу)[1].

В отличие от бокса, карате и других ударных стилей единоборств, основой дзюдо являются броски, болевые приёмы, удержания и удушения в партере. Удары и часть наиболее травмоопасных приёмов изучаются только в форме ката, где целью выполнения приема над партнером является лишь точность движений.

От других видов борьбы (греко-римская борьба, вольная борьба) дзюдо отличается меньшим применением физической силы при выполнении приёмов и большим разнообразием разрешённых технических действий.

Обладая значительной философской составляющей, дзюдо базируется на трёх главных принципах: взаимная помощь и понимание для достижения большего прогресса, наилучшее использование тела и духа, и поддаться чтобы победить. Перед занимающимися дзюдо традиционно ставятся цели физического воспитания, подготовки к рукопашному бою и совершенствования сознания, что требует дисциплины, настойчивости, самоконтроля, соблюдения этикета, понимания соотношения между успехом и необходимыми для его достижения усилиями[2].

В настоящее время параллельно развиваются так называемое традиционное дзюдо (представленное Кодокан дзюдо и рядом других школ дзюдо) и спортивное дзюдо, соревнования по которому проводятся на международном уровне и входят в программу Олимпийских Игр. В спортивном дзюдо, развиваемом Международной федерацией дзюдо (IJF), делается больший акцент на соревновательную составляющую, в то время как в традиционном дзюдо дополнительное внимание уделяется вопросам самообороны и философии, что, не в последнюю очередь, повлияло на различия в правилах соревнований и разрешённых приёмах.

Техника дзюдо была положена в основу многих современных стилей единоборств, в том числе самбо, бразильского джиу-джитсу, Каваиси Рю дзюдзюцу, Косэн дзюдо. Дзюдо в юности занимались Морихэй Уэсиба (создатель айкидо), Мицуё Маэда (родоначальник бразильского джиу-джитсу), Василий Ощепков (один из создателей самбо) и Годзо Сиода (основатель стиля Ёсинкан айкидо)[3].





История

Становление дзюдо пришлось на 1880-е годы, тяжёлый для боевых искусств период после реставрации Мэйдзи[4]. В то время среди лидеров Японии господствовала политика заимствования западной культуры и традиционные воинские искусства (будо) переживали не лучшие времена. Старые мастера прекращали вести занятия, некоторые даже умирали в нищете[5].

Ранняя история дзюдо неотделима от истории жизни его создателя — Дзигоро Кано, выдающегося японского общественного деятеля и педагога, чья деятельность была отмечена орденом Восходящего солнца[6]. Дзигоро Кано с детства интересовался дзюдзюцу, в юности изучал стили дзюдзюцу школ Тэндзин Синъё-рю и Кито-рю. На их основе он разработал новую систему борьбы, которой дал название Кодокан дзюдо.

Название дзюдо уже использовалось к тому времени в японских боевых искусствах как синоним названия дзюдзюцу (джиу-джитсу)[7], но Дзигоро Кано наполнил его новым содержанием, объявив основой «путь» (до) самосовершенствования, а не технику (дзюцу)[2]. Также выбором такого названия Кано хотел подчеркнуть гуманистическую направленность дзюдо, чтобы лишний раз отметить его отличие от дзюдзюцу, рассматривавшееся после реставрации Мэйдзи многими людьми как занятие грубое, предназначенное только для убийства, недостойное просвещённого человека[2].

Кано не стал включать в список разрешённых к применению на соревнованиях по дзюдо ряд наиболее опасных приёмов из дзюдзюцу[4], чтобы сделать соревнования более безопасными для участников. При этом более травмоопасные приёмы продолжают изучаться в форме ката.

Первый зал школы дзюдо Кодокан имел площадь всего 12 татами (около 22 м²)[4], но, благодаря организаторским талантам Дзигоро Кано, дзюдо довольно быстро стало широко известным. Способствовали этому и возглавленное Ассоциацией воинской добродетели (Дай Ниппон Бутокукай) движение за возрождение будо[5], и соревнования с представителями других школ дзюдзюцу, проходившие в период с 1885 года по 1888 год под эгидой Главного полицейского управления, в которых участвовали дзюдоисты[8]. Одним из участников этих соревнований был Сайго Сиро, известный как «гений дзюдо»[8].

К 1887 году под руководством Кано была сформирована техническая база стиля Кодокан дзюдо, а в 1900 году разработаны правила судейства соревнований[9].

С сентября 1888 года, благодаря Ясиро Рокуро, дзюдо стали изучать курсанты Военно-морского училища[10].

Дальнейшим развитием дзюдо в Японии обязано не в последнюю очередь включением его в 1907 году, наряду с кэндо, в обязательную программу общеобразовательных средних школ, что существенно увеличило количество занимающихся и привлекло большее внимание общественности[11].

В 1909 году Дзигоро Кано как руководитель самой влиятельной японской спортивной организации был избран членом Международного олимпийского комитета[10]. В 1911 году Кано основал Японскую спортивную ассоциацию и был выбран на пост её президента[9]. В 1922 году Кано был избран членом верхней палаты японского парламента — Палаты пэров[10]. В 1926 году в Кодокане была открыта секция дзюдо для женщин.

До самой своей смерти в 1938 году Дзигоро Кано активно развивал дзюдо в Японии и в мире[10]. Дзигоро Кано не присваивался никакой дан (поскольку он являлся основателем дзюдо, и сам присваивал даны дзюдоистам)[12].

Способствовал популяризации дзюдо и выход романа Цунэо Томиты «Сугата Сансиро», по которому впоследствии Куросавой был снят одноимённый фильм (известный также под названием «Гений дзюдо»).

Вторая мировая война и последовавший за капитуляцией Японии запрет оккупационных властей на преподавание воинских искусств временно остановил развитие дзюдо в Японии. После снятия в 1948 году запрета на изучение в Японии боевых искусств, занятия дзюдо снова были включены в программу общеобразовательных школ.

В 1982 году (в 100-летнюю годовщину основания Кодокана) раздел бросковой техники дзюдо Гокё-но-Вадза был переработан и расширен, затем в 1997 году в Кодокан дзюдо было добавлено ещё два броска[13]. С 1997 года в Японии стали проводиться соревнования по ката.

Развитие дзюдо за пределами Японии

В 1887 году в Кодокане начали заниматься дзюдо первые постоянные иностранные ученики — братья Истлэйк[10]. В начале XX века клубы дзюдо появились в США, Франции, Великобритании[10]. В 1903 году японский дзюдоист Ёсиаки Ямасита провёл демонстрацию приёмов дзюдо для президента США Теодора Рузвельта и далее в течение двух лет преподавал дзюдо в Военно-морской академии США.

В 1904 году Кано направил в США для развития дзюдо своих учеников Цунэдзиро Томиту и Мицуё Маэду. Они провели ряд показательных выступлений в Вест-Пойнте и Белом доме. Мицуё Маэда затем в одиночку отправился в турне по Америке, участвуя в соревнованиях с борцами разных стилей, и в итоге поселился в Бразилии, став основателем бразильского джиу-джитсу[10].

С 1910 года в Лондоне постоянно проживал Гундзи Коидзуми, 26 января 1918 года открывший там организацию изучения боевых искусств «Будоквай» (Budokwai)[14].

В 1929 году, по просьбе посетившего Кодокан Рабиндраната Тагора, Кано направил учителя дзюдо в университет Бомбея, Индия[10].

В 1929 году в Германии состоялись первые европейские международные соревнования по дзюдо между дзюдоистами из английского клуба «Будоквай» и спортсменами из клубов Франкфурта-на-Майне и Висбадена. Хотя начинались эти встречи как турниры между клубами, к 1932 году они достигли уровня полномасштабных международных соревнований[14].

В 1932 году Дзигоро Кано выступил с речью о роли дзюдо в образовании, приуроченной к X Олимпийским играм, перед студентами Южнокалифорнийского университета Лос-Анджелеса (США). Во время Олимпийских игр, 10 августа 1932 года, Дзигоро Кано и около 200 студентов, изучавших дзюдо, провели показательные выступления и демонстрацию приёмов дзюдо[15].

В начале 1930-х годов Гундзи Коидзуми предложил группе друзей организовать европейский союз дзюдо, но Вторая мировая война помешала созданию организации[14].

24 июля 1948 году в Лондоне была создана Британская ассоциация дзюдо. А уже 26 июля того же года Великобританией, Италией, Голландией и Швейцарией был образован Европейский союз дзюдо (European Judo Union, EJU)[14]. В 1951 году в Европейский союз дзюдо вступили Австрия и Франция.

В 1951 году была создана Международная федерация дзюдо (IJF).

В 1952 году была организована Федерация любительского дзюдо США (US Amateur Judo Association, AJA). В 1953 году, совместно с Союзом любительской атлетики (Amateur Athletic Union, AAU), в Сан-Хосе (Калифорния) был проведён первый чемпионат США по дзюдо. В 1955 году AJA изменила своё название на Федерацию чёрных поясов по дзюдо (Judo Black Belt Federation, JBBF), чтобы подчеркнуть свою роль как организации национальных ассоциаций спортсменов с мастерскими степенями. Ещё через 12 лет название JBBF было изменено на Федерацию дзюдо США (US Judo Federation, USJF)[16].

В 1952 году в Гаване прошёл первый панамериканский чемпионат по дзюдо.

В 1956 году в Токио состоялся первый чемпионат мира по дзюдо. Он проводился без разделения на весовые категории. В чемпионате участвовали представители 21 страны[17].

На проводившемся в 1961 году в Париже третьем чемпионате мира впервые было применено разделение спортсменов на весовые категории. В этом чемпионате голландец Антон Гесинк впервые нарушил монополию японских спортсменов, заняв первое место в абсолютной весовой категории.

В программу летних Олимпийских игр соревнования по дзюдо среди мужчин были впервые включены в Токио (1964 год).

В 1969 году из Федерации дзюдо США вышли ряд организаций и организовали Ассоциацию дзюдо США (англ.) (USJA). Эта организация в результате судебного разбирательства получила равные права с Федерацией дзюдо США. К 1969 году в США занимались дзюдо уже около 135 тысяч спортсменов[18]. В дальнейшем AAU был преобразован в организацию United States Judo Incorporated (USJI), которая стала руководящим органом по дзюдо в США, а USJF и USJA стали её равноправными членами[16][18].

В 1980 году был проведён первый чемпионат мира среди женщин.

В 1988 году дзюдо было впервые включено в программу Паралимпийских игр в Сеуле.

На Олимпийских играх 1988 года впервые были проведены женские показательные выступления по дзюдо, а спустя 4 года соревнования по дзюдо среди женщин были включены в официальную программу летних Олимпийских игр 1992 года в Барселоне.

В 2004 году соревнования по дзюдо среди женщин были включены в официальную программу летних Паралимпийских игр в Афинах.

С 2005 года Европейский союз дзюдо стал проводить соревнования по ката. В 2008 году в Париже Международная федерация дзюдо провела первый чемпионат мира по ката.

Дзюдо в России и СССР

В России до 1914 года дзюдо было практически неизвестно, хотя отдельные приёмы дзюдо, взятые из книг по самозащите американского офицера Ганкока, изучались в Петербургской полицейской школе с 1902 года[9].

Своему развитию в России и СССР дзюдо обязано в первую очередь Василию Сергеевичу Ощепкову. Василий Сергеевич Ощепков провёл детство и юность в Японии (начиная с 1905 года) и был одним из первых европейцев, сдавших экзамен на мастерскую степень дан в Кодокане. В 1917 году ему был присвоен 2-й дан.

В 1930-х годах В. С. Ощепков активно развивал дзюдо в СССР сначала на Дальнем Востоке (1914, 1917—1925), а затем в Новосибирске (1928) и в Москве (с 1930 года)[9].

После ареста и смерти Ощепкова в 1937 году его ученики на основе дзюдо разработали новый вид борьбы — самбо. В 1938 году название дзюдо (в использовавшемся тогда варианте написания «Борьба вольного стиля дзюу-до») было применено в официальных документах в последний раз, далее использовалось только название «борьба вольного стиля», а затем «самбо». По мнению, высказанному историком российского рукопашного боя М. Н. Лукашевым, это было вызвано желанием ряда спортсменов подчеркнуть отсутствие связи данного стиля борьбы с Ощепковым, объявленным «врагом народа» и расстрелянного[19].

С конца 1930-х и до начала 1960-х годов в СССР дзюдо практически не развивалось. В СССР интерес к дзюдо вернулся после его выхода на международную арену. В соревнованиях по дзюдо стали принимать участие советские самбисты. В частности, команда советских самбистов успешно выступила на чемпионате Европы в Эссене (ФРГ) 11—12 мая 1962 года[20].

Федерация дзюдо России является членом [www.eju.net/ Европейского союза дзюдо], который в качестве континентального подразделения входит в [www.ijf.org/ Международную федерацию дзюдо].

Дзюдо в мире

По состоянию на июнь 2010 года в состав IJF входит 198 национальных федераций дзюдо[21]. Всего в мире дзюдо занимается около 28 миллионов человек, 8 миллионов из них — в Японии[17] и около 200 тысяч — в России[22]. По данным Международной федерации любительской борьбы (англ.) (FILA), дзюдо, наряду с греко-римской борьбой, вольной борьбой и самбо, входит в четвёрку наиболее популярных в мире видов спортивной борьбы[23].

Техника дзюдо

Три главных технических раздела дзюдо стиля Кодокан составляют: ката (яп. ката, букв. «форма», набор формальных упражнений, ката в дзюдо выполняются в парах), рандори (яп. 乱取り рандори, букв. «свободные захваты», борьба по предварительно заданным правилам с целью обучения каким-либо техническим приёмам), сиай (яп. 試合 сиаи, «соревнования»).

Также в программу обучения Кодокан дзюдо входят кихон (яп. 基本 кихон, «основы», этот раздел включает обучение базовым стойкам (сисэй), перемещениям (синтай и тайсабаки), самостраховке (укэми), а также кумиката — способам взятия захвата) и каппо — техника реанимации.

Форма для занятий

Занятия дзюдо проходят на татами, дзюдоисты занимаются босиком. В качестве тренировочной одежды используется разновидность костюма для тренировок (кэйкоги) — дзюдоги. Дзюдоги состоит из куртки, штанов и пояса. Классическое дзюдоги белого цвета, но в международных соревнованиях, проводимых IJF, участники одеты в дзюдоги белого и синего цветов[24].

Технический арсенал

Первоначально дзюдо включало в себя приёмы различных школ (рю) дзюдзюцу, отобранные Дзигоро Кано по принципу наибольшей эффективности, но в то же время наименее опасные при применении в соревнованиях. Первый утверждённый перечень приёмов Кодокан дзюдо (1895 год) содержал 40 бросков[25], объединённых в пять групп и выполняемых преимущественно из стойки[4].

По состоянию на февраль 2010 года технический арсенал дзюдо включает следующие разделы: нагэ вадза (яп. 投技, техника бросков), катамэ вадза (яп. 固技, техника обездвиживания) включающая удержания (осаэкоми вадза), болевые (кансэцу вадза) и удушающие (симэ вадза) приёмы и атэми вадза (яп. 当て身技, техника нанесения ударов по уязвимым точкам).

Кодокан дзюдо имеет в своём арсенале 67 приёмов нагэ вадза и 29 приёмов катамэ вадза[26]. На их основе строится практически неограниченное количество вариативных техник (хэнка вадза).

Атэми вадза, а также ряд наиболее опасных приёмов нагэ вадза и катамэ вадза изучаются в форме ката.

В дзюдо применяются броски через спину или плечо (например, Иппон Сэойнагэ — бросок через спину захватом руки на плечо), через бедро; а также подножки, подсечки и подхваты.

Броски разделяются по стилю исполнения на тати вадза (яп. 立ち技, броски, проводимые из стойки) и сутэми вадза (яп. 捨身技, броски, проводимые с падением).

Броски, выполняемые в стойке, в свою очередь подразделяются на тэ вадза (яп. 手技 тэ вадза, броски, для проведения которых используются в основном руки), коси вадза (яп. 腰技 коси вадза, броски, для проведения которых используются бёдра и поясница) и аси вадза (яп. 足技, броски, для проведения которых используются в основном ноги).

Броски сутэми вадза подразделяются на масутэми вадза (яп. 真捨身技, броски с падением на спину) и ёко сутэми вадза (яп. 橫捨身技 ёко сутэми вадза, броски с падением на бок).

В дзюдо имеется широкий арсенал болевых приёмов (кансэцу вадза), в том числе, рычаги и узлы.

  • Рычаг — это разгибание конечности в суставе свыше физиологического предела (например, Дзюдзи-Гатамэ, рычаг локтя с захватом руки между бёдер).
  • Узел — скручивание конечности в суставе (например, узел руки — Удэ-Гарами).

Болевые приёмы могут проводиться на разных суставах (локтевом или коленном суставах, кисти руки и так далее[27] ), но, — по соображениям минимизации травм, — в спортивном дзюдо разрешены только болевые приёмы на локтевой сустав.

Техника удержаний служит для фиксирования противника спиной на татами после проведения приёма.

В дзюдо используются удушающие приёмы двух типов[28]:

  • дыхательное удушение, когда противнику механически блокируют возможность дыхания (либо за счет пережимания дыхательного горла, либо сжатия грудной клетки[29]);
  • так называемое «кровяное удушение», когда противнику пережимают сонные артерии, прекращая подачу крови (и, следовательно, кислорода) к мозгу.

Атэми вадза в дзюдо включает удэ-атэ (удары руками), аси-атэ (удары ногами) и атама-атэ (удары головой).

