Донецккокс

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Публичное акционерное общество «Донецккокс»
Тип

Публичное акционерное общество

Основание

1898

Расположение

Донецк, Украина

Ключевые фигуры

Генеральный директор: Шабанов Андрей Леонидович

Отрасль

коксохимия

Продукция

нет

Оборот

215 млн. (2004)

Чистая прибыль

$25,6 млн. (2004)

Сайт

[donetskcoke.com coke.com]

К:Компании, основанные в 1898 году

ОАО «Доне́цкий коксохимический завод» (ПАО «Донецкко́кс») — коксохимическое предприятие в Донецкой области (город Донецк). Состоит из трех бывших самостоятельных коксохимических предприятий — Рутченковского, Донецкого и Смоляниновского, которые в 1970 году были объединены в одно предприятие — Донецкий коксохимический завод имени С. М. Кирова.





История

Начало XX века

В 1898 году на Рутченковской гряде, вблизи станции Рутченково на расстоянии 9 верст от станции Юзово начали работать первые шамотные коксовые печи. С этого времени и начинается летоисчисление Рутченковского коксохимзавода.

В 1912 году на Ново-Смоляниновском руднике была сооружена установка из четырех шамотных коксовых батарей с улавливанием химических продуктов коксования углей, которая впоследствии получила название — Ново-Смоляниновский коксохимический завод.

В ходе исторического развития все производственные подразделения заводов подвергались неоднократным техническим перевооружениям, модернизации оборудования с увеличением объемов производства и расширением ассортимента выпускаемой продукции.

Во время Гражданской войны производственные подразделения не работали. После национализации в 1920-1922 г.г. началось восстановление разрушенных производств. С 1922 года заработали коксовые печи на всех заводах.

В 1925 году в комплексе 75-ти камерной шамотной коксовой батареи на бывшем Донецком коксохимзаводе введен в эксплуатацию химический цех по выработке каменноугольной смолы, сырого бензола и сульфата аммония.

В 1928 году на Рутченковском коксохимзаводе после очередной реконструкции введены в эксплуатацию динасовые коксовые батареи № 2 и № 3, а в 1931 году пущена в эксплуатацию коксовая батарея № 4. С этого времени Рутченковский завод становится одним из самых крупных предприятий в отрасли с полным циклом производства.

В 1933 г. на бывшем Донецком коксохимзаводе введена в эксплуатацию обогатительная фабрика. Здесь же в 1940 г. взамен шамотных коксовых печей введена в строй динасовая коксовая батарея системы ПК-1 в составе 45 коксовых печей.

В 1934 году 8 декабря Постановлением Совнарокома СССР Рутченковскому коксохимзаводу было присвоено имя С. М. Кирова.

Период ВОВ

Во время Великой Отечественной войны заводы не работали. На фронт ушли более 500 коксохимиков, более ста из которых погибли. 16 заводчан приняли участие в работе подпольной организации, действовавшей в период оккупации в г. Донецке. Много трудящихся было эвакуировано на Урал и в Сибирь для создания там коксохимического производства, которое сыграло значительную роль в Победе в Великой Отечественной войне.

После освобождения города, благодаря самоотверженному труду донецких коксохимиков 19 февраля 1944 года, был выдан кокс на Рутченковском и бывшем Донецком коксохимзаводах, в котором остро нуждались металлургические предприятия.

За успешное проведение восстановительных работ коллективу Рутченковского завода имени С. М. Кирова шесть раз присуждалось переходящее Красное Знамя Государственного комитета обороны СССР, которое оставлено заводу на постоянное хранение. За проявленные примеры трудового героизма 63 человека заводчан отмечены правительственными наградами.

После ВОВ

В 1950-1952 гг. произведена очередная реконструкция Рутченковского завода. Были остановлены четыре шамотные коксовые батареи, взамен которых в 1952 году пущена в эксплуатацию новая динасовая коксовая батарея № 4, построены новый механизированный угольный склад с вагоноопрокидывателем, новый цех улавливания. В 1958 году выполнена перекладка коксовой батареи № 2 в тех же габаритах. В 1961 году здесь же пущен в эксплуатацию цех очистки коксового газа от сероводорода с получением серной кислоты. В 1965 году пущено в эксплуатацию отделение тонкой химии по производству чистых бензола, толуола, ксилола.

