Дроздова, Ольга Борисовна

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ольга Дроздова
Профессия:

актриса

Годы активности:

1985 — наст. время

Театр:

«Современник»

Награды:

Ольга Борисовна Дроздова (род. 1 апреля 1965, Находка) — российская актриса театра и кино, народная артистка России (2015)[1].





Биография

Ольга Дроздова родилась 1 апреля 1965 года в Находке в семье капитана дальнего плавания Бориса Фёдоровича Дроздова. Мама, Мария Ивановна, из цыган, работала агрономом.

Ещё учась в школе Ольга начала заниматься в драматическом кружке Дворца культуры моряков (ДКМ). Играла в спектаклях «Капитанская дочка» и «Ночь перед Рождеством». Когда на гастроли в Находку приехал Хабаровский краевой драматический театр, Ольга решила стать актрисой.

Сначала Ольга Дроздова поступила на театральный факультет Дальневосточного педагогического института искусств, но с тем, чтобы набраться жизненного опыта, ушла на судоремонтный завод работать кладовщицей. Впоследствии восстановилась на первом курсе института, но через год учёбы вновь ушла. Вместе с подругами решила ехать в Свердловск, поступать в Свердловский театральный институт. После второго курса летом отправилась в Москву, посмотрела как сдают экзамены в московские театральные вузы. После этой поездки перевелась в Высшее театральное училище имени М. С. Щепкина (мастерская Владимира Сафронова). В 1989 году по окончании училища была принята в труппу московского театра «Современник»[2].

Личная жизнь

Первый муж — актёр Александр Боровиков[3]. Поженились 30 августа 1989 года, а развелись в 1991 годуК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2187 дней].

30 декабря 1994 года вышла замуж за Дмитрия Певцова. 7 августа 2007 года у супругов родился сын Елисей.

Признание и награды

Творчество

Роли в театре

«Современник»

Фильмография

Напишите отзыв о статье "Дроздова, Ольга Борисовна"

Примечания

  1. 1 2 [mir24.tv/news/culture/12371336 Ольга Дроздова и Ксения Раппопорт стали Народными артистками] (рус.). mir24.tv (6 апреля 2015). Проверено 8 апреля 2015.
  2. [www.drozdovaolga.ru/biogr.html Биография Ольги Дроздовой]
  3. Анна Велигжанина, Наталья Островская. [www.kp.ru/daily/23138/24051/ Первый муж Дроздовой Александр Боровиков: Ольга через меня перешагнула, и через Певцова перешагнет!] (рус.). Комсомольская правда (16 октября 2003). Проверено 3 июля 2013. [www.webcitation.org/6HtO1Fd1j Архивировано из первоисточника 5 июля 2013].
  4. Указ Президента Российской Федерации от 14 апреля 2006 г. № 368 "О награждении государственными наградами Российской Федерации работников государственного учреждения культуры города Москвы «Московский театр „Современник“»"
  5. [7days.ru/stars/olga-drozdova Ольга Дроздова. Биография]. 7 дней.ru. Проверено 18 ноября 2013.
  6. [document.kremlin.ru/doc.asp?ID=010664 Почётное звание присвоено указом президента № 116 от 31 января 2002 года]
  7. [www.sovremennik.ru/play/program.asp?id=2 КРУТОЙ МАРШРУТ — Программа]
  8. [www.drozdovaolga.ru/vish_sad.html Ольга Дроздова :: drozdovaolga.ru]
  9. [www.sovremennik.ru/play/program.asp?id=10 ВИШНЕВЫЙ САД — Программа]
  10. [www.drozdovaolga.ru/anomalia.html Ольга Дроздова :: drozdovaolga.ru]
  11. [www.zaslavsky.ru/rez/sovr02.htm Аномалия (Современник, 1997)]
  12. [www.ng.ru/accent/2012-01-27/10_anarchy.html Майк Пэкер «Анархия»] (рус.). Независимая газета (27 января 2012). Проверено 8 мая 2012. [www.webcitation.org/68D0jPt0k Архивировано из первоисточника 6 июня 2012].

Ссылки

  • [7days.ru/stars/olga-drozdova Ольга Дроздова — биография и интервью на сайте 7Дней.ру]

Отрывок, характеризующий Дроздова, Ольга Борисовна

Наташа покраснела и засмеялась.
– Ну, что вы, мама? Ну, что вам за охота? Что ж тут удивительного?

