Дрейер, Николай Михайлович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Николай Михайлович Дрейер
Дата рождения

26 октября (7 ноября) 1891(1891-11-07)

Место рождения

Тифлис, Российская империя

Дата смерти

18 июля 1969(1969-07-18) (77 лет)

Место смерти

Омск (СССР)

Принадлежность

Российская империя Российская империя,
РСФСР РСФСР,
СССР СССР

Род войск

кавалерия; пехота.

Годы службы

19081954

Звание

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

генерал-лейтенант (СССР)
Командовал

61-й кавалерийский полк;
4-я казачья дивизия;
45-я кавалерийская дивизия;
6-я стрелковая дивизия;
20-я гвардейская стрелковая дивизия;
6-й гвардейский стрелковый корпус;
4-я гвардейская мех. дивизия.

Сражения/войны

Первая мировая война;
Гражданская война;
Великая Отечественная война.

Награды и премии

Иностранных государств:

Николай Михайлович Дрейер (26 октября [7 ноября1891, Тифлис, Российская империя — 18 июля 1969, Омск, СССР) — советский военачальник, участник Великой Отечественной войны. Гвардии генерал-лейтенант (1945).





Биография

Николай Михайлович Дрейер родился 7 ноября 1891 года в городе Тифлисе в семье офицера. В 1908 году окончил Суворовский кадетский корпус. В 1910 году окончил Николаевское кавалерийское училище. Участник Первой мировой войны. Служил в должности командира роты (штабс-ротмистр).

В 1917 поступил в Красную Гвардию, 2 марта 1918 года Николай Дрейер добровольно вступил в ряды РККА. Служил начальником полковой школы, затем — командиром эскадрона и командиром полка. Сражался против Дутова, Антонова и многочисленных банд басмачей, защищая молодую Советскую Россию. 4 ноября 1923 года Н.М. Дрейер стал командиром кавалерийского дивизиона 1-й Объединенной командной школы имени ВЦИК, которая охраняла Кремль. Был в составе почётного караула, сопровождавшего тело Ленина от дома Союзов на Красную площадь в январе 1924 года. С сентября 1927 года — командир 61-го кавалерийского полка. В 1930 году окончил кавалерийские курсы усовершенствования комсостава, в 1933 году — вечерний факультет Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе. С сентября 1933 года — командир, с февраля 1934 года по сентябрь 1938 года — помощник командира (Г.К. Жукова) 4-й Донской кавалерийской дивизии (генерал-майор). С 1938 года до Великой Отечественной войны — старший преподаватель кафедры конницы Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе.

После начала Великой Отечественной войны три дня, с 4-ое по 7-ое июля 1941 года, руководил вновь созданной в Москве 6-ой дивизией народного ополчения[2].

С июля 1941 года — командир 45-й кавалерийской дивизии, которую спешно формируют в городе Коврове Владимирской области. Участник Смоленского сражения, в котором дивизия понесла огромные потери. 5 октября 1941 года Драйер отстранён от командования 45-й кавалерийской дивизией и находится в распоряжении командующего Западным фронтом. После начала нового немецкого наступления на Москву 12 октября 1941 года тяжело ранен. По выздоровлении проходит службу заместителем командующего войсками 4-й резервной армии по тылу.

С января 1943 года — заместитель командира 6-го стрелкового корпуса, с ноября по декабрь 1943 года — командир 6-й стрелковой дивизии. Участник Донбасской операции и битвы за Днепр. С февраля 1944 года — командир 20-й гвардейской стрелковой дивизии. Участник Никопольско-Криворожской, Березнеговато-Снигиревской, Одесской, Ясско-Кишиневской и Балатонской операций. В августе 1944 года Военным Советом 6-го гвардейского корпуса за мужество и героизм, проявленные при форсировании реки Прут, представлялся к званию Героя Советского Союза[1][2]. Однако, был награждён Орденом Кутузова II степени.

С 20 марта 1945 года — командир 6-го гвардейского стрелкового корпуса. Участник Венской операции. 19 апреля 1945 года присвоено звание генерал-лейтенант.

С июля 1946 года — командир 4-й гвардейской механизированной дивизии. С марта 1950 года — начальник военной кафедры Ворошиловградского сельскохозяйственного института.

С ноября 1954 года — в отставке. Жил в городе Омске. Умер 18 июля 1969 года. Похоронен на Старо-Северном кладбище Омска.

