Доуран, Аббас

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Аббас Доуран (19501982) — иранский летчик, герой ирано-иракской войны, полковник. С начала войны до 1982 года совершил более 900 боевых вылетов. 21 июля 1982 года Доуран на своем F-4 вылетел на бомбардировку нефтеперерабатывающего завода ад-Дура в южном Багдаде. Сразу после успешного бомбометания самолёт Доурана был сбит иракскими силами ПВО. Напарник Доурана катапультировался и был взят в плен, а сам полковник направил свой самолёт в центр иракской столицы и врезался в гостиницу аль-Рашид, где через несколько дней по личной инициативе Саддама Хусейна должна была пройти конференция Движения неприсоединения. Таким образом, план Саддама продемонстрировать миру стабильность в Ираке был сорван. Конференция была проведена в Нью-Дели.

Через 20 лет, 21 июля 2002 года Ирак вернул останки Доурана Ирану. Перезахоронен на родине, в Ширазе.



См. также

Напишите отзыв о статье "Доуран, Аббас"

Ссылки

  • [www.youtube.com/watch?v=SbAuJo6nsyY Документальный фильм о Доуране]

Отрывок, характеризующий Доуран, Аббас

– А я знаю, отчего ей стыдно будет, – сказал Петя, обиженный первым замечанием Наташи, – оттого, что она была влюблена в этого толстого с очками (так называл Петя своего тезку, нового графа Безухого); теперь влюблена в певца этого (Петя говорил об итальянце, Наташином учителе пенья): вот ей и стыдно.
– Петя, ты глуп, – сказала Наташа.
– Не глупее тебя, матушка, – сказал девятилетний Петя, точно как будто он был старый бригадир.
Графиня была приготовлена намеками Анны Михайловны во время обеда. Уйдя к себе, она, сидя на кресле, не спускала глаз с миниатюрного портрета сына, вделанного в табакерке, и слезы навертывались ей на глаза. Анна Михайловна с письмом на цыпочках подошла к комнате графини и остановилась.
– Не входите, – сказала она старому графу, шедшему за ней, – после, – и затворила за собой дверь.
Граф приложил ухо к замку и стал слушать.
Сначала он слышал звуки равнодушных речей, потом один звук голоса Анны Михайловны, говорившей длинную речь, потом вскрик, потом молчание, потом опять оба голоса вместе говорили с радостными интонациями, и потом шаги, и Анна Михайловна отворила ему дверь. На лице Анны Михайловны было гордое выражение оператора, окончившего трудную ампутацию и вводящего публику для того, чтоб она могла оценить его искусство.
– C'est fait! [Дело сделано!] – сказала она графу, торжественным жестом указывая на графиню, которая держала в одной руке табакерку с портретом, в другой – письмо и прижимала губы то к тому, то к другому.