Дмитров

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Дмитров
Флаг Герб
Страна
Россия
Субъект Федерации
Московская область
Муниципальный район
Городское поселение
Координаты
Основан
Площадь
26 км²
Высота центра
160 м
Население
66 588[1] человек (2016)
Названия жителей
дмитровчане, дмитровчанин, дмитровчанка;
дмитровцы, дмитровец
Часовой пояс
Телефонный код
+7 49622
Автомобильный код
50, 90, 150, 190, 750
Код ОКАТО
[classif.spb.ru/classificators/view/okt.php?st=A&kr=1&kod=46208501 46 208 501]
Официальный сайт
[www.dmitrov-reg.ru trov-reg.ru]
Звание
Дмитров
Москва
Москва
Дмитров
Дмитров
Дмитров
Дмитров
К:Населённые пункты, основанные в 1154 году

Дми́тров — город в России, административный центр Дмитровского района Московской области, порт на канале имени Москвы в 65 км к северу от центра Москвы (в 50 км от МКАД), Город воинской славы (с октября 2008 года)[2]; крупнейший населённый пункт муниципального образования «Городское поселение Дмитров». Население — 66 588[1] чел. (2016).





История

Ранняя история

Город основан в 1154 году князем Юрием Долгоруким в заболоченной долине реки Яхрома на месте ранее существовавших здесь славянских поселений и назван в честь Всеволода Большое Гнездо (в крещении — Дмитрия, сына Юрия Долгорукого), родившегося в тот год.

«В лето 6662(от сотворения Мира) родился князю Юрию сын Дмитрей, бе бо тогда в полюдье на реке на Яхроме, и со княгинею и заложи град во имя сына своего и нарече и Дмитров, а сына нарече Всеволодом». Так рассказывает летопись об основании Дмитрова. Другими словами, основатель города Ростово-Суздальский князь Юрий Долгорукий назвал город в честь родившегося у него в 1154 году сына. По обычаю того времени при крещении Всеволод получил второе имя — Дмитрий в честь святого великомученика Дмитрия Солунского, почитаемого на Руси.

В 1181 году упоминается в летописи как один из укреплённых пунктов на окраине Владимиро-Суздальской земли. Дмитров имел не только стратегическое значение в качестве пограничной крепости, но и экономическое. Отсюда по рекам Яхроме и Сестре шёл водный путь в верховья Волги, по суше город был связан с верховьями Клязьмы, откуда товары могли быть доставлены во Владимир. Однако полностью реализовать себя торговый путь по Яхроме и Сестре смог лишь в XVXVI веках, связав с Волгой уже не Владимир, а Москву, что было обусловлено по большей части политической нестабильностью в регионе, ликвидированной лишь после объединения Руси.

В 1180 году во время войны Святослава Всеволодовича со Всеволодом Большое Гнездо Дмитров был сожжён черниговским князем. Вскоре он оправился от разорения и к 1214 году это уже был большой город с предместьями, и принадлежал Ярославу Всеволодовичу. Тогда к нему подошёл с набранным в Москве войском сын Всеволода Владимир. Взять город не удалось, более того, во время отступления неприятеля дмитровчане разбили один из его отрядов.

Центр удельного княжества

Город неоднократно менял своих хозяев. Во время нападения Владимира он с окрестностями входил в состав небольшого Переяславского удельного княжества с центром в городе Переяславль-Залесский, входившего в состав Владимиро-Суздальского великого княжества. Около 1247 образовалось Галицко-Дмитровское княжество, затем, между 1280, когда в летописи сообщается о смерти князя Галицкого и Дмитровского Давида Константиновича и 1334, когда упоминаются князья Борис Дмитровский и Фёдор Галицкий, Галицко-Дмитровское княжество распадается и образуется самостоятельное Дмитровское княжество.

В течение XIII века город дважды (в 1238 Батый, 1293 Тудан) был разграблен монголо-татарами. В 1300 году в Дмитрове состоялся съезд четырёх ведущих князей Северо-Восточной Руси (Андрей Александрович Владимирский, Даниил Александрович Московский, Иван Дмитриевич Переяславский и Михаил Ярославич Тверской). в 1382 году город сожжён Тохтамышем, последний раз степной набег затронул город в 1408 (Едигей).

В 1364 Дмитровское княжество вошло в состав Московского, и титул князя Дмитровского сохранялся за сыновьями Великого князя. В 1372 году город осаждал и взял с него выкуп Михаил, князь Тверской. Наивысшего расцвета город достиг в первой половине XVI веке при князе Юрии (правил в 15051533), втором сыне Ивана III. Именно в это время возводится Успенский собор и начинается каменное строительство в Борисоглебском монастыре. Герберштейн сообщает о том, что торговые связи дмитровских купцов достигали Каспия, через Дмитров проходил торговый путь на север, куда поставлялся хлеб и откуда в Москву везли пушнину, соль и ценных охотничьих птиц. Дмитровской торговле покровительствовала высшая княжеская власть, например, в 1489 году именно здесь селят купцов из завоёванной Вятки.

Упадок

В 1569 году дмитровский князь Владимир Андреевич казнён, оказавшись последним удельным князем на Руси, а город передаётся в опричнину. В это время Русь была ввергнута в тяжелейший кризис, сказавшийся и на дмитровской торговле. Генрих фон Штаден, в 15601570-х годы описывая путь в Москву по Шексне, Волге и др. рекам через Углич и Дмитров, отмечает, что города эти запустели[3](недоступная ссылка).

В XVII веке в Дмитрове появляются царские слободы. 12 января 1610 в городе укрепились отступившие от стен Троице-Сергиева монастыря отряды Яна Сапеги (см. Троицкая осада). В феврале против них выступил Скопин-Шуйский, он победил Сапегу в полевом сражении и освободил бы Дмитров, но город удержали союзные полякам донские казаки. Сапега, однако, не задержался в Дмитрове — дождавшись прибытия из-за Волги отрядов с припасами, он отошёл к Волоколамску, а Скопин-Шуйский, сняв таким образом блокаду Москвы, торжественно вступил в столицу.

Польское разорение сказывалось ещё долго. Уничтоженные Сапегой деревянные укрепления больше не восстанавливались, тем более что и потребность в них отпала. В 1624 в городе жило лишь 127 человек в более чем 100 дворах. Ещё сотня дворов стояла пуста. Однако уже через 25 лет население возросло в 10 раз, но так и не достигло показателя вековой давности. Возрождение старого речного торгового пути началось только с основанием Санкт-Петербурга, хотя ещё в конце XVII века он использовался для доставки к царскому столу в особых судах живой рыбы с Волги.

Уездный город

В 1781 Дмитров становится центром уезда (который, помимо территории современного Дмитровского района, включал также Сергиев Посад) и в числе многих русских городов получает герб.

В XVIIIXIX веках Дмитров оставался в основном торговым городом. Доля купечества здесь достигала 10—15 %, в то время как в среднем по стране купцов было около 1,3 % от городского населения. К концу XVIII века начинается новое оживление в местной торговле, что сказывается на развитии Дмитрова. Возобновляется каменное строительство, перестраиваются старые деревянные церкви, в 1784 город получает регулярный план застройки.

Отечественная война 1812 года почти не нанесла городу урона. Дмитров занял французский отряд, но, узнав о приближении русских войск из Клина, вскоре оставил город без боя.

Любопытно, что «визитной карточкой» города, как и в Туле, были пряники, а также и баранки. В частности, во время визита в 1858 Александра II вместо традиционных хлеба-соли гостю поднесли печатный пряник. В музеях ещё сохранились доски-формы для традиционных дмитровских пряников «[www.bibliotekar.ru/ruswood/48.htm разгоня]».

Во второй половине XIX века после строительства Николаевской железной дороги Москва-Санкт-Петербург через Клин (1851) и Ярославской железной дороги через Сергиев Посад (1869) Дмитров, оставаясь административным центром, оказывается в относительно невыгодном экономическом положении, значение старой речной торговли сходит на нет, население сокращается, хотя уезд в целом считался одним из наиболее промышленно развитых в губернии наряду с Богородским и Московским.

Из этого состояния город отчасти вывела постройка железной дороги Москва-Савёлово (1900). Ко времени Первой мировой войны начинается рост населения и промышленности. В частности, чугунолитейный завод Галкина получил заказ на изготовление ряда деталей экспериментального Царь-танка, испытанного вскоре на полигоне близ деревни Очево Дмитровского уезда. Развитию экономических связей в уезде способствовало создание в 1915 г. Союза дмитровских кооперативов.

Большевистско-советский период

После разгрома в 1910 г., дмитровская ячейка Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП (большевиков)) воссоздана весной 1917 г. 10—15 марта прошли выборы Совета рабочих депутатов. В составе 2 большевика, большинство меньшевики и эсеры, а в социальном — врачи, агрономы, юристы, а также рабочие. Председателем его стала врач Дмитровской больницы Н. С. Корженевская. В уездный совет крестьянских депутатов избрано 104 человека[4].

Июль. На собрании представителей местных партийных организаций в Дмитрове избран первый уездный комитет РСРДП(б) в составе трёх человек — В. В. Минина (председатель), А. И. Бокарева, М. С. Михайлина.

Сентябрь. В уезде создан штаб Красной Гвардии. Образован уездный военно-революционный комитет (ВРК).

В ночь с 3 на 4 ноября красногвардейский отряд Бутырского района Москвы под руководством Торгованова, отряды с Икши и Яхромы захватывают власть в Дмитровском уезде (занимают вокзал, почту, телеграф и помещение уездной милиции). На заседании ВРК было принято воззвание к населению Дмитрова и уезда[5].

1918 г. 7—8 января. 1-й объединённый уездный съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, выборы Исполкома. Председатель — Д. К. Ковалкин, секретарь — И. В. Минин. Утверждение состава уездного Совета народных комиссаров.

Постановлением 2-го уездного съезда Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов от 23 января 1918 г. были распущены земская и городская управы, после чего начал функционировать городской совет.

Катастрофичность продовольственного вопроса в городе нарастала по мере усиления натурализации экономики, прямого продуктообмена и других мер политики военного коммунизма, к которой большевики приступили с лета 1918 г. Пытаясь оттянуть голод, городской Совет по постановлению уездного продовольственного комитета решает прекратить выдачу хлеба и муки лицам 1-й категории (всё население города было разделено на 3 категории в зависимости от социально-классовой принадлежности), куда относились имущие слои города. В списке за февраль 1918 г. значится 87 человек, среди которых известные в прошлом люди Дмитрова: князь М. А. Гагарин, графиня О. Д. Милютина, городской глава А. И. Полянинов, городской староста Л. А. Елизаров и др.

6 августа 1918 г. Реорганизация Дмитровского городского Совета в «Комитет бедноты» по решению уездного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Это означало на деле усиление чрезвычайных революционных органов взамен представительских после введения продовольственной диктатуры.

11 августа 1918 г. в Дмитровском уезде случилось восстание местных жителей против попытки дополнительного изъятия имущества силами тройки чекистов и отряда красноармейцев в селе Рогачёво. Возмущённые решением местного Комитета бедноты о дополнительном изъятии зерна и продовольствия, жители Рогачёва и его окрестностей напали на прибывший сюда продотряд. Были убиты 6 красногвардейцев (красноармейцев). На следующий день в Рогачёво прибыл из Дмитрова отряд красноармейцев, а затем отряд латышских стрелков из Москвы. В ходе зачистки несколько зачинщиков восстания были схвачены и расстреляны; их тела, находящиеся на Соборной площади с. Рогачёво, до сих пор не захоронены. Прах красноармейцев, погибших 11 августа, был перевезён в Дмитров и захоронен в сквере по улице Загорской[6]. На этом месте был поставлен обелиск с красной звездой и 4-мя памятными досками с записями о шести героях-мучениках, погибших в борьбе с кулаками.

В 2005 году при проведении работ в сквере старый памятник, ставший историческим свидетельством времён Гражданской войны, разобрали, а на его месте поставили объект с не читаемыми буквами. В 2016 г. на гранитной плите установили памятную доску с восстановленными фамилиями захороненных бойцов.

10 февраля 1921 г. — проводы с гробом тела П. А. Кропоткина, скончавшегося в ночь с 7 на 8 февраля.

