Доманьяно

Поделись знанием:

Вы можете заказать реферат, курсовую или дипломную работу на данную тему. Заказать >>>
Перейти к: навигация, поиск
Доманьяно
итал. Domagnano
Герб
Флаг
Страна

Сан-Марино

Статус

Область

Включает

5 приходов

Население (2010)

2999 (4-е место)

Плотность

453,02 чел./км² (4-е место)

Площадь

6,62 км²
(5-е место)

Высота
над уровнем моря
 • Средняя высота



 357 м

Часовой пояс

UTC+1

Код ISO 3166-2

SM-03

Почтовые индексы

47895

[www.sanmarinosite.com/castelli/domagnano.html Официальный сайт]
Координаты: 43°56′59″ с. ш. 12°27′56″ в. д. / 43.9499778° с. ш. 12.4656444° в. д. / 43.9499778; 12.4656444 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=43.9499778&mlon=12.4656444&zoom=12 (O)] (Я)

Доманьяно (итал. Domagnano) — один из девяти городов-коммун республики Сан-Марино.

Население составляет 2999 человек (по состоянию 2010 года). Территория города-коммуны — 6,62 км². Граничит с городами-коммунами Фаэтано, Борго-Маджоре, Серравалле и итальянским Кориано.

Главный населённый пункт города-коммуны — Монтелупо (Волчья гора). На его гербе изображен бегущий белый волк, за ним видна гора Монте-Титано и Адриатическое море.





История

Южная часть области со дня её основания принадлежала республике Сан-Марино. В 1463 году область была расширена за счёт прилегающих к Монтелупо территорий.

В Монтелупо находилась стратегически важная крепость Торрачия. Это была сторожевая башня лангобардов, использовавшаяся для передачи сообщений по ночам с помощью огненных знаков, что помогало контролировать близлежащие районы.

В 1892 году здесь проводились археологические раскопки, было найдено около 2000 римских монет, художественные изделия остготов, датирующиеся V веком, например брошь в виде орла из золота и драгоценных камней, знаменитое «сокровище Доманьяно».

Административное деление

Делится на 5 приходов:

  • Ка-Джаннино (Cà Giannino)
  • Фиорина (Fiorina)
  • Пиандивелло (Piandivello)
  • Спакио-Джаннони (Spaccio Giannoni)
  • Торракия (Torraccia)

Спорт

Область Доманьяно известна своим футбольным клубом «Доманьяно».

Напишите отзыв о статье "Доманьяно"

Ссылки

Отрывок, характеризующий Доманьяно

Мари».


В середине лета, княжна Марья получила неожиданное письмо от князя Андрея из Швейцарии, в котором он сообщал ей странную и неожиданную новость. Князь Андрей объявлял о своей помолвке с Ростовой. Всё письмо его дышало любовной восторженностью к своей невесте и нежной дружбой и доверием к сестре. Он писал, что никогда не любил так, как любит теперь, и что теперь только понял и узнал жизнь; он просил сестру простить его за то, что в свой приезд в Лысые Горы он ничего не сказал ей об этом решении, хотя и говорил об этом с отцом. Он не сказал ей этого потому, что княжна Марья стала бы просить отца дать свое согласие, и не достигнув бы цели, раздражила бы отца, и на себе бы понесла всю тяжесть его неудовольствия. Впрочем, писал он, тогда еще дело не было так окончательно решено, как теперь. «Тогда отец назначил мне срок, год, и вот уже шесть месяцев, половина прошло из назначенного срока, и я остаюсь более, чем когда нибудь тверд в своем решении. Ежели бы доктора не задерживали меня здесь, на водах, я бы сам был в России, но теперь возвращение мое я должен отложить еще на три месяца. Ты знаешь меня и мои отношения с отцом. Мне ничего от него не нужно, я был и буду всегда независим, но сделать противное его воле, заслужить его гнев, когда может быть так недолго осталось ему быть с нами, разрушило бы наполовину мое счастие. Я пишу теперь ему письмо о том же и прошу тебя, выбрав добрую минуту, передать ему письмо и известить меня о том, как он смотрит на всё это и есть ли надежда на то, чтобы он согласился сократить срок на три месяца».
После долгих колебаний, сомнений и молитв, княжна Марья передала письмо отцу. На другой день старый князь сказал ей спокойно:
– Напиши брату, чтоб подождал, пока умру… Не долго – скоро развяжу…
Княжна хотела возразить что то, но отец не допустил ее, и стал всё более и более возвышать голос.
– Женись, женись, голубчик… Родство хорошее!… Умные люди, а? Богатые, а? Да. Хороша мачеха у Николушки будет! Напиши ты ему, что пускай женится хоть завтра. Мачеха Николушки будет – она, а я на Бурьенке женюсь!… Ха, ха, ха, и ему чтоб без мачехи не быть! Только одно, в моем доме больше баб не нужно; пускай женится, сам по себе живет. Может, и ты к нему переедешь? – обратился он к княжне Марье: – с Богом, по морозцу, по морозцу… по морозцу!…
После этой вспышки, князь не говорил больше ни разу об этом деле. Но сдержанная досада за малодушие сына выразилась в отношениях отца с дочерью. К прежним предлогам насмешек прибавился еще новый – разговор о мачехе и любезности к m lle Bourienne.
– Отчего же мне на ней не жениться? – говорил он дочери. – Славная княгиня будет! – И в последнее время, к недоуменью и удивлению своему, княжна Марья стала замечать, что отец ее действительно начинал больше и больше приближать к себе француженку. Княжна Марья написала князю Андрею о том, как отец принял его письмо; но утешала брата, подавая надежду примирить отца с этою мыслью.
Николушка и его воспитание, Andre и религия были утешениями и радостями княжны Марьи; но кроме того, так как каждому человеку нужны свои личные надежды, у княжны Марьи была в самой глубокой тайне ее души скрытая мечта и надежда, доставлявшая ей главное утешение в ее жизни. Утешительную эту мечту и надежду дали ей божьи люди – юродивые и странники, посещавшие ее тайно от князя. Чем больше жила княжна Марья, чем больше испытывала она жизнь и наблюдала ее, тем более удивляла ее близорукость людей, ищущих здесь на земле наслаждений и счастия; трудящихся, страдающих, борющихся и делающих зло друг другу, для достижения этого невозможного, призрачного и порочного счастия. «Князь Андрей любил жену, она умерла, ему мало этого, он хочет связать свое счастие с другой женщиной. Отец не хочет этого, потому что желает для Андрея более знатного и богатого супружества. И все они борются и страдают, и мучают, и портят свою душу, свою вечную душу, для достижения благ, которым срок есть мгновенье. Мало того, что мы сами знаем это, – Христос, сын Бога сошел на землю и сказал нам, что эта жизнь есть мгновенная жизнь, испытание, а мы всё держимся за нее и думаем в ней найти счастье. Как никто не понял этого? – думала княжна Марья. Никто кроме этих презренных божьих людей, которые с сумками за плечами приходят ко мне с заднего крыльца, боясь попасться на глаза князю, и не для того, чтобы не пострадать от него, а для того, чтобы его не ввести в грех. Оставить семью, родину, все заботы о мирских благах для того, чтобы не прилепляясь ни к чему, ходить в посконном рубище, под чужим именем с места на место, не делая вреда людям, и молясь за них, молясь и за тех, которые гонят, и за тех, которые покровительствуют: выше этой истины и жизни нет истины и жизни!»