Техники атэми вадза, а также каппо были по большей части взяты Дзигоро Кано из соответствующих разделов школы дзюдзюцу Тэндзин Синъё Рю[30].

Федерацией дзюдо России составлен словарь терминов дзюдо с переводом на русский язык и комментариями[31].

Фазы выполнения приёмов

Теория дзюдо разделяет выполнение технического действия (приёма) на следующие фазы:

  • Кудзуси (яп. 崩し кудзуси, выведение из равновесия) — лишение противника устойчивого положения. В классическом дзюдо для описания методов кудзуси используется выведение противника из равновесия рывком на себя и выведение из равновесия толчком[32]. В российской литературе по дзюдо к этим методам добавлены также выведение из равновесия скручиванием и раскачиванием[9].
  • Цукури (яп. 作り цукури, приведение к положению (создание предпосылок) для выполнения броска);
  • Какэ (яп. 掛け какэ, выполнение) — собственно проведение приёма.


Рандори

Целью тренировочных схваток рандори может быть как обработка какой-либо группы приёмов, так и какого-либо одного технического действия. Рандори также способствуют развитию силовой выносливости дзюдоистов.

Практикуется несколько вариантов рандори, в частности дзю рэнси, в котором оба дзюдоиста могут атаковать друг друга, и какари гэйко, когда атакует только один из партнёров, а второй защищается.

Фазы схватки

Схватка дзюдоистов обычно начинается из положения стоя (тати вадза). В этой фазе преимущественно используется техника нагэ вадза.

Когда один из участников сваливает другого на татами, схватка переходит в фазу борьбы на земле (нэ вадза). (В ряде случаев в учебных целях практикуются и схватки, начинающиеся сразу из положения стоя на коленях (нэ вадза).) При этом используется технический арсенал катамэ вадза.

Ката

Помимо участия в схватках рандори, занимающиеся дзюдо также изучают формальные комплексы — ката.

Ката в дзюдо изучаются в парах, при этом один из партнёров (тори) выполняет заданную последовательность приёмов на другом (укэ). Ката включают в себя стойки и захваты, передвижения и выведение из равновесия, правильный вход на приём, проведение технического действия и последующую фиксацию партнёра на татами.

Ката служат целям практического изучения основных принципов дзюдо, правильного выполнения приёмов, а также изучению философских принципов, лежащих в основе дзюдо. Помимо этого ряд ката служат для изучения приёмов, не разрешённых в соревнованиях по соображениям безопасности, и для знакомства с древними приёмами борьбы, которые уже не используются в современном спортивном разделе дзюдо.

Дзюдо стиля Кодокан включает 8 утверждённых ката:

  • Нагэ-но ката (яп. 投の形 нагэ но ката, ката бросков)
  • Катамэ-но ката (яп. 固の形 катамэ но ката, ката сковывающих приёмов)
  • Кимэ-но ката (яп. 固の形 кимэ но ката, ката решающих приёмов)
  • Кодокан госиндзюцу (яп. 講道館護身術 ко:до:кан госиндзюцу, ката самозащиты школы Кодокан)
  • Дзю-но ката (яп. 柔の形 дзю но ката, ката мягкости)
  • Косики-но ката (яп. 古式の形 косики но ката, ката старинных приёмов)[33]
  • Ицуцу-но ката (яп. 五の形 ицуцу но ката, ката пяти форм)
  • Сэйрёку дзэнъё кокумин тайику но ката (яп. 精力善用国民体育の形 сэйрёку дзэнъё кокумин тайику:но ката, ката национальной физической культуры, наиболее эффективным образом использующей духовные и физические силы)[5]

Каждое ката предназначено для решения определённых задач. Например, Катамэ-но ката и Кодокан госиндзюцу служат для отработки приёмов самообороны, которые не используются в спортивных соревнованиях; а Дзю-но ката — для выработки плавности в движениях в соответствии с принципом дзю (яп. дзю:, «мягкость»).

Ката Кодокан госиндзюцу разработано Кэндзи Томики, впоследствии ставшим основателем стиля айкидо Томики Рю.

Помимо официально утверждённых Кодоканом, существует также ряд дополнительных ката, не включённых в аттестационную программу, например, Го-Но-Сэн-но ката, служащее для отработки контрприёмов (яп. 返し技 каэси вадза).

Пояса и ранги

Цвета поясов дзюдо в Австралии, Европе и Канаде
Белый (6-й кю)
Жёлтый (5-й кю)
Оранжевый (4-й кю)
Зелёный (3-й кю)
Синий (2-й кю)
Коричневый (1-й кю)
Чёрный (1—5-й даны)
Красно-белый (6—8-й даны)
Красный (9—10-й даны)

В зависимости от квалификации дзюдоиста, ему может быть присвоена ученическая (кю) или мастерская (дан) степень. Всего в Кодокан дзюдо есть 6 кю, самый младший уровень — 6-й кю. Самый старший — 1-й кю; для детей в некоторых федерациях дзюдо принято большее количество степеней кю. В настоящее время в дзюдо используется 10 данов: самый младший — 1-й дан, самый старший — 10-й дан. Но теоретически возможно присуждение 11 и 12 данов, как это завещал Дзигоро Кано.

Каждой степени соответствует свой цвет пояса. Цвета поясов могут различаться в зависимости от страны и федерации дзюдо[34][35][36][37].

Для спортсменов высших мастерских степеней также используются пояса красно-белого (6—8-й даны) и красного (9-й, 10-й даны, присуждаются за развитие дзюдо) цветов[38]. Для спортсменов высших данов этикетом дзюдо допускается вместо красно-белого или красного поясов повязывать во время тренировок пояс чёрного цвета.

Боевое искусство и использование для самообороны

Приёмы дзюдо легли (полностью или частично) в основу многих армейских стилей рукопашного боя и гражданских систем самообороны[39], в том числе, американского боевого дзюдо (American Combat Judo)[40], систем рукопашного боя армии[41] и морской пехоты[42] США.

Приёмы самообороны изучаются также в форме ката: Кимэ-но ката и Кодокан госиндзюцу.

В японской полиции дзюдо изучается с 1886 года. Специально для полиции был разработан комплекс приёмов для задержания преступников — Рэнкохо вадза (переработан Сумиюки Котани (10-й дан Кодокан дзюдо), Ёсими Осава и Юити Хиросэ (оба имеют степени 7-й дан))[43].

Для женской самообороны в 1943 году Дзиро Нанго в Кодокане разработал комплекс ката Ёси дзюдо госинхо[44], состоящий из 18 приёмов, разбитых на три группы.

Различные аспекты подготовки дзюдоистов способствуют успешному применению дзюдо для самообороны[45]:

  • Тренировка с противником, сопротивляющимся в полную силу, служит выработке скорости, выносливости, силы и реакции.
  • Психологическая и физическая готовность к падениям и ударам, вырабатываемая в процессе тренировок.
  • Обучение безопасным приёмам самостраховки при падениях.
  • Способность выбирать нужную дистанцию, положение и момент времени для проведения приёма на противнике.
  • Правила спортивного дзюдо поощряют быстрый переход к выполнению болевых, удушающих приёмов и удержаний после проведения броска, что полезно для самообороны.
  • Наработка бросковой техники даёт возможность точно контролировать положение противника при броске, что позволяет выбрать желаемую жёсткость воздействия (вплоть до летального исхода) в ситуациях, связанных с самообороной.

Но также имеется и критика применения дзюдо для самообороны со стороны представителей других единоборств[46][47]:

  • Использование во время тренировок дзюдоги ограничивает опыт противодействия противнику, когда невозможно или неэффективно взять захват за одежду (при борьбе в партере и т. п.) или когда борьба ведётся вообще без кэйкоги (по аналогии с турнирами но-ги (no-gi) в бразильском джиу-джитсу).
  • Слишком большой уклон в сторону спорта, имеющийся в ряде клубов, и, как следствие, ограничение применяемых приёмов только разрешёнными правилами соревнований.
  • Отсутствие ударной техники. Атэми вадза изучается не во всех секциях спортивного дзюдо, и в ряде случаев только дзюдоистами, достигшими уровня дан, и только в форме ката.

Смешанные единоборства

Навыки борьбы и в стойке (тати вадза), и в партере (нэ вадза), позволяют дзюдоистам успешно выступать в смешанных единоборствах (Mixed Martial Arts).

Метод совершенствования сознания

Занятия дзюдо способствуют гармоничному духовному развитию занимающихся, поскольку стимулируют позитивный подход к событиям, требуют дисциплины, настойчивости, соблюдения этикета, понимания соотношения между успехом и необходимыми для его достижения усилиями[58].

Дзигоро Кано в своих выступлениях указывал, что дзюдо в качестве метода совершенствования сознания включает различные аспекты. В частности, развитие нравственности занимающихся дзюдо обеспечивается в силу самой специфики занятий дзюдо[2]. Оно достигается, в том числе, за счёт постепенной смены роли занимающегося дзюдо с ученика на учителя в процессе изучения приёмов в парах занимающихся с разным уровнем подготовки, что приводит к необходимости помогать друг другу.

Также Кано отмечал, что занятия дзюдо требуют самоконтроля, что позитивно сказывается на личности ученика. А тренировка памяти (за счёт необходимости изучать сложные приёмы), наблюдательности (благодаря практике рандори) и развития воображения и творческого подхода (при освоении вариативных техник), умение выражать свои мысли (например, при описании приёмов), благодаря занятиям дзюдо развиваются в комплексе[2].

В своём докладе «Общие сведения о дзюдо и его ценности в деле воспитания» для Общества образования Великой Японии, сделанном 11 мая 1889 года[2], Дзигоро Кано сказал:

Я считаю, что тот, кто будет изучать дзюдо у хорошего учителя, тот будет ценить свою родину, любить её дела и вещи, возвышать свой дух и сможет воспитать в себе мужественный, деятельный характер.

Для занимающихся дзюдо Кано выработал ряд наставлений[2]:

  • Умей соотносить свои возможности с возможностями противника.
  • Завладевай инициативой.
  • Обдумывай тщательно, а действуй решительно.
  • Знай, где нужно остановиться.
  • Одержав победу не заносись; потерпев поражение, не сгибайся, благоденствуя, не теряй бдительности; попав в опасное положение, не пугайся и иди вперёд избранным путём.

Эти наставления применимы как к тренировкам по дзюдо, так и к повседневной жизни.

Дзюдо как вид спорта

Начиная со времени создания дзюдо Дзигоро Кано пропагандировал его как полезный для укрепления здоровья спорт.

Спортивное дзюдо получило широкое распространение, по нему проводятся национальные, континентальные и мировые чемпионаты, а также кубковые турниры («Большой шлем», «Суперкубок мира», «Клубный кубок Европы» и другие)[59]. Также проводятся чемпионаты среди юниоров и ветеранов.

Дзюдо является олимпийским и паралимпийским видом спорта[60]. Развитием спортивного дзюдо в мире занимается Международная федерация дзюдо (International Judo Federation, IJF).

После каждых международных стартов, входящих в систему исчисления рейтинга, IJF публикует всемирный рейтинг дзюдоистов[61], вычисляемый на основании результатов, показанных за последние 2 года дзюдоистами в континентальных и мировых чемпионатах, а также в иных международных рейтинговых соревнованиях[62]. Также публикуется всемирный рейтинг судей[63].

Участие спортсменов в соревнованиях уровня континентальных чемпионатов, чемпионатов мира и Олимпийских игр определяется их позицией в едином мировом рейтинг-листе (WRL) Международной федерации дзюдо. Рейтинг-лист формируется по очкам, набранных дзюдоистами на соревнованиях уровня «Continental Open», турнирах «Гран-При», «Большого Шлема» и «Мастерс», континентальных чемпионатах, чемпионатах мира и Олимпийских Играх. Победа на каждом турнире имеет свою оценку в очках, которая актуальна на протяжении года, через год снижается на половину, а через 2 года обнуляется.

Значимость побед в соревнованиях для рейтинга спортсмена распределяется следующим образом[62]:

Соревнования I место II место III место
Олимпийские игры 1000 600 400
Чемпионат мира 900 540 360
«Мастерс» 700 420 280
«Большой Шлем» 500 300 200
«Гран-При» 300 180 120
Континентальный чемпионат 400 240 160
Continental Open 100 60 40

Спортивные соревнования

Соревнования дзюдоистов проходят по технике борьбы (сиай) и по ката (соревнования проводятся в парах, оценивается правильность выполнения всех элементов ката).

Соревнования по форме участия в них спортсменов делятся на:

  • личные;
  • командные;
  • лично-командные.

В зависимости от системы выбывания участников соревнования проводятся:

  • по олимпийской системе с утешительными встречами («Олимпийская система с утешением от полуфиналистов»);
  • по олимпийской системе без утешительных встреч;
  • по круговой системе;
  • по смешанной системе[64].

Крупнейшие международные соревнования проводятся по олимпийской системе с утешением только с участников четвертьфиналов. В этой схеме все участники соревнований разделяются на две группы (4 пула) и соревнования в них проводятся по олимпийской системе. Победитель соревнований и серебряный призёр определяется в итоговой схватке победителей обеих групп.

Помимо первого и второго места в данной схеме разыгрывается два третьих места. Победитель утешительных встреч в каждой из групп далее соревнуется за 3 место с проигравшим полуфинал спортсменом из другой группы[65][66].

Схватки дзюдоистов проходят на квадратном ковре (татами) размером минимум 14 × 14 метров. Схватка происходит внутри квадрата размером 8 × 8 метров или 10 × 10 метров. Если в ходе выполнения приёмов кто-либо из спортсменов оказался за пределами татами, то оцениваются только технические действия, которые были начаты внутри татами.

Во время соревнований, проводимых Международной федерацией дзюдо, дзюдоисты одеты в дзюдоги разного цвета — синего и белого. Продолжительность схватки для взрослых спортсменов составляет 5 минут. В случае равных оценок (как за приёмы, так и наказаний «сидо») по окончании основного времени начинается неограниченный по времени голденскор: борьба до первого очка или предупреждения.

Судят соревнования по технике борьбы дзюдо трое судей (арбитр на татами и два судьи за пределами татами, на крупных соревнованиях пользующиеся при необходимости возможностями видеоповтора).

Проводятся также соревнования по дзюдо и для инвалидов (в том числе, с ограничениями по зрению[67]), правила проведения которых изменены с учётом возможностей спортсменов.

Спортсменам разрешено проводить броски в стойке, а также удержания, болевые и удушающие приёмы в партере (в отличие от традиционного дзюдо, болевые приёмы разрешены только на локтевой сустав). Болевые и удушающие приёмы в стойке, а также удары (атэми) в спортивном дзюдо запрещены.

Поединок всегда начинается в положении борцов стоя. При выходе на татами дзюдоисты кланяются. Также перед началом схватки и после её завершения спортсмены кланяются друг другу и судьям. Рукопожатия до начала схватки запрещены.

Схватка начинается по команде судьи «хадзимэ». Для временной остановки поединка используется команда «матэ». При окончании поединка судья даёт команду «соро-мадэ».

Если техническое действие в схватке удалось, его оценивают. Существует три оценки: «юко» (яп. 有効 ю:ко:, букв. «эффективный»), «вадза-ари» (яп. 技あり вадза ари, букв. «половина техники») и «иппон» (яп. 一本 иппон, букв. «одно очко», чистая победа). Высшая оценка — это «иппон», ниже находится «вадза-ари», ещё ниже находится «юко» (использовавшаяся ранее четвёртая (низшая) оценка «кока» (яп. 効果 ко:ка, букв. «результат») была отменена в 2009 году)[68]. При этом «вадза-ари» оценивается выше любого количества полученных противником оценок «юко»; а «вадза-ари» плюс «юко» оценивается выше, чем просто «вадза-ари». Если кто-либо из спортсменов выполняет во время схватки два приёма, оценённые «вадза-ари», то судья присуждает ему победу («вадза-ари-авасэтэ-иппон» — «объединяю вадза-ари и присуждаю иппон»).

Оценка «иппон» присуждается в следующих случаях:

  • когда дзюдоист быстро и сильно бросает противника на спину (большую её часть);
  • когда дзюдоист проводит удержание в течение более 20 секунд;
  • когда противник дзюдоиста в результате выполнения болевого или удушающего приёма произносит слово «маита» (сдаюсь) или два или более раза хлопает рукой или ногой;
  • когда результат проведения болевого или удушающего приёма очевиден судьям (например, при потере сознания дзюдоистом, на котором проводится приём).

Оценка «вадза-ари» присуждается в следующих случаях:

  • когда дзюдоист бросает противника на меньшую часть спины, или с недостаточной скоростью или силой (то есть в броске присутствуют два из трёх элементов, необходимых для присуждения оценки «иппон»);
  • когда дзюдоист проводит удержание в течение более 15 секунд, но менее 20 секунд.

Оценка «юко» присуждается в следующих случаях:

  • когда дзюдоист бросает противника на меньшую часть спины с недостаточной скоростью или силой (в броске присутствует один из трёх элементов, необходимых для присуждения оценки «иппон»);
  • когда дзюдоист проводит удержание в течение более 10 секунд, но менее 15 секунд.

За нарушения требований правил соревнований судья может назначить спортсменам наказания — «сидо» (яп. 指導 сидо:, наказание)[69]. Наказания назначаются за выполнение запрещённых правилами действий, пассивность, имитацию приёмов, стягивания в партер, постоянную защиту от захватов соперника и т. п. «Сидо» (не более 3) не приводят к назначению очков сопернику. Четвёртое нарушение приводит к немедленному окончанию схватки и дисквалификации — «хансоку-макэ» (яп. 反則負け хансоку макэ, букв. «проигрыш из-за нарушения правил») — нарушившего правила спортсмена. При этом его соперник автоматически получает оценку «иппон». За серьёзные нарушения правил наказание «хансоку-макэ» (например, захват ноги соперника при борьбе в стойке) может быть назначено и без предварительного вынесения «сидо».

