Друскининкай

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Друскининкай
лит. Druskininkai
Флаг Герб
Страна
Литва
Статус
город, центр самоуправления
Уезд
Алитусский
Самоуправление
Координаты
Мэр
Первое упоминание
Город с
Площадь
24 км²
Высота центра
110 м
Тип климата
умеренно-континентальный
Официальный язык
Население
16 107 человек (2010)
Плотность
671 чел./км²
Часовой пояс
Телефонный код
(+370) 313
Почтовый индекс
LT—66001
Автомобильный код
LT
Официальный сайт
[info.druskininkai.lt/new/ru/ uskininkai.lt/new/ru/]
Награды

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Дру́скининкай[1] (лит. Druskininkai, польск. Druskieniki, Druskienniki, в довоенный период по-русски именовался Друске́ники, а в дореволюционный период Друзге́ники[2]) — курортный город на юге Литвы, административный центр Друскининкайского самоуправления в Алитусском уезде. Современный город в шутку называют «чемпионом Литвы по привлечению иностранных инвестиций»[3].





Положение и общая характеристика

Расположен на правом берегу Немана у впадения в него Ратничи, в 129 км от Вильнюса, в 128 км от Каунаса и в 42 км от Гродно. Бальнеологический, грязевой и климатический курорт.

Население

В 1970 году насчитывалось 11 тыс. жителей, летом 2003 года — 17 601 в городской черте, а вместе с окрестными деревнями — 25 075 жителей. Среди них 21 750 католиков, 820 православных, 220 иудеев, 40 свидетелей Иеговы, 21 евангелист и др.

Название

Первое упоминание деревни Друскеники относится к 1563 году (Литовская метрика). Название происходит от литовского слова druskininkas, которое означает занимающегося соляным промыслом, которое в свою очередь происходит от литовского слова «druska» («соль»). Название связано с наличием на территории города источников с солёноватой минеральной водой, которые с XX века стали основой курортной индустрии города. Название может толковаться и просто как место с источниками солёной воды с типичным литовским суффиксом -ининк-, означающим место, поселение (ср. Шальчининкай, Валкининкай, Медининкай и т. д.).

История

XVII—XVIII века

Статус курорта Друскеники получили в 1793 году, когда личным врачом польского короля и великого князя литовского Станислава Августа были экспериментально подтверждены целебные свойства минеральных источников. Известность же минеральные источники приобрели ещё в конце XVII века, когда местный крестьянин Пранас Сурутис (Сураучюс) и его дети прославились в окрестностях как «целители».

XIX век

В первой половине XIX века1835) профессор Виленского университета Игнацы Фонберг представил на Высочайшее Имя доклад о лечебных свойствах минеральных источников, после чего в 1837 году Друскеники Высочайшим Повелением Государя Николая I были провозглашены городом. Тогда и началось быстрое развитие курорта. В первой половине XIX века во время курортных сезонов город становился «летней столицей» Литвы, поскольку в Европе распространилась мода пребывать «летом на водах», а польско-литовская знать и интеллигенция своим патриотическим долгом полагала пребывание на своём, литовском курорте. В 1861 году в городе зафиксировано 9 минеральных источников, а в 1884 их было уже 16. Наплыв больных и раненых после Крымской войны побудили гродненского вице-губернатора Якова Рожнова принять меры к оборудованию в Друскениках временного православного храма в частном доме (1857). На его же средства построена церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» (1865).

ХХ век

К концу XIX века курорт ежегодно принимал до 50 000 гостей, а в период между Первой и Второй мировой войнами (находясь в составе Польши) — до 100 000 человек. Именно в межвоенные годы в Друскениках была проведена серьёзная модернизация курорта, перестроены санатории, создана современная для тех лет инфраструктура и научно-техническая база для лечения.

После присоединения Восточной Польши к СССР, с осени 1939-го до осени 1940 года Друскеники входили в состав Белорусской ССР. С образованием Литовской ССР и включением её в состав СССР после переговоров делегаций Литвы и Белоруссии в Гродно 1—2 октября 1940 года курорт Друскининкай с окрестными деревнями был передан Литве. В советское время инфраструктура курорта была приспособлена для массового курортного лечения и отдыха. Действовало 10 санаториев, за год отдыхало около 400 тысяч человек.

В 1950—1955 годах Друскининкай был центром Друскининского района.

Знаменитые жители города

  • В Друскениках вырос Микалоюс Константинас Чюрлёнис, художник-символист и композитор; в городе находится мемориальный дом-музей Чюрлёниса (открыт в 1963 году), где регулярно проходят летние музыкальные вечера, собрания художников, и другие образовательные мероприятия.
  • В Друскениках родился Жак Липшиц, друг и соратник Амедео Модильяни. Ныне в отстроенном в 1909 г. доме, где проживала семья Липшица, находится гостиница Best Western Hotel Central[4].
  • Уроженцем Друскининкая был отец знаменитого голливудского актёра Чарльза Бронсона (настоящее имя — Каролис Бучинскис).
  • С 1924 года Друскининкай стал любимым местом отдыха Юзефа Пилсудского. Одной из причин частых посещений курорта стало увлечение здешним врачом Левицкой, однако роман этот окончился трагическим для неё образом[5].

