Донской 17-й казачий полк

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
17-й Донской казачий генерала Бакланова полк

Баклановский значок
Годы существования

26 мая 1835 — 1918

Страна

Российская империя Российская империя

Входит в

2-я казачья сводная дивизия (4 КавК)

Тип

казачьи войска

Дислокация

Новая Ушица

Участие в

Кавказская война, Русско-турецкая война (1877—1878), Первая мировая война

17-й Донской казачий генерала Бакланова полк





Ранние формирования полка

17-й Донской казачий полк являлся прямым наследником Донского казачьего Рыковского полка, который был сформирован в в середине 1820-х годов и принимал участие в русско-турецкой войне 1828—1829 годов.

Впервые Донской казачий полк под № 17 был сформирован 26 мая 1835 года на основании нового положения о Донском казачьем войске. Периодически этот полк созывался в строй и распускался на льготу, также менялся его текущий номер (в зависимости от свободного номера полка при созыве). Кроме номера в названии полка также положено было означать и имя его текущего командира.

Полк этот долгое время находился на Кавказе и принимал участие в походах против горцев.

Окончательное формирование полка

В 1874 году с Дона на внешнюю службу был вызван очередной Донской казачий № 20 полк и 27 июля 1875 года он был назван Донской казачий № 17-го полк. 18 августа 1882 года основной состав полка был распущен на льготу а сам преобразован во второочередной. 23 марта 1889 года полк вновь был собран. С этих пор оставался первоочередным и более на льготу не распускался.

В 1877—1878 годах полк состоял в 1-й Донской казачьей дивизии и под командованием И. И. Шамшева сражался с турками на Дунайском театре войны.

С 24 мая 1894 года полк именовался как 17-й Донской казачий полк. 26 августа 1904 года вечным шефом полка был назван генерал Бакланов, который командовал полком в начале 1850-х годов, и его имя было присоединено к имени полка.

В Первую русскую революцию полк был командирован в Харьков, где участвовал в подавлении беспорядков.

В 1914—1917 годах полк принимал участие в Первой мировой войне, отличился в Брусиловском прорыве.

Знаки отличия полка

  • Полковое Георгиевское знамя с надписью «За отличие в Турецкую войну 1828 и 1829 годов», пожалованное 29 апреля 1869 года (отличие унаследованно от Донского казачьего Рыковского полка, которому знамя с этой надписью было пожаловано 11 ноября 1831 года).
  • Знаки отличия на головные уборы с надписью «За отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов», пожалованные 17 апреля 1878 года.
  • Одиночные белевые петлицы на воротнике и обшлагах нижних чинов, пожалованные 6 декабря 1908 года.
  • Полковой значок, вместо обыкновенного, чёрный с изображением мёртвой головы на костях и с надписью «Чаю воскресения мёртвых и жизни будущего века, Аминь», сделанный по образцу личного значка генерала Бакланова; установлен 21 июня 1909 года.

Командиры полка

Источники

  • [dlib.rsl.ru/viewer/01004486502#page98 Казин В. Х. Казачьи войска. Справочная книжка Императорской главной квартиры. — СПб., 1912. — С. 58, 63, 91, 104, 106, 107]
  • [www.diorama.ru/workshop/reviews/166/ Паскаль А. 17-й Донской казачий генерала Бакланова полк. Часть 1]
  • [www.diorama.ru/workshop/reviews/171/ Паскаль А. 17-й Донской казачий генерала Бакланова полк. Часть 2]

Напишите отзыв о статье "Донской 17-й казачий полк"

