Директива 2006/116/ЕС

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Директива 2006/116/EC Европейского парламента и Совета от 12 декабря 2006 года о сроке охраны авторских и некоторых смежных прав [1] представляет собой свод положений Директивы по гармонизации срока охраны авторского права в ЕС, включающий все поправки, внесенные до 2006 года включительно. Директива заменяет текст предыдущей директивы Совета 93/98/EC от 29 октября 1993 года.

Принятая 27 сентября 2011 года Директива Европейского парламента и Совета 2001/116/EC частично меняет положения Директивы 2006/116/EС о сроках охраны авторских прав и определенных смежных прав. Замена коснулась срока охраны музыкального произведения в 70 лет, конкретизированы для произведений зафиксированных в виде фонограммы — 50 лет и не являющихся фонограммами — 70 лет.





История

Одним из важных решением, послужившим основанием для принятия Директивы 2006/116/EC о согласовании сроков защиты авторских и смежных прав явилось решение Суда ЕС по делу «EMI v. Electrola». В судебном решении по этому делу Суд высказал свою принципиальную точку зрения: объект авторского права, не обремененный лицензией владельца авторских прав, может свободно распространяться в другом государстве-члене только по истечении периода его правовой охраны в государстве распространения.

До издания Директивы о сроках в национальных законодательствах государств-членов разные государства устанавливали разные сроки действия авторского права. Директива 2006/116/ЕС установила унификацию таких сроков защиты, указав, что произведение пользуется правовой охраной на протяжении всей жизни автора и в течение 70 лет после его смерти. согласно Директиве, срок действия авторского права теперь начинает течь одновременно во всех государствах-членах, с 1 января года, следующего за датой создания ил обнародования произведения.

Положения директивы

Директива 2006/116/ЕС представляет собой развитие Директивы 93/98/EC по срокам охраны авторского права и Директивы 2001/29/EC, касающейся гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе.

Директива устанавливает права автора литературного или художественного произведения на срок в течение жизни автора и 70 лет после его смерти, независимо от даты, когда работа опубликована. Срок защиты кинематографических или аудиовизуальных произведений истекает через 70 лет после смерти последнего из авторов. Права производителей фонограмм истекает через 50 лет после фиксации произведения. Государства-члены могут защищать научные работы, которые вошли в общественное достояние установкой максимального срока защиты в 30 лет с момента публикации.

Что касается защиты фотографий — они защищены на 70 лет в соответствии со статьей 1 Директивы. При этом фотография должна быть оригинальной в том смысле, что она является результатом интеллектуального творчества автора.

Срок действия не применяется к личным не имущественным правам.

Структура Директивы 2006/116/EC

  • Статья 1 (срок действия авторского права)
  • Статья 2 (фильмы или аудиовизуальные произведения)
  • Статья 3 (срок действия смежных прав)
  • Статья 4 (защита ранее неопубликованных работ)
  • Статья 5 (важные и научные публикации)
  • Статья 6 (защита фотографий)
  • Статья 7 (защита в отношении третьих стран)
  • Статья 8 (расчет сроков)
  • Статья 9 (моральные права)
  • Статья 10 (применение в течение долгого времени)
  • Статья 11 (регистрация и уведомление)
  • Статья 12 (отмены)
  • Статья 13 (вступление в силу)
  • Статья 14 (адресаты)
    • ПРИЛОЖЕНИЕ I
  • ЧАСТЬ А (исключена директива с поправкой)
  • ЧАСТЬ Б (сроки транспозиции в национальном законодательстве)
    • ПРИЛОЖЕНИЕ II (Корреляционная таблица)

Напишите отзыв о статье "Директива 2006/116/ЕС"

Литература

  • Reto M. Hilty u.a.: Interessenausgleich im Urheberrecht. Nomos-Verlag, Baden-Baden 2004, ISBN 3-8329-0770-X.
  • Alexander Peukert: Die Gemeinfreiheit: Begriff, Funktion, Dogmatik. Mohr Siebeck Verlag, Tübingen 2012, ISBN 978-3-16-151714-3.
  • Alexander Peukert: Die Leistungsschutzrechte des ausübenden Künstlers nach dem Tode. Nomos-Verlag, Baden-Baden 1999, ISBN 3-7890-6248-0.
  • Alexander Peukert: Güterzuordnung als Rechtsprinzip. Mohr Siebeck Verlag, Tübingen 2008, ISBN 978-3-16-151215-5.
  • Emese Szilagyi: Leistungsschutzrecht für Verleger?: eine rechtstatsächliche Untersuchung zur Wiederherstellung des Interessenausgleichs zwischen Verlegern, Urhebern und Allgemeinheit. München 2011, ISBN 978-3-8316-4018-8.

