Дисфиксация

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Дисфиксация (от лат. dis- «раз-» + лат. fiхātiō «крепление») — способ словоизменения и словообразования, при котором выпадает (усекается) часть основы. Понятие дисфиксации используют только в тех случаях, когда рассматривамое явление трудно описать при помощи других способов словоизменения, прежде всего аффиксации. В частности, не относятся к дисфиксации случаи нулевой флексии и выпадения беглых гласных.

Соответственно, дисфикс — в отличие от большинства аффиксов не имеет постоянной внешней формы, а проявляется в усечении других морфем. При этом сам усекаемый сегмент дисфиксом не является, так как он является частью корня или аффикса. Дисфикс называют также «отрицательным аффиксом», «аффиксом наоборот» или «анти-аффиксом».

Дисфиксация, в отличие от аффиксации, встречается довольно редко.





Примеры

Восточносуданские языки

Примеры внешних, отчётливо заметных дисфиксов можно найти в восточно-суданских языках, например, в языке мурле (сурмийская ветвь кир-аббайской семьи): /oɳiːt/ «ребро» ↔ /oɳiː/ «рёбра».

Мускогские языки

Мускогские языки индейцев Северной Америки используют дисфиксы для передачи множественности действия в глаголе (т. н. pluractionality). Например, в алабамском языке известны два принципиальных способа образования такой морфемы:

  • В большинстве глаголов выпадают последние два сегмента предпоследнего слога основа (обычно соответствует последнему слогу корня). Если в слоге всего два сегмента, он выпадает полностью:
balaaka «ложится» — balka «ложатся»
batatli «бьёт» — batli «побивает (регулярно)»
cokkalika «входит» — cokkaka «входят»
  • В некоторых глаголах выпадает только последний согласный того же слога, а предшествующий ему гласный в качестве компенсации удлиняется:
salatli «скользить» — salaali «скользить много раз»
noktiłifka «подавиться» — noktiłiika «подавиться несколько раз (=подавливаться)»

Французский язык

Характерным примером дисфиксации является образование мужского рода у значительной части прилагательных и причастий (в меньшей степени у существительных) в устном французском языке. В традиционном описании (опирающемся на письменную фиксацию и диахронический аспект), образование таких форм описывается как проявление конечного согласного основы в формах женского рода при добавлении немого -e к форме мужского рода: bas /ba/ 'низкий' — basse /bas/ 'низкая'. Однако, при синхронном описании только устных форм такое описание выглядит неэкономичным — в разных словах добавляются совершенно разные согласные, выбор которых никак не обусловлен ни семантически, ни морфологически. При использовании же понятия дисфиксации правило формулируется достаточно просто:

«Исходной формой является форма женского рода, а при образовании формы мужского рода происходит усечение конечного согласного».
Примеры у прилагательных
  • /gʁɑ̃d/ (grande) «высокая» — /gʁɑ̃/ (grand) «высокий»
  • /fos/ (fausse) «неверная» — /fo/ (faux) «неверный»
  • /fʁɑ̃ʃ/ (franche) «честная» — /fʁɑ̃/ (franc) «честный»
  • /kadɛt/ (cadette) «младшая» — /kadɛ/ (cadet) «младший»
  • /kʁøz/ (creuse) «пустая» — /kʁø/ (creux) «пустой»
  • /fɛt/ (faite) «сделанная» — /fɛ/ (fait) «сделанный»
  • /fɔl/ (folle) «сумасшедшая» — /fu/ (fou) «сумасшедший» (с дополнительным чередованием гласного)


Примеры у существительных
  • /epuz/ (épouse) «супруга» — /epu/ (époux) «супруг»
  • /ʃamɛl/ (chamelle) «верблюдица» — /ʃamo/ (chameau) «верблюд» (с дополнительным чередованием гласного)

Иногда дисфиксация используется при образовании множественного числа у существительных: bœuf /bœf/ «бык» — bœufs /bø/ «быки» œuf /œf/ «яйцо» — œufs /ø/ «яйца»

Напишите отзыв о статье "Дисфиксация"

Ссылки

  • [lingvoforum.net/index.php?topic=19511.0/ Дискуссия относительно дисфиксов]

Отрывок, характеризующий Дисфиксация

Ближайшие солдаты замялись, орудийный ездовой остановил свою лошадь, но сзади всё еще слышались крики: «Пошел на лед, что стал, пошел! пошел!» И крики ужаса послышались в толпе. Солдаты, окружавшие орудие, махали на лошадей и били их, чтобы они сворачивали и подвигались. Лошади тронулись с берега. Лед, державший пеших, рухнулся огромным куском, и человек сорок, бывших на льду, бросились кто вперед, кто назад, потопляя один другого.
Ядра всё так же равномерно свистели и шлепались на лед, в воду и чаще всего в толпу, покрывавшую плотину, пруды и берег.


