Древнеармянский календарь

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
4512
Календарь
Данные о календаре
Тип
календаря

Солнечный, лунный, лунно-солнечный

Календарная
эра
Вставка
високосов

Другие календари
Армелина · Армянский: древнеармянский, христианский · Ассирийский · Ацтекский · Бахаи · Бенгальский · Буддийский · Вавилонский · Византийский · Вьетнамский · Гильбурда · Голоценский · Григорианский · Грузинский · Дариский · Древнегреческий · Древнеегипетский · Древнеиндийский · Древнеперсидский · Древнеславянский · Еврейский · Зороастрийский · Индийский · Инки · Иранский · Ирландский · Исламский · Кельтский · Китайский · Конта · Коптский · Малайский · Майя · Масонский · Миньго · Непальский · Новоюлианский · Пролептический: юлианский, григорианский · Римский · Румийский · Симметричный · Советский · Стабильный · Тамильский · Тайский: лунный, солнечный · Тибетский · Трёхсезонный · Тувинский · Туркменский · Французский · Хакасский · Ханаанейский · Хараппский · Чучхе · Шведский · Шумерский · Эфиопский · Юлианский · Яванский · Японский

Древнеармя́нский календа́рь (арм. Հին հայկական տոմար) или Айкидский календарь (арм. Հայկյան տոմար) — солнечный календарь, которым пользовались в Древней Армении до принятия христианства, основывавшийся на той же модели, что и древнеегипетский календарь и состоявший из 365 дней в году.

Новый год согласно древнеармянскому календарю наступает 1 навасарда (11 августа по григорианскому календарю).





История

Согласно данным Анании Ширакаци, первоначально в древней Армении пользовались лунным календарём. Это действительно вполне возможно, так как на многих армянских скульптурах и рельефах наряду с солнцем, фигурирует и луна, что является продолжением языческих традиций и верований.

Хотя истоки формирования древнеармянского календаря и календароведения несколько затуманены, все же есть некоторые рукописные и археологические свидетельства, благодаря которым есть возможность ответить на некоторые вопросы. Так, в одной из рукописей Мовсеса Хоренаци говорится, что царь Арташес I (189—160 до н. э.) особое внимание уделял развитию ряда наук, в том числе и календароведению.

Согласно традиции, летоисчисление по древнеармянскому календарю начинается с победы Патриарха Айка над вавилонским царём Белом в 2492 году до н. э.. Эта дата была вычислена Гевондом Алишаном на основе обратного отсчёта двух так называемых армянских циклов, взяв 428 год, когда новый год в движимом армянском календаре приходился на 11 августа. Вычтя из этой даты первый цикл (1460), он получил 1033 до н. э., после чего он вычел второй цикл и получил 2492 год, когда Патриарх Айк убил Бела. Согласно легенде, именно с победы Патриарха Айка началось не только армянское летоисчисление, но и было положено начало формирования армянского народа, а, по этой легенде, от имени Айка в качестве собирательного самоназвания армянского народа используются слова «hайк» и «hайказунк», и отсюда «hай», как форма единственного числа.

Хотя некоторые историки ставят под сомнение расчёты, сделанные Алишаном, традиционно именно 2492 до н. э. считается первым годом армянского календаря. 11 августа 2007 года в Армении праздновался новый 4500 год по древнеармянскому календарю.

Языческий календарь в Армении вышел из употребления после принятия в стране христианства, как официальной религии. В течение последующих веков древнеармянский календарь постепенно был забыт, но в средние века про него вспомнили Алишан и другие историки, благодаря которым он сохранился до наших дней.

Особенности

Продолжительность древнеармянского года была принята равной 365 суткам. Таким образом, армянский календарный год был немного короче солнечного (тропического), равного 365,2422 суток. Календарный год делился на 12 месяцев по 30 дней в каждом, причём в конце года прибавлялось ещё 5 дополнительных дней (30 х 12 + 5 = 365).