В городе переименованы улицы: Минина (в честь старейшего большевика Дмитрова — В. В. Минина, бывшая Валовая), Семенюка (бывшая 1-я Борисоглебская), Кропоткинская (Дворянская), Почтовая (Пятницкая), Профессиональная (Кашинская), Водопроводная (Спасская), затем переименованная в Пушкинскую, Костинская (Борисоглебская) — затем Лиры Никольской, Загорская (Троицкая), Советская (часть Московской), Советская площадь (Верхнеторговая)[7].

Строительство канала Москва-Волга имени Сталина. ДмитЛаг

15 июня 1931 г. Постановление Пленума ЦК ВКП (б) о строительстве канала Москва-Волга. 1932 г. 1 июня. СНК СССР рассмотрел и утвердил дмитровский вариант направления трассы канала. Создание Управления Москва-Волгострой и Дмитлага ОГПУ (с 1934 г. — НКВД). В 1932 г. в связи с началом строительства канала руководство ДмитЛага решило приспособить под свои нужды Борисоглебский монастырь, где с 1926 г. размещался музей и архив.

Типография уездного исполкома переведена во вновь выстроенное помещение по Московской улице. Здесь печатались различные издания управления Москва-Волгостроя и Дмитлага. С 1937 г. типография была снова передана в ведение города, а в 1954 г. преобразована в фабрику офсетной печати.

1934 г. Сентябрь. Завершение работ на 1 опытном километре канала между Дмитровом и Яхромой.

На месте Дома Культуры Дмитровского экскаваторного завода, что на улице Большевистской, до конца 1950-х годов стоял одноэтажный клуб «Дмитлага» (сейчас ДК «Современник»). В 1933 году его привезли в разобранном виде после окончания строительства Беломоро-Балтийского канала. В клубе проходили праздничные торжества и собрания передовиков ДмитЛага. Рядом соседствует красивое здание Дмитровских электросетей управления канала имени Москвы, которое было построено в период прокладки канала[8].

При строительстве канала было так много погибших заключённых, что их закапывали прямо на берегах канала. Потом стали увозить тела подальше, чтобы не подвергнуть заражению водоснабжение Москвы.

Численность ДмитЛага, по разным данным, составляла от 600 тысяч до 1 миллиона 200 тысяч заключённых.

Инженерный состав и вольнонаёмные жили, в основном, в Дмитрове, а лагеря с заключёнными расположились вдоль всей трассы канала. Население города выросло очень значительно, и жилья не хватало. В то время этот район города жители называли просто — ДмитЛаг[9]. Старожилы Дмитрова хорошо помнят так называемый «городок» с улицами: Большевистская, Чекистская, Комсомольская, Пионерская, Инженерная (деревянные 2-этажные бараки для технических работников), Энергетическая, Шлюзовая.

Сентябрь 1932 г. — начало строительства на северной окраине Дмитрова механического завода ДмитЛага (с 1940 г. — станкостроительный завод, затем — Дмитровский завод фрезерных станков (ДЗФС)). Посёлок ДЗФС в дальнейшем стал частью города Дмитрова.

1937 г., 17 апреля — Заполнение водой всей трассы канала Москва-Волга. 1 мая. Прибытие в Дмитров по каналу первой флотилии судов с Волги. 15 июля. Открытие первой постоянной навигации по каналу. В 1947 году, в связи с 800-летием Москвы, канал Москва-Волга переименован в канал имени Москвы.

1937 г. — аресты руководства ДмитЛага и вольнонаёмных, чтобы скрыть правду о преступлениях при строительстве канала. Расстрелы руководства, работников Дмитлага и заключённых на Бутовском полигоне возле района Бутово юга Москвы.

Канал был проложен прямо по городской территории. При прокладке канала изолированным оказалось Заречье, почти исключённое из хозяйственной жизни города, и исчезли находившиеся на трассе канала целые кварталы исторической части Дмитрова между рекой Яхромой и её старым руслом (Нетекой). Были снесены Всехсвятская церковь, Преображенская церковь (также Никитская церковь) на Никитской улице (сейчас Луговая) и церковь Благовещения Пресвятой Богородицы на Нетеке (церковь Василия Великого).

Дома, расположенные на территории прокладываемого канала, были перенесены на бывшие колхозные земли с образованием Горьковского посёлка. Посёлок получил название в честь известного писателя и деятеля А. М. Горького, неоднократно посещавшего и выступавшего на различных мероприятиях на строительстве канала Волга-Москва.

В то же время стройка дала импульс промышленному развитию города, основан ДЗФС, сформирован Дмитровский экскаваторный завод (ДЭЗ) на базе Чугунолитейного завода Галкина. Очередной подъём города также связан с возрождением водного пути на север. Население города за время строительства канала увеличилось в 3 раза.

Также в результате стройки появились посёлок Каналстрой, улицы Волгостроевская, Волжская.

На въезде в Дмитров с юга на западном берегу канала 17 июля 1997 г. (в год 60-летия строительства, по инициативе администрации города) в память о погибших заключённых на строительстве канала был поставлен стальной 13-метровый памятный крест.

Районный центр

1929 г. Образование Дмитровского района, в который вошли 7 волостей бывшего Дмитровского уезда Московской губернии и ряд населённых пунктов Сергиевского и Клинского уездов. В 1930 г. волости как административные единицы ликвидированы. Впоследствии границы района неоднократно менялись. Наиболее существенная из этих перемен — разделение в 1935 г. территории района на два: собственно Дмитровский и Коммунистический с центром в Рогачёве.

10 апреля 1932 года Президиум ВЦИК постановил «Включить в черту г. Дмитрова, Дмитровского района, селения: Подлипичье, Шпилёво и Подлипичью слободу с их земельными угодиями»[10].

1941 г. Май. Объявление Яхромской поймы «народной стройкой». Начало широких работ по освоению поймы было прервано войной и возобновлено в 1958—1959 гг.

2627 ноября 1941 в районе г. Дмитрова развернулось наступление немецко-фашистских войск, развернувшихся на Перемиловской высоте, являющихся частью Битвы за Москву к югу от Дмитрова. Им удалось форсировать канал и закрепиться на высоте, но 29 ноября они были выбиты оттуда Первой ударной армией генерал-лейтенанта Кузнецова В. И., находившегося в Дмитрове. От Дмитрова действовал бронепоезд № 73 НКВД под командованием капитана Малышева, дмитровский строительный батальон. После этого началось контрнаступление Красной армии. К 11 декабря весь Дмитровский район был освобождён от захватчиков.

В 1940-е года строительство на северо-восточной окраине города Финского посёлка силами военнопленных.

В 1950-е годы новый рост жилищного строительства. Предприятия строили двухэтажные кирпичные дома для своих рабочих. Дмитровская перчаточная фабрика у вокзала по улице Московской, ДЗФС на севере города (посёлок ДЗФС), ДЭЗ — по Большевистскому переулку, Завод мостовых железно-бетонных конструкций (МЖБК) — по улице Инженерной.

В 1960-е1980-е годы город застроен многоквартирными домами в период бурного развития промышленных предприятий и приобрёл основные черты современного облика.

Новейшая история

В 1990-е годы жилищное строительство замерло, возобновившись в прежних масштабах лишь в начале 2000-х годов. К 850-летию города (2004) была проведена масштабная кампания по благоустройству и развитию города.

В 2005 году Дмитров занял первое место во Всероссийском конкурсе «Самый благоустроенный город России» в категории «До 100 тыс. жителей». 30 октября 2008 года Дмитрову было присвоено почётное звание Российской Федерации «Город воинской славы».

Население

Численность населения
1624164917871856[11]1859[11]1897[11]1913[11]19151926[11]1931[11]19331939[12]
700130030006800700045007200460064008500910025 029
1959[13]1967[11]1970[14]1979[15]1982[16]1986[11]1987[17]1989[18]1992[11]1996[11]1998[11]2000[11]
34 51838 00044 48957 41860 00064 00064 00065 23765 80064 90064 40063 800
2001[11]20022003[11]2005[11]2006[11]2007[11]2008[11]2009[19]2010[20]2011[11]2012[21]2013[22]
63 50062 20062 20061 50061 40061 70062 30062 86961 30561 30062 89964 000
2014[23]2015[24]2016[1]
64 90665 71666 588
10 000
20 000
30 000
40 000
50 000
60 000
70 000
1856
1926
1967
1987
2000
2006
2011
2016

На 1 января 2016 года по численности населения город находился на 241 месте из 1112[25] городов Российской Федерации[26].

Городская символика

20 декабря 1781 Дмитров получил герб, разработанный герольдмейстером Волковым. Он был представлен в виде щита, разделённого пополам. В верхней части изображён герб Московской губернии Георгий Победоносец, поражающий копьём дракона, а в нижней части — 4 короны на горностаевом поле в память о княжеском съезде 1301 года.

16 марта 1883 года был утверждён другой вариант герба Дмитрова, разработанный Б. Кёне и просуществовавший до 1917. 4 короны на горностаевом поле заняли весь щит, герб губернии переместился в «вольную часть» — верхний левый угол. Щит увенчан серебряной башенной короною о трёх зубцах. За щитом два накрест положенных золотых молотка, соединённых Александровской лентою.

22 января 1991 герб 1781 года был восстановлен в качестве герба района.

Достопримечательности

Архитектурный комплекс Дмитровского кремля

Дмитровский кремль обнесён земляными укреплениями, овальными в плане и представляющими собой вал высотой до 15 м и длиной 960 м. До 1610 по его гребню шли рубленые бревенчатые стены с 10 башнями, из которых две (Егорьевская на юго-востоке и Никольская на северо-западе) были проездными. Третий проход внутрь укреплений появился лишь во второй половине XIX века. Вал был окружён рвом с подъёмными мостами — в наши дни существует лишь небольшой южный участок рва, восстановленный в 1980-е годы и не заполненный водой. Во время Смуты деревянные укрепления были сожжены и больше не возобновлялись. Никольские ворота были воссозданы в 2004 году по проекту архитектора И. Ю. Коровина, но 20 апреля 2007 года сгорели. Через несколько месяцев они были восстановлены, но 15 мая 2010 года сгорели опять и были снова восстановлены. Они стоят и по сей день.

В 19331934 в результате археологических исследований на городище обнаружены остатки деревянных срубных жилищ XII века, кузница, сыродутный горн, лавка. В 20012003 на территории кремля проводились раскопки Института археологии РАН под руководством А. В. Энговатовой, в ходе которых было установлено существование там поселения (по-видимому, не укреплённого) начиная с X века.

Архитектурной доминантой кремля является Успенский собор, построенный между 1509 и 1533 и неоднократно подвергавшийся переделкам, в результате которых в 1841 он приобрёл 9 глав и пирамидальную композицию. В соборе находится пятиярусный иконостас конца XVII века с иконами XVXIX вв; в систему наружного декора введены три уникальных для древнерусской пластики монументальных изразцовых барельефа XVI века.

Рядом располагается административный комплекс, здания которого (присутственные места, служебные флигели, тюрьма) строились в разное время с 1810 по 1830-е годы. Гораздо позже к нему была добавлена тюремная Елизаветинская церковь (1898, архитектор С. К. Родионов, построена на средства фабрикантов Ляминых) в псевдорусском стиле, интерпретирующем формы XVII века.

Также в границах укреплений находится гимназия (1876, перестроена и расширена С. К. Родионовым в 1915), дворянское собрание и церковно-приходская школа. Возле проезда Никольских ворот в 1868 на средства горожан в ознаменование чудесного спасения Александра II от покушения на него в 1866 построена часовня св. Александра Невского в эклектичном «тоновском» стиле. Несколько зданий XIX века находится к юго-западу от кремля. Среди них выделяется гостиница Суходаева (1872), где сейчас размещается администрация района. За ней по улице Советской — бывшая Спасская церковь (см. ниже), перестроенная в советское время и ныне занятая службами администрации Дмитровского района.