С 1 января 2010 года вступили в силу изменения в правилах соревнований, проводимых Международной федерацией дзюдо.

В новой редакции правил запрещён ряд технических действий. В частности, запрещён и наказывается дисквалификацией захват (атака) ноги или любой части тела противника ниже пояса, выполняемый в качестве первого технического действия. Также запрещается низкая защитная стойка (наказание — сидо). Дисквалификацией наказывается и любое нарушение духа дзюдо[70].

Изменения коснулись и судейства: теперь дополнительно к визуальному контролю схватки судьёй на татами и двумя боковыми арбитрами, схватка будет записываться двумя видеокамерами системы «Care». При равных оценках соперников в течение дополнительных 2 минут времени схватки до первой оценки (так называемой «Golden Score») на табло отображаются существовавшие на момент окончания основного времени схватки результаты. В случае отсутствия оценок до конца дополнительного времени, решение о победителе принимают судьи.

С февраля 2013 года вступили очередные изменения. Среди которых можно выделить следующие. Полный запрет захватов за ноги в борьбе стоя (незамедлительное «хансоку-макэ» в случае нарушения). Сокращение времени удержания для получения оценок: 20/15/10 секунд — иппон/вадза-ари/юко. Запрет на срыв захватов соперника двумя руками, срывы при помощи ноги и в целом ужесточение наказаний за постоянную защиту от захватов соперника. Требование немедленной (ранее: удержание захвата без атаки не дольше 3 секунд) атаки при взятии «неправильных» захватов (например, односторонних). Продолжение приёмов в борьбе лежа (как, впрочем, и стоя), начатых внутри татами, вне его (тем самым отсечена тактика выползания за пределы татами, как защиты от приёмов в борьбе лежа). Отказ от назначения оценок сопернику в случае 2-го и 3-го «сидо». Неограниченное время для голденскора (а значит отказ от определения победителя решением судей (т. н. «хантэй»)). «Вытеснение» 2 судей за пределы татами. Взвешивание в вечер перед соревнованиями.

Весовые категории

Первоначально в соревнованиях по дзюдо не использовалось разделение на весовые категории. Первые предложения по разделению на весовые категории были сделаны Р. Г. Муром (англ. R. H. "Pop" Moore Sr.) по просьбе Дзигоро Кано во время X Олимпийских игр 1932 года в Лос-Анджелесе[71].

Первая система весовых категорий была разработана в 1948 году в США под руководством Генри Стоуна (англ. Henry Stone) техническим комитетом Северной Калифорнии по дзюдо. Были введены следующие 4 весовые категории: до 130 фунтов, до 150 фунтов, до 180 фунтов и абсолютная[71].

На чемпионате Европы 1952 года, проходившем в Париже, дополнительно к разделению спортсменов по рангам кю/дан были проведены соревнования в весовых категориях до 63 кг, до 70 кг, свыше 80 кг и в абсолютной весовой категории[72].

До 1964 года в чемпионатах мира по дзюдо не было весовых категорий[73][74]. Они были введены только перед Олимпиадой в Токио[75], отчасти из-за многочисленных побед тяжеловеса Антона Гесинка над японскими дзюдоистами[71].

В 1964 году для соревнований среди мужчин было введено 4 весовые категории: лёгкая (до 63 кг), средняя (до 80 кг), полутяжёлая (до 93 кг) и абсолютная.

На Олимпийских играх 1972 года разделение по весовым категориям было пересмотрено, их стало 6: лёгкая (до 63 кг), полусредняя (до 70 кг), средняя (до 80 кг), полутяжёлая (до 93 кг), тяжёлая (свыше 93 кг) и абсолютная.

В 1980 году количество категорий было снова увеличено, их стало 8: суперлёгкая (до 60 кг), полулёгкая (до 65 кг), лёгкая (до 71 кг), полусредняя (до 78 кг), средняя (до 86 кг), полутяжёлая (до 95 кг), тяжёлая (свыше 95 кг) и абсолютная.

В 1992 году была упразднена абсолютная весовая категория[76].

По состоянию на февраль 2010 года в спортивном дзюдо дзюдоисты разделяются на 7 весовых категорий. Для взрослых участников приняты следующие весовые категории:

Мужчины
До 60 кг 60~66 кг 66~73 кг 73~81 кг 81~90 кг 90~100 кг Свыше 100 кг
Женщины
До 48 кг 48~52 кг 52~57 кг 57~63 кг 63~70 кг 70~78 кг Свыше 78 кг

Безопасность занятий и травматизм

Исследования показывают, что занятия спортивным дзюдо в целом безопасны для здоровья молодёжи[77]. Спортивное дзюдо у взрослых спортсменов имеет больший травматизм по сравнению с бесконтактными видами спорта, но сопоставимый по уровню с травматизмом в других контактных соревновательных видах спорта[78].

Большая часть травм (около 70 %) в годичном тренировочном цикле дзюдоистов происходит во время соревновательного периода.

Основными причинами травматизма у дзюдоистов являются неправильная организа­ция тренировочного процесса и соревнований, ошибки в методике обучения, нарушение правил соревнований и техни­чески неправильное исполнение приёма, недостаточное качество самостраховки.

Около 50 % травм вызвано резким или чрезмерным сгибанием, разгиба­нием или скручиванием в суставе; около 40 % травм связаны с падением или являются следствием удара; до 10 % травм имеют комбинированный механизм возникновения[28].

Некоторые отличия правил соревнований по дзюдо от соревнований по самбо

Созданный в СССР и популярный в России[79] и во всём мире[80] сходный с дзюдо вид борьбы — самбо — отличается от дзюдо формой для занятий (костюм самбиста состоит из куртки с продеваемым в неё поясом, спортивных шорт и обуви), правилами спортивных соревнований (в частности, в самбо разрешены болевые приёмы на ноги, запрещены удушения), более низкой стойкой спортсменов (классическая стойка дзюдоиста — с прямой спиной) и ковром, на котором проходят схватки (в самбо он круглый и более мягкий, чем татами в дзюдо).

В настоящее время самбо не является олимпийским видом спорта.

Некоторые отличия в правилах соревнований по спортивному самбо и дзюдо

Техника Спортивное дзюдо Спортивное самбо
Болевые приёмы на ноги Запрещены Разрешены
Удушающие приёмы Разрешены Запрещены
Приём «Канэ Басами» (дзюдо) / «ножницы» (самбо) Запрещён Разрешён
Приём «Кавадзу Гакэ» (дзюдо) / «обвив» (самбо) Запрещён Разрешён


Дзюдо как олимпийский вид спорта

Дзюдо является олимпийским видом спорта. Впервые соревнования по дзюдо среди мужчин прошли на летней Олимпиаде 1964 года в Токио. Тогда было разыграно всего 4 комплекта наград, и 3 золотые медали выиграли японцы. Женщины впервые соревновались в дзюдо в рамках летней Олимпиады 1992 года в Барселоне.

Самой успешной страной на олимпийских турнирах по дзюдо является Япония — на счету её спортсменов 35 золотых наград из 109 разыгранных с 1964 года, а также по 15 серебряных и бронзовых медалей. На втором месте французы, которые выиграли 10 золотых медалей, 8 серебряных и 19 бронзовых. На третьем месте представители Южной Кореи — они завоевали 9 золотых и по 14 серебряных и бронзовых медалей[81].

Некоторые дзюдоисты, добившиеся наибольшихК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2636 дней] успехов на Олимпийских играх:

  • Антон Гесинк — нидерландский дзюдоист, 10-й дан дзюдо (присвоен IJF). Трёхкратный чемпион мира (1961, 1964 и 1965), более чем двадцатикратный призёр чемпионатов Европы, чемпион Олимпийских игр (1964). Стал первым дзюдоистом, победившим японцев в чемпионатах мира и Олимпийских играх (в абсолютной весовой категории).
  • Рёко Тани — японская дзюдоистка, завоевавшая 5 медалей на 5 Играх подряд в категории до 48 кг (2 золота, 2 серебра и 1 бронза).
  • Тадахиро Номура — единственный трёхкратный олимпийский чемпион по дзюдо (1996, 2000 и 2004), выступавший в категории до 60 кг.
  • Петер Зайсенбахер — австрийский дзюдоист, двукратный олимпийский чемпион (1984 и 1988).
  • Хитоси Сайто — японский дзюдоист, двукратный олимпийский чемпион (1984 и 1988), выступавший в тяжёлом весе.
  • Давид Дуйе — французский дзюдоист, двукратный олимпийский чемпион (1996 и 2000) и четырёхкратный чемпион мира.

Дзюдо в литературе и искусстве

Дзюдо посвящён роман Цунэо Томиты «Сугата Сансиро», по которому Куросавой в 1943 году был снят одноимённый фильм (известный также под названием «Гений дзюдо»). Впоследствии было снято 5 ремейков фильма (в 1955, 1965, 1966, 1970 и 1971 годах).

В 1945 году Куросавой был выпущен фильм «Сугата Сансиро. Часть II» (яп. 續姿三四郎 дзоку сугата сансиро:), также известный под названием «Гений дзюдо II».

Дзюдо для одноруких занимался бывший жокей и детектив Сид Холли — герой ряда романов («Игра без козырей», «Твёрдая рука», «Дорога скорби», «По заказу») английского писателя Дика Френсиса.

Дзюдо посвящена песня-бестселлер знаменитой японской певицы и актрисы Хибари Мисоры «Yawara», записанная в 1964 году и завоевавшая большую популярность на фоне проходившей в том же году Токийской олимпиады. Активно снимавшаяся в «самурайском» кино, в том числе, в мужских ролях, Мисора неоднократно исполняла песню в «юношеском образе», одетая в мужские дорожные хакама и хаори как своего рода исторический прототип кэйкоги. Этому образу подражают и некоторые другие исполнительницы, перепевающие эту песню.

С 1986 по 1993 годы в журнале Big Comic Spirits издавалась манга «Yawara!» Наоки Урасавы о молодой девушке Явара Инокума (яп. 猪熊 柔), занимавшейся дзюдо. Как в этом случае, так и для песни в названии и имени использован тот же иероглиф («мягкость»), что и в названии вида спорта, только не в «онном» (дзю:), а в «кунном» чтении. Дзюдо также была посвящена манга 1988—1997 годов Кацутоси Каваи «Затяни пояс потуже!» (яп. 帯をギュッとね! Obi o Gyuttone![en]).

Со 2 апреля по 24 сентября 1969 года в эфире Fuji Television демонстрировались 26 серий аниме «Дзюдо бой» или «Курэнай Сансиро» (яп. 紅三四郎 курэнай сансиро:) Тацуо Ёсиды[82].

В 2004 г. в Гонконге был снят фильм «Бросок вниз» (Yau doh lung fu bong), сюжет которого повествует о жизненном кризисе бывшего чемпиона по дзюдо и его возвращении к нормальной жизни через тренировки и обретение прежней уверенности в своих силах[83].

Напишите отзыв о статье "Дзюдо"