По своей структуре древнеармянский календарь воспроизводил одну из древнейших календарных систем — египетскую. Египетский календарь, как мы знаем, также исходил из постоянного количества дней в году, равного 365 и, в отличие от юлианского календаря, не имел високосных годов. Так же, как и армянский, древнеегипетский год состоял из 12 тридцатидневных месяцев с добавлением по их окончании ещё 5 дней. И древнеегипетский, и древнеармянский календари в одинаковой мере убегали вперед по сравнению с юлианским, обгоняя его каждые 4 года на 1 день. За 1460 лет египетский и армянский календари опережали юлианский календарь на целый год (365 суток). Другими словами, 1461 египетский или армянский год соответствовали 1460 юлианским годам. Через 1460 лет начало египетского или армянского года, обойдя последовательно (в обратном порядке) все числа юлианского календаря, возвращается на исходное число. Этот промежуток в 1460 лет древние египтяне называли «Софическим периодом» или «периодом Сотиса».

В качестве начала эры, в древнеармянской хронологии фигурирует дата, соответствующая 11 июля 552 г. европейского летосчисления. Другая армянская хронологическая система берёт за исходную точку дату на год позже (11 июля 553 г.). Таким образом, приходится говорить о двух видах древнеармянского летосчисления и при пользовании армянскими источниками предварительно необходимо установить, по какой именно системе они датированы. Большею частью даты даются по отсчёту от 11 июля 552 г.

Названия

Дни недели

В языческие времена армяне, как и греки или римляне, называли дни недели по именам солнца, луны и известных тогда пяти планет:

Древнеармянский Григорианский
Арегаки Воскресенье
Лусни Понедельник
Грат Вторник
Пайлацу Среда
Луснтаг Четверг
Арусьяк Пятница
Еревак Суббота

Месяцы

Что касается месяцев, у армян их было 13, как у персов или египтян. 12 месяцев по 30 дней в каждом и 13-й месяц, в котором было 5 дней:

Месяц Количество дней Промежуток
Навасард 30 дней 11 августа — 9 сентября
Гор 30 дней 10 сентября — 9 октября
Сам 30 дней 10 октября — 8 ноября
Тре 30 дней 9 ноября — 8 декабря
Кагоц 30 дней 9 декабря — 7 января
Арац 30 дней 8 января — 6 февраля
Мехеки 30 дней 7 февраля — 8 марта
Ареги 30 дней 9 марта — 7 апреля
Агеки 30 дней 8 апреля — 7 мая
Марери 30 дней 8 мая — 6 июня
Маргац 30 дней 7 июня — 6 июля
Хротиц 30 дней 7 июля — 5 августа
Авельяц 5 дней (в невисокосном году) и
6 дней (в високосном году)
6 августа — 10 августа

Дни месяца

Примечательно, что в древнеармянском календаре, не только месяцы, но и дни месяца имели свои названия. Каждый день назывался по имени одного из богов армянского пантеона:

День месяца День месяца День месяца
1 Арег 11 Ерезкан 21 Гргор
2 Грант 12 Ани 22 Кордуик
3 Арам 13 Пархар 23 Цмак
4 Маргар 14 Ванат 24 Луснак
5 Агранк 15 Арамазд 25 Црон
6 Мадег 16 Мани 26 Нпат
7 Астгик 17 Асак 27 Ваагн
8 Мигр 18 Масис 28 Сеин
9 Дзопабер 19 Анаит 29 Вараг
10 Мурц 20 Арагац 30 Гишеравар

Поскольку один солнечный год состоит из 365 дней, древние армяне добавили ещё один месяц «Авельяц», который состоял из 5 дней:

День Авельяца
1 Луц
2 Егджеру
3 Паразнот
4 Артахот
5 Цкравори

Часы

Дневные и ночные часы делили на четыре части, каждая из которых содержала по три часа. Именно эта дифференциация впоследствии составила основу богослужения Армянской апостольской церкви[1]. 24 часа суток также имели свои собственные названия:

Ночные часы Дневные часы
Время Название Время Название
1 18—19 Хавараканн (темнеющий) 13 6—7 Айгн (заря, начало, юность)
2 19—20 Агджамугджн (сумеречный) 14 7—8 Цайгн (предрассветный)
3 20—21 Мтацьялн (затемнённый) 15 8—9 Зоряцьялн или Зайрецеал, Цайрацеал (усиливающийся)
4 21—22 Шагувотн (росистый) 16 9—10 Чарагайтьялн (излучающий)
5 22—23 Камавотн (спешащий) 17 10—11 Шаравигьялн (лучистый)
6 23—24 Баваканн (достаточный) 18 11—12 Еркратесн (объявший землю)
7 0—1 Автапьялн 19 12—13 Шантакалн или Шантакох (жалящий, палящий)
8 1—2 Гизкан 20 13—14 Хракатн ил Гракатн (источающий пламя)
9 2—3 Лусачемн (колеблющийся свет) 21 14—15 Хуртапайлн или Хуртапайлеал (полухающий пламенем)
10 3—4 Аравотн (утро) 22 15—16 Тагантеал (покрытый оболочкой)
11 4—5 Лусапайлн (лучезарный) 23 16—17 Арагот или Араварн (скорый)
12 5—6 Пайлацумн (сияющий; Мейкурий) 24 17—18 Арпогн или Арпох (солнечный)

Сравнительная таблица

Григорианский Древнеармянский
с 11 августа 2492 года до н. э. 1 год
с 11 августа 2000 года до н. э. 492 год
с 11 августа 1500 года до н. э. 992 год
с 11 августа 1000 года до н. э. 1492 год
с 11 августа 500 года до н. э. 1992 год
с 11 августа 1 года 2494 год
с 11 августа 500 года 2993 год
с 11 августа 1000 года 3493 год
с 11 августа 1500 года 3993 год
с 11 августа 2000 года 4493 год
с 11 августа 2016 года 4509 год

См. также

Напишите отзыв о статье "Древнеармянский календарь"

Ссылки

  • Календарь // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • [www.haytomar.com/converter.php?l=ru Конвертер даты с Юлианского календаря на древнеармянский.]
  • [www.golosarmenii.am/ru/20069/culture/7774 Общественно-политическая газета «Голос Армении». Магдалина Затикян. «Наступил 4503 год». 16.12.2010.]
  • [www.yerevan-city.com/2008/01/09/ot-armjanskojj-do-grigorianskojj-jery.html От армянской до григорианской эры 4500/2008.]

Примечания

  1. Линецкий А.В., Двуреченских В.А., Гаспарян М.Ю., Родина Е.Ю., Делба В.В., Акимов П.А., Давыдов А.В., Жосану П.А., Еропкина Е.Г., Непочатой Д.А. Оценка историко-культурного наследия Армении. — Москва: Тровант, 2010. — С. 275. — 744 с.

Литература

  • Хачатрян, Айк. Древнеармянские острословы = Հայոց տոմարի շուրջը / Манучарян, Армен. — Ереван: Амарас, 2003. — 256 с. — ISBN 4702080201.
  • Бадалян Г. С. [hpj.asj-oa.am/555/ Об армянском календаре] (армянский) // Историко-филологический журнал, № 4 : Журнал. — Ереван, 1963. — С. 63-74.
Месяцы древнеармянского календаря
Навасард | Гор | Сам | Тре | Кагоц | Арац | Мехеки | Ареги | Ахекан | Марери | Маргац | Хротиц | Авельяц