Перемиловская высота

Архитектурный комплекс Борисоглебского монастыря

Известен с 1472 года. Древнейшим зданием на территории монастыря является собор Бориса и Глеба (построен до 1537). Датировка по фрагменту намогильной плиты с датой 1537г, вставленной в кладку северной апсиды (около 1840-го года) ошибочна. Вероятнее всего, собор был построен в середине XVI века, возможно, как вклад царя Ивана Грозного «по душе» своего уморённого голодом дяди Юрия Ивановича. В конце XVII века в монастыре начинается активное строительство: в 16851689 сооружается 4-метровая ограда с 4 угловыми башенками. В стены встроены комплекс Святых ворот с Никольской церковью (16721687), братские кельи (конец XVII века) и духовное правление (1902, архитектор П. А. Ушаков), за стенами — настоятельский корпус первой половины XIX века.

C 1926 в монастыре размещался местный краеведческий музей, позже перевезённый в Успенский собор. С 1932 в нём расположилось Управление строительства канала Москва-Волга и Дмитлага, во время войны монастырь занимала воинская часть, после — различные организации и квартиры. В 1993 году монастырь передан РПЦ и сейчас полностью восстановлен.

Церкви

  • Казанская церковь, построенная в 1735 в усадьбе Подлипичье (улица Подлипичье, дома 4, 6) (см. ниже) перестроена в 1770-е годы П. П. Хитрово. В 1880-е годы П. М. Самаринов расширил северный придел. Современная настенная живопись сделана в 1907 году, иконостас — в 1867; иконы XVI—XVII и XIX веков.
  • Введенская церковь в Конюшенной слободе (Заречье, Старо-Рогачёвская улица, дом 47) построена в 17631768 на средства купцов Ф. К. Макарова, А. И. и И. А. Толчёновых. В 1786 (возможно, по проекту Н. П. Осипова) построена колокольня, увеличенная в 1832. В отличной сохранности интерьер конца XVIII и стенная роспись 1788 года.
  • Троице-Тихвинская церковь (Пушкинская улица, дом 17) построена в 17951801 на средства купцов Г. И. Лошкина и А. С. Фуфаева по образцу Никитской церкви Владимира.
  • Сретенская церковь (Профессиональная улица, дом 65) на берегу ручья Березовец. Построена в 1814 на средства купцов Большакова и Короваева в честь победы русских войск над Наполеоном. В 1883 по проекту архитектора С. К. Родионова вместо прежней сооружена массивная эклектичная колокольня. Настенная роспись, внутренняя отделка и иконостас — новейшие, 1990-х годов.
  • Ильинская церковь (Старо-Яхромская улица, дом 1). Построена из кирпича на средства прихожан. Заложена в 1778 году, окончена в 1783 году. Колокольня была пристроена позднее. Памятник архитектуры в стиле «барокко» с характерной для Дмитрова местной трактовкой художественных форм. В юго-восточном углу церковного участка находится небольшая кирпичная сторожка постройки девятнадцатого века.
  • Спасская церковь (Советская улица, дом 12). Строилась прихожанами с 1767 по 1773 годы на месте упразднённого в 1764 году Пятницкого девичьего монастыря. Церковь была построена в стиле «барокко», типичного для дмитровского строительства третьей четверти восемнадцатого века. Храм имел два придела, которые были освящены в честь Рождества Богородицы и великомученицы Параскевы Пятницы. По этому приделу весь храм в народе обычно называли Пятницким. В начале 1930-х гг. церковь закрыли, сломали колокольню и купол. Часть церковных икон XV—XVI веков была передана в Дмитровский историко-художественный музей и в Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва. В 1944 году пленными немцами сделана южная пристройка к зданию, впоследствии была добавлена северная пристройка. В бывшем храме в настоящее время обосновались разные учреждения и лишь общие контуры здания напоминают о его былом назначении.
  • Церковь Всех Святых на Всехсвятском кладбище. Построена на средства прихожан в середине 2000 годов вместо существовавшей ранее деревянной кладбищенской церкви, возведённый в 1868 на средства настоятеля Симонова монастыря архимандрита Евстафия (Романовского) и снесённой в 30-х годах прошлого века при прокладке канала имени Москвы.
  • Часовня Святого Александра Невского (Торговая площадь, дом 12). Сооружена на средства жителей Дмитрова в 1868 году по проекту архитектора В. О. Грудзина. Построена в псевдорусском стиле. Кирпичный оштукатуренный восьмигранник, увенчанный килевидными кокошниками и высокой шатровой кровлей, характерный образец «тоновской» архитектуры. Была закрыта после революции, открыта в 1993, отремонтирована. Внутреннее убранство отсутствует.
  • Тюремная Елизаветинская церковь (см. выше).

Городская застройка XVIII — начала XX веков

В Дмитрове до начала массового строительства 1960-х годов преобладала деревянная усадебная застройка. И сейчас пригороды и некоторые центральные кварталы Дмитрова — это одно-двухэтажные частные дома с садами, сохраняющие историческую городскую среду.

В городе сохранились образцы деревянной застройки XIX-начала XX века, среди них:

  • Дом купца и городского головы Возничихина (1-я четверть XIX века). В нём в 1837 останавливался В. А. Жуковский со своим воспитанником, будущим императором Александром II. Уже после восшествия на престол Александр приезжал сюда снова в 1858.
  • Дом Клятовых (1822) в стиле деревянного классицизма, находится на углу Загорской и Кропоткинской улиц (Сергиевской и Дворянской до революции).
  • Дом купца Новосёлова (1842) в стиле ампир; расположен возле дома Клятовых.
  • Дом купцов Фуфаевых (1840-е — 1850-е годы) на углу Пушкинской ул. и ул. Семенюка представляет собой наиболее характерный пример жилой застройки Дмитрова XIX века.

Широкое распространение на рубеже XIX и XX веков получил деревянный модерн, представленный следующими зданиями:

  • Дом местного предводителя дворянства графа М. А. Олсуфьева, председателя дмитровской земской управы (1896). В нём провёл последние годы жизни (19181921) П. А. Кропоткин, о чём сообщает установленная в 1924 году памятная доска. Сейчас в доме, оказавшемся в окружении современных многоэтажных зданий, расположен музей Кропоткина.
  • Дом графини О. Д. Милютиной (около 1900), дочери военного министра Д. А. Милютина. Расположен на Загорской улице.
  • Дом князя Вадбольского (начало XX века) на ул. Лиры Никольской.
  • Дом купца Рыбакова (начало XX века) неподалёку от дома Возничихина на Рогачёвской улице.
и др.

Одним из наиболее ранних образцов сохранившейся жилой каменной застройки является дом купца Титова в стиле классицизма. Точная дата его постройки неизвестна, но он уже показан на плане Дмитрова 1800 года. Во второй половине XIX века дом принадлежал городскому голове А. П. Емельянову. Находится между рекой Яхрома и каналом.

За рекой Яхрома располагалась усадьба хлеботорговцев, купцов первой гильдии А. И. и И. А. Толчёновых. От неё сохранился дом (17851788, возможно, по проекту Н. П. Осипова), флигель (1774) и остатки сада. Усадьба была продана в 1796 купцу первой гильдии И. А. Тугаринову (отчего стала известна как «Тугаринов дом»), в 1840-х принадлежала М. А. Архангельской, после пришла в упадок, была перестроена, однако в 19681974 дом и флигель восстановлены в первоначальном виде под руководством Л. А. Беловой. В окрестностях усадьбы расположена построенная Тугариновым в первой четверти XIX века богадельня.

В 1930-х вошла в черту города другая усадьба — Подлипичье. Она была основана ещё в XVII веке дьяком Григорием Пятово, с 1685 по конец XVIII века принадлежала дворянскому роду Хитрово, в середине XIX века Н. А. Пономарёвой, в 18901917 фабрикантам Ляминым, владельцам Покровской мануфактуры, после революции перешла в собственность Товарищества Покровской мануфактуры. Планировка усадьбы утрачена — сохранились лишь дом (вторая половина XVIII века, неоднократно перестраивался в XIX и XX веках) и Казанская церковь (1735).

Следует отметить также здание вокзала, построенное, по разным данным, в 1887 или 1900 годах.

Новые достопримечательности

Во время масштабной кампании по благоустройству города, развернувшейся в канун празднования его 850-летия, облик Дмитрова заметно изменился. В числе прочего были установлены памятники и скульптуры, среди которых:

  • Памятник Юрию Долгорукому (2001, скульптор В. М. Церковников) у южного входа в кремль
  • Памятник Кириллу и Мефодию (2004, скульптор А. И. Рукавишников, архитектор Р. В. Нарский) у Успенского собора
  • Памятник П. А. Кропоткину (2004, скульптор А. И. Рукавишников) и скульптурная композиция, изображающая дмитровчан разных сословий и эпох на ул. Кропоткинской (2003, скульптор А. Караулов, архитектор Г. Гуляева)
  • Памятник Борису и Глебу у стен монастыря (2006, скульптор А. И. Рукавишников) — уникальный тем, что на одном пьедестале расположены две конные фигуры
и др.

Запущены фонтаны:

  • Фонтан «Лилия» (2004, по проекту А. И. Рукавишникова)
  • Фонтан «Ожидание» (2003, скульптор А. И. Рукавишников, архитектор Р. В. Нарский)
  • Каскад фонтанов на центральной площади
  • Фонтан-стела, посвящённый строительству канала имени Москвы (автор Б. Ф. Хазов)
и др.

На месте монумента-танка Т-34, установленного в память о сражавшихся здесь во время Великой Отечественной войны солдатах, в центре города 8 ноября 2001 года зажжён Вечный огонь (архитектор Р. Нарский, скульптор А. Шитов). Сам танк перевезён на окраину Дмитрова, где были остановлены немецко-фашистские войска. В 2001 была открыта «Аллея славы» (архитекторы Н.Потапова, И.Смирнова, Г.Гуляева) с посаженными в честь почётных горожан каштанами.

В 2004 году Государственным Банком России была выпущена в обращение коллекционная биметаллическая монета «Дмитров» номиналом 10 рублей из серии «Древние города России». На реверсе монеты — изображение Успенского собора Дмитровского Кремля на фоне панорамы города, выше — герб города Дмитрова.

В 2012 году Государственным Банком России была выпущена в обращение коллекционная монета «Дмитров» номиналом 10 рублей из серии «Города воинской славы». На реверсе монеты — изображение герба города Дмитрова.

Гостиницы города

В Дмитрове есть несколько гостиниц:

  • Отель «Четыре Короны»[www.hotel4crowns.ru/]
  • Гостиница «Кристалл»[www.kristall-hotel.ru/]
  • Отель «Princess Frog»[sbcomplex.ru/hotel.html]

Культура, средства массовой информации

В Дмитрове действуют несколько публичных библиотек:

  • Дмитровская центральная межпоселенческая библиотека [dmlib.ru/]
  • Дмитровская городская библиотека № 4 (мкр. Махалина)
  • Дмитровская городская библиотека № 5 (ул. Большевистская)
  • Дмитровская городская библиотека № 6 (мкр. ДЗФС)
  • Дмитровская библиотека православной культуры (ул. Космонавтов)

В городе имеются дома культуры:

  • РДК «Созвездие»[www.rdk-sozvezdie.ru/]
  • ДК «Содружество» (бывший ДК ДЗФС)[dkdzfs.ru/]
  • ДК «Современник» (бывший ДК ДЭЗ)[www.dk-sovremennik.ru/]

Телевидение:

  • Студия местного телевидения «Вечерний Дмитров»[www.dmitrovtv.ru/]
  • Интернет-телевидение «Dmitrov.ru»

Газеты:

  • «Всё для Вас Дмитров»
  • «Дмитровские известия»
  • «Север Подмосковья»
  • «Дмитровский вестник»[in-dmitrov.ru/]
  • «Весь Дмитров»
  • «Выход в город»
  • «Спорт — Тур» Спортивно-туристическое издание.
  • «Тень»

В городе действуют два муниципальных театра, основанных в 1992 году:

Музей-заповедник «Дмитровский кремль» — один из старейших и крупнейших музеев Подмосковья. Основан как краеведческий музей 13 августа 1918 при участии П. А. Кропоткина; первым его директором стал М. Н. Тихомиров. Располагался на территории Борисоглебского монастыря, с 1933 — в Успенском соборе. В 2002 основная экспозиция переехала оттуда в новый выставочный центр (проект ПБ «АТТИК», авторы: архитекторы Н. Потапова, И. Смирнова), помимо которого, музею принадлежат ещё 9 зданий. В 2005 году посещаемость музея составила 58 000 человек[27], в нём имеется архив, научная библиотека, ведётся исследовательская деятельность[28].