В 1964 году на бывшем Донецком коксохимзаводе вступило в строй отделение очистки коксового газа от сероводорода с получением сернистого аммония.

В 1968 году введена в эксплуатацию новая динасовая коксовая батарея на Смоляниновском участке с выводом из эксплуатации четырех шамотных коксовых батарей старой конструкции.

В 1970 году три завода были объединены в Донецкий коксохимический завод имени С. М. Кирова, осуществлена перекладка коксовой батареи № 3 в тех же габаритах на Рутченковском участке. В 1976 г. на Донецком коксохимцехе (бывшем Донецком коксохимзаводе) вступили в строй после перекладки в тех же габаритах коксовая батарея № 1, а 1982 г. — коксовая батарея № 2. Здесь же в 1985 году пущены в эксплуатацию новые первичные газовые холодильники и машинный зал.

В 1986 году на Рутченковском участке после перекладки в тех же габаритах пущена в эксплуатацию коксовая батарея № 1.

В 1999 году завершено строительство закрытого склада угля емкостью 15000 т. на Рутченковском участке.

За годы пятилеток коллективу завода четыре раза присуждались призовые места во Всесоюзном социалистическом соревновании.

15 мая 1975 года заводу присвоено почетное звание «Предприятие высокой культуры производства».

В декабре 1995 года завод преобразован в открытое акционерное общество «Донецккокс».

За многие годы работы ДКХЗ имени С. М. Кирова заслужил репутацию надежного партнера по поставкам качественной продукции.

Продукция завода широко применяется в горно-металлургической, машиностроительной, химической, легкой промышленности и в сельском хозяйстве.

Со дня становления завода и по настоящее время использование последних достижений науки и техники положены в основу всех проектных решений.

Мы были первыми в мире, освоившими процессы производства технического и очищенного сернистого аммония. Первыми в стране освоили бездымную загрузку камер коксования с помощью гидроинжекции и гидроуплотнения крышек стояков. Впервые в коксохимическом производстве Украины и ближнего зарубежья внедрены качающиеся питатели для скачивания кокса с рампы и гидравлический привод кантовочной лебедки.

2000-е и позже

2006 год — остановлен Смоляниновский коксохимцех

2008 год — остановлен Рутченковский коксохимцех

2015 год — остановлен Донецкий коксохимцех

История наименования предприятия

  • с 2011 по настоящее время — ПАО «Донецккокс»
  • с 1996 по 2011 — ОАО «Донецккокс»
  • с 1970 по 1996 — Донецкий коксохимический завод имени С. М. Кирова

Директора завода

Производство

Объём произведённого кокса:

Состав

Это средних размеров предприятие состоит из 3 автономных участков, разбросанных по городу:

Напишите отзыв о статье "Донецккокс"

Примечания

  1. [sd.net.ua/2012/01/13/doneckkoks-v-2011-dal-strane-koksa-na-31-tys-tonn.html «Донецккокс» в 2011 дал стране кокса на 31 тыс. тонн больше]. [www.webcitation.org/6CYwKoc4F Архивировано из первоисточника 30 ноября 2012].