Отрывок, характеризующий Древнеармянский календарь

– Cher docteur, – сказала она ему, – ce jeune homme est le fils du comte… y a t il de l'espoir? [этот молодой человек – сын графа… Есть ли надежда?]
Доктор молча, быстрым движением возвел кверху глаза и плечи. Анна Михайловна точно таким же движением возвела плечи и глаза, почти закрыв их, вздохнула и отошла от доктора к Пьеру. Она особенно почтительно и нежно грустно обратилась к Пьеру.
– Ayez confiance en Sa misericorde, [Доверьтесь Его милосердию,] – сказала она ему, указав ему диванчик, чтобы сесть подождать ее, сама неслышно направилась к двери, на которую все смотрели, и вслед за чуть слышным звуком этой двери скрылась за нею.
Пьер, решившись во всем повиноваться своей руководительнице, направился к диванчику, который она ему указала. Как только Анна Михайловна скрылась, он заметил, что взгляды всех, бывших в комнате, больше чем с любопытством и с участием устремились на него. Он заметил, что все перешептывались, указывая на него глазами, как будто со страхом и даже с подобострастием. Ему оказывали уважение, какого прежде никогда не оказывали: неизвестная ему дама, которая говорила с духовными лицами, встала с своего места и предложила ему сесть, адъютант поднял уроненную Пьером перчатку и подал ему; доктора почтительно замолкли, когда он проходил мимо их, и посторонились, чтобы дать ему место. Пьер хотел сначала сесть на другое место, чтобы не стеснять даму, хотел сам поднять перчатку и обойти докторов, которые вовсе и не стояли на дороге; но он вдруг почувствовал, что это было бы неприлично, он почувствовал, что он в нынешнюю ночь есть лицо, которое обязано совершить какой то страшный и ожидаемый всеми обряд, и что поэтому он должен был принимать от всех услуги. Он принял молча перчатку от адъютанта, сел на место дамы, положив свои большие руки на симметрично выставленные колени, в наивной позе египетской статуи, и решил про себя, что всё это так именно должно быть и что ему в нынешний вечер, для того чтобы не потеряться и не наделать глупостей, не следует действовать по своим соображениям, а надобно предоставить себя вполне на волю тех, которые руководили им.
Не прошло и двух минут, как князь Василий, в своем кафтане с тремя звездами, величественно, высоко неся голову, вошел в комнату. Он казался похудевшим с утра; глаза его были больше обыкновенного, когда он оглянул комнату и увидал Пьера. Он подошел к нему, взял руку (чего он прежде никогда не делал) и потянул ее книзу, как будто он хотел испытать, крепко ли она держится.
– Courage, courage, mon ami. Il a demande a vous voir. C'est bien… [Не унывать, не унывать, мой друг. Он пожелал вас видеть. Это хорошо…] – и он хотел итти.
Но Пьер почел нужным спросить:
– Как здоровье…
Он замялся, не зная, прилично ли назвать умирающего графом; назвать же отцом ему было совестно.
– Il a eu encore un coup, il y a une demi heure. Еще был удар. Courage, mon аmi… [Полчаса назад у него был еще удар. Не унывать, мой друг…]
Пьер был в таком состоянии неясности мысли, что при слове «удар» ему представился удар какого нибудь тела. Он, недоумевая, посмотрел на князя Василия и уже потом сообразил, что ударом называется болезнь. Князь Василий на ходу сказал несколько слов Лоррену и прошел в дверь на цыпочках. Он не умел ходить на цыпочках и неловко подпрыгивал всем телом. Вслед за ним прошла старшая княжна, потом прошли духовные лица и причетники, люди (прислуга) тоже прошли в дверь. За этою дверью послышалось передвиженье, и наконец, всё с тем же бледным, но твердым в исполнении долга лицом, выбежала Анна Михайловна и, дотронувшись до руки Пьера, сказала:
– La bonte divine est inepuisable. C'est la ceremonie de l'extreme onction qui va commencer. Venez. [Милосердие Божие неисчерпаемо. Соборование сейчас начнется. Пойдемте.]
Пьер прошел в дверь, ступая по мягкому ковру, и заметил, что и адъютант, и незнакомая дама, и еще кто то из прислуги – все прошли за ним, как будто теперь уж не надо было спрашивать разрешения входить в эту комнату.