Образование

В 2005 году гимназия «Дмитров» была признана абсолютным победителем Всероссийского конкурса «Лучшие школы России»[29].

В 2011 году сдан в эксплуатацию Дом детского творчества «Радуга».

В городе функционируют 10 общеобразовательных школ, 2 гимназии.

Средне-специальные образовательные учреждения города и района:

  • Яхромский аграрный колледж (пос. Новосиньково)

А также филиалы ВУЗов:

Связь

В городе услуги связи и интернета представляют следующие операторы:

Спорт

Стадионы: «Авангард», «Локомотив», «Торпедо». Ледовый Дворец, парк «Экстрим», Центр фигурного катания и кёрлинга, бассейны «Дельфин» и «Бриз», фитнес-центр «Олимпик». В 2002—2009 гг. в городе существовал хоккейный клуб «Дмитров». В сезоне 2012/13 в городе будет выступать молодёжная команда московского хоккейного клуба «Дмитров». Футбольный клуб «Дмитров» в настоящее время выступает в ЛФЛ, в 2008—2009 гг. выступал во втором дивизионе.

В Ледовом Дворце играет свои домашние игры женский хоккейный клуб «Торнадо», (Московская область), шестикратный чемпион России.

Дмитров является центром воздухоплавания, в городе ежегодно проводятся соревнования тепловых аэростатов за Международный Кубок Губернатора Московской области, проводились чемпионаты России. В 2004 администрация района заказала аэростат «Дмитров-850», обладающий объёмом 4250 м³ и являющийся самым большим в России[31].

Транспорт

Железнодорожный узел. Двухпутная (с 1935) дорога на юг (Москва), однопутная — на север (Дубна) и восток (Александров). Станция пригородных электропоездов. В Москву ежедневно отправляются около 50 электропоездов, из прибывающих со стороны Москвы примерно 15 следуют до Дубны, 10 до Савёлово, 5 до Талдома, по 4 до Орудьево и Костино. В Дмитрове делает остановку экспресс Москва-Дубна, поезд Москва-Рыбинск не останавливается.

Дмитров находится на пересечении автодорог А104, А108 и Р112.

В городе имеется автовокзал. Осуществляется автобусное сообщение с близлежащими населёнными пунктами (Икша, Яхрома, Рогачёво, Орудьево, Рыбное, Ларёво, Костино и др.) и с более отдалёнными: Москвой (метро Алтуфьево, порядка 20 автобусов в день), Дубной, Сергиевым Посадом и Хотьково, имеются и внутригородские маршруты. Многие из них дублируются маршрутными такси.

Грузовой порт на канале им. Москвы.

Экономика

В городе функционируют следующие крупные непроизводственные предприятия:

  • «Автоколонна № 1784» филиал ГУП МО «МОСТРАНСАВТО»[mostransavto.ru/passengers/]
  • «Мостоотряд-90» филиал ПАО «МОСТОТРЕСТ»[www.mo90.ru/]
  • ОАО «Дмитровский автодор»
  • ООО «Облнерудпром»[www.oblnerud.su/index.html]
  • ООО «ТФ „Пять звезд“ (Сеть продуктовых магазинов)[www.5-stars.su/]
  • ООО ЭКО-ЖИЛКОМ» (Утилизация и переработка отходов)[www.eko-zhilkom.ru/]

Промышленность

  • ПАО «Дмитровский трикотаж»[dmitex.ru/]
  • ООО «Дмитровский завод гибкой упаковки»[www.dzgu.ru/]
  • ЗАО «Дмитровский деревообрабатывающий завод»[ddoz.ru/]
  • ООО «Дмитровский завод фрезерных станков» [dzfs.su/]
  • ООО «Дмитровский завод РТИ» (с. Внуково) [dz-rti.ru/]
  • ООО «Дмитровский стеклотарный завод» (с. Борисово)[steklo-dmitrov.ru/]
  • ООО «Дмитровский белковый комбинат» (д. Поддубки) [dbc-rus.com/ru/home/]
  • ООО «Алюмет» (д. Шелепино) [alumet.ru/]
  • АО «ДАРЗ» [www.darz.ru/]
  • ООО «Альфа-Силтэк» [www.siltech.ru/about/]
  • ООО «Дёке Экстружн»[www.docke.ru/]
  • ООО «Окна Роста — Дмитров» [www.oknarosta.ru/]
  • ООО «Дмитров — Кабель»
  • ООО «Завод КвантКабель»[kvantcable.ru/]
  • ЗАО «Зеленая дубрава» [www.mazi.ru/]
  • ООО "ПО «Гофра»[www.gofra.ru/]
  • Мясокомбинат «Дымов»[v-dymov.ru/]
  • Мебельная фабрика «Ладья»[ladya.ru/]

Города-побратимы

Галерея

Напишите отзыв о статье "Дмитров"

Примечания

  1. 1 2 3 www.gks.ru/free_doc/doc_2016/bul_dr/mun_obr2016.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2016 года
  2. [www.kremlin.ru/text/appears/2008/12/210306.shtml] // Выступление на церемонии вручения грамот о присвоении почётного звания «Город воинской славы» Дмитрову, Великому Новгороду, Великим Лукам, 8 декабря 2008 года
  3. [www.vostlit.info/Texts/rus6/Staden/text2.htm Восточная Литература — библиотека текстов Средневековья]
  4. Цейтлин Л. М. Указ. соч. с. 17-18
  5. И. В. Кишкин Дмитровский хронограф. Изд. ТОО «Встреча». 1992 г.
  6. [www.dmitrovtv.ru/ru/news/4501.html Студия местного телевидения «Вечерний Дмитров» Крестьянский мятеж в селе Рогачёво. Репортаж от 16.08.2013 г.]
  7. А. Ф. Тягачёв Их имена на карте города. Дмитров 2004 г. 96 с.
  8. ["Дмитлаговцы строили на века". Север Подмосковья, 3—9 декабря 2004 г.]
  9. [vobbler.narod.ru/pages/trips/kraeved/dmitrov.html Дмитров. Строительство канала им. Москвы]
  10. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=24634 ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ В АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ ДЕЛЕНИИ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ]
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [www.mojgorod.ru/moskovsk_obl/dmitrov/ Народная энциклопедия «Мой город». Дмитров]. Проверено 8 октября 2013. [www.webcitation.org/6KDH97H9S Архивировано из первоисточника 8 октября 2013].
  12. [www.gks.ru/free_doc/doc_2015/vov_svod.pdf Великая Отечественная война. Юбилейный статистический сборник. 2015]. Проверено 23 апреля 2015. [www.webcitation.org/6Y0cjpF3m Архивировано из первоисточника 23 апреля 2015].
  13. [demoscope.ru/weekly/ssp/rus59_reg2.php Всесоюзная перепись населения 1959 года. Численность городского населения РСФСР, её территориальных единиц, городских поселений и городских районов по полу] (рус.). Демоскоп Weekly. Проверено 25 сентября 2013. [www.webcitation.org/6GDOghWC9 Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  14. [demoscope.ru/weekly/ssp/rus70_reg2.php Всесоюзная перепись населения 1970 года Численность городского населения РСФСР, её территориальных единиц, городских поселений и городских районов по полу.] (рус.). Демоскоп Weekly. Проверено 25 сентября 2013. [www.webcitation.org/6GDOiMstp Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  15. [demoscope.ru/weekly/ssp/rus79_reg2.php Всесоюзная перепись населения 1979 года Численность городского населения РСФСР, её территориальных единиц, городских поселений и городских районов по полу.] (рус.). Демоскоп Weekly. Проверено 25 сентября 2013. [www.webcitation.org/6GDOjhZ5L Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  16. istmat.info/files/uploads/15623/narodnoe_hozyaystvo_sssr_1922-1982.pdf Народное хозяйство СССР 1922-1982 (Юбилейный статистический ежегодник)
  17. [istmat.info/node/9301 Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. Финансы и статистика, Москва, 1987 год]. Проверено 28 июня 2016. [www.webcitation.org/6ibsmTCzx Архивировано из первоисточника 28 июня 2016].
  18. [demoscope.ru/weekly/ssp/rus89_reg2.php Всесоюзная перепись населения 1989 года. Численность городского населения]. [www.webcitation.org/617x0o0Pa Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  19. [www.gks.ru/bgd/regl/B09_109/IssWWW.exe/Stg/d01/tabl-21-09.xls Численность постоянного населения Российской Федерации по городам, посёлкам городского типа и районам на 1 января 2009 года]. Проверено 2 января 2014. [www.webcitation.org/6MJmu0z1u Архивировано из первоисточника 2 января 2014].
  20. [www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Vol1/pub-01-11.xlsx Перепись населения 2010. Численность населения России, федеральных округов, субъектов Российской Федерации, городских округов, муниципальных районов, городских и сельских поселений] (рус.). Федеральная служба государственной статистики. Проверено 13 августа 2013. [www.webcitation.org/6GDBk0rPa Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  21. [www.gks.ru/free_doc/doc_2012/bul_dr/mun_obr2012.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям. Таблица 35. Оценка численности постоянного населения на 1 января 2012 года]. Проверено 31 мая 2014. [www.webcitation.org/6PyOWbdMc Архивировано из первоисточника 31 мая 2014].
  22. [www.gks.ru/free_doc/doc_2013/bul_dr/mun_obr2013.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2013 года. — М.: Федеральная служба государственной статистики Росстат, 2013. — 528 с. (Табл. 33. Численность населения городских округов, муниципальных районов, городских и сельских поселений, городских населённых пунктов, сельских населённых пунктов)]. Проверено 16 ноября 2013. [www.webcitation.org/6LAdCWSxH Архивировано из первоисточника 16 ноября 2013].
  23. [www.gks.ru/free_doc/doc_2014/bul_dr/mun_obr2014.rar Таблица 33. Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2014 года]. Проверено 2 августа 2014. [www.webcitation.org/6RWqP50QK Архивировано из первоисточника 2 августа 2014].
  24. [www.gks.ru/free_doc/doc_2015/bul_dr/mun_obr2015.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2015 года]. Проверено 6 августа 2015. [www.webcitation.org/6aaNzOlFO Архивировано из первоисточника 6 августа 2015].
  25. с учётом городов Крыма
  26. [www.gks.ru/free_doc/doc_2016/bul_dr/mun_obr2016.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2016 года. Таблица «31. Численность населения городов и пгт по федеральным округам и субъектам Российской Федерации на 1 января 2016 года». RAR-архив (1,0 Mб)]
  27. [www.mosoblpress.ru/dmit_r/show.shtml?d_id=6590 Краевед] // Дмитровский Вестник, 18.05.2006
  28. [www.museum.ru/M448 Данные страницы музея на сайте www.museum.ru]
  29. [bestschool.org.ru/content/view/465/234/ Итоги конкурса «Лучшие школы России — 2005»]
  30. [dfagtu.ru Дмитровский филиал АГТУ]
  31. [www.aerowaltz.ru/?id_menu=2&id_menu_item=18&id_object=1&id_item=28 Материалы сайта aerowaltz.ru/]