Отрывок, характеризующий Донецккокс

– Нет, постой, ах какая ты смешная! – сказал Николай, всё всматриваясь в нее, и в сестре тоже находя что то новое, необыкновенное и обворожительно нежное, чего он прежде не видал в ней. – Наташа, что то волшебное. А?
– Да, – отвечала она, – ты прекрасно сделал.
«Если б я прежде видел ее такою, какою она теперь, – думал Николай, – я бы давно спросил, что сделать и сделал бы всё, что бы она ни велела, и всё бы было хорошо».
– Так ты рада, и я хорошо сделал?
– Ах, так хорошо! Я недавно с мамашей поссорилась за это. Мама сказала, что она тебя ловит. Как это можно говорить? Я с мама чуть не побранилась. И никому никогда не позволю ничего дурного про нее сказать и подумать, потому что в ней одно хорошее.
– Так хорошо? – сказал Николай, еще раз высматривая выражение лица сестры, чтобы узнать, правда ли это, и, скрыпя сапогами, он соскочил с отвода и побежал к своим саням. Всё тот же счастливый, улыбающийся черкес, с усиками и блестящими глазами, смотревший из под собольего капора, сидел там, и этот черкес был Соня, и эта Соня была наверное его будущая, счастливая и любящая жена.
Приехав домой и рассказав матери о том, как они провели время у Мелюковых, барышни ушли к себе. Раздевшись, но не стирая пробочных усов, они долго сидели, разговаривая о своем счастьи. Они говорили о том, как они будут жить замужем, как их мужья будут дружны и как они будут счастливы.
На Наташином столе стояли еще с вечера приготовленные Дуняшей зеркала. – Только когда всё это будет? Я боюсь, что никогда… Это было бы слишком хорошо! – сказала Наташа вставая и подходя к зеркалам.
– Садись, Наташа, может быть ты увидишь его, – сказала Соня. Наташа зажгла свечи и села. – Какого то с усами вижу, – сказала Наташа, видевшая свое лицо.
– Не надо смеяться, барышня, – сказала Дуняша.
Наташа нашла с помощью Сони и горничной положение зеркалу; лицо ее приняло серьезное выражение, и она замолкла. Долго она сидела, глядя на ряд уходящих свечей в зеркалах, предполагая (соображаясь с слышанными рассказами) то, что она увидит гроб, то, что увидит его, князя Андрея, в этом последнем, сливающемся, смутном квадрате. Но как ни готова она была принять малейшее пятно за образ человека или гроба, она ничего не видала. Она часто стала мигать и отошла от зеркала.
– Отчего другие видят, а я ничего не вижу? – сказала она. – Ну садись ты, Соня; нынче непременно тебе надо, – сказала она. – Только за меня… Мне так страшно нынче!
Соня села за зеркало, устроила положение, и стала смотреть.
– Вот Софья Александровна непременно увидят, – шопотом сказала Дуняша; – а вы всё смеетесь.
Соня слышала эти слова, и слышала, как Наташа шопотом сказала:
– И я знаю, что она увидит; она и прошлого года видела.
Минуты три все молчали. «Непременно!» прошептала Наташа и не докончила… Вдруг Соня отсторонила то зеркало, которое она держала, и закрыла глаза рукой.
– Ах, Наташа! – сказала она.
– Видела? Видела? Что видела? – вскрикнула Наташа, поддерживая зеркало.
Соня ничего не видала, она только что хотела замигать глазами и встать, когда услыхала голос Наташи, сказавшей «непременно»… Ей не хотелось обмануть ни Дуняшу, ни Наташу, и тяжело было сидеть. Она сама не знала, как и вследствие чего у нее вырвался крик, когда она закрыла глаза рукою.
– Его видела? – спросила Наташа, хватая ее за руку.
– Да. Постой… я… видела его, – невольно сказала Соня, еще не зная, кого разумела Наташа под словом его: его – Николая или его – Андрея.
«Но отчего же мне не сказать, что я видела? Ведь видят же другие! И кто же может уличить меня в том, что я видела или не видала?» мелькнуло в голове Сони.
– Да, я его видела, – сказала она.
– Как же? Как же? Стоит или лежит?
– Нет, я видела… То ничего не было, вдруг вижу, что он лежит.
– Андрей лежит? Он болен? – испуганно остановившимися глазами глядя на подругу, спрашивала Наташа.
– Нет, напротив, – напротив, веселое лицо, и он обернулся ко мне, – и в ту минуту как она говорила, ей самой казалось, что она видела то, что говорила.
– Ну а потом, Соня?…
– Тут я не рассмотрела, что то синее и красное…
– Соня! когда он вернется? Когда я увижу его! Боже мой, как я боюсь за него и за себя, и за всё мне страшно… – заговорила Наташа, и не отвечая ни слова на утешения Сони, легла в постель и долго после того, как потушили свечу, с открытыми глазами, неподвижно лежала на постели и смотрела на морозный, лунный свет сквозь замерзшие окна.