На Праценской горе, на том самом месте, где он упал с древком знамени в руках, лежал князь Андрей Болконский, истекая кровью, и, сам не зная того, стонал тихим, жалостным и детским стоном.
К вечеру он перестал стонать и совершенно затих. Он не знал, как долго продолжалось его забытье. Вдруг он опять чувствовал себя живым и страдающим от жгучей и разрывающей что то боли в голове.
«Где оно, это высокое небо, которое я не знал до сих пор и увидал нынче?» было первою его мыслью. «И страдания этого я не знал также, – подумал он. – Да, я ничего, ничего не знал до сих пор. Но где я?»
Он стал прислушиваться и услыхал звуки приближающегося топота лошадей и звуки голосов, говоривших по французски. Он раскрыл глаза. Над ним было опять всё то же высокое небо с еще выше поднявшимися плывущими облаками, сквозь которые виднелась синеющая бесконечность. Он не поворачивал головы и не видал тех, которые, судя по звуку копыт и голосов, подъехали к нему и остановились.
Подъехавшие верховые были Наполеон, сопутствуемый двумя адъютантами. Бонапарте, объезжая поле сражения, отдавал последние приказания об усилении батарей стреляющих по плотине Аугеста и рассматривал убитых и раненых, оставшихся на поле сражения.
– De beaux hommes! [Красавцы!] – сказал Наполеон, глядя на убитого русского гренадера, который с уткнутым в землю лицом и почернелым затылком лежал на животе, откинув далеко одну уже закоченевшую руку.
– Les munitions des pieces de position sont epuisees, sire! [Батарейных зарядов больше нет, ваше величество!] – сказал в это время адъютант, приехавший с батарей, стрелявших по Аугесту.
– Faites avancer celles de la reserve, [Велите привезти из резервов,] – сказал Наполеон, и, отъехав несколько шагов, он остановился над князем Андреем, лежавшим навзничь с брошенным подле него древком знамени (знамя уже, как трофей, было взято французами).
– Voila une belle mort, [Вот прекрасная смерть,] – сказал Наполеон, глядя на Болконского.
Князь Андрей понял, что это было сказано о нем, и что говорит это Наполеон. Он слышал, как называли sire того, кто сказал эти слова. Но он слышал эти слова, как бы он слышал жужжание мухи. Он не только не интересовался ими, но он и не заметил, а тотчас же забыл их. Ему жгло голову; он чувствовал, что он исходит кровью, и он видел над собою далекое, высокое и вечное небо. Он знал, что это был Наполеон – его герой, но в эту минуту Наполеон казался ему столь маленьким, ничтожным человеком в сравнении с тем, что происходило теперь между его душой и этим высоким, бесконечным небом с бегущими по нем облаками. Ему было совершенно всё равно в эту минуту, кто бы ни стоял над ним, что бы ни говорил об нем; он рад был только тому, что остановились над ним люди, и желал только, чтоб эти люди помогли ему и возвратили бы его к жизни, которая казалась ему столь прекрасною, потому что он так иначе понимал ее теперь. Он собрал все свои силы, чтобы пошевелиться и произвести какой нибудь звук. Он слабо пошевелил ногою и произвел самого его разжалобивший, слабый, болезненный стон.
– А! он жив, – сказал Наполеон. – Поднять этого молодого человека, ce jeune homme, и свезти на перевязочный пункт!
Сказав это, Наполеон поехал дальше навстречу к маршалу Лану, который, сняв шляпу, улыбаясь и поздравляя с победой, подъезжал к императору.
Князь Андрей не помнил ничего дальше: он потерял сознание от страшной боли, которую причинили ему укладывание на носилки, толчки во время движения и сондирование раны на перевязочном пункте. Он очнулся уже только в конце дня, когда его, соединив с другими русскими ранеными и пленными офицерами, понесли в госпиталь. На этом передвижении он чувствовал себя несколько свежее и мог оглядываться и даже говорить.