Литература

  • Города Подмосковья. Кн. 2. — М.: Московский рабочий, 1980. — 608 с., ил. — 35 000 экз.
  • Курышев И. Н., Гальченко В. В., Попов Н. Н., Хохлов Р. Ф. Дмитровский край, Дмитров, изд. «Стрелец», 1993.
  • Милонов Н. П. Дмитровское городище (Кремль города Дмитрова) // Советская археология. Сб. т. 4, М. — Л., 1937.
  • Никитин А. В. [www.archeologia.ru/Library/Book/f3a542c5b2fa К характеристике материалов раскопок в Дмитрове (1933—1934 гг.)] // Древности Московского Кремля. Материалы и исследования по археологии СССР. Материалы и исследования по археологии Москвы, т. IV, № 167, М.: Наука, 1971.
  • Подъяпольская Е. Н. Памятники архитектуры Московской области. Вып. 1 — М.: Стройиздат, 1999.
  • Соловьёв С. М. История России с древнейших времён (Дмитров упомянут: том 2, гл. 6; том 3, гл. 2-7; том 4; том 8, гл. 6).
  • Сунгуров Р. [www.lgz.ru/article/id=1685&top=26&ui=1190954701058&r=164 Дмитровский кремль] // Литературная газета, № 38-39 (6139)
  • Тихомиров М. Н. Средневековая Москва в XIV—XV веках, Издательство Московского университета, 1957 ([www.archeologia.ru/Library/Book/891d365d3c3b/page134 раздел «Дмитров и пути на север»])
  • Голицын С. М. Записки беспогонника. — М.: Русскій Міръ, 2010. — 608 с. — С. 124—137 (Дмитров). — (О доблестях, о подвигах, о славе…). — ISBN 978-5-89577-123-5.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Дмитров

Про деятельность Александра и Наполеона нельзя сказать, чтобы она была полезна или вредна, ибо мы не можем сказать, для чего она полезна и для чего вредна. Если деятельность эта кому нибудь не нравится, то она не нравится ему только вследствие несовпадения ее с ограниченным пониманием его о том, что есть благо. Представляется ли мне благом сохранение в 12 м году дома моего отца в Москве, или слава русских войск, или процветание Петербургского и других университетов, или свобода Польши, или могущество России, или равновесие Европы, или известного рода европейское просвещение – прогресс, я должен признать, что деятельность всякого исторического лица имела, кроме этих целей, ещь другие, более общие и недоступные мне цели.
Но положим, что так называемая наука имеет возможность примирить все противоречия и имеет для исторических лиц и событий неизменное мерило хорошего и дурного.
Положим, что Александр мог сделать все иначе. Положим, что он мог, по предписанию тех, которые обвиняют его, тех, которые профессируют знание конечной цели движения человечества, распорядиться по той программе народности, свободы, равенства и прогресса (другой, кажется, нет), которую бы ему дали теперешние обвинители. Положим, что эта программа была бы возможна и составлена и что Александр действовал бы по ней. Что же сталось бы тогда с деятельностью всех тех людей, которые противодействовали тогдашнему направлению правительства, – с деятельностью, которая, по мнению историков, хороша и полезна? Деятельности бы этой не было; жизни бы не было; ничего бы не было.
Если допустить, что жизнь человеческая может управляться разумом, – то уничтожится возможность жизни.


Если допустить, как то делают историки, что великие люди ведут человечество к достижению известных целей, состоящих или в величии России или Франции, или в равновесии Европы, или в разнесении идей революции, или в общем прогрессе, или в чем бы то ни было, то невозможно объяснить явлений истории без понятий о случае и о гении.
Если цель европейских войн начала нынешнего столетия состояла в величии России, то эта цель могла быть достигнута без всех предшествовавших войн и без нашествия. Если цель – величие Франции, то эта цель могла быть достигнута и без революции, и без империи. Если цель – распространение идей, то книгопечатание исполнило бы это гораздо лучше, чем солдаты. Если цель – прогресс цивилизации, то весьма легко предположить, что, кроме истребления людей и их богатств, есть другие более целесообразные пути для распространения цивилизации.
Почему же это случилось так, а не иначе?
Потому что это так случилось. «Случай сделал положение; гений воспользовался им», – говорит история.
Но что такое случай? Что такое гений?
Слова случай и гений не обозначают ничего действительно существующего и потому не могут быть определены. Слова эти только обозначают известную степень понимания явлений. Я не знаю, почему происходит такое то явление; думаю, что не могу знать; потому не хочу знать и говорю: случай. Я вижу силу, производящую несоразмерное с общечеловеческими свойствами действие; не понимаю, почему это происходит, и говорю: гений.
Для стада баранов тот баран, который каждый вечер отгоняется овчаром в особый денник к корму и становится вдвое толще других, должен казаться гением. И то обстоятельство, что каждый вечер именно этот самый баран попадает не в общую овчарню, а в особый денник к овсу, и что этот, именно этот самый баран, облитый жиром, убивается на мясо, должно представляться поразительным соединением гениальности с целым рядом необычайных случайностей.
Но баранам стоит только перестать думать, что все, что делается с ними, происходит только для достижения их бараньих целей; стоит допустить, что происходящие с ними события могут иметь и непонятные для них цели, – и они тотчас же увидят единство, последовательность в том, что происходит с откармливаемым бараном. Ежели они и не будут знать, для какой цели он откармливался, то, по крайней мере, они будут знать, что все случившееся с бараном случилось не нечаянно, и им уже не будет нужды в понятии ни о случае, ни о гении.
Только отрешившись от знаний близкой, понятной цели и признав, что конечная цель нам недоступна, мы увидим последовательность и целесообразность в жизни исторических лиц; нам откроется причина того несоразмерного с общечеловеческими свойствами действия, которое они производят, и не нужны будут нам слова случай и гений.
Стоит только признать, что цель волнений европейских народов нам неизвестна, а известны только факты, состоящие в убийствах, сначала во Франции, потом в Италии, в Африке, в Пруссии, в Австрии, в Испании, в России, и что движения с запада на восток и с востока на запад составляют сущность и цель этих событий, и нам не только не нужно будет видеть исключительность и гениальность в характерах Наполеона и Александра, но нельзя будет представить себе эти лица иначе, как такими же людьми, как и все остальные; и не только не нужно будет объяснять случайностию тех мелких событий, которые сделали этих людей тем, чем они были, но будет ясно, что все эти мелкие события были необходимы.
Отрешившись от знания конечной цели, мы ясно поймем, что точно так же, как ни к одному растению нельзя придумать других, более соответственных ему, цвета и семени, чем те, которые оно производит, точно так же невозможно придумать других двух людей, со всем их прошедшим, которое соответствовало бы до такой степени, до таких мельчайших подробностей тому назначению, которое им предлежало исполнить.


Основной, существенный смысл европейских событий начала нынешнего столетия есть воинственное движение масс европейских народов с запада на восток и потом с востока на запад. Первым зачинщиком этого движения было движение с запада на восток. Для того чтобы народы запада могли совершить то воинственное движение до Москвы, которое они совершили, необходимо было: 1) чтобы они сложились в воинственную группу такой величины, которая была бы в состоянии вынести столкновение с воинственной группой востока; 2) чтобы они отрешились от всех установившихся преданий и привычек и 3) чтобы, совершая свое воинственное движение, они имели во главе своей человека, который, и для себя и для них, мог бы оправдывать имеющие совершиться обманы, грабежи и убийства, которые сопутствовали этому движению.
И начиная с французской революции разрушается старая, недостаточно великая группа; уничтожаются старые привычки и предания; вырабатываются, шаг за шагом, группа новых размеров, новые привычки и предания, и приготовляется тот человек, который должен стоять во главе будущего движения и нести на себе всю ответственность имеющего совершиться.
Человек без убеждений, без привычек, без преданий, без имени, даже не француз, самыми, кажется, странными случайностями продвигается между всеми волнующими Францию партиями и, не приставая ни к одной из них, выносится на заметное место.
Невежество сотоварищей, слабость и ничтожество противников, искренность лжи и блестящая и самоуверенная ограниченность этого человека выдвигают его во главу армии. Блестящий состав солдат итальянской армии, нежелание драться противников, ребяческая дерзость и самоуверенность приобретают ему военную славу. Бесчисленное количество так называемых случайностей сопутствует ему везде. Немилость, в которую он впадает у правителей Франции, служит ему в пользу. Попытки его изменить предназначенный ему путь не удаются: его не принимают на службу в Россию, и не удается ему определение в Турцию. Во время войн в Италии он несколько раз находится на краю гибели и всякий раз спасается неожиданным образом. Русские войска, те самые, которые могут разрушить его славу, по разным дипломатическим соображениям, не вступают в Европу до тех пор, пока он там.
По возвращении из Италии он находит правительство в Париже в том процессе разложения, в котором люди, попадающие в это правительство, неизбежно стираются и уничтожаются. И сам собой для него является выход из этого опасного положения, состоящий в бессмысленной, беспричинной экспедиции в Африку. Опять те же так называемые случайности сопутствуют ему. Неприступная Мальта сдается без выстрела; самые неосторожные распоряжения увенчиваются успехом. Неприятельский флот, который не пропустит после ни одной лодки, пропускает целую армию. В Африке над безоружными почти жителями совершается целый ряд злодеяний. И люди, совершающие злодеяния эти, и в особенности их руководитель, уверяют себя, что это прекрасно, что это слава, что это похоже на Кесаря и Александра Македонского и что это хорошо.
Тот идеал славы и величия, состоящий в том, чтобы не только ничего не считать для себя дурным, но гордиться всяким своим преступлением, приписывая ему непонятное сверхъестественное значение, – этот идеал, долженствующий руководить этим человеком и связанными с ним людьми, на просторе вырабатывается в Африке. Все, что он ни делает, удается ему. Чума не пристает к нему. Жестокость убийства пленных не ставится ему в вину. Ребячески неосторожный, беспричинный и неблагородный отъезд его из Африки, от товарищей в беде, ставится ему в заслугу, и опять неприятельский флот два раза упускает его. В то время как он, уже совершенно одурманенный совершенными им счастливыми преступлениями, готовый для своей роли, без всякой цели приезжает в Париж, то разложение республиканского правительства, которое могло погубить его год тому назад, теперь дошло до крайней степени, и присутствие его, свежего от партий человека, теперь только может возвысить его.
Он не имеет никакого плана; он всего боится; но партии ухватываются за него и требуют его участия.
Он один, с своим выработанным в Италии и Египте идеалом славы и величия, с своим безумием самообожания, с своею дерзостью преступлений, с своею искренностью лжи, – он один может оправдать то, что имеет совершиться.
Он нужен для того места, которое ожидает его, и потому, почти независимо от его воли и несмотря на его нерешительность, на отсутствие плана, на все ошибки, которые он делает, он втягивается в заговор, имеющий целью овладение властью, и заговор увенчивается успехом.
Его вталкивают в заседание правителей. Испуганный, он хочет бежать, считая себя погибшим; притворяется, что падает в обморок; говорит бессмысленные вещи, которые должны бы погубить его. Но правители Франции, прежде сметливые и гордые, теперь, чувствуя, что роль их сыграна, смущены еще более, чем он, говорят не те слова, которые им нужно бы было говорить, для того чтоб удержать власть и погубить его.
Случайность, миллионы случайностей дают ему власть, и все люди, как бы сговорившись, содействуют утверждению этой власти. Случайности делают характеры тогдашних правителей Франции, подчиняющимися ему; случайности делают характер Павла I, признающего его власть; случайность делает против него заговор, не только не вредящий ему, но утверждающий его власть. Случайность посылает ему в руки Энгиенского и нечаянно заставляет его убить, тем самым, сильнее всех других средств, убеждая толпу, что он имеет право, так как он имеет силу. Случайность делает то, что он напрягает все силы на экспедицию в Англию, которая, очевидно, погубила бы его, и никогда не исполняет этого намерения, а нечаянно нападает на Мака с австрийцами, которые сдаются без сражения. Случайность и гениальность дают ему победу под Аустерлицем, и случайно все люди, не только французы, но и вся Европа, за исключением Англии, которая и не примет участия в имеющих совершиться событиях, все люди, несмотря на прежний ужас и отвращение к его преступлениям, теперь признают за ним его власть, название, которое он себе дал, и его идеал величия и славы, который кажется всем чем то прекрасным и разумным.
Как бы примериваясь и приготовляясь к предстоящему движению, силы запада несколько раз в 1805 м, 6 м, 7 м, 9 м году стремятся на восток, крепчая и нарастая. В 1811 м году группа людей, сложившаяся во Франции, сливается в одну огромную группу с серединными народами. Вместе с увеличивающейся группой людей дальше развивается сила оправдания человека, стоящего во главе движения. В десятилетний приготовительный период времени, предшествующий большому движению, человек этот сводится со всеми коронованными лицами Европы. Разоблаченные владыки мира не могут противопоставить наполеоновскому идеалу славы и величия, не имеющего смысла, никакого разумного идеала. Один перед другим, они стремятся показать ему свое ничтожество. Король прусский посылает свою жену заискивать милости великого человека; император Австрии считает за милость то, что человек этот принимает в свое ложе дочь кесарей; папа, блюститель святыни народов, служит своей религией возвышению великого человека. Не столько сам Наполеон приготовляет себя для исполнения своей роли, сколько все окружающее готовит его к принятию на себя всей ответственности того, что совершается и имеет совершиться. Нет поступка, нет злодеяния или мелочного обмана, который бы он совершил и который тотчас же в устах его окружающих не отразился бы в форме великого деяния. Лучший праздник, который могут придумать для него германцы, – это празднование Иены и Ауерштета. Не только он велик, но велики его предки, его братья, его пасынки, зятья. Все совершается для того, чтобы лишить его последней силы разума и приготовить к его страшной роли. И когда он готов, готовы и силы.
Нашествие стремится на восток, достигает конечной цели – Москвы. Столица взята; русское войско более уничтожено, чем когда нибудь были уничтожены неприятельские войска в прежних войнах от Аустерлица до Ваграма. Но вдруг вместо тех случайностей и гениальности, которые так последовательно вели его до сих пор непрерывным рядом успехов к предназначенной цели, является бесчисленное количество обратных случайностей, от насморка в Бородине до морозов и искры, зажегшей Москву; и вместо гениальности являются глупость и подлость, не имеющие примеров.
Нашествие бежит, возвращается назад, опять бежит, и все случайности постоянно теперь уже не за, а против него.
Совершается противодвижение с востока на запад с замечательным сходством с предшествовавшим движением с запада на восток. Те же попытки движения с востока на запад в 1805 – 1807 – 1809 годах предшествуют большому движению; то же сцепление и группу огромных размеров; то же приставание серединных народов к движению; то же колебание в середине пути и та же быстрота по мере приближения к цели.
Париж – крайняя цель достигнута. Наполеоновское правительство и войска разрушены. Сам Наполеон не имеет больше смысла; все действия его очевидно жалки и гадки; но опять совершается необъяснимая случайность: союзники ненавидят Наполеона, в котором они видят причину своих бедствий; лишенный силы и власти, изобличенный в злодействах и коварствах, он бы должен был представляться им таким, каким он представлялся им десять лет тому назад и год после, – разбойником вне закона. Но по какой то странной случайности никто не видит этого. Роль его еще не кончена. Человека, которого десять лет тому назад и год после считали разбойником вне закона, посылают в два дня переезда от Франции на остров, отдаваемый ему во владение с гвардией и миллионами, которые платят ему за что то.