Награды

Внешние изображения
[forums-su.com/download/file.php?id=896098&mode=view/22_03.jpg Н.М. Дрейер 1-й слева, 1924 год.]
[www.polk.ru/forum/uploads/1310322677/med_gallery_17_5_105368.jpg Фотография Н.М. Дрейера, 1930-е годы.]
[www.polk.ru/forum/uploads/1309013723/med_gallery_17_5_54981.jpg Фотография Н.М. Дрейера 1940-е годы.]
[rmx.ru/photo/id/6652.jpg Надгробный памятник в Омске.]
СССР
Приказы (благодарности) Верховного Главнокомандующего в которых отмечен Н. М. Дрейер[4]
  • За прорыв сильно укрепленной обороны противника южнее Бендер и освобождение более 150 населенных пунктов, в том числе крупных населенных пунктов Каушаны, Чимишлия, Лейпциг, Тарутино. 22 августа 1944 года № 169.
  • За форсирование реки Дунай, севернее реки Драва, прорыв обороны противника на западном берегу Дуная и овладении на территории Венгрии городами и крупными узлами коммуникаций Печ, Ватажек, Мохач. 29 ноября 1944 года № 212.
Иностранных государств

Напишите отзыв о статье "Дрейер, Николай Михайлович"

Ссылки

  • Биография Н.М. Драйера на сайте "Fictionbook.ru"
  • [www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=4481 Сайт "Забытый полк"]
  • [www.pobeda1945.su/frontovik/34742 Карточка на сайте "Победа"]
  • Сайт "Подвиг народа".

Литература

  • Бологов Ф. П. "В штабе гвардейской дивизии". — М.: Воениздат, 1987 г.

Примечания

  1. [www.podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/085/033-0686043-0105%2B003-0103/00000176.jpg&id=18971852&id=18971852&id1=90d05fbdb15a4f0caef6b3122068b2b6 Сайт Подвиг народа — Наградной лист на Н. М. Дрейера]
  2. [www.podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/085/033-0686043-0105%2B003-0103/00000177.jpg&id=18971853&id=18971853&id1=b2ad9469b741f92f1f5351e3d2a3bd63 Сайт Подвиг народа — Оборотная сторона наградного листа на Н. М. Дрейера]
  3. [www.podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/421/033-0686046-0154%2B010-0151/00000130.jpg&id=46637433&id1=dab0bd59966b209d8b7a423635f9e527 Наградной лист]. Подвиг народа. Проверено 26 марта 2015.
  4. [grachev62.narod.ru/stalin/orders/content.htm Приказы Верховного Главнокомандующего в период Великой Отечественной войны Советского Союза. Сборник. М., Воениздат, 1975.]