Примечания

  1. Diane Skoss. [www.koryu.com/koryu.html A Koryu Primer] (англ.). Koryu Books. Проверено 11 июля 2010. [www.webcitation.org/619BBy8q9 Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Кано Дзигоро. Общие сведения о дзюдо и его ценности в деле воспитания (рус.) // Хидэн. Боевые искусства и рукопашный бой : Научно-методический сборник под редакцией Горбылёва А. М.. — М.: ФГУП Издательство «Известия» УД П РФ, 2008. — Вып. 1. — С. 118-173.
  3.  (англ.) Gōzō Shioda. [www.shindokanbooks.com/shugyo.shtml Aikido Shugyo: Harmony in Confrontation]. — 1-st edition. — Toronto, Canada: Shindokan Books International, 2002. — 207 с. — ISBN 0-9687791-2-3.
  4. 1 2 3 4 Горбылёв А. М. Очерк истории дзюдо. Начало пути (рус.) // Додзё. Воинские искусства Японии : Научно-популярный методический сборник. — ООО «Будо-спорт», 2001. — Вып. 6. — С. 7-15.
  5. 1 2 3 Сергей Косоротов, Алексей Горбылёв. Кодокан дзюдо. Сущность и структура (рус.) // Додзё. Воинские искусства Японии : Научно-популярный методический сборник. — ООО «Будо-спорт», 2001. — Вып. 6. — С. 2-6.
  6. [www.nndb.com/honors/288/000130895/ Order of the Rising Sun] (англ.). NNDB. Проверено 2 марта 2010. [www.webcitation.org/619BCQgpx Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  7. Сугавара Садамото. Новый учебник по дзюдо, объясняющий сокровенные секреты. — М.: Издательский дом «Будо-Спорт», 2007. — С. 126. — 138 с. — ISBN 5-90-182626-4.
  8. 1 2 Горбылёв А.М. Очерк истории дзюдо. «Смертельная битва» с дзю-дзюцу (рус.) // Додзё. Воинские искусства Японии : Научно-популярный методический сборник. — ООО «Будо-спорт», 2001. — Вып. 7. — С. 5-14.
  9. 1 2 3 4 5 Г. Пархомович. Основы классического дзюдо. — «Урал-Пресс», 1993. — 302 с. — ISBN 5-86610-037-1.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 Горбылёв А.М. Очерк истории дзюдо. От национального признания к олимпийскому виду спорта (рус.) // Додзё. Воинские искусства Японии : Научно-популярный методический сборник. — ООО «Будо-спорт», 2001. — Вып. 8. — С. 5-13.
  11. С. А. Косоротов, А. Д. Арабаджиев. Каноны дзюдо. — М.: Издательский дом «Будо-Спорт», 2007. — С. 20. — 128 с. — ISBN 5-901826-12-4.
  12. [www.judoinfo.com/gandoy.htm Kodokan Judo facts and history] (англ.). — История Кодокан дзюдо и факты. Проверено 20 ноября 2009. [www.webcitation.org/619BCwmur Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  13. Keo Cavalcanti. [judoinfo.com/jhist.htm The History of Kodokan Judo] (англ.). JudoInfo.com. Проверено 30 июня 2010. [www.webcitation.org/619BDOWbO Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  14. 1 2 3 4 Richard Bowen. [www.budokwai.org/articles.htm Origins] (англ.). Budokwai.org. Проверено 4 июля 2010. [www.webcitation.org/619CX4tnM Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  15. Jigoro Kano. [www.judoinfo.com/kano.htm The Contribution of Judo to Education] (англ.). JudoInfo.com. Проверено 30 июня 2010. [www.webcitation.org/619CXfRqM Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  16. 1 2 Black Belt Magazine, June 1970. [judoinfo.com/new/alphabetical-list/judo-history/153-friction-fractures-us-judo-factions- Friction Fractures U.S. Judo Factions] (англ.). JudoInfo.com. Проверено 4 июля 2010. [www.webcitation.org/619CY6P2s Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  17. 1 2 Национальный союз дзюдо и Федерация дзюдо России. [judo.ru/index.php?id=12 История дзюдо] (рус.). Judo.ru. Проверено 30 июня 2010. [www.webcitation.org/619CYkaFS Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  18. 1 2 Black Belt Magazine 1970 Yearbook. [judoinfo.com/new/alphabetical-list/judo-history/155-the-growth-of-judo-and-karate-declining-in-the-us The Growth of Judo and Karate Declining in the US] (англ.). JudoInfo.com. Проверено 4 июля 2010. [www.webcitation.org/619CZoy7L Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  19. Лукашев М. Н. [sambo.spb.ru/history/hist1_3.htm Сотворение САМБО. Родиться в царской тюрьме, чтобы умереть в сталинской] (рус.). Борьба САМБО (www.sambo.spb.ru). Проверено 2 марта 2010. [www.webcitation.org/619CaMYcJ Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  20. И. Ципурский. [www.judoclub.ru/post_1173780708.html Сорок пять лет удачному дебюту] (рус.). Ассоциация любительских и профессиональных клубов дзюдо. Проверено 15 ноября 2009. [www.webcitation.org/619CbDYLI Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  21. [www.intjudo.eu/index.php International Judo Federation] (англ.). Проверено 30 июня 2010. [www.webcitation.org/658frdeOS Архивировано из первоисточника 2 февраля 2012].
  22. Национальный союз дзюдо и Федерация дзюдо России. [judo.ru/index.php?id=14 История отечественного дзюдо] (рус.). Judo.ru. Проверено 30 июня 2010. [www.webcitation.org/619CbesAG Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  23. International Federation of Associated Wrestling Style (FILA). [www.fila-wrestling.com/~halloffame/historyofwrestling.html History of wrestling] (англ.)(недоступная ссылка — история). Проверено 16 июля 2010. [web.archive.org/20080411110933/www.fila-wrestling.com/~halloffame/historyofwrestling.html Архивировано из первоисточника 11 апреля 2008].
  24. Введено Международной федерацией дзюдо с 1986 года по предложению Антона Гесинка.
  25. [judoinfo.com/gokyo1.htm Traditional 40 Throws (Gokyo no Waza)] (англ.). Проверено 4 марта 2010. [www.webcitation.org/619Cca7W5 Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  26. Institute Kodokan. [kodokan.org/e_waza/index.html Kodokan Judo / Classification of Waza] (англ.). — Классификация приёмов Кодокан дзюдо. Проверено 14 ноября 2009. [www.webcitation.org/619CdCu8x Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  27. Сергей Косоротов, Алексей Горбылёв. Болевые приёмы дзюдо. Теоретические положения (рус.) // Додзё. Воинские искусства Японии : Научно-популярный методический журнал. — М.: ООО «Будо-спорт», 2002. — Вып. 3. — С. 51-53.
  28. 1 2 Владимир Путин, Василий Шестаков, Алексей Левицкий. Учимся дзюдо с Владимиром Путиным. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — 159 с. — ISBN 5-224-03325-X.
  29. Сергей Косоротов, Алексей Горбылёв. Удушающие приёмы дзюдо. Теоретические основы (рус.) // Додзё. Воинские искусства Японии : Научно-популярный методический сборник. — ООО «Будо-спорт», 2001. — Вып. 6. — С. 40-42.
  30. Алексей Горбылёв. Техника поражения уязвимых точек в дзюдо (рус.) // Додзё. Воинские искусства Японии : Научно-популярный методический сборник. — ООО «Будо-спорт», 2001. — Вып. 5. — С. 69-78.
  31. [www.judo.ru/index.php?id=53 Российское дзюдо. Терминология] (рус.). Проверено 26 ноября 2009. [www.webcitation.org/619CdwEc2 Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  32. Jigoro Kano. Kodokan Judo: The Essential Guide to Judo. — Kodansha International, 1994. — 264 с. — ISBN 4770017995.
  33. [www.judo-educazione.it/video/koshiki_en.html Koshiki no kata. Jigoro Kano — Yamashita Yoshiaki] (итал.). Проверено 14 ноября 2009. [www.webcitation.org/619CfXRvQ Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].  (англ.) (нем.)
  34. [www.mardb.com/judo-ranks-and-grading/ Judo Ranks and Grading] (англ.). Проверено 7 июля 2010. [www.webcitation.org/619Cg5fgR Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  35. Don Cunningham. [www.e-budokai.com/articles/belts.htm Belt colors and ranking tradition] (англ.). Проверено 7 июля 2010. [www.webcitation.org/619CggJCE Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  36. Neil Ohlenkamp. [judoinfo.com/new/alphabetical-list/judo-competition/141-judo-rank-system-by-neil-ohlenkamp The Judo Rank System] (англ.). Проверено 7 июля 2010. [www.webcitation.org/619ChG7ko Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  37. [www.judopedia.com/index.php?title=Ranking_System_and_Belt_Colors Ranking System and Belt Colors] (англ.). Judopedia. Проверено 7 июля 2010. [www.webcitation.org/619ChpAjP Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  38. [www.judo.ru/Files/attestat_kyu_dan/Polojenye_attestacionnaya_deyatelnost.pdf Положение о порядке аттестационной деятельности по присвоению квалификационных степеней КЮ и ДАН] (рус.). Федерация дзюдо России. Проверено 13 июня 2012. [www.webcitation.org/619CiNGQr Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  39. [www.judoinfo.com/other.htm Judo as a Martial Art] (англ.). JudoInfo.com. Проверено 1 марта 2010. [www.webcitation.org/619CizecX Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  40. Bernard J. Cosneck. [www.judoinfo.com/pdf/American%20Combat%20Judo.pdf American Combat Judo]. — Астана: Sentinel Books Publishers, Inc., 1944. — 125 с.
  41. [www.judoinfo.com/pdf/USArmyFieldManual.pdf Field Manual No. 3-25.150. Combatives]. — Washington, DC: Department of the Army, 2002. — 264 с.
  42. Marine Corps Combat Development Command. [www.judoinfo.com/pdf/Marine_Martial_Arts.pdf Fundamentals of Marine Corps aArtial Arts]. — Quantico, Virginia 22134: United States Marine Corps. Martial Arts Center of Excellence. The Basic School.. — 149 с.
  43. [judoinfo.com/renkoho.htm Judo Arresting Techniques] (англ.). JudoInfo.com. Проверено 1 марта 2010. [www.webcitation.org/619CjRN8n Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  44. [judoinfo.com/goshinho.htm Joshi Judo Goshinho] (англ.). JudoInfo.com. Проверено 1 марта 2010. [www.webcitation.org/619Cjrqhi Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  45. Thom Sakata. [www.judoinfo.com/Why_Sport_Judo_is_Effective.htm Top Ten Reasons Why Sport Judo is Effective for Combat and Self-Defense] (англ.). JudoInfo.com. Проверено 1 марта 2010. [www.webcitation.org/619CkIrnt Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  46. [www.matbattle.com/articles/grappling/bjj_or_judo.htm Top Dog: BJJ or Judo?] (англ.). Проверено 7 июля 2010. [www.webcitation.org/619Ckjn34 Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  47. Kurt Seemann. [judoinfo.com/street.htm Judo for Street Survival] (англ.). Проверено 7 июля 2010. [www.webcitation.org/619ClQhtv Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  48. Jim Chen, Theodore Chen. [www.judoinfo.com/kimura.htm The Man Who Defeated Helio Gracie] (англ.) (3 July 2003). — Человек, победивший Элиу Грэйси. Проверено 14 июля 2010. [www.webcitation.org/619ClrKIs Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  49. Masahiko Kimura. [www.judoinfo.com/kimura2.htm Excerpt from «My Judo»] (англ.) (1984). — Выдержки из книги Масахико Кимуры «Моё дзюдо». Проверено 14 июля 2010. [www.webcitation.org/619CmKgDi Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  50. [www.fedoremelianenko.tv/rus/bio/ Биография Фёдора Емельяненко] (рус.). Проверено 4 марта 2010. [www.webcitation.org/619CmnH4l Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  51. Review by Al Yu, photos by Scott Petersen. [www.mmaweekly.com/absolutenm/templates/dailynews.asp?articleid=3204&zoneid=1 PRIDE SHOCKWAVE REVIEW AND PICTURES] (англ.). MMAWeekly.com (31 December 2006). Проверено 8 июля 2010. [www.webcitation.org/619Cnm4NU Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  52. Review by Al Yu, photos by Scott Petersen. [efedor.ru/news/171.html Непобедимый Фёдор] (рус.). Фёдор Емельяненко. Официальный сайт. Проверено 8 июля 2010. [www.webcitation.org/614PVCAtJ Архивировано из первоисточника 20 августа 2011].
  53. Al Yu. [www.mmaweekly.com/absolutenm/templates/dailynews.asp?articleid=5375&zoneid=6 Fedor Topples The Giant In Japan] (англ.). MMAWeekly.com. Проверено 8 июля 2010. [www.webcitation.org/619CouIur Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  54. Joe Hall. [www.blackbeltmag.com/archives/69 The New Face of Judo] (англ.)(недоступная ссылка — история). Black Belt. Проверено 4 марта 2010. [web.archive.org/20070810204605/www.blackbeltmag.com/archives/69 Архивировано из первоисточника 10 августа 2007].
  55. Justin Bolduc. [www.nokaut.com/?id=12&solo_news=598&lang=e&cur=eur Two More Fights Added to Pride Shockwave] (англ.). Nokaut.com. Проверено 4 марта 2010. [www.webcitation.org/619Cpr8Xo Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  56. [www.hidehiko.jp/profile/main.html Hidehiko Yoshida Profile] (яп.). Проверено 4 марта 2010. [www.webcitation.org/619CqsMNV Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  57. [www.mmamania.com/2008/10/29/olympic-judo-gold-medalist-satoshi-ishii-signs-with-feg/ Olympic Judo gold medalist Satoshi Ishii signs with FEG] (англ.). Проверено 4 марта 2010. [www.webcitation.org/619CrZ1Ec Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  58. Neil Ohlenkamp. Black Belt: Judo Skills and Techniques. — New Holland Publishers Ltd., 2006. — 160 с. — ISBN 1-84537-109-7.
  59. [www.judo.ru/index.php?id=16 Отчёты о прошедших турнирах] (рус.). Национальный союз дзюдо и Федерация дзюдо России. Проверено 30 июня 2010. [www.webcitation.org/619CsTS9r Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  60. [www.paralympic.org/Sport/IOSD_Sports/Judo/index.html Judo. International Organization of Sport for the Disabled (IOSD)] (англ.). Official Website of the Paralympic Movement. Проверено 17 ноября 2009. [www.webcitation.org/619CtOktD Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  61. [www.intjudo.eu/pictures/news/317_1_1.pdf New World Ranking List after Rotterdam 2009] (англ.) (pdf). International Judo Federation. Проверено 20 ноября 2009. [www.webcitation.org/611Nih0JY Архивировано из первоисточника 18 августа 2011].
  62. 1 2 [www.intjudo.eu/pictures/news/161_1_1.pdf IJF World Ranking List] (англ.) (pdf). International Judo Federation. Проверено 20 ноября 2009. [www.webcitation.org/611NjHvVR Архивировано из первоисточника 18 августа 2011].
  63. [www.intjudo.eu/pictures/news/370_1_1.pdf IJF Referees World Ranking List after Paris World Juniors] (англ.) (pdf). International Judo Federation. Проверено 20 ноября 2009. [www.webcitation.org/611NjlZcR Архивировано из первоисточника 18 августа 2011].
  64. [www.judo.ru/Files/sudeystvo/rules/Pravila_sorevn_2010.doc Правила соревнований Федерации дзюдо России] (рус.) (doc). Федерация дзюдо России. Проверено 2 июня 2010. [www.webcitation.org/619CuTNJL Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  65. Neil Ohlenkamp. [judoinfo.com/new/alphabetical-list/judo-competition/274-judo-competition-systems-by-neil-ohlenkamp Judo Competition Systems] (англ.). JudoInfo.com. Проверено 2 июня 2010. [www.webcitation.org/619CvFyZJ Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  66. [www.intjudo.eu/pictures/static/45_1_1.doc IJF Sports & Organization Rules] (англ.) (doc). International Judo Federation. Проверено 20 ноября 2009. [www.webcitation.org/611NkDusb Архивировано из первоисточника 18 августа 2011].
  67. [www.judoinfo.com/usaba.htm Judo for Blind Athletes] (англ.). JudoInfo.com. Проверено 15 ноября 2009. [www.webcitation.org/619CvouGi Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  68. [www.judo.ru/index.php?id=52 Изменения правил соревнований Международной федерации дзюдо, действующие с 1 января 2009 года] (рус.). Проверено 14 ноября 2009. [www.webcitation.org/619CwG62I Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  69. «Шидо» — неверная транслитерация без использования правил транслитерации с японского языка на русский.
  70. [www.judo.ru/Files/sudeystvo/rules/6_pr_izm_2010_eng.pdf Изменения правил соревнований Международной федерации дзюдо, действующие с 1 января 2010 года] (англ.). Проверено 1 марта 2010. [www.webcitation.org/619CxDom7 Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  71. 1 2 3 Emilio Bruno. [judoinfo.com/new/alphabetical-list/judo-history/152-a-letter-about-judo-weight-classes-by-emilio-bruno The Development of Judo Weight Classes] (англ.) (20 June 1972). Проверено 7 июля 2010. [www.webcitation.org/619CxvP5k Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  72. [www.judoinside.com/uk/?factfile/tournament/95/european_championships_paris European Championships Paris - 1952 (FRA)] (англ.). JudoInside.com. Проверено 7 июля 2010. [www.webcitation.org/619CyTjry Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  73. [www.judoinside.com/uk/?factfile/tournament/33/world_championships_paris World Championships Paris - 1961 (FRA)] (англ.). JudoInside.com. Проверено 7 июля 2010. [www.webcitation.org/619CzE0Jx Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  74. [www.judoinside.com/uk/?factfile/tournament/32/world_championships_tokyo World Championships Tokyo - 1964 (JPN)] (англ.). JudoInside.com. Проверено 7 июля 2010. [www.webcitation.org/619CzqNiw Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  75. Neil Ohlenkamp. [judoinfo.com/rules2.htm The Evolution of Judo Contest Rules] (англ.). Проверено 2 декабря 2009. [www.webcitation.org/619D0YsyO Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  76. [judoinfo.com/new/alphabetical-list/judo-competition/284-olympic-event-history Olympic Judo Event History] (англ.). Neil Ohlenkamp, JudoInfo.com. Проверено 3 июля 2010. [www.webcitation.org/619D11U5Z Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  77. Robert S. Nishime, M.D., USA Judo Sports Medicine Subcommittee. [www.usjudo.org/SportsMedicineIssuesintheYoungJudoAthlete.asp Sports Medicine Issues in the Young Judo Athlete] (англ.). usjudo.org. Проверено 4 июля 2010. [www.webcitation.org/619D1Yikm Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  78. [www.judoinfo.com/research24.htm Judo Research Abstracts] (англ.). Проверено 4 июля 2010. [www.webcitation.org/619D25P6C Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  79. [www.rsbi.ru/members/sambo.html Справка о состоянии и мерах развития самбо в Российской Федерации] (рус.). Российский союз боевых искусств (РБСИ). Проверено 27 февраля 2010. [www.webcitation.org/619D2VqK4 Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  80. [www.sambo.spb.ru/sworld/sworld.htm Самбо в мире] (рус.). Проверено 27 февраля 2010. [www.webcitation.org/619D3mZ4l Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  81. [www.sports-reference.com/olympics/sports/JUD/ Judo Country Medal Leaders] (англ.). Sports Reference/Olympic sports. Проверено 27 февраля 2010. [www.webcitation.org/619D4hz5Q Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  82. [www.animenewsnetwork.com/encyclopedia/anime.php?id=291 Kurenai Sanshiro (TV)] (англ.). Anime News Network. Проверено 27 февраля 2010.
  83. kinoprosport.ru/brosok-vniz-2004/

Литература

На русском языке

  • Кано Дзигоро. Общие сведения о дзюдо и его ценности в деле воспитания (рус.) // Хидэн. Боевые искусства и рукопашный бой : Научно-методический сборник под редакцией Горбылёва А. М.. — М.: ФГУП Издательство «Известия» УД П РФ, 2008. — Вып. 1. — С. 118-173.
  • Горбылёв А. М. Очерк истории дзюдо. Начало пути (рус.) // Додзё. Воинские искусства Японии : Научно-популярный методический сборник. — М.: ООО «Будо-спорт», 2001. — Вып. 6. — С. 7-15.
  • Горбылёв А. М. Очерк истории дзюдо. «Смертельная битва» с дзю-дзюцу (рус.) // Додзё. Воинские искусства Японии : Научно-популярный методический сборник. — М.: ООО «Будо-спорт», 2001. — Вып. 7. — С. 5-14.
  • Горбылёв А.М. Очерк истории дзюдо. От национального признания к олимпийскому виду спорта (рус.) // Додзё. Воинские искусства Японии : Научно-популярный методический сборник. — М.: ООО «Будо-спорт», 2001. — Вып. 8. — С. 5-13.
  • Г. Пархомович. Основы классического дзюдо. — «Урал-Пресс», 1993. — 302 с. — ISBN 5-86610-037-1.
  • С. А. Косоротов, А. Д. Арабаджиев. Каноны дзюдо. — М.: Издательский дом «Будо-Спорт», 2007. — 128 с. — ISBN 5-901826-12-4.

На других языках

  • Jigoro Kano. Kodokan Judo: The Essential Guide to Judo. — Kodansha International, 1994. — 264 с. — ISBN 4770017995.
  • Kyuzo Mifune. The Canon of Judo: Classic Teachings on Principles and Techniques. — 2nd edition. — Kodansha International, 2004. — 224 с. — ISBN 4770029799.

Ссылки

Слушать введение в статью · (инф.)
Этот звуковой файл был создан на основе введения в статью [ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%94%D0%B7%D1%8E%D0%B4%D0%BE&oldid=26472543 версии] за 25 июля 2010 года и не отражает правки после этой даты.
см. также другие аудиостатьи
  • [kodokan.org Официальный сайт Кодокан дзюдо] (яп.). Проверено 14 ноября 2009. [www.webcitation.org/619D5N9uF Архивировано из первоисточника 23 августа 2011]. (англ.)
  • [www.judo.ru/ Российское дзюдо] (рус.). Проверено 14 ноября 2009. [www.webcitation.org/619D62LNK Архивировано из первоисточника 23 августа 2011]. (англ.)
  • [www.ijf.org/ International Judo Federation] (англ.). — Международная федерация дзюдо. Проверено 14 ноября 2009. [www.webcitation.org/619D75wUn Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  • [www.europejudo.com/html/frame.html European Judo Union] (англ.). — Сайт Европейского союза дзюдо. Проверено 17 ноября 2009. [www.webcitation.org/619D7Zf1x Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  • [www.judoinfo.com/ The Original Judo Information Site] (англ.). — Информация о дзюдо на английском языке на сайте Judoinfo.com. Проверено 17 ноября 2009. [www.webcitation.org/619D8A9Rc Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  • [www.judo-snijders.nl/ Judoschool Jan Snijders] (англ.). — Информация о дзюдо на английском и голландском языках; видео бросков и ката. Проверено 17 ноября 2009. [www.webcitation.org/619D8lQzk Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  • [www.ippon.org/ Judo Information System] (англ.). — Информационная мультиязычная система о событиях в мире дзюдо. Проверено 7 июля 2010. [www.webcitation.org/619DAkkSN Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  • [www.ejudo.info/ Ejudo.info] (яп.). — История дзюдо. Проверено 17 ноября 2009. [www.webcitation.org/619DCu9i6 Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  • [www.youtube.com/watch?v=uFXbuszijCM Kyuzo Mifune Demonstrating Judo] (англ.). YouTube. — Кюдзо Мифунэ (10-й дан Кодокан дзюдо) демонстрирует приёмы дзюдо. Проверено 18 ноября 2009.
  • [www.mir-judo.ru/ «Мир дзюдо»] (рус.). — Российский спортивный журнал о дзюдо. Проверено 16 апреля 2010. [www.webcitation.org/619DEfT4v Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  • [www.woin.ru/index.php?cat=c121_Boevye-iskusstva-Japonii.html&page=1 Учебные видеофильмы по дзюдо] (рус.). — Обучающие программы по дзюдо для тренеров и спортсменов. Проверено 4 апреля 2011. [www.webcitation.org/619DFNdGL Архивировано из первоисточника 23 августа 2011].
  • [ukrjudo.com Дзюдо для всех] (рус.). — Видео техники дзюдо. [www.webcitation.org/658fu61ZQ Архивировано из первоисточника 2 февраля 2012].

