Дивали

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Дивали
</td>
Дия (масляные лампы) на Дивали
Тип
Значение празднование победы добра над злом, подъём из духовной тьмы
Отмечается индуисты, буддисты, джайны, сикхи
Празднование пуджа, прасада
Традиции украшение дома огнями, фейерверки, дарение подарков и сладостей

Дива́ли (известный также под названием Дипавали; санскр. दीपावली Dīpāvalī IAST, там. தீபாவளி Tīpāvaḷi IAST, непальск. दीपावली, तिहार Dīpāvalī, Tihāra IAST, хинди दिवाली Divālī IAST, гудж. દિવાળી Divāḷī IAST, маратх. दिवाळी Divāḷī IAST, канн. ದೀಪಾವಳಿ Dīpāvaḷi IAST, конкани धाकली दिवाळी Dhākalī Divāḷī IAST, малаял. ദീപാവലി Dīpāvali IAST, ория ଦୀପାବଳୀ Dīpābaḷī IAST, в.-пандж. ਦਿਵਾਲੀ Divālī IAST, телугу దీపావళి, урду دیوالی, бенг. দীপাবলি, яп. ディーワーリー, сингальск. දීපාවලි, кит. 屠妖節, джайнск. Deva Devali) — главный индийский и индуистский праздник. Фестиваль Дивали является наиболее значительным в индуизме, и близких ему по духовному содержанию сикхизме и джайнизме. Дивали отмечается как «Фестиваль Огней» и символизирует победу добра над злом, и в знак этой победы повсеместно зажигаются свечи и фонарики. Главная тематика декораций фестиваля — светящиеся фонарики (традиционные Дипа), огни, фейерверки и зажжённые свечи, украшающие статуи животных и богов. Кроме собственно Индии, Дивали широко празднуется везде, где есть крупные индуистские общины: Бангладеш, Шри-Ланка, Кения, Непал, Малайзия, ЮАР, Тринидад и Тобаго, Гайана, Маврикий, Фиджи, в последнее время также в местах концентрации индийских иммигрантов: Калифорния и Сиэттл в США, Лондон в Великобритании и др. западные мегаполисы. Широко отмечается и в Сингапуре (где выходцы из Индии составляют 7% населения), в том числе и неиндийцами.





Значение

Дивали обычно приходится на конец октября — начало ноября, в этом он отчасти напоминает древние языческие праздники осеннего урожая, отмечаемые у индоевропейских народов осенью. В современной Индии Дивали принято считать праздником нового года, хоть он и имеет разные толкования в различных регионах страны. Дивали — это также один из главных фестивалей, объединяющих зарубежные индийские диаспоры разных стран мира. Во время Дивали зажигают обрядовые светильники, дарят друг другу подарки, молитвы Лакшми, являющейся богиней богатства и благоденствия, принято получить благословение от родителей, очень популярны запуск фейерверков и подрыв петард вечером[1]

Праздник длится с 27 числа месяца ашвина до 2 дня месяца картика. Индуисты во время Дивали отмечают многие события:

Джайны отмечают Дева Девали (англ.) — день, когда тиртханкара Махавира ушёл в нирвану.

Неварские буддисты отмечают Ашок Виджаядашами — день, когда император Ашока стал буддистом[2][3][4]

Восточноазиатские буддисты отмечают рождение Будды Бхайшаджьягуру.

См. также

Примечание

  1. . [catalogpodarkof.ru/prazdniki_za_rubezhom/indijskie_prazdniki/yekonomiya_vremeni_pri_pokupke_podarkov_na_prazdnik_divali_v_indii празднование Дивали в Индии]
  2. [www.itslife.in/2008/10/diwali-festival-significance-in-different-religions Diwali Festival | Deepavali | Festival of Lights | Hindu Festival Diwali]. itslife.in. Проверено 25 октября 2011. [www.webcitation.org/65ajpDkjV Архивировано из первоисточника 20 февраля 2012].
  3. [www.buddhachannel.tv/portail/spip.php?article3291 Nov 5th 2010 - India — Diwali, a significant festival in Hinduism, Sikhism, Buddhism, and Jainism. - Buddhachannel : le portail du bouddhisme dans le monde]. Buddhachannel.tv. Проверено 25 октября 2011. [www.webcitation.org/65ajrAvru Архивировано из первоисточника 20 февраля 2012].
  4. [www.karmapa-news.org/index.php?id=350 A website of the Karmapa Documentary Project - Karmapa News - Karmapa News]

Напишите отзыв о статье "Дивали"

Ссылки

  • [potomy.ru/world/42.html Как отмечают праздник Дивали]
  • [upita.livejournal.com/69496.html Праздничная кухня Дивали]
  • [indiskayamudrost.wordpress.com/мудрые-писания-с-индийской-культуры/ У мудрых — Каждый день и каждый момент это Дивали]