Движение народов начинает укладываться в свои берега. Волны большого движения отхлынули, и на затихшем море образуются круги, по которым носятся дипломаты, воображая, что именно они производят затишье движения.
Но затихшее море вдруг поднимается. Дипломатам кажется, что они, их несогласия, причиной этого нового напора сил; они ждут войны между своими государями; положение им кажется неразрешимым. Но волна, подъем которой они чувствуют, несется не оттуда, откуда они ждут ее. Поднимается та же волна, с той же исходной точки движения – Парижа. Совершается последний отплеск движения с запада; отплеск, который должен разрешить кажущиеся неразрешимыми дипломатические затруднения и положить конец воинственному движению этого периода.
Человек, опустошивший Францию, один, без заговора, без солдат, приходит во Францию. Каждый сторож может взять его; но, по странной случайности, никто не только не берет, но все с восторгом встречают того человека, которого проклинали день тому назад и будут проклинать через месяц.
Человек этот нужен еще для оправдания последнего совокупного действия.
Действие совершено. Последняя роль сыграна. Актеру велено раздеться и смыть сурьму и румяны: он больше не понадобится.
И проходят несколько лет в том, что этот человек, в одиночестве на своем острове, играет сам перед собой жалкую комедию, мелочно интригует и лжет, оправдывая свои деяния, когда оправдание это уже не нужно, и показывает всему миру, что такое было то, что люди принимали за силу, когда невидимая рука водила им.
Распорядитель, окончив драму и раздев актера, показал его нам.
– Смотрите, чему вы верили! Вот он! Видите ли вы теперь, что не он, а Я двигал вас?
Но, ослепленные силой движения, люди долго не понимали этого.
Еще большую последовательность и необходимость представляет жизнь Александра I, того лица, которое стояло во главе противодвижения с востока на запад.
Что нужно для того человека, который бы, заслоняя других, стоял во главе этого движения с востока на запад?
Нужно чувство справедливости, участие к делам Европы, но отдаленное, не затемненное мелочными интересами; нужно преобладание высоты нравственной над сотоварищами – государями того времени; нужна кроткая и привлекательная личность; нужно личное оскорбление против Наполеона. И все это есть в Александре I; все это подготовлено бесчисленными так называемыми случайностями всей его прошедшей жизни: и воспитанием, и либеральными начинаниями, и окружающими советниками, и Аустерлицем, и Тильзитом, и Эрфуртом.
Во время народной войны лицо это бездействует, так как оно не нужно. Но как скоро является необходимость общей европейской войны, лицо это в данный момент является на свое место и, соединяя европейские народы, ведет их к цели.
Цель достигнута. После последней войны 1815 года Александр находится на вершине возможной человеческой власти. Как же он употребляет ее?
Александр I, умиротворитель Европы, человек, с молодых лет стремившийся только к благу своих народов, первый зачинщик либеральных нововведений в своем отечестве, теперь, когда, кажется, он владеет наибольшей властью и потому возможностью сделать благо своих народов, в то время как Наполеон в изгнании делает детские и лживые планы о том, как бы он осчастливил человечество, если бы имел власть, Александр I, исполнив свое призвание и почуяв на себе руку божию, вдруг признает ничтожность этой мнимой власти, отворачивается от нее, передает ее в руки презираемых им и презренных людей и говорит только:
– «Не нам, не нам, а имени твоему!» Я человек тоже, как и вы; оставьте меня жить, как человека, и думать о своей душе и о боге.

Как солнце и каждый атом эфира есть шар, законченный в самом себе и вместе с тем только атом недоступного человеку по огромности целого, – так и каждая личность носит в самой себе свои цели и между тем носит их для того, чтобы служить недоступным человеку целям общим.
Пчела, сидевшая на цветке, ужалила ребенка. И ребенок боится пчел и говорит, что цель пчелы состоит в том, чтобы жалить людей. Поэт любуется пчелой, впивающейся в чашечку цветка, и говорит, цель пчелы состоит во впивании в себя аромата цветов. Пчеловод, замечая, что пчела собирает цветочную пыль к приносит ее в улей, говорит, что цель пчелы состоит в собирании меда. Другой пчеловод, ближе изучив жизнь роя, говорит, что пчела собирает пыль для выкармливанья молодых пчел и выведения матки, что цель ее состоит в продолжении рода. Ботаник замечает, что, перелетая с пылью двудомного цветка на пестик, пчела оплодотворяет его, и ботаник в этом видит цель пчелы. Другой, наблюдая переселение растений, видит, что пчела содействует этому переселению, и этот новый наблюдатель может сказать, что в этом состоит цель пчелы. Но конечная цель пчелы не исчерпывается ни тою, ни другой, ни третьей целью, которые в состоянии открыть ум человеческий. Чем выше поднимается ум человеческий в открытии этих целей, тем очевиднее для него недоступность конечной цели.
Человеку доступно только наблюдение над соответственностью жизни пчелы с другими явлениями жизни. То же с целями исторических лиц и народов.


Свадьба Наташи, вышедшей в 13 м году за Безухова, было последнее радостное событие в старой семье Ростовых. В тот же год граф Илья Андреевич умер, и, как это всегда бывает, со смертью его распалась старая семья.
События последнего года: пожар Москвы и бегство из нее, смерть князя Андрея и отчаяние Наташи, смерть Пети, горе графини – все это, как удар за ударом, падало на голову старого графа. Он, казалось, не понимал и чувствовал себя не в силах понять значение всех этих событий и, нравственно согнув свою старую голову, как будто ожидал и просил новых ударов, которые бы его покончили. Он казался то испуганным и растерянным, то неестественно оживленным и предприимчивым.
Свадьба Наташи на время заняла его своей внешней стороной. Он заказывал обеды, ужины и, видимо, хотел казаться веселым; но веселье его не сообщалось, как прежде, а, напротив, возбуждало сострадание в людях, знавших и любивших его.
После отъезда Пьера с женой он затих и стал жаловаться на тоску. Через несколько дней он заболел и слег в постель. С первых дней его болезни, несмотря на утешения докторов, он понял, что ему не вставать. Графиня, не раздеваясь, две недели провела в кресле у его изголовья. Всякий раз, как она давала ему лекарство, он, всхлипывая, молча целовал ее руку. В последний день он, рыдая, просил прощения у жены и заочно у сына за разорение именья – главную вину, которую он за собой чувствовал. Причастившись и особоровавшись, он тихо умер, и на другой день толпа знакомых, приехавших отдать последний долг покойнику, наполняла наемную квартиру Ростовых. Все эти знакомые, столько раз обедавшие и танцевавшие у него, столько раз смеявшиеся над ним, теперь все с одинаковым чувством внутреннего упрека и умиления, как бы оправдываясь перед кем то, говорили: «Да, там как бы то ни было, а прекрасжейший был человек. Таких людей нынче уж не встретишь… А у кого ж нет своих слабостей?..»
Именно в то время, когда дела графа так запутались, что нельзя было себе представить, чем это все кончится, если продолжится еще год, он неожиданно умер.
Николай был с русскими войсками в Париже, когда к нему пришло известие о смерти отца. Он тотчас же подал в отставку и, не дожидаясь ее, взял отпуск и приехал в Москву. Положение денежных дел через месяц после смерти графа совершенно обозначилось, удивив всех громадностию суммы разных мелких долгов, существования которых никто и не подозревал. Долгов было вдвое больше, чем имения.
Родные и друзья советовали Николаю отказаться от наследства. Но Николай в отказе от наследства видел выражение укора священной для него памяти отца и потому не хотел слышать об отказе и принял наследство с обязательством уплаты долгов.
Кредиторы, так долго молчавшие, будучи связаны при жизни графа тем неопределенным, но могучим влиянием, которое имела на них его распущенная доброта, вдруг все подали ко взысканию. Явилось, как это всегда бывает, соревнование – кто прежде получит, – и те самые люди, которые, как Митенька и другие, имели безденежные векселя – подарки, явились теперь самыми требовательными кредиторами. Николаю не давали ни срока, ни отдыха, и те, которые, по видимому, жалели старика, бывшего виновником их потери (если были потери), теперь безжалостно накинулись на очевидно невинного перед ними молодого наследника, добровольно взявшего на себя уплату.
Ни один из предполагаемых Николаем оборотов не удался; имение с молотка было продано за полцены, а половина долгов оставалась все таки не уплаченною. Николай взял предложенные ему зятем Безуховым тридцать тысяч для уплаты той части долгов, которые он признавал за денежные, настоящие долги. А чтобы за оставшиеся долги не быть посаженным в яму, чем ему угрожали кредиторы, он снова поступил на службу.
Ехать в армию, где он был на первой вакансии полкового командира, нельзя было потому, что мать теперь держалась за сына, как за последнюю приманку жизни; и потому, несмотря на нежелание оставаться в Москве в кругу людей, знавших его прежде, несмотря на свое отвращение к статской службе, он взял в Москве место по статской части и, сняв любимый им мундир, поселился с матерью и Соней на маленькой квартире, на Сивцевом Вражке.
Наташа и Пьер жили в это время в Петербурге, не имея ясного понятия о положении Николая. Николай, заняв у зятя деньги, старался скрыть от него свое бедственное положение. Положение Николая было особенно дурно потому, что своими тысячью двумястами рублями жалованья он не только должен был содержать себя, Соню и мать, но он должен был содержать мать так, чтобы она не замечала, что они бедны. Графиня не могла понять возможности жизни без привычных ей с детства условий роскоши и беспрестанно, не понимая того, как это трудно было для сына, требовала то экипажа, которого у них не было, чтобы послать за знакомой, то дорогого кушанья для себя и вина для сына, то денег, чтобы сделать подарок сюрприз Наташе, Соне и тому же Николаю.
Соня вела домашнее хозяйство, ухаживала за теткой, читала ей вслух, переносила ее капризы и затаенное нерасположение и помогала Николаю скрывать от старой графини то положение нужды, в котором они находились. Николай чувствовал себя в неоплатном долгу благодарности перед Соней за все, что она делала для его матери, восхищался ее терпением и преданностью, но старался отдаляться от нее.
Он в душе своей как будто упрекал ее за то, что она была слишком совершенна, и за то, что не в чем было упрекать ее. В ней было все, за что ценят людей; но было мало того, что бы заставило его любить ее. И он чувствовал, что чем больше он ценит, тем меньше любит ее. Он поймал ее на слове, в ее письме, которым она давала ему свободу, и теперь держал себя с нею так, как будто все то, что было между ними, уже давным давно забыто и ни в каком случае не может повториться.
Положение Николая становилось хуже и хуже. Мысль о том, чтобы откладывать из своего жалованья, оказалась мечтою. Он не только не откладывал, но, удовлетворяя требования матери, должал по мелочам. Выхода из его положения ему не представлялось никакого. Мысль о женитьбе на богатой наследнице, которую ему предлагали его родственницы, была ему противна. Другой выход из его положения – смерть матери – никогда не приходила ему в голову. Он ничего не желал, ни на что не надеялся; и в самой глубине души испытывал мрачное и строгое наслаждение в безропотном перенесении своего положения. Он старался избегать прежних знакомых с их соболезнованием и предложениями оскорбительной помощи, избегал всякого рассеяния и развлечения, даже дома ничем не занимался, кроме раскладывания карт с своей матерью, молчаливыми прогулками по комнате и курением трубки за трубкой. Он как будто старательно соблюдал в себе то мрачное настроение духа, в котором одном он чувствовал себя в состоянии переносить свое положение.


