Донской 13-й казачий полк

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
13-й Донской казачий генерал-фельдмаршала князя Кутузова-Смоленского полк
Годы существования

26 мая 1835 — 1918

Страна

Российская империя Российская империя

Входит в

Варшавский ВО)

Тип

казачьи войска

Дислокация

Билгорай (Люблинская губерния)

Участие в

Кавказская война, Русско-турецкая война (1877—1878), Первая мировая война

13-й Донской казачий генерал-фельдмаршала князя Кутузова-Смоленского полк





Ранние формирования полка

13-й Донской казачий полк являлся прямым наследником Донского казачьего Басова полка, который был сформирован в середине 1820-х годов XIX века и принимал участие в Кавказских кампаниях против персов в 1826—1828 годах и против турок в 1828—1829 годах.

Полк долгое время находился на Кавказе и принимал участие в походах против горцев.

Впервые Донской казачий полк под № 13 был сформирован 26 мая 1835 года на основании нового положения о Донском казачьем войске. Периодически этот полк созывался в строй и распускался на льготу, также менялся его текущий номер (в зависимости от свободного номера полка при созыве). Кроме номера в названии полка также положено было означать и имя его текущего командира.

Окончательное формирование полка

В 1874 году с Дона на внешнюю службу был вызван очередной Донской казачий № 21 полк и 27 июля 1875 года он был назван Донской казачий № 13-го полк. С этих пор оставался первоочередным и более на льготу не распускался.

Во время русско-турецкой войны 1877—1878 года полк находился на Дунайском театре и участвовал во многих сражениях с неприятелем.

С 24 мая 1894 года полк именовался как 13-й Донской казачий полк. 26 августа 1904 года вечным шефом полка был назван генерал-фельдмаршал князь Кутузов-Смоленский и его имя было присоединено к имени полка.

В 1914—1917 годах полк принимал участие в Первой мировой войне.

Знаки отличия полка

  • Полковое Георгиевское знамя с надписью «За отличие в Персидскую и Турецкую войны 1827 и 1828 годов», пожалованное 29 апреля 1869 года (отличие унаследованно от Донского казачьего Басова полка, которому знамя с этой надписью было пожаловано 21 сентября 1831 года).
  • Знаки отличия на головные уборы с надписью «За отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов», пожалованные 17 апреля 1878 года.
  • Одиночные белевые петлицы на воротнике и обшлагах нижних чинов, пожалованные 6 декабря 1908 года.

Командиры полка

Источники

  • [dlib.rsl.ru/viewer/01004486502#page94 Казин В. Х. Казачьи войска. Справочная книжка Императорской главной квартиры. — СПб., 1912. — С. 58, 61, 63, 87, 106]

Напишите отзыв о статье "Донской 13-й казачий полк"

Отрывок, характеризующий Донской 13-й казачий полк

– Вот Мари и вывозить не нужно: женихи сами к нам едут, – неосторожно сказала маленькая княгиня, услыхав про это.
Князь Николай Андреич поморщился и ничего не сказал.
Через две недели после получения письма, вечером, приехали вперед люди князя Василья, а на другой день приехал и он сам с сыном.
Старик Болконский всегда был невысокого мнения о характере князя Василья, и тем более в последнее время, когда князь Василий в новые царствования при Павле и Александре далеко пошел в чинах и почестях. Теперь же, по намекам письма и маленькой княгини, он понял, в чем дело, и невысокое мнение о князе Василье перешло в душе князя Николая Андреича в чувство недоброжелательного презрения. Он постоянно фыркал, говоря про него. В тот день, как приехать князю Василью, князь Николай Андреич был особенно недоволен и не в духе. Оттого ли он был не в духе, что приезжал князь Василий, или оттого он был особенно недоволен приездом князя Василья, что был не в духе; но он был не в духе, и Тихон еще утром отсоветывал архитектору входить с докладом к князю.
– Слышите, как ходит, – сказал Тихон, обращая внимание архитектора на звуки шагов князя. – На всю пятку ступает – уж мы знаем…
Однако, как обыкновенно, в 9 м часу князь вышел гулять в своей бархатной шубке с собольим воротником и такой же шапке. Накануне выпал снег. Дорожка, по которой хаживал князь Николай Андреич к оранжерее, была расчищена, следы метлы виднелись на разметанном снегу, и лопата была воткнута в рыхлую насыпь снега, шедшую с обеих сторон дорожки. Князь прошел по оранжереям, по дворне и постройкам, нахмуренный и молчаливый.
– А проехать в санях можно? – спросил он провожавшего его до дома почтенного, похожего лицом и манерами на хозяина, управляющего.
– Глубок снег, ваше сиятельство. Я уже по прешпекту разметать велел.
Князь наклонил голову и подошел к крыльцу. «Слава тебе, Господи, – подумал управляющий, – пронеслась туча!»
– Проехать трудно было, ваше сиятельство, – прибавил управляющий. – Как слышно было, ваше сиятельство, что министр пожалует к вашему сиятельству?
Князь повернулся к управляющему и нахмуренными глазами уставился на него.
– Что? Министр? Какой министр? Кто велел? – заговорил он своим пронзительным, жестким голосом. – Для княжны, моей дочери, не расчистили, а для министра! У меня нет министров!
– Ваше сиятельство, я полагал…
– Ты полагал! – закричал князь, всё поспешнее и несвязнее выговаривая слова. – Ты полагал… Разбойники! прохвосты! Я тебя научу полагать, – и, подняв палку, он замахнулся ею на Алпатыча и ударил бы, ежели бы управляющий невольно не отклонился от удара. – Полагал! Прохвосты! – торопливо кричал он. Но, несмотря на то, что Алпатыч, сам испугавшийся своей дерзости – отклониться от удара, приблизился к князю, опустив перед ним покорно свою плешивую голову, или, может быть, именно от этого князь, продолжая кричать: «прохвосты! закидать дорогу!» не поднял другой раз палки и вбежал в комнаты.
Перед обедом княжна и m lle Bourienne, знавшие, что князь не в духе, стояли, ожидая его: m lle Bourienne с сияющим лицом, которое говорило: «Я ничего не знаю, я такая же, как и всегда», и княжна Марья – бледная, испуганная, с опущенными глазами. Тяжелее всего для княжны Марьи было то, что она знала, что в этих случаях надо поступать, как m lle Bourime, но не могла этого сделать. Ей казалось: «сделаю я так, как будто не замечаю, он подумает, что у меня нет к нему сочувствия; сделаю я так, что я сама скучна и не в духе, он скажет (как это и бывало), что я нос повесила», и т. п.