В середине третьего экосеза зашевелились стулья в гостиной, где играли граф и Марья Дмитриевна, и большая часть почетных гостей и старички, потягиваясь после долгого сиденья и укладывая в карманы бумажники и кошельки, выходили в двери залы. Впереди шла Марья Дмитриевна с графом – оба с веселыми лицами. Граф с шутливою вежливостью, как то по балетному, подал округленную руку Марье Дмитриевне. Он выпрямился, и лицо его озарилось особенною молодецки хитрою улыбкой, и как только дотанцовали последнюю фигуру экосеза, он ударил в ладоши музыкантам и закричал на хоры, обращаясь к первой скрипке:
– Семен! Данилу Купора знаешь?
Это был любимый танец графа, танцованный им еще в молодости. (Данило Купор была собственно одна фигура англеза .)
– Смотрите на папа, – закричала на всю залу Наташа (совершенно забыв, что она танцует с большим), пригибая к коленам свою кудрявую головку и заливаясь своим звонким смехом по всей зале.
Действительно, всё, что только было в зале, с улыбкою радости смотрело на веселого старичка, который рядом с своею сановитою дамой, Марьей Дмитриевной, бывшей выше его ростом, округлял руки, в такт потряхивая ими, расправлял плечи, вывертывал ноги, слегка притопывая, и всё более и более распускавшеюся улыбкой на своем круглом лице приготовлял зрителей к тому, что будет. Как только заслышались веселые, вызывающие звуки Данилы Купора, похожие на развеселого трепачка, все двери залы вдруг заставились с одной стороны мужскими, с другой – женскими улыбающимися лицами дворовых, вышедших посмотреть на веселящегося барина.
– Батюшка то наш! Орел! – проговорила громко няня из одной двери.
Граф танцовал хорошо и знал это, но его дама вовсе не умела и не хотела хорошо танцовать. Ее огромное тело стояло прямо с опущенными вниз мощными руками (она передала ридикюль графине); только одно строгое, но красивое лицо ее танцовало. Что выражалось во всей круглой фигуре графа, у Марьи Дмитриевны выражалось лишь в более и более улыбающемся лице и вздергивающемся носе. Но зато, ежели граф, всё более и более расходясь, пленял зрителей неожиданностью ловких выверток и легких прыжков своих мягких ног, Марья Дмитриевна малейшим усердием при движении плеч или округлении рук в поворотах и притопываньях, производила не меньшее впечатление по заслуге, которую ценил всякий при ее тучности и всегдашней суровости. Пляска оживлялась всё более и более. Визави не могли ни на минуту обратить на себя внимания и даже не старались о том. Всё было занято графом и Марьею Дмитриевной. Наташа дергала за рукава и платье всех присутствовавших, которые и без того не спускали глаз с танцующих, и требовала, чтоб смотрели на папеньку. Граф в промежутках танца тяжело переводил дух, махал и кричал музыкантам, чтоб они играли скорее. Скорее, скорее и скорее, лише, лише и лише развертывался граф, то на цыпочках, то на каблуках, носясь вокруг Марьи Дмитриевны и, наконец, повернув свою даму к ее месту, сделал последнее па, подняв сзади кверху свою мягкую ногу, склонив вспотевшую голову с улыбающимся лицом и округло размахнув правою рукой среди грохота рукоплесканий и хохота, особенно Наташи. Оба танцующие остановились, тяжело переводя дыхание и утираясь батистовыми платками.
– Вот как в наше время танцовывали, ma chere, – сказал граф.
– Ай да Данила Купор! – тяжело и продолжительно выпуская дух и засучивая рукава, сказала Марья Дмитриевна.