Примечания

  1. [eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:32006L0116:EN:NOT Text of directive 2006/116/EC and additional details]

Ссылки

  • [fanread.ru/book/11041798/?page=56 Право Европейского Союза]

Отрывок, характеризующий Директива 2006/116/ЕС

Пьер вышел и пошел к старому князю и княжне Марье.
Старик казался оживленнее обыкновенного. Княжна Марья была такая же, как и всегда, но из за сочувствия к брату, Пьер видел в ней радость к тому, что свадьба ее брата расстроилась. Глядя на них, Пьер понял, какое презрение и злобу они имели все против Ростовых, понял, что нельзя было при них даже и упоминать имя той, которая могла на кого бы то ни было променять князя Андрея.
За обедом речь зашла о войне, приближение которой уже становилось очевидно. Князь Андрей не умолкая говорил и спорил то с отцом, то с Десалем, швейцарцем воспитателем, и казался оживленнее обыкновенного, тем оживлением, которого нравственную причину так хорошо знал Пьер.


В этот же вечер, Пьер поехал к Ростовым, чтобы исполнить свое поручение. Наташа была в постели, граф был в клубе, и Пьер, передав письма Соне, пошел к Марье Дмитриевне, интересовавшейся узнать о том, как князь Андрей принял известие. Через десять минут Соня вошла к Марье Дмитриевне.
– Наташа непременно хочет видеть графа Петра Кирилловича, – сказала она.
– Да как же, к ней что ль его свести? Там у вас не прибрано, – сказала Марья Дмитриевна.
– Нет, она оделась и вышла в гостиную, – сказала Соня.
Марья Дмитриевна только пожала плечами.
– Когда это графиня приедет, измучила меня совсем. Ты смотри ж, не говори ей всего, – обратилась она к Пьеру. – И бранить то ее духу не хватает, так жалка, так жалка!
Наташа, исхудавшая, с бледным и строгим лицом (совсем не пристыженная, какою ее ожидал Пьер) стояла по середине гостиной. Когда Пьер показался в двери, она заторопилась, очевидно в нерешительности, подойти ли к нему или подождать его.
Пьер поспешно подошел к ней. Он думал, что она ему, как всегда, подаст руку; но она, близко подойдя к нему, остановилась, тяжело дыша и безжизненно опустив руки, совершенно в той же позе, в которой она выходила на середину залы, чтоб петь, но совсем с другим выражением.
– Петр Кирилыч, – начала она быстро говорить – князь Болконский был вам друг, он и есть вам друг, – поправилась она (ей казалось, что всё только было, и что теперь всё другое). – Он говорил мне тогда, чтобы обратиться к вам…
Пьер молча сопел носом, глядя на нее. Он до сих пор в душе своей упрекал и старался презирать ее; но теперь ему сделалось так жалко ее, что в душе его не было места упреку.
– Он теперь здесь, скажите ему… чтобы он прост… простил меня. – Она остановилась и еще чаще стала дышать, но не плакала.
– Да… я скажу ему, – говорил Пьер, но… – Он не знал, что сказать.
Наташа видимо испугалась той мысли, которая могла притти Пьеру.
– Нет, я знаю, что всё кончено, – сказала она поспешно. – Нет, это не может быть никогда. Меня мучает только зло, которое я ему сделала. Скажите только ему, что я прошу его простить, простить, простить меня за всё… – Она затряслась всем телом и села на стул.
Еще никогда не испытанное чувство жалости переполнило душу Пьера.
– Я скажу ему, я всё еще раз скажу ему, – сказал Пьер; – но… я бы желал знать одно…
«Что знать?» спросил взгляд Наташи.
– Я бы желал знать, любили ли вы… – Пьер не знал как назвать Анатоля и покраснел при мысли о нем, – любили ли вы этого дурного человека?
– Не называйте его дурным, – сказала Наташа. – Но я ничего – ничего не знаю… – Она опять заплакала.
И еще больше чувство жалости, нежности и любви охватило Пьера. Он слышал как под очками его текли слезы и надеялся, что их не заметят.
– Не будем больше говорить, мой друг, – сказал Пьер.
Так странно вдруг для Наташи показался этот его кроткий, нежный, задушевный голос.
– Не будем говорить, мой друг, я всё скажу ему; но об одном прошу вас – считайте меня своим другом, и ежели вам нужна помощь, совет, просто нужно будет излить свою душу кому нибудь – не теперь, а когда у вас ясно будет в душе – вспомните обо мне. – Он взял и поцеловал ее руку. – Я счастлив буду, ежели в состоянии буду… – Пьер смутился.