Отрывок, характеризующий Донской 17-й казачий полк

Как из придвигающейся грозовой тучи, чаще и чаще, светлее и светлее вспыхивали на лицах всех этих людей (как бы в отпор совершающегося) молнии скрытого, разгорающегося огня.
Пьер не смотрел вперед на поле сражения и не интересовался знать о том, что там делалось: он весь был поглощен в созерцание этого, все более и более разгорающегося огня, который точно так же (он чувствовал) разгорался и в его душе.
В десять часов пехотные солдаты, бывшие впереди батареи в кустах и по речке Каменке, отступили. С батареи видно было, как они пробегали назад мимо нее, неся на ружьях раненых. Какой то генерал со свитой вошел на курган и, поговорив с полковником, сердито посмотрев на Пьера, сошел опять вниз, приказав прикрытию пехоты, стоявшему позади батареи, лечь, чтобы менее подвергаться выстрелам. Вслед за этим в рядах пехоты, правее батареи, послышался барабан, командные крики, и с батареи видно было, как ряды пехоты двинулись вперед.
Пьер смотрел через вал. Одно лицо особенно бросилось ему в глаза. Это был офицер, который с бледным молодым лицом шел задом, неся опущенную шпагу, и беспокойно оглядывался.
Ряды пехотных солдат скрылись в дыму, послышался их протяжный крик и частая стрельба ружей. Через несколько минут толпы раненых и носилок прошли оттуда. На батарею еще чаще стали попадать снаряды. Несколько человек лежали неубранные. Около пушек хлопотливее и оживленнее двигались солдаты. Никто уже не обращал внимания на Пьера. Раза два на него сердито крикнули за то, что он был на дороге. Старший офицер, с нахмуренным лицом, большими, быстрыми шагами переходил от одного орудия к другому. Молоденький офицерик, еще больше разрумянившись, еще старательнее командовал солдатами. Солдаты подавали заряды, поворачивались, заряжали и делали свое дело с напряженным щегольством. Они на ходу подпрыгивали, как на пружинах.
Грозовая туча надвинулась, и ярко во всех лицах горел тот огонь, за разгоранием которого следил Пьер. Он стоял подле старшего офицера. Молоденький офицерик подбежал, с рукой к киверу, к старшему.
– Имею честь доложить, господин полковник, зарядов имеется только восемь, прикажете ли продолжать огонь? – спросил он.
– Картечь! – не отвечая, крикнул старший офицер, смотревший через вал.
Вдруг что то случилось; офицерик ахнул и, свернувшись, сел на землю, как на лету подстреленная птица. Все сделалось странно, неясно и пасмурно в глазах Пьера.
Одно за другим свистели ядра и бились в бруствер, в солдат, в пушки. Пьер, прежде не слыхавший этих звуков, теперь только слышал одни эти звуки. Сбоку батареи, справа, с криком «ура» бежали солдаты не вперед, а назад, как показалось Пьеру.
Ядро ударило в самый край вала, перед которым стоял Пьер, ссыпало землю, и в глазах его мелькнул черный мячик, и в то же мгновенье шлепнуло во что то. Ополченцы, вошедшие было на батарею, побежали назад.
– Все картечью! – кричал офицер.
Унтер офицер подбежал к старшему офицеру и испуганным шепотом (как за обедом докладывает дворецкий хозяину, что нет больше требуемого вина) сказал, что зарядов больше не было.
– Разбойники, что делают! – закричал офицер, оборачиваясь к Пьеру. Лицо старшего офицера было красно и потно, нахмуренные глаза блестели. – Беги к резервам, приводи ящики! – крикнул он, сердито обходя взглядом Пьера и обращаясь к своему солдату.
– Я пойду, – сказал Пьер. Офицер, не отвечая ему, большими шагами пошел в другую сторону.
– Не стрелять… Выжидай! – кричал он.
Солдат, которому приказано было идти за зарядами, столкнулся с Пьером.
– Эх, барин, не место тебе тут, – сказал он и побежал вниз. Пьер побежал за солдатом, обходя то место, на котором сидел молоденький офицерик.
Одно, другое, третье ядро пролетало над ним, ударялось впереди, с боков, сзади. Пьер сбежал вниз. «Куда я?» – вдруг вспомнил он, уже подбегая к зеленым ящикам. Он остановился в нерешительности, идти ему назад или вперед. Вдруг страшный толчок откинул его назад, на землю. В то же мгновенье блеск большого огня осветил его, и в то же мгновенье раздался оглушающий, зазвеневший в ушах гром, треск и свист.
Пьер, очнувшись, сидел на заду, опираясь руками о землю; ящика, около которого он был, не было; только валялись зеленые обожженные доски и тряпки на выжженной траве, и лошадь, трепля обломками оглобель, проскакала от него, а другая, так же как и сам Пьер, лежала на земле и пронзительно, протяжно визжала.