В то время как у Ростовых танцовали в зале шестой англез под звуки от усталости фальшививших музыкантов, и усталые официанты и повара готовили ужин, с графом Безухим сделался шестой удар. Доктора объявили, что надежды к выздоровлению нет; больному дана была глухая исповедь и причастие; делали приготовления для соборования, и в доме была суетня и тревога ожидания, обыкновенные в такие минуты. Вне дома, за воротами толпились, скрываясь от подъезжавших экипажей, гробовщики, ожидая богатого заказа на похороны графа. Главнокомандующий Москвы, который беспрестанно присылал адъютантов узнавать о положении графа, в этот вечер сам приезжал проститься с знаменитым Екатерининским вельможей, графом Безухим.
Великолепная приемная комната была полна. Все почтительно встали, когда главнокомандующий, пробыв около получаса наедине с больным, вышел оттуда, слегка отвечая на поклоны и стараясь как можно скорее пройти мимо устремленных на него взглядов докторов, духовных лиц и родственников. Князь Василий, похудевший и побледневший за эти дни, провожал главнокомандующего и что то несколько раз тихо повторил ему.
Проводив главнокомандующего, князь Василий сел в зале один на стул, закинув высоко ногу на ногу, на коленку упирая локоть и рукою закрыв глаза. Посидев так несколько времени, он встал и непривычно поспешными шагами, оглядываясь кругом испуганными глазами, пошел чрез длинный коридор на заднюю половину дома, к старшей княжне.
Находившиеся в слабо освещенной комнате неровным шопотом говорили между собой и замолкали каждый раз и полными вопроса и ожидания глазами оглядывались на дверь, которая вела в покои умирающего и издавала слабый звук, когда кто нибудь выходил из нее или входил в нее.
– Предел человеческий, – говорил старичок, духовное лицо, даме, подсевшей к нему и наивно слушавшей его, – предел положен, его же не прейдеши.
– Я думаю, не поздно ли соборовать? – прибавляя духовный титул, спрашивала дама, как будто не имея на этот счет никакого своего мнения.
– Таинство, матушка, великое, – отвечало духовное лицо, проводя рукою по лысине, по которой пролегало несколько прядей зачесанных полуседых волос.
– Это кто же? сам главнокомандующий был? – спрашивали в другом конце комнаты. – Какой моложавый!…
– А седьмой десяток! Что, говорят, граф то не узнает уж? Хотели соборовать?
– Я одного знал: семь раз соборовался.
Вторая княжна только вышла из комнаты больного с заплаканными глазами и села подле доктора Лоррена, который в грациозной позе сидел под портретом Екатерины, облокотившись на стол.
– Tres beau, – говорил доктор, отвечая на вопрос о погоде, – tres beau, princesse, et puis, a Moscou on se croit a la campagne. [прекрасная погода, княжна, и потом Москва так похожа на деревню.]
– N'est ce pas? [Не правда ли?] – сказала княжна, вздыхая. – Так можно ему пить?
Лоррен задумался.
– Он принял лекарство?
– Да.
Доктор посмотрел на брегет.
– Возьмите стакан отварной воды и положите une pincee (он своими тонкими пальцами показал, что значит une pincee) de cremortartari… [щепотку кремортартара…]
– Не пило слушай , – говорил немец доктор адъютанту, – чтопи с третий удар шивь оставался .
– А какой свежий был мужчина! – говорил адъютант. – И кому пойдет это богатство? – прибавил он шопотом.
– Окотник найдутся , – улыбаясь, отвечал немец.
Все опять оглянулись на дверь: она скрипнула, и вторая княжна, сделав питье, показанное Лорреном, понесла его больному. Немец доктор подошел к Лоррену.
– Еще, может, дотянется до завтрашнего утра? – спросил немец, дурно выговаривая по французски.
Лоррен, поджав губы, строго и отрицательно помахал пальцем перед своим носом.
– Сегодня ночью, не позже, – сказал он тихо, с приличною улыбкой самодовольства в том, что ясно умеет понимать и выражать положение больного, и отошел.

Между тем князь Василий отворил дверь в комнату княжны.
В комнате было полутемно; только две лампадки горели перед образами, и хорошо пахло куреньем и цветами. Вся комната была установлена мелкою мебелью шифоньерок, шкапчиков, столиков. Из за ширм виднелись белые покрывала высокой пуховой кровати. Собачка залаяла.
– Ах, это вы, mon cousin?
Она встала и оправила волосы, которые у нее всегда, даже и теперь, были так необыкновенно гладки, как будто они были сделаны из одного куска с головой и покрыты лаком.
– Что, случилось что нибудь? – спросила она. – Я уже так напугалась.