Отрывок, характеризующий Дзюдо

– Какую это ты молитву читал? – спросил Пьер.
– Ась? – проговорил Платон (он уже было заснул). – Читал что? Богу молился. А ты рази не молишься?
– Нет, и я молюсь, – сказал Пьер. – Но что ты говорил: Фрола и Лавра?
– А как же, – быстро отвечал Платон, – лошадиный праздник. И скота жалеть надо, – сказал Каратаев. – Вишь, шельма, свернулась. Угрелась, сукина дочь, – сказал он, ощупав собаку у своих ног, и, повернувшись опять, тотчас же заснул.
Наружи слышались где то вдалеке плач и крики, и сквозь щели балагана виднелся огонь; но в балагане было тихо и темно. Пьер долго не спал и с открытыми глазами лежал в темноте на своем месте, прислушиваясь к мерному храпенью Платона, лежавшего подле него, и чувствовал, что прежде разрушенный мир теперь с новой красотой, на каких то новых и незыблемых основах, воздвигался в его душе.


В балагане, в который поступил Пьер и в котором он пробыл четыре недели, было двадцать три человека пленных солдат, три офицера и два чиновника.
Все они потом как в тумане представлялись Пьеру, но Платон Каратаев остался навсегда в душе Пьера самым сильным и дорогим воспоминанием и олицетворением всего русского, доброго и круглого. Когда на другой день, на рассвете, Пьер увидал своего соседа, первое впечатление чего то круглого подтвердилось вполне: вся фигура Платона в его подпоясанной веревкою французской шинели, в фуражке и лаптях, была круглая, голова была совершенно круглая, спина, грудь, плечи, даже руки, которые он носил, как бы всегда собираясь обнять что то, были круглые; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглые.
Платону Каратаеву должно было быть за пятьдесят лет, судя по его рассказам о походах, в которых он участвовал давнишним солдатом. Он сам не знал и никак не мог определить, сколько ему было лет; но зубы его, ярко белые и крепкие, которые все выкатывались своими двумя полукругами, когда он смеялся (что он часто делал), были все хороши и целы; ни одного седого волоса не было в его бороде и волосах, и все тело его имело вид гибкости и в особенности твердости и сносливости.
Лицо его, несмотря на мелкие круглые морщинки, имело выражение невинности и юности; голос у него был приятный и певучий. Но главная особенность его речи состояла в непосредственности и спорости. Он, видимо, никогда не думал о том, что он сказал и что он скажет; и от этого в быстроте и верности его интонаций была особенная неотразимая убедительность.
Физические силы его и поворотливость были таковы первое время плена, что, казалось, он не понимал, что такое усталость и болезнь. Каждый день утром а вечером он, ложась, говорил: «Положи, господи, камушком, подними калачиком»; поутру, вставая, всегда одинаково пожимая плечами, говорил: «Лег – свернулся, встал – встряхнулся». И действительно, стоило ему лечь, чтобы тотчас же заснуть камнем, и стоило встряхнуться, чтобы тотчас же, без секунды промедления, взяться за какое нибудь дело, как дети, вставши, берутся за игрушки. Он все умел делать, не очень хорошо, но и не дурно. Он пек, парил, шил, строгал, тачал сапоги. Он всегда был занят и только по ночам позволял себе разговоры, которые он любил, и песни. Он пел песни, не так, как поют песенники, знающие, что их слушают, но пел, как поют птицы, очевидно, потому, что звуки эти ему было так же необходимо издавать, как необходимо бывает потянуться или расходиться; и звуки эти всегда бывали тонкие, нежные, почти женские, заунывные, и лицо его при этом бывало очень серьезно.
Попав в плен и обросши бородою, он, видимо, отбросил от себя все напущенное на него, чуждое, солдатское и невольно возвратился к прежнему, крестьянскому, народному складу.
– Солдат в отпуску – рубаха из порток, – говаривал он. Он неохотно говорил про свое солдатское время, хотя не жаловался, и часто повторял, что он всю службу ни разу бит не был. Когда он рассказывал, то преимущественно рассказывал из своих старых и, видимо, дорогих ему воспоминаний «христианского», как он выговаривал, крестьянского быта. Поговорки, которые наполняли его речь, не были те, большей частью неприличные и бойкие поговорки, которые говорят солдаты, но это были те народные изречения, которые кажутся столь незначительными, взятые отдельно, и которые получают вдруг значение глубокой мудрости, когда они сказаны кстати.
Часто он говорил совершенно противоположное тому, что он говорил прежде, но и то и другое было справедливо. Он любил говорить и говорил хорошо, украшая свою речь ласкательными и пословицами, которые, Пьеру казалось, он сам выдумывал; но главная прелесть его рассказов состояла в том, что в его речи события самые простые, иногда те самые, которые, не замечая их, видел Пьер, получали характер торжественного благообразия. Он любил слушать сказки, которые рассказывал по вечерам (всё одни и те же) один солдат, но больше всего он любил слушать рассказы о настоящей жизни. Он радостно улыбался, слушая такие рассказы, вставляя слова и делая вопросы, клонившиеся к тому, чтобы уяснить себе благообразие того, что ему рассказывали. Привязанностей, дружбы, любви, как понимал их Пьер, Каратаев не имел никаких; но он любил и любовно жил со всем, с чем его сводила жизнь, и в особенности с человеком – не с известным каким нибудь человеком, а с теми людьми, которые были перед его глазами. Он любил свою шавку, любил товарищей, французов, любил Пьера, который был его соседом; но Пьер чувствовал, что Каратаев, несмотря на всю свою ласковую нежность к нему (которою он невольно отдавал должное духовной жизни Пьера), ни на минуту не огорчился бы разлукой с ним. И Пьер то же чувство начинал испытывать к Каратаеву.
Платон Каратаев был для всех остальных пленных самым обыкновенным солдатом; его звали соколик или Платоша, добродушно трунили над ним, посылали его за посылками. Но для Пьера, каким он представился в первую ночь, непостижимым, круглым и вечным олицетворением духа простоты и правды, таким он и остался навсегда.
Платон Каратаев ничего не знал наизусть, кроме своей молитвы. Когда он говорил свои речи, он, начиная их, казалось, не знал, чем он их кончит.
Когда Пьер, иногда пораженный смыслом его речи, просил повторить сказанное, Платон не мог вспомнить того, что он сказал минуту тому назад, – так же, как он никак не мог словами сказать Пьеру свою любимую песню. Там было: «родимая, березанька и тошненько мне», но на словах не выходило никакого смысла. Он не понимал и не мог понять значения слов, отдельно взятых из речи. Каждое слово его и каждое действие было проявлением неизвестной ему деятельности, которая была его жизнь. Но жизнь его, как он сам смотрел на нее, не имела смысла как отдельная жизнь. Она имела смысл только как частица целого, которое он постоянно чувствовал. Его слова и действия выливались из него так же равномерно, необходимо и непосредственно, как запах отделяется от цветка. Он не мог понять ни цены, ни значения отдельно взятого действия или слова.


Получив от Николая известие о том, что брат ее находится с Ростовыми, в Ярославле, княжна Марья, несмотря на отговариванья тетки, тотчас же собралась ехать, и не только одна, но с племянником. Трудно ли, нетрудно, возможно или невозможно это было, она не спрашивала и не хотела знать: ее обязанность была не только самой быть подле, может быть, умирающего брата, но и сделать все возможное для того, чтобы привезти ему сына, и она поднялась ехать. Если князь Андрей сам не уведомлял ее, то княжна Марья объясняла ото или тем, что он был слишком слаб, чтобы писать, или тем, что он считал для нее и для своего сына этот длинный переезд слишком трудным и опасным.
В несколько дней княжна Марья собралась в дорогу. Экипажи ее состояли из огромной княжеской кареты, в которой она приехала в Воронеж, брички и повозки. С ней ехали m lle Bourienne, Николушка с гувернером, старая няня, три девушки, Тихон, молодой лакей и гайдук, которого тетка отпустила с нею.
Ехать обыкновенным путем на Москву нельзя было и думать, и потому окольный путь, который должна была сделать княжна Марья: на Липецк, Рязань, Владимир, Шую, был очень длинен, по неимению везде почтовых лошадей, очень труден и около Рязани, где, как говорили, показывались французы, даже опасен.
Во время этого трудного путешествия m lle Bourienne, Десаль и прислуга княжны Марьи были удивлены ее твердостью духа и деятельностью. Она позже всех ложилась, раньше всех вставала, и никакие затруднения не могли остановить ее. Благодаря ее деятельности и энергии, возбуждавшим ее спутников, к концу второй недели они подъезжали к Ярославлю.
В последнее время своего пребывания в Воронеже княжна Марья испытала лучшее счастье в своей жизни. Любовь ее к Ростову уже не мучила, не волновала ее. Любовь эта наполняла всю ее душу, сделалась нераздельною частью ее самой, и она не боролась более против нее. В последнее время княжна Марья убедилась, – хотя она никогда ясно словами определенно не говорила себе этого, – убедилась, что она была любима и любила. В этом она убедилась в последнее свое свидание с Николаем, когда он приехал ей объявить о том, что ее брат был с Ростовыми. Николай ни одним словом не намекнул на то, что теперь (в случае выздоровления князя Андрея) прежние отношения между ним и Наташей могли возобновиться, но княжна Марья видела по его лицу, что он знал и думал это. И, несмотря на то, его отношения к ней – осторожные, нежные и любовные – не только не изменились, но он, казалось, радовался тому, что теперь родство между ним и княжной Марьей позволяло ему свободнее выражать ей свою дружбу любовь, как иногда думала княжна Марья. Княжна Марья знала, что она любила в первый и последний раз в жизни, и чувствовала, что она любима, и была счастлива, спокойна в этом отношении.
Но это счастье одной стороны душевной не только не мешало ей во всей силе чувствовать горе о брате, но, напротив, это душевное спокойствие в одном отношении давало ей большую возможность отдаваться вполне своему чувству к брату. Чувство это было так сильно в первую минуту выезда из Воронежа, что провожавшие ее были уверены, глядя на ее измученное, отчаянное лицо, что она непременно заболеет дорогой; но именно трудности и заботы путешествия, за которые с такою деятельностью взялась княжна Марья, спасли ее на время от ее горя и придали ей силы.
Как и всегда это бывает во время путешествия, княжна Марья думала только об одном путешествии, забывая о том, что было его целью. Но, подъезжая к Ярославлю, когда открылось опять то, что могло предстоять ей, и уже не через много дней, а нынче вечером, волнение княжны Марьи дошло до крайних пределов.
Когда посланный вперед гайдук, чтобы узнать в Ярославле, где стоят Ростовы и в каком положении находится князь Андрей, встретил у заставы большую въезжавшую карету, он ужаснулся, увидав страшно бледное лицо княжны, которое высунулось ему из окна.
– Все узнал, ваше сиятельство: ростовские стоят на площади, в доме купца Бронникова. Недалече, над самой над Волгой, – сказал гайдук.
Княжна Марья испуганно вопросительно смотрела на его лицо, не понимая того, что он говорил ей, не понимая, почему он не отвечал на главный вопрос: что брат? M lle Bourienne сделала этот вопрос за княжну Марью.
– Что князь? – спросила она.
– Их сиятельство с ними в том же доме стоят.
«Стало быть, он жив», – подумала княжна и тихо спросила: что он?
– Люди сказывали, все в том же положении.
Что значило «все в том же положении», княжна не стала спрашивать и мельком только, незаметно взглянув на семилетнего Николушку, сидевшего перед нею и радовавшегося на город, опустила голову и не поднимала ее до тех пор, пока тяжелая карета, гремя, трясясь и колыхаясь, не остановилась где то. Загремели откидываемые подножки.
Отворились дверцы. Слева была вода – река большая, справа было крыльцо; на крыльце были люди, прислуга и какая то румяная, с большой черной косой, девушка, которая неприятно притворно улыбалась, как показалось княжне Марье (это была Соня). Княжна взбежала по лестнице, притворно улыбавшаяся девушка сказала: – Сюда, сюда! – и княжна очутилась в передней перед старой женщиной с восточным типом лица, которая с растроганным выражением быстро шла ей навстречу. Это была графиня. Она обняла княжну Марью и стала целовать ее.
– Mon enfant! – проговорила она, – je vous aime et vous connais depuis longtemps. [Дитя мое! я вас люблю и знаю давно.]
Несмотря на все свое волнение, княжна Марья поняла, что это была графиня и что надо было ей сказать что нибудь. Она, сама не зная как, проговорила какие то учтивые французские слова, в том же тоне, в котором были те, которые ей говорили, и спросила: что он?
– Доктор говорит, что нет опасности, – сказала графиня, но в то время, как она говорила это, она со вздохом подняла глаза кверху, и в этом жесте было выражение, противоречащее ее словам.
– Где он? Можно его видеть, можно? – спросила княжна.
– Сейчас, княжна, сейчас, мой дружок. Это его сын? – сказала она, обращаясь к Николушке, который входил с Десалем. – Мы все поместимся, дом большой. О, какой прелестный мальчик!
Графиня ввела княжну в гостиную. Соня разговаривала с m lle Bourienne. Графиня ласкала мальчика. Старый граф вошел в комнату, приветствуя княжну. Старый граф чрезвычайно переменился с тех пор, как его последний раз видела княжна. Тогда он был бойкий, веселый, самоуверенный старичок, теперь он казался жалким, затерянным человеком. Он, говоря с княжной, беспрестанно оглядывался, как бы спрашивая у всех, то ли он делает, что надобно. После разорения Москвы и его имения, выбитый из привычной колеи, он, видимо, потерял сознание своего значения и чувствовал, что ему уже нет места в жизни.
Несмотря на то волнение, в котором она находилась, несмотря на одно желание поскорее увидать брата и на досаду за то, что в эту минуту, когда ей одного хочется – увидать его, – ее занимают и притворно хвалят ее племянника, княжна замечала все, что делалось вокруг нее, и чувствовала необходимость на время подчиниться этому новому порядку, в который она вступала. Она знала, что все это необходимо, и ей было это трудно, но она не досадовала на них.
– Это моя племянница, – сказал граф, представляя Соню, – вы не знаете ее, княжна?
Княжна повернулась к ней и, стараясь затушить поднявшееся в ее душе враждебное чувство к этой девушке, поцеловала ее. Но ей становилось тяжело оттого, что настроение всех окружающих было так далеко от того, что было в ее душе.
– Где он? – спросила она еще раз, обращаясь ко всем.
– Он внизу, Наташа с ним, – отвечала Соня, краснея. – Пошли узнать. Вы, я думаю, устали, княжна?
У княжны выступили на глаза слезы досады. Она отвернулась и хотела опять спросить у графини, где пройти к нему, как в дверях послышались легкие, стремительные, как будто веселые шаги. Княжна оглянулась и увидела почти вбегающую Наташу, ту Наташу, которая в то давнишнее свидание в Москве так не понравилась ей.
Но не успела княжна взглянуть на лицо этой Наташи, как она поняла, что это был ее искренний товарищ по горю, и потому ее друг. Она бросилась ей навстречу и, обняв ее, заплакала на ее плече.
Как только Наташа, сидевшая у изголовья князя Андрея, узнала о приезде княжны Марьи, она тихо вышла из его комнаты теми быстрыми, как показалось княжне Марье, как будто веселыми шагами и побежала к ней.
На взволнованном лице ее, когда она вбежала в комнату, было только одно выражение – выражение любви, беспредельной любви к нему, к ней, ко всему тому, что было близко любимому человеку, выраженье жалости, страданья за других и страстного желанья отдать себя всю для того, чтобы помочь им. Видно было, что в эту минуту ни одной мысли о себе, о своих отношениях к нему не было в душе Наташи.
Чуткая княжна Марья с первого взгляда на лицо Наташи поняла все это и с горестным наслаждением плакала на ее плече.
– Пойдемте, пойдемте к нему, Мари, – проговорила Наташа, отводя ее в другую комнату.
Княжна Марья подняла лицо, отерла глаза и обратилась к Наташе. Она чувствовала, что от нее она все поймет и узнает.
– Что… – начала она вопрос, но вдруг остановилась. Она почувствовала, что словами нельзя ни спросить, ни ответить. Лицо и глаза Наташи должны были сказать все яснее и глубже.
Наташа смотрела на нее, но, казалось, была в страхе и сомнении – сказать или не сказать все то, что она знала; она как будто почувствовала, что перед этими лучистыми глазами, проникавшими в самую глубь ее сердца, нельзя не сказать всю, всю истину, какою она ее видела. Губа Наташи вдруг дрогнула, уродливые морщины образовались вокруг ее рта, и она, зарыдав, закрыла лицо руками.
Княжна Марья поняла все.
Но она все таки надеялась и спросила словами, в которые она не верила:
– Но как его рана? Вообще в каком он положении?
– Вы, вы… увидите, – только могла сказать Наташа.
Они посидели несколько времени внизу подле его комнаты, с тем чтобы перестать плакать и войти к нему с спокойными лицами.
– Как шла вся болезнь? Давно ли ему стало хуже? Когда это случилось? – спрашивала княжна Марья.
Наташа рассказывала, что первое время была опасность от горячечного состояния и от страданий, но в Троице это прошло, и доктор боялся одного – антонова огня. Но и эта опасность миновалась. Когда приехали в Ярославль, рана стала гноиться (Наташа знала все, что касалось нагноения и т. п.), и доктор говорил, что нагноение может пойти правильно. Сделалась лихорадка. Доктор говорил, что лихорадка эта не так опасна.
– Но два дня тому назад, – начала Наташа, – вдруг это сделалось… – Она удержала рыданья. – Я не знаю отчего, но вы увидите, какой он стал.
– Ослабел? похудел?.. – спрашивала княжна.
– Нет, не то, но хуже. Вы увидите. Ах, Мари, Мари, он слишком хорош, он не может, не может жить… потому что…


