Диаш, Диогу

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Диогу Диаш»)
Перейти к: навигация, поиск

Диогу Диаш (порт. Diogo Dias; род. до 1450 года, ум. после 1500 года) — португальский мореплаватель и открыватель земель. Брат Бартоломеу Диаша.

Сведения о Диогу Диаше крайне скудны и многие даты его судьбы не до конца выяснены. Неизвестно, является ли упоминаемый в письме королевской канцелярии 1465 года в качестве переводчика Диогу Диаш той же личностью, что и мореплаватель. Кроме того, брат Бартоломеу Диаша в разных документах называется Педру или Перу Диашем.

Установленным фактом является то, что Диогу Диаш был капитаном грузового судна во флотилии своего брата Бартоломеу, которая отправилась в путь в 1487 году с целью найти морской путь в Индию и сумела обогнуть мыс Доброй Надежды. Штурманом на корабле Диогу Диаша был Жуан де Сантьягу, сопровождавший до этого Диогу Кана в экспедиции к устью реки Конго.

Позднее Диогу Диаш участвовал в качестве писца флагманского корабля «Сан-Габриэл» в экспедиции Васко да Гамы, целью которой было открытие морского пути из Португалии в Индию. Во время пребывания армады у индийских берегов выполнял на суше обязанности главы португальского торгового поселения в Кожикоде, был арестован местным правителем, однако сумел спастись.

После этого принял участие в экспедиции Педру Алвареша Кабрала в Индию, присутствовал в апреле 1500 года при его высадке на бразильский берег. Затем, 29 мая 1500 года, близ мыса Доброй Надежды португальские суда попали в сильный шторм, который который стал причиной гибели четырех кораблей (в том числе и того, где капитаном был Бартоломеу Диаш), а корабль Диогу Диаша отстал от остальной флотилии. Диаш направился к северу вдоль восточного побережья Африки и исследовал воды Индийского океана у входа в Красное море. На обратном пути в июле 1500 года им были открыты острова Маврикий и Реюньон к востоку от Мадагаскара. Оба острова использовались португальцами позднее для пополнения запасов пресной воды и продовольствия по пути к Гоа и Малакке.

10 августа 1500 года Диаш открыл остров Мадагаскар, назвав его Сан-Лоренсу (островом Святого Лаврентия). После этого он направился к берегам Мозамбика и, обогнув Африку, вернулся в Португалию. У островов Кабо-Верде он случайно вновь встретил остальные четыре корабля Педру Алвареша Кабрала, возвращавшиеся в Португалию.

Точная дата и место смерти Диогу Диаша неизвестны.

Напишите отзыв о статье "Диаш, Диогу"

Отрывок, характеризующий Диаш, Диогу

– Завтра, говорят, преображенцы их угащивать будут.
– Нет, Лазареву то какое счастье! 10 франков пожизненного пенсиона.
– Вот так шапка, ребята! – кричал преображенец, надевая мохнатую шапку француза.
– Чудо как хорошо, прелесть!
– Ты слышал отзыв? – сказал гвардейский офицер другому. Третьего дня было Napoleon, France, bravoure; [Наполеон, Франция, храбрость;] вчера Alexandre, Russie, grandeur; [Александр, Россия, величие;] один день наш государь дает отзыв, а другой день Наполеон. Завтра государь пошлет Георгия самому храброму из французских гвардейцев. Нельзя же! Должен ответить тем же.
Борис с своим товарищем Жилинским тоже пришел посмотреть на банкет преображенцев. Возвращаясь назад, Борис заметил Ростова, который стоял у угла дома.
– Ростов! здравствуй; мы и не видались, – сказал он ему, и не мог удержаться, чтобы не спросить у него, что с ним сделалось: так странно мрачно и расстроено было лицо Ростова.
– Ничего, ничего, – отвечал Ростов.
– Ты зайдешь?
– Да, зайду.
Ростов долго стоял у угла, издалека глядя на пирующих. В уме его происходила мучительная работа, которую он никак не мог довести до конца. В душе поднимались страшные сомнения. То ему вспоминался Денисов с своим изменившимся выражением, с своей покорностью и весь госпиталь с этими оторванными руками и ногами, с этой грязью и болезнями. Ему так живо казалось, что он теперь чувствует этот больничный запах мертвого тела, что он оглядывался, чтобы понять, откуда мог происходить этот запах. То ему вспоминался этот самодовольный Бонапарте с своей белой ручкой, который был теперь император, которого любит и уважает император Александр. Для чего же оторванные руки, ноги, убитые люди? То вспоминался ему награжденный Лазарев и Денисов, наказанный и непрощенный. Он заставал себя на таких странных мыслях, что пугался их.
Запах еды преображенцев и голод вызвали его из этого состояния: надо было поесть что нибудь, прежде чем уехать. Он пошел к гостинице, которую видел утром. В гостинице он застал так много народу, офицеров, так же как и он приехавших в статских платьях, что он насилу добился обеда. Два офицера одной с ним дивизии присоединились к нему. Разговор естественно зашел о мире. Офицеры, товарищи Ростова, как и большая часть армии, были недовольны миром, заключенным после Фридланда. Говорили, что еще бы подержаться, Наполеон бы пропал, что у него в войсках ни сухарей, ни зарядов уж не было. Николай молча ел и преимущественно пил. Он выпил один две бутылки вина. Внутренняя поднявшаяся в нем работа, не разрешаясь, всё также томила его. Он боялся предаваться своим мыслям и не мог отстать от них. Вдруг на слова одного из офицеров, что обидно смотреть на французов, Ростов начал кричать с горячностью, ничем не оправданною, и потому очень удивившею офицеров.