Отрывок, характеризующий Дивали

Наташа подала ему руку и вышла. Княжна Марья, напротив, вместо того чтобы уйти, опустилась в кресло и своим лучистым, глубоким взглядом строго и внимательно посмотрела на Пьера. Усталость, которую она очевидно выказывала перед этим, теперь совсем прошла. Она тяжело и продолжительно вздохнула, как будто приготавливаясь к длинному разговору.
Все смущение и неловкость Пьера, при удалении Наташи, мгновенно исчезли и заменились взволнованным оживлением. Он быстро придвинул кресло совсем близко к княжне Марье.
– Да, я и хотел сказать вам, – сказал он, отвечая, как на слова, на ее взгляд. – Княжна, помогите мне. Что мне делать? Могу я надеяться? Княжна, друг мой, выслушайте меня. Я все знаю. Я знаю, что я не стою ее; я знаю, что теперь невозможно говорить об этом. Но я хочу быть братом ей. Нет, я не хочу.. я не могу…
Он остановился и потер себе лицо и глаза руками.
– Ну, вот, – продолжал он, видимо сделав усилие над собой, чтобы говорить связно. – Я не знаю, с каких пор я люблю ее. Но я одну только ее, одну любил во всю мою жизнь и люблю так, что без нее не могу себе представить жизни. Просить руки ее теперь я не решаюсь; но мысль о том, что, может быть, она могла бы быть моею и что я упущу эту возможность… возможность… ужасна. Скажите, могу я надеяться? Скажите, что мне делать? Милая княжна, – сказал он, помолчав немного и тронув ее за руку, так как она не отвечала.
– Я думаю о том, что вы мне сказали, – отвечала княжна Марья. – Вот что я скажу вам. Вы правы, что теперь говорить ей об любви… – Княжна остановилась. Она хотела сказать: говорить ей о любви теперь невозможно; но она остановилась, потому что она третий день видела по вдруг переменившейся Наташе, что не только Наташа не оскорбилась бы, если б ей Пьер высказал свою любовь, но что она одного только этого и желала.
– Говорить ей теперь… нельзя, – все таки сказала княжна Марья.
– Но что же мне делать?
– Поручите это мне, – сказала княжна Марья. – Я знаю…
Пьер смотрел в глаза княжне Марье.
– Ну, ну… – говорил он.
– Я знаю, что она любит… полюбит вас, – поправилась княжна Марья.
Не успела она сказать эти слова, как Пьер вскочил и с испуганным лицом схватил за руку княжну Марью.
– Отчего вы думаете? Вы думаете, что я могу надеяться? Вы думаете?!
– Да, думаю, – улыбаясь, сказала княжна Марья. – Напишите родителям. И поручите мне. Я скажу ей, когда будет можно. Я желаю этого. И сердце мое чувствует, что это будет.
– Нет, это не может быть! Как я счастлив! Но это не может быть… Как я счастлив! Нет, не может быть! – говорил Пьер, целуя руки княжны Марьи.
– Вы поезжайте в Петербург; это лучше. А я напишу вам, – сказала она.
– В Петербург? Ехать? Хорошо, да, ехать. Но завтра я могу приехать к вам?
На другой день Пьер приехал проститься. Наташа была менее оживлена, чем в прежние дни; но в этот день, иногда взглянув ей в глаза, Пьер чувствовал, что он исчезает, что ни его, ни ее нет больше, а есть одно чувство счастья. «Неужели? Нет, не может быть», – говорил он себе при каждом ее взгляде, жесте, слове, наполнявших его душу радостью.
Когда он, прощаясь с нею, взял ее тонкую, худую руку, он невольно несколько дольше удержал ее в своей.
«Неужели эта рука, это лицо, эти глаза, все это чуждое мне сокровище женской прелести, неужели это все будет вечно мое, привычное, такое же, каким я сам для себя? Нет, это невозможно!..»
– Прощайте, граф, – сказала она ему громко. – Я очень буду ждать вас, – прибавила она шепотом.
И эти простые слова, взгляд и выражение лица, сопровождавшие их, в продолжение двух месяцев составляли предмет неистощимых воспоминаний, объяснений и счастливых мечтаний Пьера. «Я очень буду ждать вас… Да, да, как она сказала? Да, я очень буду ждать вас. Ах, как я счастлив! Что ж это такое, как я счастлив!» – говорил себе Пьер.


В душе Пьера теперь не происходило ничего подобного тому, что происходило в ней в подобных же обстоятельствах во время его сватовства с Элен.
Он не повторял, как тогда, с болезненным стыдом слов, сказанных им, не говорил себе: «Ах, зачем я не сказал этого, и зачем, зачем я сказал тогда „je vous aime“?» [я люблю вас] Теперь, напротив, каждое слово ее, свое он повторял в своем воображении со всеми подробностями лица, улыбки и ничего не хотел ни убавить, ни прибавить: хотел только повторять. Сомнений в том, хорошо ли, или дурно то, что он предпринял, – теперь не было и тени. Одно только страшное сомнение иногда приходило ему в голову. Не во сне ли все это? Не ошиблась ли княжна Марья? Не слишком ли я горд и самонадеян? Я верю; а вдруг, что и должно случиться, княжна Марья скажет ей, а она улыбнется и ответит: «Как странно! Он, верно, ошибся. Разве он не знает, что он человек, просто человек, а я?.. Я совсем другое, высшее».
Только это сомнение часто приходило Пьеру. Планов он тоже не делал теперь никаких. Ему казалось так невероятно предстоящее счастье, что стоило этому совершиться, и уж дальше ничего не могло быть. Все кончалось.