Когда Наташа привычным движением отворила его дверь, пропуская вперед себя княжну, княжна Марья чувствовала уже в горле своем готовые рыданья. Сколько она ни готовилась, ни старалась успокоиться, она знала, что не в силах будет без слез увидать его.
Княжна Марья понимала то, что разумела Наташа словами: сним случилось это два дня тому назад. Она понимала, что это означало то, что он вдруг смягчился, и что смягчение, умиление эти были признаками смерти. Она, подходя к двери, уже видела в воображении своем то лицо Андрюши, которое она знала с детства, нежное, кроткое, умиленное, которое так редко бывало у него и потому так сильно всегда на нее действовало. Она знала, что он скажет ей тихие, нежные слова, как те, которые сказал ей отец перед смертью, и что она не вынесет этого и разрыдается над ним. Но, рано ли, поздно ли, это должно было быть, и она вошла в комнату. Рыдания все ближе и ближе подступали ей к горлу, в то время как она своими близорукими глазами яснее и яснее различала его форму и отыскивала его черты, и вот она увидала его лицо и встретилась с ним взглядом.
Он лежал на диване, обложенный подушками, в меховом беличьем халате. Он был худ и бледен. Одна худая, прозрачно белая рука его держала платок, другою он, тихими движениями пальцев, трогал тонкие отросшие усы. Глаза его смотрели на входивших.
Увидав его лицо и встретившись с ним взглядом, княжна Марья вдруг умерила быстроту своего шага и почувствовала, что слезы вдруг пересохли и рыдания остановились. Уловив выражение его лица и взгляда, она вдруг оробела и почувствовала себя виноватой.
«Да в чем же я виновата?» – спросила она себя. «В том, что живешь и думаешь о живом, а я!..» – отвечал его холодный, строгий взгляд.
В глубоком, не из себя, но в себя смотревшем взгляде была почти враждебность, когда он медленно оглянул сестру и Наташу.
Он поцеловался с сестрой рука в руку, по их привычке.
– Здравствуй, Мари, как это ты добралась? – сказал он голосом таким же ровным и чуждым, каким был его взгляд. Ежели бы он завизжал отчаянным криком, то этот крик менее бы ужаснул княжну Марью, чем звук этого голоса.
– И Николушку привезла? – сказал он также ровно и медленно и с очевидным усилием воспоминанья.
– Как твое здоровье теперь? – говорила княжна Марья, сама удивляясь тому, что она говорила.
– Это, мой друг, у доктора спрашивать надо, – сказал он, и, видимо сделав еще усилие, чтобы быть ласковым, он сказал одним ртом (видно было, что он вовсе не думал того, что говорил): – Merci, chere amie, d'etre venue. [Спасибо, милый друг, что приехала.]
Княжна Марья пожала его руку. Он чуть заметно поморщился от пожатия ее руки. Он молчал, и она не знала, что говорить. Она поняла то, что случилось с ним за два дня. В словах, в тоне его, в особенности во взгляде этом – холодном, почти враждебном взгляде – чувствовалась страшная для живого человека отчужденность от всего мирского. Он, видимо, с трудом понимал теперь все живое; но вместе с тем чувствовалось, что он не понимал живого не потому, чтобы он был лишен силы понимания, но потому, что он понимал что то другое, такое, чего не понимали и не могли понять живые и что поглощало его всего.
– Да, вот как странно судьба свела нас! – сказал он, прерывая молчание и указывая на Наташу. – Она все ходит за мной.
Княжна Марья слушала и не понимала того, что он говорил. Он, чуткий, нежный князь Андрей, как мог он говорить это при той, которую он любил и которая его любила! Ежели бы он думал жить, то не таким холодно оскорбительным тоном он сказал бы это. Ежели бы он не знал, что умрет, то как же ему не жалко было ее, как он мог при ней говорить это! Одно объяснение только могло быть этому, это то, что ему было все равно, и все равно оттого, что что то другое, важнейшее, было открыто ему.
Разговор был холодный, несвязный и прерывался беспрестанно.
– Мари проехала через Рязань, – сказала Наташа. Князь Андрей не заметил, что она называла его сестру Мари. А Наташа, при нем назвав ее так, в первый раз сама это заметила.
– Ну что же? – сказал он.
– Ей рассказывали, что Москва вся сгорела, совершенно, что будто бы…
Наташа остановилась: нельзя было говорить. Он, очевидно, делал усилия, чтобы слушать, и все таки не мог.
– Да, сгорела, говорят, – сказал он. – Это очень жалко, – и он стал смотреть вперед, пальцами рассеянно расправляя усы.
– А ты встретилась с графом Николаем, Мари? – сказал вдруг князь Андрей, видимо желая сделать им приятное. – Он писал сюда, что ты ему очень полюбилась, – продолжал он просто, спокойно, видимо не в силах понимать всего того сложного значения, которое имели его слова для живых людей. – Ежели бы ты его полюбила тоже, то было бы очень хорошо… чтобы вы женились, – прибавил он несколько скорее, как бы обрадованный словами, которые он долго искал и нашел наконец. Княжна Марья слышала его слова, но они не имели для нее никакого другого значения, кроме того, что они доказывали то, как страшно далек он был теперь от всего живого.
– Что обо мне говорить! – сказала она спокойно и взглянула на Наташу. Наташа, чувствуя на себе ее взгляд, не смотрела на нее. Опять все молчали.
– Andre, ты хоч… – вдруг сказала княжна Марья содрогнувшимся голосом, – ты хочешь видеть Николушку? Он все время вспоминал о тебе.
Князь Андрей чуть заметно улыбнулся в первый раз, но княжна Марья, так знавшая его лицо, с ужасом поняла, что это была улыбка не радости, не нежности к сыну, но тихой, кроткой насмешки над тем, что княжна Марья употребляла, по ее мнению, последнее средство для приведения его в чувства.
– Да, я очень рад Николушке. Он здоров?

Когда привели к князю Андрею Николушку, испуганно смотревшего на отца, но не плакавшего, потому что никто не плакал, князь Андрей поцеловал его и, очевидно, не знал, что говорить с ним.
Когда Николушку уводили, княжна Марья подошла еще раз к брату, поцеловала его и, не в силах удерживаться более, заплакала.
Он пристально посмотрел на нее.
– Ты об Николушке? – сказал он.
Княжна Марья, плача, утвердительно нагнула голову.
– Мари, ты знаешь Еван… – но он вдруг замолчал.
– Что ты говоришь?
– Ничего. Не надо плакать здесь, – сказал он, тем же холодным взглядом глядя на нее.

Когда княжна Марья заплакала, он понял, что она плакала о том, что Николушка останется без отца. С большим усилием над собой он постарался вернуться назад в жизнь и перенесся на их точку зрения.
«Да, им это должно казаться жалко! – подумал он. – А как это просто!»
«Птицы небесные ни сеют, ни жнут, но отец ваш питает их», – сказал он сам себе и хотел то же сказать княжне. «Но нет, они поймут это по своему, они не поймут! Этого они не могут понимать, что все эти чувства, которыми они дорожат, все наши, все эти мысли, которые кажутся нам так важны, что они – не нужны. Мы не можем понимать друг друга». – И он замолчал.

Маленькому сыну князя Андрея было семь лет. Он едва умел читать, он ничего не знал. Он многое пережил после этого дня, приобретая знания, наблюдательность, опытность; но ежели бы он владел тогда всеми этими после приобретенными способностями, он не мог бы лучше, глубже понять все значение той сцены, которую он видел между отцом, княжной Марьей и Наташей, чем он ее понял теперь. Он все понял и, не плача, вышел из комнаты, молча подошел к Наташе, вышедшей за ним, застенчиво взглянул на нее задумчивыми прекрасными глазами; приподнятая румяная верхняя губа его дрогнула, он прислонился к ней головой и заплакал.
С этого дня он избегал Десаля, избегал ласкавшую его графиню и либо сидел один, либо робко подходил к княжне Марье и к Наташе, которую он, казалось, полюбил еще больше своей тетки, и тихо и застенчиво ласкался к ним.
Княжна Марья, выйдя от князя Андрея, поняла вполне все то, что сказало ей лицо Наташи. Она не говорила больше с Наташей о надежде на спасение его жизни. Она чередовалась с нею у его дивана и не плакала больше, но беспрестанно молилась, обращаясь душою к тому вечному, непостижимому, которого присутствие так ощутительно было теперь над умиравшим человеком.


Князь Андрей не только знал, что он умрет, но он чувствовал, что он умирает, что он уже умер наполовину. Он испытывал сознание отчужденности от всего земного и радостной и странной легкости бытия. Он, не торопясь и не тревожась, ожидал того, что предстояло ему. То грозное, вечное, неведомое и далекое, присутствие которого он не переставал ощущать в продолжение всей своей жизни, теперь для него было близкое и – по той странной легкости бытия, которую он испытывал, – почти понятное и ощущаемое.
Прежде он боялся конца. Он два раза испытал это страшное мучительное чувство страха смерти, конца, и теперь уже не понимал его.
Первый раз он испытал это чувство тогда, когда граната волчком вертелась перед ним и он смотрел на жнивье, на кусты, на небо и знал, что перед ним была смерть. Когда он очнулся после раны и в душе его, мгновенно, как бы освобожденный от удерживавшего его гнета жизни, распустился этот цветок любви, вечной, свободной, не зависящей от этой жизни, он уже не боялся смерти и не думал о ней.
Чем больше он, в те часы страдальческого уединения и полубреда, которые он провел после своей раны, вдумывался в новое, открытое ему начало вечной любви, тем более он, сам не чувствуя того, отрекался от земной жизни. Всё, всех любить, всегда жертвовать собой для любви, значило никого не любить, значило не жить этою земною жизнию. И чем больше он проникался этим началом любви, тем больше он отрекался от жизни и тем совершеннее уничтожал ту страшную преграду, которая без любви стоит между жизнью и смертью. Когда он, это первое время, вспоминал о том, что ему надо было умереть, он говорил себе: ну что ж, тем лучше.
Но после той ночи в Мытищах, когда в полубреду перед ним явилась та, которую он желал, и когда он, прижав к своим губам ее руку, заплакал тихими, радостными слезами, любовь к одной женщине незаметно закралась в его сердце и опять привязала его к жизни. И радостные и тревожные мысли стали приходить ему. Вспоминая ту минуту на перевязочном пункте, когда он увидал Курагина, он теперь не мог возвратиться к тому чувству: его мучил вопрос о том, жив ли он? И он не смел спросить этого.

Болезнь его шла своим физическим порядком, но то, что Наташа называла: это сделалось с ним, случилось с ним два дня перед приездом княжны Марьи. Это была та последняя нравственная борьба между жизнью и смертью, в которой смерть одержала победу. Это было неожиданное сознание того, что он еще дорожил жизнью, представлявшейся ему в любви к Наташе, и последний, покоренный припадок ужаса перед неведомым.
Это было вечером. Он был, как обыкновенно после обеда, в легком лихорадочном состоянии, и мысли его были чрезвычайно ясны. Соня сидела у стола. Он задремал. Вдруг ощущение счастья охватило его.
«А, это она вошла!» – подумал он.
Действительно, на месте Сони сидела только что неслышными шагами вошедшая Наташа.
С тех пор как она стала ходить за ним, он всегда испытывал это физическое ощущение ее близости. Она сидела на кресле, боком к нему, заслоняя собой от него свет свечи, и вязала чулок. (Она выучилась вязать чулки с тех пор, как раз князь Андрей сказал ей, что никто так не умеет ходить за больными, как старые няни, которые вяжут чулки, и что в вязании чулка есть что то успокоительное.) Тонкие пальцы ее быстро перебирали изредка сталкивающиеся спицы, и задумчивый профиль ее опущенного лица был ясно виден ему. Она сделала движенье – клубок скатился с ее колен. Она вздрогнула, оглянулась на него и, заслоняя свечу рукой, осторожным, гибким и точным движением изогнулась, подняла клубок и села в прежнее положение.
Он смотрел на нее, не шевелясь, и видел, что ей нужно было после своего движения вздохнуть во всю грудь, но она не решалась этого сделать и осторожно переводила дыханье.
В Троицкой лавре они говорили о прошедшем, и он сказал ей, что, ежели бы он был жив, он бы благодарил вечно бога за свою рану, которая свела его опять с нею; но с тех пор они никогда не говорили о будущем.
«Могло или не могло это быть? – думал он теперь, глядя на нее и прислушиваясь к легкому стальному звуку спиц. – Неужели только затем так странно свела меня с нею судьба, чтобы мне умереть?.. Неужели мне открылась истина жизни только для того, чтобы я жил во лжи? Я люблю ее больше всего в мире. Но что же делать мне, ежели я люблю ее?» – сказал он, и он вдруг невольно застонал, по привычке, которую он приобрел во время своих страданий.
Услыхав этот звук, Наташа положила чулок, перегнулась ближе к нему и вдруг, заметив его светящиеся глаза, подошла к нему легким шагом и нагнулась.
– Вы не спите?
– Нет, я давно смотрю на вас; я почувствовал, когда вы вошли. Никто, как вы, но дает мне той мягкой тишины… того света. Мне так и хочется плакать от радости.
Наташа ближе придвинулась к нему. Лицо ее сияло восторженною радостью.
– Наташа, я слишком люблю вас. Больше всего на свете.
– А я? – Она отвернулась на мгновение. – Отчего же слишком? – сказала она.
– Отчего слишком?.. Ну, как вы думаете, как вы чувствуете по душе, по всей душе, буду я жив? Как вам кажется?
– Я уверена, я уверена! – почти вскрикнула Наташа, страстным движением взяв его за обе руки.
Он помолчал.
– Как бы хорошо! – И, взяв ее руку, он поцеловал ее.
Наташа была счастлива и взволнована; и тотчас же она вспомнила, что этого нельзя, что ему нужно спокойствие.
– Однако вы не спали, – сказала она, подавляя свою радость. – Постарайтесь заснуть… пожалуйста.
Он выпустил, пожав ее, ее руку, она перешла к свече и опять села в прежнее положение. Два раза она оглянулась на него, глаза его светились ей навстречу. Она задала себе урок на чулке и сказала себе, что до тех пор она не оглянется, пока не кончит его.
Действительно, скоро после этого он закрыл глаза и заснул. Он спал недолго и вдруг в холодном поту тревожно проснулся.
Засыпая, он думал все о том же, о чем он думал все ото время, – о жизни и смерти. И больше о смерти. Он чувствовал себя ближе к ней.
«Любовь? Что такое любовь? – думал он. – Любовь мешает смерти. Любовь есть жизнь. Все, все, что я понимаю, я понимаю только потому, что люблю. Все есть, все существует только потому, что я люблю. Все связано одною ею. Любовь есть бог, и умереть – значит мне, частице любви, вернуться к общему и вечному источнику». Мысли эти показались ему утешительны. Но это были только мысли. Чего то недоставало в них, что то было односторонне личное, умственное – не было очевидности. И было то же беспокойство и неясность. Он заснул.
Он видел во сне, что он лежит в той же комнате, в которой он лежал в действительности, но что он не ранен, а здоров. Много разных лиц, ничтожных, равнодушных, являются перед князем Андреем. Он говорит с ними, спорит о чем то ненужном. Они сбираются ехать куда то. Князь Андрей смутно припоминает, что все это ничтожно и что у него есть другие, важнейшие заботы, но продолжает говорить, удивляя их, какие то пустые, остроумные слова. Понемногу, незаметно все эти лица начинают исчезать, и все заменяется одним вопросом о затворенной двери. Он встает и идет к двери, чтобы задвинуть задвижку и запереть ее. Оттого, что он успеет или не успеет запереть ее, зависит все. Он идет, спешит, ноги его не двигаются, и он знает, что не успеет запереть дверь, но все таки болезненно напрягает все свои силы. И мучительный страх охватывает его. И этот страх есть страх смерти: за дверью стоит оно. Но в то же время как он бессильно неловко подползает к двери, это что то ужасное, с другой стороны уже, надавливая, ломится в нее. Что то не человеческое – смерть – ломится в дверь, и надо удержать ее. Он ухватывается за дверь, напрягает последние усилия – запереть уже нельзя – хоть удержать ее; но силы его слабы, неловки, и, надавливаемая ужасным, дверь отворяется и опять затворяется.
Еще раз оно надавило оттуда. Последние, сверхъестественные усилия тщетны, и обе половинки отворились беззвучно. Оно вошло, и оно есть смерть. И князь Андрей умер.
Но в то же мгновение, как он умер, князь Андрей вспомнил, что он спит, и в то же мгновение, как он умер, он, сделав над собою усилие, проснулся.
«Да, это была смерть. Я умер – я проснулся. Да, смерть – пробуждение!» – вдруг просветлело в его душе, и завеса, скрывавшая до сих пор неведомое, была приподнята перед его душевным взором. Он почувствовал как бы освобождение прежде связанной в нем силы и ту странную легкость, которая с тех пор не оставляла его.
Когда он, очнувшись в холодном поту, зашевелился на диване, Наташа подошла к нему и спросила, что с ним. Он не ответил ей и, не понимая ее, посмотрел на нее странным взглядом.
Это то было то, что случилось с ним за два дня до приезда княжны Марьи. С этого же дня, как говорил доктор, изнурительная лихорадка приняла дурной характер, но Наташа не интересовалась тем, что говорил доктор: она видела эти страшные, более для нее несомненные, нравственные признаки.
С этого дня началось для князя Андрея вместе с пробуждением от сна – пробуждение от жизни. И относительно продолжительности жизни оно не казалось ему более медленно, чем пробуждение от сна относительно продолжительности сновидения.