Вскоре после святок Николай объявил матери о своей любви к Соне и о твердом решении жениться на ней. Графиня, давно замечавшая то, что происходило между Соней и Николаем, и ожидавшая этого объяснения, молча выслушала его слова и сказала сыну, что он может жениться на ком хочет; но что ни она, ни отец не дадут ему благословения на такой брак. В первый раз Николай почувствовал, что мать недовольна им, что несмотря на всю свою любовь к нему, она не уступит ему. Она, холодно и не глядя на сына, послала за мужем; и, когда он пришел, графиня хотела коротко и холодно в присутствии Николая сообщить ему в чем дело, но не выдержала: заплакала слезами досады и вышла из комнаты. Старый граф стал нерешительно усовещивать Николая и просить его отказаться от своего намерения. Николай отвечал, что он не может изменить своему слову, и отец, вздохнув и очевидно смущенный, весьма скоро перервал свою речь и пошел к графине. При всех столкновениях с сыном, графа не оставляло сознание своей виноватости перед ним за расстройство дел, и потому он не мог сердиться на сына за отказ жениться на богатой невесте и за выбор бесприданной Сони, – он только при этом случае живее вспоминал то, что, ежели бы дела не были расстроены, нельзя было для Николая желать лучшей жены, чем Соня; и что виновен в расстройстве дел только один он с своим Митенькой и с своими непреодолимыми привычками.
Отец с матерью больше не говорили об этом деле с сыном; но несколько дней после этого, графиня позвала к себе Соню и с жестокостью, которой не ожидали ни та, ни другая, графиня упрекала племянницу в заманивании сына и в неблагодарности. Соня, молча с опущенными глазами, слушала жестокие слова графини и не понимала, чего от нее требуют. Она всем готова была пожертвовать для своих благодетелей. Мысль о самопожертвовании была любимой ее мыслью; но в этом случае она не могла понять, кому и чем ей надо жертвовать. Она не могла не любить графиню и всю семью Ростовых, но и не могла не любить Николая и не знать, что его счастие зависело от этой любви. Она была молчалива и грустна, и не отвечала. Николай не мог, как ему казалось, перенести долее этого положения и пошел объясниться с матерью. Николай то умолял мать простить его и Соню и согласиться на их брак, то угрожал матери тем, что, ежели Соню будут преследовать, то он сейчас же женится на ней тайно.
Графиня с холодностью, которой никогда не видал сын, отвечала ему, что он совершеннолетний, что князь Андрей женится без согласия отца, и что он может то же сделать, но что никогда она не признает эту интригантку своей дочерью.
Взорванный словом интригантка , Николай, возвысив голос, сказал матери, что он никогда не думал, чтобы она заставляла его продавать свои чувства, и что ежели это так, то он последний раз говорит… Но он не успел сказать того решительного слова, которого, судя по выражению его лица, с ужасом ждала мать и которое может быть навсегда бы осталось жестоким воспоминанием между ними. Он не успел договорить, потому что Наташа с бледным и серьезным лицом вошла в комнату от двери, у которой она подслушивала.
– Николинька, ты говоришь пустяки, замолчи, замолчи! Я тебе говорю, замолчи!.. – почти кричала она, чтобы заглушить его голос.
– Мама, голубчик, это совсем не оттого… душечка моя, бедная, – обращалась она к матери, которая, чувствуя себя на краю разрыва, с ужасом смотрела на сына, но, вследствие упрямства и увлечения борьбы, не хотела и не могла сдаться.
– Николинька, я тебе растолкую, ты уйди – вы послушайте, мама голубушка, – говорила она матери.
Слова ее были бессмысленны; но они достигли того результата, к которому она стремилась.
Графиня тяжело захлипав спрятала лицо на груди дочери, а Николай встал, схватился за голову и вышел из комнаты.
Наташа взялась за дело примирения и довела его до того, что Николай получил обещание от матери в том, что Соню не будут притеснять, и сам дал обещание, что он ничего не предпримет тайно от родителей.
С твердым намерением, устроив в полку свои дела, выйти в отставку, приехать и жениться на Соне, Николай, грустный и серьезный, в разладе с родными, но как ему казалось, страстно влюбленный, в начале января уехал в полк.