Отрывок, характеризующий Дрейер, Николай Михайлович

Вскоре после приезда Ростовых в Петербург, Берг сделал предложение Вере, и предложение его было принято.
Несмотря на то, что в Москве Ростовы принадлежали к высшему обществу, сами того не зная и не думая о том, к какому они принадлежали обществу, в Петербурге общество их было смешанное и неопределенное. В Петербурге они были провинциалы, до которых не спускались те самые люди, которых, не спрашивая их к какому они принадлежат обществу, в Москве кормили Ростовы.
Ростовы в Петербурге жили так же гостеприимно, как и в Москве, и на их ужинах сходились самые разнообразные лица: соседи по Отрадному, старые небогатые помещики с дочерьми и фрейлина Перонская, Пьер Безухов и сын уездного почтмейстера, служивший в Петербурге. Из мужчин домашними людьми в доме Ростовых в Петербурге очень скоро сделались Борис, Пьер, которого, встретив на улице, затащил к себе старый граф, и Берг, который целые дни проводил у Ростовых и оказывал старшей графине Вере такое внимание, которое может оказывать молодой человек, намеревающийся сделать предложение.
Берг недаром показывал всем свою раненую в Аустерлицком сражении правую руку и держал совершенно не нужную шпагу в левой. Он так упорно и с такою значительностью рассказывал всем это событие, что все поверили в целесообразность и достоинство этого поступка, и Берг получил за Аустерлиц две награды.
В Финляндской войне ему удалось также отличиться. Он поднял осколок гранаты, которым был убит адъютант подле главнокомандующего и поднес начальнику этот осколок. Так же как и после Аустерлица, он так долго и упорно рассказывал всем про это событие, что все поверили тоже, что надо было это сделать, и за Финляндскую войну Берг получил две награды. В 19 м году он был капитан гвардии с орденами и занимал в Петербурге какие то особенные выгодные места.
Хотя некоторые вольнодумцы и улыбались, когда им говорили про достоинства Берга, нельзя было не согласиться, что Берг был исправный, храбрый офицер, на отличном счету у начальства, и нравственный молодой человек с блестящей карьерой впереди и даже прочным положением в обществе.
Четыре года тому назад, встретившись в партере московского театра с товарищем немцем, Берг указал ему на Веру Ростову и по немецки сказал: «Das soll mein Weib werden», [Она должна быть моей женой,] и с той минуты решил жениться на ней. Теперь, в Петербурге, сообразив положение Ростовых и свое, он решил, что пришло время, и сделал предложение.
Предложение Берга было принято сначала с нелестным для него недоумением. Сначала представилось странно, что сын темного, лифляндского дворянина делает предложение графине Ростовой; но главное свойство характера Берга состояло в таком наивном и добродушном эгоизме, что невольно Ростовы подумали, что это будет хорошо, ежели он сам так твердо убежден, что это хорошо и даже очень хорошо. Притом же дела Ростовых были очень расстроены, чего не мог не знать жених, а главное, Вере было 24 года, она выезжала везде, и, несмотря на то, что она несомненно была хороша и рассудительна, до сих пор никто никогда ей не сделал предложения. Согласие было дано.
– Вот видите ли, – говорил Берг своему товарищу, которого он называл другом только потому, что он знал, что у всех людей бывают друзья. – Вот видите ли, я всё это сообразил, и я бы не женился, ежели бы не обдумал всего, и это почему нибудь было бы неудобно. А теперь напротив, папенька и маменька мои теперь обеспечены, я им устроил эту аренду в Остзейском крае, а мне прожить можно в Петербурге при моем жалованьи, при ее состоянии и при моей аккуратности. Прожить можно хорошо. Я не из за денег женюсь, я считаю это неблагородно, но надо, чтоб жена принесла свое, а муж свое. У меня служба – у нее связи и маленькие средства. Это в наше время что нибудь такое значит, не так ли? А главное она прекрасная, почтенная девушка и любит меня…
Берг покраснел и улыбнулся.
– И я люблю ее, потому что у нее характер рассудительный – очень хороший. Вот другая ее сестра – одной фамилии, а совсем другое, и неприятный характер, и ума нет того, и эдакое, знаете?… Неприятно… А моя невеста… Вот будете приходить к нам… – продолжал Берг, он хотел сказать обедать, но раздумал и сказал: «чай пить», и, проткнув его быстро языком, выпустил круглое, маленькое колечко табачного дыма, олицетворявшее вполне его мечты о счастьи.
Подле первого чувства недоуменья, возбужденного в родителях предложением Берга, в семействе водворилась обычная в таких случаях праздничность и радость, но радость была не искренняя, а внешняя. В чувствах родных относительно этой свадьбы были заметны замешательство и стыдливость. Как будто им совестно было теперь за то, что они мало любили Веру, и теперь так охотно сбывали ее с рук. Больше всех смущен был старый граф. Он вероятно не умел бы назвать того, что было причиной его смущенья, а причина эта была его денежные дела. Он решительно не знал, что у него есть, сколько у него долгов и что он в состоянии будет дать в приданое Вере. Когда родились дочери, каждой было назначено по 300 душ в приданое; но одна из этих деревень была уж продана, другая заложена и так просрочена, что должна была продаваться, поэтому отдать имение было невозможно. Денег тоже не было.
Берг уже более месяца был женихом и только неделя оставалась до свадьбы, а граф еще не решил с собой вопроса о приданом и не говорил об этом с женою. Граф то хотел отделить Вере рязанское именье, то хотел продать лес, то занять денег под вексель. За несколько дней до свадьбы Берг вошел рано утром в кабинет к графу и с приятной улыбкой почтительно попросил будущего тестя объявить ему, что будет дано за графиней Верой. Граф так смутился при этом давно предчувствуемом вопросе, что сказал необдуманно первое, что пришло ему в голову.
– Люблю, что позаботился, люблю, останешься доволен…
И он, похлопав Берга по плечу, встал, желая прекратить разговор. Но Берг, приятно улыбаясь, объяснил, что, ежели он не будет знать верно, что будет дано за Верой, и не получит вперед хотя части того, что назначено ей, то он принужден будет отказаться.
– Потому что рассудите, граф, ежели бы я теперь позволил себе жениться, не имея определенных средств для поддержания своей жены, я поступил бы подло…
Разговор кончился тем, что граф, желая быть великодушным и не подвергаться новым просьбам, сказал, что он выдает вексель в 80 тысяч. Берг кротко улыбнулся, поцеловал графа в плечо и сказал, что он очень благодарен, но никак не может теперь устроиться в новой жизни, не получив чистыми деньгами 30 тысяч. – Хотя бы 20 тысяч, граф, – прибавил он; – а вексель тогда только в 60 тысяч.
– Да, да, хорошо, – скороговоркой заговорил граф, – только уж извини, дружок, 20 тысяч я дам, а вексель кроме того на 80 тысяч дам. Так то, поцелуй меня.


Наташе было 16 лет, и был 1809 год, тот самый, до которого она четыре года тому назад по пальцам считала с Борисом после того, как она с ним поцеловалась. С тех пор она ни разу не видала Бориса. Перед Соней и с матерью, когда разговор заходил о Борисе, она совершенно свободно говорила, как о деле решенном, что всё, что было прежде, – было ребячество, про которое не стоило и говорить, и которое давно было забыто. Но в самой тайной глубине ее души, вопрос о том, было ли обязательство к Борису шуткой или важным, связывающим обещанием, мучил ее.
С самых тех пор, как Борис в 1805 году из Москвы уехал в армию, он не видался с Ростовыми. Несколько раз он бывал в Москве, проезжал недалеко от Отрадного, но ни разу не был у Ростовых.
Наташе приходило иногда к голову, что он не хотел видеть ее, и эти догадки ее подтверждались тем грустным тоном, которым говаривали о нем старшие:
– В нынешнем веке не помнят старых друзей, – говорила графиня вслед за упоминанием о Борисе.
Анна Михайловна, в последнее время реже бывавшая у Ростовых, тоже держала себя как то особенно достойно, и всякий раз восторженно и благодарно говорила о достоинствах своего сына и о блестящей карьере, на которой он находился. Когда Ростовы приехали в Петербург, Борис приехал к ним с визитом.