Ничего не было страшного и резкого в этом, относительно медленном, пробуждении.
Последние дни и часы его прошли обыкновенно и просто. И княжна Марья и Наташа, не отходившие от него, чувствовали это. Они не плакали, не содрогались и последнее время, сами чувствуя это, ходили уже не за ним (его уже не было, он ушел от них), а за самым близким воспоминанием о нем – за его телом. Чувства обеих были так сильны, что на них не действовала внешняя, страшная сторона смерти, и они не находили нужным растравлять свое горе. Они не плакали ни при нем, ни без него, но и никогда не говорили про него между собой. Они чувствовали, что не могли выразить словами того, что они понимали.
Они обе видели, как он глубже и глубже, медленно и спокойно, опускался от них куда то туда, и обе знали, что это так должно быть и что это хорошо.
Его исповедовали, причастили; все приходили к нему прощаться. Когда ему привели сына, он приложил к нему свои губы и отвернулся, не потому, чтобы ему было тяжело или жалко (княжна Марья и Наташа понимали это), но только потому, что он полагал, что это все, что от него требовали; но когда ему сказали, чтобы он благословил его, он исполнил требуемое и оглянулся, как будто спрашивая, не нужно ли еще что нибудь сделать.
Когда происходили последние содрогания тела, оставляемого духом, княжна Марья и Наташа были тут.
– Кончилось?! – сказала княжна Марья, после того как тело его уже несколько минут неподвижно, холодея, лежало перед ними. Наташа подошла, взглянула в мертвые глаза и поспешила закрыть их. Она закрыла их и не поцеловала их, а приложилась к тому, что было ближайшим воспоминанием о нем.
«Куда он ушел? Где он теперь?..»

Когда одетое, обмытое тело лежало в гробу на столе, все подходили к нему прощаться, и все плакали.
Николушка плакал от страдальческого недоумения, разрывавшего его сердце. Графиня и Соня плакали от жалости к Наташе и о том, что его нет больше. Старый граф плакал о том, что скоро, он чувствовал, и ему предстояло сделать тот же страшный шаг.
Наташа и княжна Марья плакали тоже теперь, но они плакали не от своего личного горя; они плакали от благоговейного умиления, охватившего их души перед сознанием простого и торжественного таинства смерти, совершившегося перед ними.



Для человеческого ума недоступна совокупность причин явлений. Но потребность отыскивать причины вложена в душу человека. И человеческий ум, не вникнувши в бесчисленность и сложность условий явлений, из которых каждое отдельно может представляться причиною, хватается за первое, самое понятное сближение и говорит: вот причина. В исторических событиях (где предметом наблюдения суть действия людей) самым первобытным сближением представляется воля богов, потом воля тех людей, которые стоят на самом видном историческом месте, – исторических героев. Но стоит только вникнуть в сущность каждого исторического события, то есть в деятельность всей массы людей, участвовавших в событии, чтобы убедиться, что воля исторического героя не только не руководит действиями масс, но сама постоянно руководима. Казалось бы, все равно понимать значение исторического события так или иначе. Но между человеком, который говорит, что народы Запада пошли на Восток, потому что Наполеон захотел этого, и человеком, который говорит, что это совершилось, потому что должно было совершиться, существует то же различие, которое существовало между людьми, утверждавшими, что земля стоит твердо и планеты движутся вокруг нее, и теми, которые говорили, что они не знают, на чем держится земля, но знают, что есть законы, управляющие движением и ее, и других планет. Причин исторического события – нет и не может быть, кроме единственной причины всех причин. Но есть законы, управляющие событиями, отчасти неизвестные, отчасти нащупываемые нами. Открытие этих законов возможно только тогда, когда мы вполне отрешимся от отыскиванья причин в воле одного человека, точно так же, как открытие законов движения планет стало возможно только тогда, когда люди отрешились от представления утвержденности земли.

После Бородинского сражения, занятия неприятелем Москвы и сожжения ее, важнейшим эпизодом войны 1812 года историки признают движение русской армии с Рязанской на Калужскую дорогу и к Тарутинскому лагерю – так называемый фланговый марш за Красной Пахрой. Историки приписывают славу этого гениального подвига различным лицам и спорят о том, кому, собственно, она принадлежит. Даже иностранные, даже французские историки признают гениальность русских полководцев, говоря об этом фланговом марше. Но почему военные писатели, а за ними и все, полагают, что этот фланговый марш есть весьма глубокомысленное изобретение какого нибудь одного лица, спасшее Россию и погубившее Наполеона, – весьма трудно понять. Во первых, трудно понять, в чем состоит глубокомыслие и гениальность этого движения; ибо для того, чтобы догадаться, что самое лучшее положение армии (когда ее не атакуют) находиться там, где больше продовольствия, – не нужно большого умственного напряжения. И каждый, даже глупый тринадцатилетний мальчик, без труда мог догадаться, что в 1812 году самое выгодное положение армии, после отступления от Москвы, было на Калужской дороге. Итак, нельзя понять, во первых, какими умозаключениями доходят историки до того, чтобы видеть что то глубокомысленное в этом маневре. Во вторых, еще труднее понять, в чем именно историки видят спасительность этого маневра для русских и пагубность его для французов; ибо фланговый марш этот, при других, предшествующих, сопутствовавших и последовавших обстоятельствах, мог быть пагубным для русского и спасительным для французского войска. Если с того времени, как совершилось это движение, положение русского войска стало улучшаться, то из этого никак не следует, чтобы это движение было тому причиною.
Этот фланговый марш не только не мог бы принести какие нибудь выгоды, но мог бы погубить русскую армию, ежели бы при том не было совпадения других условий. Что бы было, если бы не сгорела Москва? Если бы Мюрат не потерял из виду русских? Если бы Наполеон не находился в бездействии? Если бы под Красной Пахрой русская армия, по совету Бенигсена и Барклая, дала бы сражение? Что бы было, если бы французы атаковали русских, когда они шли за Пахрой? Что бы было, если бы впоследствии Наполеон, подойдя к Тарутину, атаковал бы русских хотя бы с одной десятой долей той энергии, с которой он атаковал в Смоленске? Что бы было, если бы французы пошли на Петербург?.. При всех этих предположениях спасительность флангового марша могла перейти в пагубность.
В третьих, и самое непонятное, состоит в том, что люди, изучающие историю, умышленно не хотят видеть того, что фланговый марш нельзя приписывать никакому одному человеку, что никто никогда его не предвидел, что маневр этот, точно так же как и отступление в Филях, в настоящем никогда никому не представлялся в его цельности, а шаг за шагом, событие за событием, мгновение за мгновением вытекал из бесчисленного количества самых разнообразных условий, и только тогда представился во всей своей цельности, когда он совершился и стал прошедшим.
На совете в Филях у русского начальства преобладающею мыслью было само собой разумевшееся отступление по прямому направлению назад, то есть по Нижегородской дороге. Доказательствами тому служит то, что большинство голосов на совете было подано в этом смысле, и, главное, известный разговор после совета главнокомандующего с Ланским, заведовавшим провиантскою частью. Ланской донес главнокомандующему, что продовольствие для армии собрано преимущественно по Оке, в Тульской и Калужской губерниях и что в случае отступления на Нижний запасы провианта будут отделены от армии большою рекою Окой, через которую перевоз в первозимье бывает невозможен. Это был первый признак необходимости уклонения от прежде представлявшегося самым естественным прямого направления на Нижний. Армия подержалась южнее, по Рязанской дороге, и ближе к запасам. Впоследствии бездействие французов, потерявших даже из виду русскую армию, заботы о защите Тульского завода и, главное, выгоды приближения к своим запасам заставили армию отклониться еще южнее, на Тульскую дорогу. Перейдя отчаянным движением за Пахрой на Тульскую дорогу, военачальники русской армии думали оставаться у Подольска, и не было мысли о Тарутинской позиции; но бесчисленное количество обстоятельств и появление опять французских войск, прежде потерявших из виду русских, и проекты сражения, и, главное, обилие провианта в Калуге заставили нашу армию еще более отклониться к югу и перейти в середину путей своего продовольствия, с Тульской на Калужскую дорогу, к Тарутину. Точно так же, как нельзя отвечать на тот вопрос, когда оставлена была Москва, нельзя отвечать и на то, когда именно и кем решено было перейти к Тарутину. Только тогда, когда войска пришли уже к Тарутину вследствие бесчисленных дифференциальных сил, тогда только стали люди уверять себя, что они этого хотели и давно предвидели.


Знаменитый фланговый марш состоял только в том, что русское войско, отступая все прямо назад по обратному направлению наступления, после того как наступление французов прекратилось, отклонилось от принятого сначала прямого направления и, не видя за собой преследования, естественно подалось в ту сторону, куда его влекло обилие продовольствия.
Если бы представить себе не гениальных полководцев во главе русской армии, но просто одну армию без начальников, то и эта армия не могла бы сделать ничего другого, кроме обратного движения к Москве, описывая дугу с той стороны, с которой было больше продовольствия и край был обильнее.
Передвижение это с Нижегородской на Рязанскую, Тульскую и Калужскую дороги было до такой степени естественно, что в этом самом направлении отбегали мародеры русской армии и что в этом самом направлении требовалось из Петербурга, чтобы Кутузов перевел свою армию. В Тарутине Кутузов получил почти выговор от государя за то, что он отвел армию на Рязанскую дорогу, и ему указывалось то самое положение против Калуги, в котором он уже находился в то время, как получил письмо государя.
Откатывавшийся по направлению толчка, данного ему во время всей кампании и в Бородинском сражении, шар русского войска, при уничтожении силы толчка и не получая новых толчков, принял то положение, которое было ему естественно.
Заслуга Кутузова не состояла в каком нибудь гениальном, как это называют, стратегическом маневре, а в том, что он один понимал значение совершавшегося события. Он один понимал уже тогда значение бездействия французской армии, он один продолжал утверждать, что Бородинское сражение была победа; он один – тот, который, казалось бы, по своему положению главнокомандующего, должен был быть вызываем к наступлению, – он один все силы свои употреблял на то, чтобы удержать русскую армию от бесполезных сражений.
Подбитый зверь под Бородиным лежал там где то, где его оставил отбежавший охотник; но жив ли, силен ли он был, или он только притаился, охотник не знал этого. Вдруг послышался стон этого зверя.
Стон этого раненого зверя, французской армии, обличивший ее погибель, была присылка Лористона в лагерь Кутузова с просьбой о мире.
Наполеон с своей уверенностью в том, что не то хорошо, что хорошо, а то хорошо, что ему пришло в голову, написал Кутузову слова, первые пришедшие ему в голову и не имеющие никакого смысла. Он писал:

«Monsieur le prince Koutouzov, – писал он, – j'envoie pres de vous un de mes aides de camps generaux pour vous entretenir de plusieurs objets interessants. Je desire que Votre Altesse ajoute foi a ce qu'il lui dira, surtout lorsqu'il exprimera les sentiments d'estime et de particuliere consideration que j'ai depuis longtemps pour sa personne… Cette lettre n'etant a autre fin, je prie Dieu, Monsieur le prince Koutouzov, qu'il vous ait en sa sainte et digne garde,
Moscou, le 3 Octobre, 1812. Signe:
Napoleon».
[Князь Кутузов, посылаю к вам одного из моих генерал адъютантов для переговоров с вами о многих важных предметах. Прошу Вашу Светлость верить всему, что он вам скажет, особенно когда, станет выражать вам чувствования уважения и особенного почтения, питаемые мною к вам с давнего времени. Засим молю бога о сохранении вас под своим священным кровом.
Москва, 3 октября, 1812.
Наполеон. ]

«Je serais maudit par la posterite si l'on me regardait comme le premier moteur d'un accommodement quelconque. Tel est l'esprit actuel de ma nation», [Я бы был проклят, если бы на меня смотрели как на первого зачинщика какой бы то ни было сделки; такова воля нашего народа. ] – отвечал Кутузов и продолжал употреблять все свои силы на то, чтобы удерживать войска от наступления.
В месяц грабежа французского войска в Москве и спокойной стоянки русского войска под Тарутиным совершилось изменение в отношении силы обоих войск (духа и численности), вследствие которого преимущество силы оказалось на стороне русских. Несмотря на то, что положение французского войска и его численность были неизвестны русским, как скоро изменилось отношение, необходимость наступления тотчас же выразилась в бесчисленном количестве признаков. Признаками этими были: и присылка Лористона, и изобилие провианта в Тарутине, и сведения, приходившие со всех сторон о бездействии и беспорядке французов, и комплектование наших полков рекрутами, и хорошая погода, и продолжительный отдых русских солдат, и обыкновенно возникающее в войсках вследствие отдыха нетерпение исполнять то дело, для которого все собраны, и любопытство о том, что делалось во французской армии, так давно потерянной из виду, и смелость, с которою теперь шныряли русские аванпосты около стоявших в Тарутине французов, и известия о легких победах над французами мужиков и партизанов, и зависть, возбуждаемая этим, и чувство мести, лежавшее в душе каждого человека до тех пор, пока французы были в Москве, и (главное) неясное, но возникшее в душе каждого солдата сознание того, что отношение силы изменилось теперь и преимущество находится на нашей стороне. Существенное отношение сил изменилось, и наступление стало необходимым. И тотчас же, так же верно, как начинают бить и играть в часах куранты, когда стрелка совершила полный круг, в высших сферах, соответственно существенному изменению сил, отразилось усиленное движение, шипение и игра курантов.


Русская армия управлялась Кутузовым с его штабом и государем из Петербурга. В Петербурге, еще до получения известия об оставлении Москвы, был составлен подробный план всей войны и прислан Кутузову для руководства. Несмотря на то, что план этот был составлен в предположении того, что Москва еще в наших руках, план этот был одобрен штабом и принят к исполнению. Кутузов писал только, что дальние диверсии всегда трудно исполнимы. И для разрешения встречавшихся трудностей присылались новые наставления и лица, долженствовавшие следить за его действиями и доносить о них.
Кроме того, теперь в русской армии преобразовался весь штаб. Замещались места убитого Багратиона и обиженного, удалившегося Барклая. Весьма серьезно обдумывали, что будет лучше: А. поместить на место Б., а Б. на место Д., или, напротив, Д. на место А. и т. д., как будто что нибудь, кроме удовольствия А. и Б., могло зависеть от этого.
В штабе армии, по случаю враждебности Кутузова с своим начальником штаба, Бенигсеном, и присутствия доверенных лиц государя и этих перемещений, шла более, чем обыкновенно, сложная игра партий: А. подкапывался под Б., Д. под С. и т. д., во всех возможных перемещениях и сочетаниях. При всех этих подкапываниях предметом интриг большей частью было то военное дело, которым думали руководить все эти люди; но это военное дело шло независимо от них, именно так, как оно должно было идти, то есть никогда не совпадая с тем, что придумывали люди, а вытекая из сущности отношения масс. Все эти придумыванья, скрещиваясь, перепутываясь, представляли в высших сферах только верное отражение того, что должно было совершиться.
«Князь Михаил Иларионович! – писал государь от 2 го октября в письме, полученном после Тарутинского сражения. – С 2 го сентября Москва в руках неприятельских. Последние ваши рапорты от 20 го; и в течение всего сего времени не только что ничего не предпринято для действия противу неприятеля и освобождения первопрестольной столицы, но даже, по последним рапортам вашим, вы еще отступили назад. Серпухов уже занят отрядом неприятельским, и Тула, с знаменитым и столь для армии необходимым своим заводом, в опасности. По рапортам от генерала Винцингероде вижу я, что неприятельский 10000 й корпус подвигается по Петербургской дороге. Другой, в нескольких тысячах, также подается к Дмитрову. Третий подвинулся вперед по Владимирской дороге. Четвертый, довольно значительный, стоит между Рузою и Можайском. Наполеон же сам по 25 е число находился в Москве. По всем сим сведениям, когда неприятель сильными отрядами раздробил свои силы, когда Наполеон еще в Москве сам, с своею гвардией, возможно ли, чтобы силы неприятельские, находящиеся перед вами, были значительны и не позволяли вам действовать наступательно? С вероятностию, напротив того, должно полагать, что он вас преследует отрядами или, по крайней мере, корпусом, гораздо слабее армии, вам вверенной. Казалось, что, пользуясь сими обстоятельствами, могли бы вы с выгодою атаковать неприятеля слабее вас и истребить оного или, по меньшей мере, заставя его отступить, сохранить в наших руках знатную часть губерний, ныне неприятелем занимаемых, и тем самым отвратить опасность от Тулы и прочих внутренних наших городов. На вашей ответственности останется, если неприятель в состоянии будет отрядить значительный корпус на Петербург для угрожания сей столице, в которой не могло остаться много войска, ибо с вверенною вам армиею, действуя с решительностию и деятельностию, вы имеете все средства отвратить сие новое несчастие. Вспомните, что вы еще обязаны ответом оскорбленному отечеству в потере Москвы. Вы имели опыты моей готовности вас награждать. Сия готовность не ослабнет во мне, но я и Россия вправе ожидать с вашей стороны всего усердия, твердости и успехов, которые ум ваш, воинские таланты ваши и храбрость войск, вами предводительствуемых, нам предвещают».
Но в то время как письмо это, доказывающее то, что существенное отношение сил уже отражалось и в Петербурге, было в дороге, Кутузов не мог уже удержать командуемую им армию от наступления, и сражение уже было дано.
2 го октября казак Шаповалов, находясь в разъезде, убил из ружья одного и подстрелил другого зайца. Гоняясь за подстреленным зайцем, Шаповалов забрел далеко в лес и наткнулся на левый фланг армии Мюрата, стоящий без всяких предосторожностей. Казак, смеясь, рассказал товарищам, как он чуть не попался французам. Хорунжий, услыхав этот рассказ, сообщил его командиру.
Казака призвали, расспросили; казачьи командиры хотели воспользоваться этим случаем, чтобы отбить лошадей, но один из начальников, знакомый с высшими чинами армии, сообщил этот факт штабному генералу. В последнее время в штабе армии положение было в высшей степени натянутое. Ермолов, за несколько дней перед этим, придя к Бенигсену, умолял его употребить свое влияние на главнокомандующего, для того чтобы сделано было наступление.
– Ежели бы я не знал вас, я подумал бы, что вы не хотите того, о чем вы просите. Стоит мне посоветовать одно, чтобы светлейший наверное сделал противоположное, – отвечал Бенигсен.
Известие казаков, подтвержденное посланными разъездами, доказало окончательную зрелость события. Натянутая струна соскочила, и зашипели часы, и заиграли куранты. Несмотря на всю свою мнимую власть, на свой ум, опытность, знание людей, Кутузов, приняв во внимание записку Бенигсена, посылавшего лично донесения государю, выражаемое всеми генералами одно и то же желание, предполагаемое им желание государя и сведение казаков, уже не мог удержать неизбежного движения и отдал приказание на то, что он считал бесполезным и вредным, – благословил совершившийся факт.