В начале зимы княжна Марья приехала в Москву. Из городских слухов она узнала о положении Ростовых и о том, как «сын жертвовал собой для матери», – так говорили в городе.
«Я и не ожидала от него другого», – говорила себе княжна Марья, чувствуя радостное подтверждение своей любви к нему. Вспоминая свои дружеские и почти родственные отношения ко всему семейству, она считала своей обязанностью ехать к ним. Но, вспоминая свои отношения к Николаю в Воронеже, она боялась этого. Сделав над собой большое усилие, она, однако, через несколько недель после своего приезда в город приехала к Ростовым.
Николай первый встретил ее, так как к графине можно было проходить только через его комнату. При первом взгляде на нее лицо Николая вместо выражения радости, которую ожидала увидать на нем княжна Марья, приняло невиданное прежде княжной выражение холодности, сухости и гордости. Николай спросил о ее здоровье, проводил к матери и, посидев минут пять, вышел из комнаты.
Когда княжна выходила от графини, Николай опять встретил ее и особенно торжественно и сухо проводил до передней. Он ни слова не ответил на ее замечания о здоровье графини. «Вам какое дело? Оставьте меня в покое», – говорил его взгляд.
– И что шляется? Чего ей нужно? Терпеть не могу этих барынь и все эти любезности! – сказал он вслух при Соне, видимо не в силах удерживать свою досаду, после того как карета княжны отъехала от дома.
– Ах, как можно так говорить, Nicolas! – сказала Соня, едва скрывая свою радость. – Она такая добрая, и maman так любит ее.
Николай ничего не отвечал и хотел бы вовсе не говорить больше о княжне. Но со времени ее посещения старая графиня всякий день по нескольку раз заговаривала о ней.
Графиня хвалила ее, требовала, чтобы сын съездил к ней, выражала желание видеть ее почаще, но вместе с тем всегда становилась не в духе, когда она о ней говорила.
Николай старался молчать, когда мать говорила о княжне, но молчание его раздражало графиню.
– Она очень достойная и прекрасная девушка, – говорила она, – и тебе надо к ней съездить. Все таки ты увидишь кого нибудь; а то тебе скука, я думаю, с нами.
– Да я нисколько не желаю, маменька.
– То хотел видеть, а теперь не желаю. Я тебя, мой милый, право, не понимаю. То тебе скучно, то ты вдруг никого не хочешь видеть.
– Да я не говорил, что мне скучно.
– Как же, ты сам сказал, что ты и видеть ее не желаешь. Она очень достойная девушка и всегда тебе нравилась; а теперь вдруг какие то резоны. Всё от меня скрывают.
– Да нисколько, маменька.
– Если б я тебя просила сделать что нибудь неприятное, а то я тебя прошу съездить отдать визит. Кажется, и учтивость требует… Я тебя просила и теперь больше не вмешиваюсь, когда у тебя тайны от матери.
– Да я поеду, если вы хотите.
– Мне все равно; я для тебя желаю.
Николай вздыхал, кусая усы, и раскладывал карты, стараясь отвлечь внимание матери на другой предмет.
На другой, на третий и на четвертый день повторялся тот же и тот же разговор.
После своего посещения Ростовых и того неожиданного, холодного приема, сделанного ей Николаем, княжна Марья призналась себе, что она была права, не желая ехать первая к Ростовым.
«Я ничего и не ожидала другого, – говорила она себе, призывая на помощь свою гордость. – Мне нет никакого дела до него, и я только хотела видеть старушку, которая была всегда добра ко мне и которой я многим обязана».
Но она не могла успокоиться этими рассуждениями: чувство, похожее на раскаяние, мучило ее, когда она вспоминала свое посещение. Несмотря на то, что она твердо решилась не ездить больше к Ростовым и забыть все это, она чувствовала себя беспрестанно в неопределенном положении. И когда она спрашивала себя, что же такое было то, что мучило ее, она должна была признаваться, что это были ее отношения к Ростову. Его холодный, учтивый тон не вытекал из его чувства к ней (она это знала), а тон этот прикрывал что то. Это что то ей надо было разъяснить; и до тех пор она чувствовала, что не могла быть покойна.
В середине зимы она сидела в классной, следя за уроками племянника, когда ей пришли доложить о приезде Ростова. С твердым решением не выдавать своей тайны и не выказать своего смущения она пригласила m lle Bourienne и с ней вместе вышла в гостиную.
При первом взгляде на лицо Николая она увидала, что он приехал только для того, чтобы исполнить долг учтивости, и решилась твердо держаться в том самом тоне, в котором он обратится к ней.
Они заговорили о здоровье графини, об общих знакомых, о последних новостях войны, и когда прошли те требуемые приличием десять минут, после которых гость может встать, Николай поднялся, прощаясь.
Княжна с помощью m lle Bourienne выдержала разговор очень хорошо; но в самую последнюю минуту, в то время как он поднялся, она так устала говорить о том, до чего ей не было дела, и мысль о том, за что ей одной так мало дано радостей в жизни, так заняла ее, что она в припадке рассеянности, устремив вперед себя свои лучистые глаза, сидела неподвижно, не замечая, что он поднялся.
Николай посмотрел на нее и, желая сделать вид, что он не замечает ее рассеянности, сказал несколько слов m lle Bourienne и опять взглянул на княжну. Она сидела так же неподвижно, и на нежном лице ее выражалось страдание. Ему вдруг стало жалко ее и смутно представилось, что, может быть, он был причиной той печали, которая выражалась на ее лице. Ему захотелось помочь ей, сказать ей что нибудь приятное; но он не мог придумать, что бы сказать ей.
– Прощайте, княжна, – сказал он. Она опомнилась, вспыхнула и тяжело вздохнула.
– Ах, виновата, – сказала она, как бы проснувшись. – Вы уже едете, граф; ну, прощайте! А подушку графине?
– Постойте, я сейчас принесу ее, – сказала m lle Bourienne и вышла из комнаты.
Оба молчали, изредка взглядывая друг на друга.
– Да, княжна, – сказал, наконец, Николай, грустно улыбаясь, – недавно кажется, а сколько воды утекло с тех пор, как мы с вами в первый раз виделись в Богучарове. Как мы все казались в несчастии, – а я бы дорого дал, чтобы воротить это время… да не воротишь.
Княжна пристально глядела ему в глаза своим лучистым взглядом, когда он говорил это. Она как будто старалась понять тот тайный смысл его слов, который бы объяснил ей его чувство к ней.
– Да, да, – сказала она, – но вам нечего жалеть прошедшего, граф. Как я понимаю вашу жизнь теперь, вы всегда с наслаждением будете вспоминать ее, потому что самоотвержение, которым вы живете теперь…
– Я не принимаю ваших похвал, – перебил он ее поспешно, – напротив, я беспрестанно себя упрекаю; но это совсем неинтересный и невеселый разговор.
И опять взгляд его принял прежнее сухое и холодное выражение. Но княжна уже увидала в нем опять того же человека, которого она знала и любила, и говорила теперь только с этим человеком.
– Я думала, что вы позволите мне сказать вам это, – сказала она. – Мы так сблизились с вами… и с вашим семейством, и я думала, что вы не почтете неуместным мое участие; но я ошиблась, – сказала она. Голос ее вдруг дрогнул. – Я не знаю почему, – продолжала она, оправившись, – вы прежде были другой и…
– Есть тысячи причин почему (он сделал особое ударение на слово почему). Благодарю вас, княжна, – сказал он тихо. – Иногда тяжело.
«Так вот отчего! Вот отчего! – говорил внутренний голос в душе княжны Марьи. – Нет, я не один этот веселый, добрый и открытый взгляд, не одну красивую внешность полюбила в нем; я угадала его благородную, твердую, самоотверженную душу, – говорила она себе. – Да, он теперь беден, а я богата… Да, только от этого… Да, если б этого не было…» И, вспоминая прежнюю его нежность и теперь глядя на его доброе и грустное лицо, она вдруг поняла причину его холодности.
– Почему же, граф, почему? – вдруг почти вскрикнула она невольно, подвигаясь к нему. – Почему, скажите мне? Вы должны сказать. – Он молчал. – Я не знаю, граф, вашего почему, – продолжала она. – Но мне тяжело, мне… Я признаюсь вам в этом. Вы за что то хотите лишить меня прежней дружбы. И мне это больно. – У нее слезы были в глазах и в голосе. – У меня так мало было счастия в жизни, что мне тяжела всякая потеря… Извините меня, прощайте. – Она вдруг заплакала и пошла из комнаты.
– Княжна! постойте, ради бога, – вскрикнул он, стараясь остановить ее. – Княжна!
Она оглянулась. Несколько секунд они молча смотрели в глаза друг другу, и далекое, невозможное вдруг стало близким, возможным и неизбежным.
……