Пьер хорошо знал эту большую, разделенную колоннами и аркой комнату, всю обитую персидскими коврами. Часть комнаты за колоннами, где с одной стороны стояла высокая красного дерева кровать, под шелковыми занавесами, а с другой – огромный киот с образами, была красно и ярко освещена, как бывают освещены церкви во время вечерней службы. Под освещенными ризами киота стояло длинное вольтеровское кресло, и на кресле, обложенном вверху снежно белыми, не смятыми, видимо, только – что перемененными подушками, укрытая до пояса ярко зеленым одеялом, лежала знакомая Пьеру величественная фигура его отца, графа Безухого, с тою же седою гривой волос, напоминавших льва, над широким лбом и с теми же характерно благородными крупными морщинами на красивом красно желтом лице. Он лежал прямо под образами; обе толстые, большие руки его были выпростаны из под одеяла и лежали на нем. В правую руку, лежавшую ладонью книзу, между большим и указательным пальцами вставлена была восковая свеча, которую, нагибаясь из за кресла, придерживал в ней старый слуга. Над креслом стояли духовные лица в своих величественных блестящих одеждах, с выпростанными на них длинными волосами, с зажженными свечами в руках, и медленно торжественно служили. Немного позади их стояли две младшие княжны, с платком в руках и у глаз, и впереди их старшая, Катишь, с злобным и решительным видом, ни на мгновение не спуская глаз с икон, как будто говорила всем, что не отвечает за себя, если оглянется. Анна Михайловна, с кроткою печалью и всепрощением на лице, и неизвестная дама стояли у двери. Князь Василий стоял с другой стороны двери, близко к креслу, за резным бархатным стулом, который он поворотил к себе спинкой, и, облокотив на нее левую руку со свечой, крестился правою, каждый раз поднимая глаза кверху, когда приставлял персты ко лбу. Лицо его выражало спокойную набожность и преданность воле Божией. «Ежели вы не понимаете этих чувств, то тем хуже для вас», казалось, говорило его лицо.
Сзади его стоял адъютант, доктора и мужская прислуга; как бы в церкви, мужчины и женщины разделились. Всё молчало, крестилось, только слышны были церковное чтение, сдержанное, густое басовое пение и в минуты молчания перестановка ног и вздохи. Анна Михайловна, с тем значительным видом, который показывал, что она знает, что делает, перешла через всю комнату к Пьеру и подала ему свечу. Он зажег ее и, развлеченный наблюдениями над окружающими, стал креститься тою же рукой, в которой была свеча.
Младшая, румяная и смешливая княжна Софи, с родинкою, смотрела на него. Она улыбнулась, спрятала свое лицо в платок и долго не открывала его; но, посмотрев на Пьера, опять засмеялась. Она, видимо, чувствовала себя не в силах глядеть на него без смеха, но не могла удержаться, чтобы не смотреть на него, и во избежание искушений тихо перешла за колонну. В середине службы голоса духовенства вдруг замолкли; духовные лица шопотом сказали что то друг другу; старый слуга, державший руку графа, поднялся и обратился к дамам. Анна Михайловна выступила вперед и, нагнувшись над больным, из за спины пальцем поманила к себе Лоррена. Француз доктор, – стоявший без зажженной свечи, прислонившись к колонне, в той почтительной позе иностранца, которая показывает, что, несмотря на различие веры, он понимает всю важность совершающегося обряда и даже одобряет его, – неслышными шагами человека во всей силе возраста подошел к больному, взял своими белыми тонкими пальцами его свободную руку с зеленого одеяла и, отвернувшись, стал щупать пульс и задумался. Больному дали чего то выпить, зашевелились около него, потом опять расступились по местам, и богослужение возобновилось. Во время этого перерыва Пьер заметил, что князь Василий вышел из за своей спинки стула и, с тем же видом, который показывал, что он знает, что делает, и что тем хуже для других, ежели они не понимают его, не подошел к больному, а, пройдя мимо его, присоединился к старшей княжне и с нею вместе направился в глубь спальни, к высокой кровати под шелковыми занавесами. От кровати и князь и княжна оба скрылись в заднюю дверь, но перед концом службы один за другим возвратились на свои места. Пьер обратил на это обстоятельство не более внимания, как и на все другие, раз навсегда решив в своем уме, что всё, что совершалось перед ним нынешний вечер, было так необходимо нужно.
Звуки церковного пения прекратились, и послышался голос духовного лица, которое почтительно поздравляло больного с принятием таинства. Больной лежал всё так же безжизненно и неподвижно. Вокруг него всё зашевелилось, послышались шаги и шопоты, из которых шопот Анны Михайловны выдавался резче всех.
Пьер слышал, как она сказала:
– Непременно надо перенести на кровать, здесь никак нельзя будет…
Больного так обступили доктора, княжны и слуги, что Пьер уже не видал той красно желтой головы с седою гривой, которая, несмотря на то, что он видел и другие лица, ни на мгновение не выходила у него из вида во всё время службы. Пьер догадался по осторожному движению людей, обступивших кресло, что умирающего поднимали и переносили.