Записка, поданная Бенигсеном о необходимости наступления, и сведения казаков о незакрытом левом фланге французов были только последние признаки необходимости отдать приказание о наступлении, и наступление было назначено на 5 е октября.
4 го октября утром Кутузов подписал диспозицию. Толь прочел ее Ермолову, предлагая ему заняться дальнейшими распоряжениями.
– Хорошо, хорошо, мне теперь некогда, – сказал Ермолов и вышел из избы. Диспозиция, составленная Толем, была очень хорошая. Так же, как и в аустерлицкой диспозиции, было написано, хотя и не по немецки:
«Die erste Colonne marschiert [Первая колонна идет (нем.) ] туда то и туда то, die zweite Colonne marschiert [вторая колонна идет (нем.) ] туда то и туда то» и т. д. И все эти колонны на бумаге приходили в назначенное время в свое место и уничтожали неприятеля. Все было, как и во всех диспозициях, прекрасно придумано, и, как и по всем диспозициям, ни одна колонна не пришла в свое время и на свое место.
Когда диспозиция была готова в должном количестве экземпляров, был призван офицер и послан к Ермолову, чтобы передать ему бумаги для исполнения. Молодой кавалергардский офицер, ординарец Кутузова, довольный важностью данного ему поручения, отправился на квартиру Ермолова.
– Уехали, – отвечал денщик Ермолова. Кавалергардский офицер пошел к генералу, у которого часто бывал Ермолов.
– Нет, и генерала нет.
Кавалергардский офицер, сев верхом, поехал к другому.
– Нет, уехали.
«Как бы мне не отвечать за промедление! Вот досада!» – думал офицер. Он объездил весь лагерь. Кто говорил, что видели, как Ермолов проехал с другими генералами куда то, кто говорил, что он, верно, опять дома. Офицер, не обедая, искал до шести часов вечера. Нигде Ермолова не было и никто не знал, где он был. Офицер наскоро перекусил у товарища и поехал опять в авангард к Милорадовичу. Милорадовича не было тоже дома, но тут ему сказали, что Милорадович на балу у генерала Кикина, что, должно быть, и Ермолов там.
– Да где же это?
– А вон, в Ечкине, – сказал казачий офицер, указывая на далекий помещичий дом.
– Да как же там, за цепью?
– Выслали два полка наших в цепь, там нынче такой кутеж идет, беда! Две музыки, три хора песенников.
Офицер поехал за цепь к Ечкину. Издалека еще, подъезжая к дому, он услыхал дружные, веселые звуки плясовой солдатской песни.
«Во олузя а ах… во олузях!..» – с присвистом и с торбаном слышалось ему, изредка заглушаемое криком голосов. Офицеру и весело стало на душе от этих звуков, но вместе с тем и страшно за то, что он виноват, так долго не передав важного, порученного ему приказания. Был уже девятый час. Он слез с лошади и вошел на крыльцо и в переднюю большого, сохранившегося в целости помещичьего дома, находившегося между русских и французов. В буфетной и в передней суетились лакеи с винами и яствами. Под окнами стояли песенники. Офицера ввели в дверь, и он увидал вдруг всех вместе важнейших генералов армии, в том числе и большую, заметную фигуру Ермолова. Все генералы были в расстегнутых сюртуках, с красными, оживленными лицами и громко смеялись, стоя полукругом. В середине залы красивый невысокий генерал с красным лицом бойко и ловко выделывал трепака.
– Ха, ха, ха! Ай да Николай Иванович! ха, ха, ха!..
Офицер чувствовал, что, входя в эту минуту с важным приказанием, он делается вдвойне виноват, и он хотел подождать; но один из генералов увидал его и, узнав, зачем он, сказал Ермолову. Ермолов с нахмуренным лицом вышел к офицеру и, выслушав, взял от него бумагу, ничего не сказав ему.
– Ты думаешь, это нечаянно он уехал? – сказал в этот вечер штабный товарищ кавалергардскому офицеру про Ермолова. – Это штуки, это все нарочно. Коновницына подкатить. Посмотри, завтра каша какая будет!


На другой день, рано утром, дряхлый Кутузов встал, помолился богу, оделся и с неприятным сознанием того, что он должен руководить сражением, которого он не одобрял, сел в коляску и выехал из Леташевки, в пяти верстах позади Тарутина, к тому месту, где должны были быть собраны наступающие колонны. Кутузов ехал, засыпая и просыпаясь и прислушиваясь, нет ли справа выстрелов, не начиналось ли дело? Но все еще было тихо. Только начинался рассвет сырого и пасмурного осеннего дня. Подъезжая к Тарутину, Кутузов заметил кавалеристов, ведших на водопой лошадей через дорогу, по которой ехала коляска. Кутузов присмотрелся к ним, остановил коляску и спросил, какого полка? Кавалеристы были из той колонны, которая должна была быть уже далеко впереди в засаде. «Ошибка, может быть», – подумал старый главнокомандующий. Но, проехав еще дальше, Кутузов увидал пехотные полки, ружья в козлах, солдат за кашей и с дровами, в подштанниках. Позвали офицера. Офицер доложил, что никакого приказания о выступлении не было.
– Как не бы… – начал Кутузов, но тотчас же замолчал и приказал позвать к себе старшего офицера. Вылезши из коляски, опустив голову и тяжело дыша, молча ожидая, ходил он взад и вперед. Когда явился потребованный офицер генерального штаба Эйхен, Кутузов побагровел не оттого, что этот офицер был виною ошибки, но оттого, что он был достойный предмет для выражения гнева. И, трясясь, задыхаясь, старый человек, придя в то состояние бешенства, в которое он в состоянии был приходить, когда валялся по земле от гнева, он напустился на Эйхена, угрожая руками, крича и ругаясь площадными словами. Другой подвернувшийся, капитан Брозин, ни в чем не виноватый, потерпел ту же участь.
– Это что за каналья еще? Расстрелять мерзавцев! – хрипло кричал он, махая руками и шатаясь. Он испытывал физическое страдание. Он, главнокомандующий, светлейший, которого все уверяют, что никто никогда не имел в России такой власти, как он, он поставлен в это положение – поднят на смех перед всей армией. «Напрасно так хлопотал молиться об нынешнем дне, напрасно не спал ночь и все обдумывал! – думал он о самом себе. – Когда был мальчишкой офицером, никто бы не смел так надсмеяться надо мной… А теперь!» Он испытывал физическое страдание, как от телесного наказания, и не мог не выражать его гневными и страдальческими криками; но скоро силы его ослабели, и он, оглядываясь, чувствуя, что он много наговорил нехорошего, сел в коляску и молча уехал назад.
Излившийся гнев уже не возвращался более, и Кутузов, слабо мигая глазами, выслушивал оправдания и слова защиты (Ермолов сам не являлся к нему до другого дня) и настояния Бенигсена, Коновницына и Толя о том, чтобы то же неудавшееся движение сделать на другой день. И Кутузов должен был опять согласиться.


На другой день войска с вечера собрались в назначенных местах и ночью выступили. Была осенняя ночь с черно лиловатыми тучами, но без дождя. Земля была влажна, но грязи не было, и войска шли без шума, только слабо слышно было изредка бренчанье артиллерии. Запретили разговаривать громко, курить трубки, высекать огонь; лошадей удерживали от ржания. Таинственность предприятия увеличивала его привлекательность. Люди шли весело. Некоторые колонны остановились, поставили ружья в козлы и улеглись на холодной земле, полагая, что они пришли туда, куда надо было; некоторые (большинство) колонны шли целую ночь и, очевидно, зашли не туда, куда им надо было.
Граф Орлов Денисов с казаками (самый незначительный отряд из всех других) один попал на свое место и в свое время. Отряд этот остановился у крайней опушки леса, на тропинке из деревни Стромиловой в Дмитровское.
Перед зарею задремавшего графа Орлова разбудили. Привели перебежчика из французского лагеря. Это был польский унтер офицер корпуса Понятовского. Унтер офицер этот по польски объяснил, что он перебежал потому, что его обидели по службе, что ему давно бы пора быть офицером, что он храбрее всех и потому бросил их и хочет их наказать. Он говорил, что Мюрат ночует в версте от них и что, ежели ему дадут сто человек конвою, он живьем возьмет его. Граф Орлов Денисов посоветовался с своими товарищами. Предложение было слишком лестно, чтобы отказаться. Все вызывались ехать, все советовали попытаться. После многих споров и соображений генерал майор Греков с двумя казачьими полками решился ехать с унтер офицером.
– Ну помни же, – сказал граф Орлов Денисов унтер офицеру, отпуская его, – в случае ты соврал, я тебя велю повесить, как собаку, а правда – сто червонцев.
Унтер офицер с решительным видом не отвечал на эти слова, сел верхом и поехал с быстро собравшимся Грековым. Они скрылись в лесу. Граф Орлов, пожимаясь от свежести начинавшего брезжить утра, взволнованный тем, что им затеяно на свою ответственность, проводив Грекова, вышел из леса и стал оглядывать неприятельский лагерь, видневшийся теперь обманчиво в свете начинавшегося утра и догоравших костров. Справа от графа Орлова Денисова, по открытому склону, должны были показаться наши колонны. Граф Орлов глядел туда; но несмотря на то, что издалека они были бы заметны, колонн этих не было видно. Во французском лагере, как показалось графу Орлову Денисову, и в особенности по словам его очень зоркого адъютанта, начинали шевелиться.
– Ах, право, поздно, – сказал граф Орлов, поглядев на лагерь. Ему вдруг, как это часто бывает, после того как человека, которому мы поверим, нет больше перед глазами, ему вдруг совершенно ясно и очевидно стало, что унтер офицер этот обманщик, что он наврал и только испортит все дело атаки отсутствием этих двух полков, которых он заведет бог знает куда. Можно ли из такой массы войск выхватить главнокомандующего?
– Право, он врет, этот шельма, – сказал граф.
– Можно воротить, – сказал один из свиты, который почувствовал так же, как и граф Орлов Денисов, недоверие к предприятию, когда посмотрел на лагерь.
– А? Право?.. как вы думаете, или оставить? Или нет?
– Прикажете воротить?
– Воротить, воротить! – вдруг решительно сказал граф Орлов, глядя на часы, – поздно будет, совсем светло.
И адъютант поскакал лесом за Грековым. Когда Греков вернулся, граф Орлов Денисов, взволнованный и этой отмененной попыткой, и тщетным ожиданием пехотных колонн, которые все не показывались, и близостью неприятеля (все люди его отряда испытывали то же), решил наступать.
Шепотом прокомандовал он: «Садись!» Распределились, перекрестились…
– С богом!
«Урааааа!» – зашумело по лесу, и, одна сотня за другой, как из мешка высыпаясь, полетели весело казаки с своими дротиками наперевес, через ручей к лагерю.
Один отчаянный, испуганный крик первого увидавшего казаков француза – и все, что было в лагере, неодетое, спросонков бросило пушки, ружья, лошадей и побежало куда попало.
Ежели бы казаки преследовали французов, не обращая внимания на то, что было позади и вокруг них, они взяли бы и Мюрата, и все, что тут было. Начальники и хотели этого. Но нельзя было сдвинуть с места казаков, когда они добрались до добычи и пленных. Команды никто не слушал. Взято было тут же тысяча пятьсот человек пленных, тридцать восемь орудий, знамена и, что важнее всего для казаков, лошади, седла, одеяла и различные предметы. Со всем этим надо было обойтись, прибрать к рукам пленных, пушки, поделить добычу, покричать, даже подраться между собой: всем этим занялись казаки.
Французы, не преследуемые более, стали понемногу опоминаться, собрались командами и принялись стрелять. Орлов Денисов ожидал все колонны и не наступал дальше.
Между тем по диспозиции: «die erste Colonne marschiert» [первая колонна идет (нем.) ] и т. д., пехотные войска опоздавших колонн, которыми командовал Бенигсен и управлял Толь, выступили как следует и, как всегда бывает, пришли куда то, но только не туда, куда им было назначено. Как и всегда бывает, люди, вышедшие весело, стали останавливаться; послышалось неудовольствие, сознание путаницы, двинулись куда то назад. Проскакавшие адъютанты и генералы кричали, сердились, ссорились, говорили, что совсем не туда и опоздали, кого то бранили и т. д., и наконец, все махнули рукой и пошли только с тем, чтобы идти куда нибудь. «Куда нибудь да придем!» И действительно, пришли, но не туда, а некоторые туда, но опоздали так, что пришли без всякой пользы, только для того, чтобы в них стреляли. Толь, который в этом сражении играл роль Вейротера в Аустерлицком, старательно скакал из места в место и везде находил все навыворот. Так он наскакал на корпус Багговута в лесу, когда уже было совсем светло, а корпус этот давно уже должен был быть там, с Орловым Денисовым. Взволнованный, огорченный неудачей и полагая, что кто нибудь виноват в этом, Толь подскакал к корпусному командиру и строго стал упрекать его, говоря, что за это расстрелять следует. Багговут, старый, боевой, спокойный генерал, тоже измученный всеми остановками, путаницами, противоречиями, к удивлению всех, совершенно противно своему характеру, пришел в бешенство и наговорил неприятных вещей Толю.
– Я уроков принимать ни от кого не хочу, а умирать с своими солдатами умею не хуже другого, – сказал он и с одной дивизией пошел вперед.
Выйдя на поле под французские выстрелы, взволнованный и храбрый Багговут, не соображая того, полезно или бесполезно его вступление в дело теперь, и с одной дивизией, пошел прямо и повел свои войска под выстрелы. Опасность, ядра, пули были то самое, что нужно ему было в его гневном настроении. Одна из первых пуль убила его, следующие пули убили многих солдат. И дивизия его постояла несколько времени без пользы под огнем.


Между тем с фронта другая колонна должна была напасть на французов, но при этой колонне был Кутузов. Он знал хорошо, что ничего, кроме путаницы, не выйдет из этого против его воли начатого сражения, и, насколько то было в его власти, удерживал войска. Он не двигался.
Кутузов молча ехал на своей серенькой лошадке, лениво отвечая на предложения атаковать.
– У вас все на языке атаковать, а не видите, что мы не умеем делать сложных маневров, – сказал он Милорадовичу, просившемуся вперед.
– Не умели утром взять живьем Мюрата и прийти вовремя на место: теперь нечего делать! – отвечал он другому.
Когда Кутузову доложили, что в тылу французов, где, по донесениям казаков, прежде никого не было, теперь было два батальона поляков, он покосился назад на Ермолова (он с ним не говорил еще со вчерашнего дня).
– Вот просят наступления, предлагают разные проекты, а чуть приступишь к делу, ничего не готово, и предупрежденный неприятель берет свои меры.
Ермолов прищурил глаза и слегка улыбнулся, услыхав эти слова. Он понял, что для него гроза прошла и что Кутузов ограничится этим намеком.
– Это он на мой счет забавляется, – тихо сказал Ермолов, толкнув коленкой Раевского, стоявшего подле него.
Вскоре после этого Ермолов выдвинулся вперед к Кутузову и почтительно доложил:
– Время не упущено, ваша светлость, неприятель не ушел. Если прикажете наступать? А то гвардия и дыма не увидит.
Кутузов ничего не сказал, но когда ему донесли, что войска Мюрата отступают, он приказал наступленье; но через каждые сто шагов останавливался на три четверти часа.
Все сраженье состояло только в том, что сделали казаки Орлова Денисова; остальные войска лишь напрасно потеряли несколько сот людей.
Вследствие этого сражения Кутузов получил алмазный знак, Бенигсен тоже алмазы и сто тысяч рублей, другие, по чинам соответственно, получили тоже много приятного, и после этого сражения сделаны еще новые перемещения в штабе.