Осенью 1814 го года Николай женился на княжне Марье и с женой, матерью и Соней переехал на житье в Лысые Горы.
В три года он, не продавая именья жены, уплатил оставшиеся долги и, получив небольшое наследство после умершей кузины, заплатил и долг Пьеру.
Еще через три года, к 1820 му году, Николай так устроил свои денежные дела, что прикупил небольшое именье подле Лысых Гор и вел переговоры о выкупе отцовского Отрадного, что составляло его любимую мечту.
Начав хозяйничать по необходимости, он скоро так пристрастился к хозяйству, что оно сделалось для него любимым и почти исключительным занятием. Николай был хозяин простой, не любил нововведений, в особенности английских, которые входили тогда в моду, смеялся над теоретическими сочинениями о хозяйстве, не любил заводов, дорогих производств, посевов дорогих хлебов и вообще не занимался отдельно ни одной частью хозяйства. У него перед глазами всегда было только одно именье, а не какая нибудь отдельная часть его. В именье же главным предметом был не азот и не кислород, находящиеся в почве и воздухе, не особенный плуг и назем, а то главное орудие, чрез посредство которого действует и азот, и кислород, и назем, и плуг – то есть работник мужик. Когда Николай взялся за хозяйство и стал вникать в различные его части, мужик особенно привлек к себе его внимание; мужик представлялся ему не только орудием, но и целью и судьею. Он сначала всматривался в мужика, стараясь понять, что ему нужно, что он считает дурным и хорошим, и только притворялся, что распоряжается и приказывает, в сущности же только учился у мужиков и приемам, и речам, и суждениям о том, что хорошо и что дурно. И только тогда, когда понял вкусы и стремления мужика, научился говорить его речью и понимать тайный смысл его речи, когда почувствовал себя сроднившимся с ним, только тогда стал он смело управлять им, то есть исполнять по отношению к мужикам ту самую должность, исполнение которой от него требовалось. И хозяйство Николая приносило самые блестящие результаты.
Принимая в управление имение, Николай сразу, без ошибки, по какому то дару прозрения, назначал бурмистром, старостой, выборным тех самых людей, которые были бы выбраны самими мужиками, если б они могли выбирать, и начальники его никогда не переменялись. Прежде чем исследовать химические свойства навоза, прежде чем вдаваться в дебет и кредит (как он любил насмешливо говорить), он узнавал количество скота у крестьян и увеличивал это количество всеми возможными средствами. Семьи крестьян он поддерживал в самых больших размерах, не позволяя делиться. Ленивых, развратных и слабых он одинаково преследовал и старался изгонять из общества.
При посевах и уборке сена и хлебов он совершенно одинаково следил за своими и мужицкими полями. И у редких хозяев были так рано и хорошо посеяны и убраны поля и так много дохода, как у Николая.
С дворовыми он не любил иметь никакого дела, называл их дармоедами и, как все говорили, распустил и избаловал их; когда надо было сделать какое нибудь распоряжение насчет дворового, в особенности когда надо было наказывать, он бывал в нерешительности и советовался со всеми в доме; только когда возможно было отдать в солдаты вместо мужика дворового, он делал это без малейшего колебания. Во всех же распоряжениях, касавшихся мужиков, он никогда не испытывал ни малейшего сомнения. Всякое распоряжение его – он это знал – будет одобрено всеми против одного или нескольких.
Он одинаково не позволял себе утруждать или казнить человека потому только, что ему этого так хотелось, как и облегчать и награждать человека потому, что в этом состояло его личное желание. Он не умел бы сказать, в чем состояло это мерило того, что должно и чего не должно; но мерило это в его душе было твердо и непоколебимо.
Он часто говаривал с досадой о какой нибудь неудаче или беспорядке: «С нашим русским народом», – и воображал себе, что он терпеть не может мужика.
Но он всеми силами души любил этот наш русский народ и его быт и потому только понял и усвоил себе тот единственный путь и прием хозяйства, которые приносили хорошие результаты.
Графиня Марья ревновала своего мужа к этой любви его и жалела, что не могла в ней участвовать, но не могла понять радостей и огорчений, доставляемых ему этим отдельным, чуждым для нее миром. Она не могла понять, отчего он бывал так особенно оживлен и счастлив, когда он, встав на заре и проведя все утро в поле или на гумне, возвращался к ее чаю с посева, покоса или уборки. Она не понимала, чем он восхищался, рассказывая с восторгом про богатого хозяйственного мужика Матвея Ермишина, который всю ночь с семьей возил снопы, и еще ни у кого ничего не было убрано, а у него уже стояли одонья. Она не понимала, отчего он так радостно, переходя от окна к балкону, улыбался под усами и подмигивал, когда на засыхающие всходы овса выпадал теплый частый дождик, или отчего, когда в покос или уборку угрожающая туча уносилась ветром, он, красный, загорелый и в поту, с запахом полыни и горчавки в волосах, приходя с гумна, радостно потирая руки, говорил: «Ну еще денек, и мое и крестьянское все будет в гумне».
Еще менее могла она понять, почему он, с его добрым сердцем, с его всегдашнею готовностью предупредить ее желания, приходил почти в отчаяние, когда она передавала ему просьбы каких нибудь баб или мужиков, обращавшихся к ней, чтобы освободить их от работ, почему он, добрый Nicolas, упорно отказывал ей, сердито прося ее не вмешиваться не в свое дело. Она чувствовала, что у него был особый мир, страстно им любимый, с какими то законами, которых она не понимала.
Когда она иногда, стараясь понять его, говорила ему о его заслуге, состоящей в том, что он делает добро своих подданных, он сердился и отвечал: «Вот уж нисколько: никогда и в голову мне не приходит; и для их блага вот чего не сделаю. Все это поэзия и бабьи сказки, – все это благо ближнего. Мне нужно, чтобы наши дети не пошли по миру; мне надо устроить наше состояние, пока я жив; вот и все. Для этого нужен порядок, нужна строгость… Вот что!» – говорил он, сжимая свой сангвинический кулак. «И справедливость, разумеется, – прибавлял он, – потому что если крестьянин гол и голоден, и лошаденка у него одна, так он ни на себя, ни на меня не сработает».
И, должно быть, потому, что Николай не позволял себе мысли о том, что он делает что нибудь для других, для добродетели, – все, что он делал, было плодотворно: состояние его быстро увеличивалось; соседние мужики приходили просить его, чтобы он купил их, и долго после его смерти в народе хранилась набожная память об его управлении. «Хозяин был… Наперед мужицкое, а потом свое. Ну и потачки не давал. Одно слово – хозяин!»


Одно, что мучило Николая по отношению к его хозяйничанию, это была его вспыльчивость в соединении с старой гусарской привычкой давать волю рукам. В первое время он не видел в этом ничего предосудительного, но на второй год своей женитьбы его взгляд на такого рода расправы вдруг изменился.
Однажды летом из Богучарова был вызван староста, заменивший умершего Дрона, обвиняемый в разных мошенничествах и неисправностях. Николай вышел к нему на крыльцо, и с первых ответов старосты в сенях послышались крики и удары. Вернувшись к завтраку домой, Николай подошел к жене, сидевшей с низко опущенной над пяльцами головой, и стал рассказывать ей, по обыкновению, все то, что занимало его в это утро, и между прочим и про богучаровского старосту. Графиня Марья, краснея, бледнея и поджимая губы, сидела все так же, опустив голову, и ничего не отвечала на слова мужа.
– Эдакой наглый мерзавец, – говорил он, горячась при одном воспоминании. – Ну, сказал бы он мне, что был пьян, не видал… Да что с тобой, Мари? – вдруг спросил он.
Графиня Марья подняла голову, хотела что то сказать, но опять поспешно потупилась и собрала губы.
– Что ты? что с тобой, дружок мой?..
Некрасивая графиня Марья всегда хорошела, когда плакала. Она никогда не плакала от боли или досады, но всегда от грусти и жалости. И когда она плакала, лучистые глаза ее приобретали неотразимую прелесть.
Как только Николай взял ее за руку, она не в силах была удержаться и заплакала.
– Nicolas, я видела… он виноват, но ты, зачем ты! Nicolas!.. – И она закрыла лицо руками.
Николай замолчал, багрово покраснел и, отойдя от нее, молча стал ходить по комнате. Он понял, о чем она плакала; но вдруг он не мог в душе своей согласиться с ней, что то, с чем он сжился с детства, что он считал самым обыкновенным, – было дурно.
«Любезности это, бабьи сказки, или она права?» – спрашивал он сам себя. Не решив сам с собою этого вопроса, он еще раз взглянул на ее страдающее и любящее лицо и вдруг понял, что она была права, а он давно уже виноват сам перед собою.
– Мари, – сказал он тихо, подойдя к ней, – этого больше не будет никогда; даю тебе слово. Никогда, – повторил он дрогнувшим голосом, как мальчик, который просит прощения.
Слезы еще чаще полились из глаз графини. Она взяла руку мужа и поцеловала ее.
– Nicolas, когда ты разбил камэ? – чтобы переменить разговор, сказала она, разглядывая его руку, на которой был перстень с головой Лаокоона.
– Нынче; все то же. Ах, Мари, не напоминай мне об этом. – Он опять вспыхнул. – Даю тебе честное слово, что этого больше не будет. И пусть это будет мне память навсегда, – сказал он, указывая на разбитый перстень.
С тех пор, как только при объяснениях со старостами и приказчиками кровь бросалась ему в лицо и руки начинали сжиматься в кулаки, Николай вертел разбитый перстень на пальце и опускал глаза перед человеком, рассердившим его. Однако же раза два в год он забывался и тогда, придя к жене, признавался и опять давал обещание, что уже теперь это было последний раз.
– Мари, ты, верно, меня презираешь? – говорил он ей. – Я стою этого.
– Ты уйди, уйди поскорее, ежели чувствуешь себя не в силах удержаться, – с грустью говорила графиня Марья, стараясь утешить мужа.
В дворянском обществе губернии Николай был уважаем, но не любим. Дворянские интересы не занимали его. И за это то одни считали его гордым, другие – глупым человеком. Все время его летом, с весеннего посева и до уборки, проходило в занятиях по хозяйству. Осенью он с тою же деловою серьезностию, с которою занимался хозяйством, предавался охоте, уходя на месяц и на два в отъезд с своей охотой. Зимой он ездил по другим деревням и занимался чтением. Чтение его составляли книги преимущественно исторические, выписывавшиеся им ежегодно на известную сумму. Он составлял себе, как говорил, серьезную библиотеку и за правило поставлял прочитывать все те книги, которые он покупал. Он с значительным видом сиживал в кабинете за этим чтением, сперва возложенным на себя как обязанность, а потом сделавшимся привычным занятием, доставлявшим ему особого рода удовольствие и сознание того, что он занят серьезным делом. За исключением поездок по делам, бо льшую часть времени зимой он проводил дома, сживаясь с семьей и входя в мелкие отношения между матерью и детьми. С женой он сходился все ближе и ближе, с каждым днем открывая в ней новые душевные сокровища.
Соня со времени женитьбы Николая жила в его доме. Еще перед своей женитьбой Николай, обвиняя себя и хваля ее, рассказал своей невесте все, что было между ним и Соней. Он просил княжну Марью быть ласковой и доброй с его кузиной. Графиня Марья чувствовала вполне вину своего мужа; чувствовала и свою вину перед Соней; думала, что ее состояние имело влияние на выбор Николая, не могла ни в чем упрекнуть Соню, желала любить ее; но не только не любила, а часто находила против нее в своей душе злые чувства и не могла преодолеть их.
Однажды она разговорилась с другом своим Наташей о Соне и о своей к ней несправедливости.
– Знаешь что, – сказала Наташа, – вот ты много читала Евангелие; там есть одно место прямо о Соне.
– Что? – с удивлением спросила графиня Марья.
– «Имущему дастся, а у неимущего отнимется», помнишь? Она – неимущий: за что? не знаю; в ней нет, может быть, эгоизма, – я не знаю, но у нее отнимется, и все отнялось. Мне ее ужасно жалко иногда; я ужасно желала прежде, чтобы Nicolas женился на ней; но я всегда как бы предчувствовала, что этого не будет. Она пустоцвет, знаешь, как на клубнике? Иногда мне ее жалко, а иногда я думаю, что она не чувствует этого, как чувствовали бы мы.
И несмотря на то, что графиня Марья толковала Наташе, что эти слова Евангелия надо понимать иначе, – глядя на Соню, она соглашалась с объяснением, данным Наташей. Действительно, казалось, что Соня не тяготится своим положением и совершенно примирилась с своим назначением пустоцвета. Она дорожила, казалось, не столько людьми, сколько всей семьей. Она, как кошка, прижилась не к людям, а к дому. Она ухаживала за старой графиней, ласкала и баловала детей, всегда была готова оказать те мелкие услуги, на которые она была способна; но все это принималось невольно с слишком слабою благодарностию…
Усадьба Лысых Гор была вновь отстроена, но уже не на ту ногу, на которой она была при покойном князе.
Постройки, начатые во времена нужды, были более чем просты. Огромный дом, на старом каменном фундаменте, был деревянный, оштукатуренный только снутри. Большой поместительный дом с некрашеным дощатым полом был меблирован самыми простыми жесткими диванами и креслами, столами и стульями из своих берез и работы своих столяров. Дом был поместителен, с комнатами для дворни и отделениями для приезжих. Родные Ростовых и Болконских иногда съезжались гостить в Лысые Горы семьями, на своих шестнадцати лошадях, с десятками слуг, и жили месяцами. Кроме того, четыре раза в год, в именины и рожденья хозяев, съезжалось до ста человек гостей на один два дня. Остальное время года шла ненарушимо правильная жизнь с обычными занятиями, чаями, завтраками, обедами, ужинами из домашней провизии.