Транспорт

Из России в Друскининкай можно добраться через Вильнюс или через Гродно. Автобус из Вильнюса в Друскининкай идет около 2 часов, из Гродно в Друскининкай за 1-2 часа. Прохождение границы на автобусе, без очереди.

С городского автовокзала отправляются автобусы в города Литвы (Вильнюс, Каунас, Алитус, Паланга, Утена и др.), а также в близлежащие страны (Белоруссия, Польша). В XX веке в Друскининкай действовала железнодорожная станция — конечная на железнодорожной ветке Поречье (Белоруссия) — Друскининкай, ответвляющейся от железнодорожной линии Вильнюс-Гродно. В 1990-х гг., в связи с уменьшением пассажиропотока, а также с тем, что часть железнодорожной линии, связывавшей Друскининкай с Вильнюсом, оказалась на территории Республики Беларусь, железнодорожная станция в Друскининкай была закрыта. Некоторое время осуществлялись только грузовые железнодорожные перевозки, впоследствии прекратились и они, рельсы на железнодорожном полотне были разобраны. В городе развита сеть [www.stops.lt/druskininkai/ городских автобусных маршрутов], связывающая также город с соседними деревнями, есть такси.

Достопримечательности

Храмы

Памятники

  • Прижизненный памятник Донатасу Банионису (рядом с оздоровительным центром Grand SPA Lietuva). Скульптор Миндаугас Юнчис изваял выдающегося актёра сидящим на скамейке с книгой в руках, немного поодаль стоит журавль (в 2008 году Банионису была вручена премия «Серебряный журавль»)[6].

Музеи

Лечение и СПА

Оставшиеся с советского времени санатории и лечебницы в основном перестроены и модернизированы. Построены и новые оздоровительные центры. В большинстве санаториев есть СПА-центры, предлагающие процедуры с использованием минеральной воды, лечебной грязи и соли. В некоторых есть банные комплексы и бассейны с программами кинезо- и акватерапии. Основные СПА-центры:

  • [akvapark.lt/ru/lechebnica-i-spa/ Городская лечебница (Gydykla)]
  • [grandspa.lt/ru/ Grand SPA Lietuva]
  • [akvapark.lt/ru/vodnyj-park/akvapark/ Аквапарк (Vandens Parkas)]
  • [druskininkai.spa-vilnius.lt/ru/ SPA Vilnius]
  • [www.belorus.lt/ru/ Санаторий Беларусь]
  • [druskininkai.sanatorija.lt/ru/ Санаторий Egles]

Развлечения

  • [akvapark.lt/ru/ Аквапарк]
  • [www.snowarena.lt/ru/apie_mus «Snow Arena» — комплекс зимних развлечений]
  • [www.tarzanija.lt/ru/o_parke/ Парк приключений на берегу Немана]
  • Пляж на озере в центре города, между ул. Чюрлёниса и ул. Соду
  • Прокат велосипедов и сегвеев на Вильнюс Аллее
  • Летние концерты классической музыки во дворе музея Чюрлёниса
  • Ежегодный театральный фестиваль
  • Ярмарка народных промыслов и национальной кулинарии (в начале и в конце туристического сезона), сырный рынок по субботам

Кафе

  • Sicilija (два кафе - Тайкос гатве, 9 и ул. Чюрлёниса, 56).
  • [www.thehouse.lt/ House] (ул. Чюрлёниса, 61).
  • Forto Dvaras (ул. Чюрлёниса, 55)
  • Velvetti (Вильнюсская аллея, 16)
  • Senasis Nemunas (Фонберго гатве, 7)

Пригороды

  • Парк скульптур и отдыха современного литовского мастера Антанаса Чеснулиса. Фактически — оригинальный музей деревянных скульптур на свежем воздухе. Расположен в усадьбе Чеснулиса близ деревни Науясодес, на берегу реки Ратничеле. 3 км от черты города.[7].
  • Парк Грутас — музей советского наследия (дер. Грутас). 5 км от черты города.
  • Музей леса «Эхо чащи» (ул. Чюрлёниса 116).
  • Этнографическая деревня Швендубре.
  • Городище Лишкява и доминиканский храм. 9 км от черты города.

Климат

Климат Друскининкая отличается прохладой. В летние месяцы воздух редко прогревается сильнее, чем до + 22 °С. Зимой — в среднем до −3 °С. Однако, несмотря на такой температурный режим, туристы приезжают сюда весь год, ведь бальнеологические центры, где можно оздоровиться, открыты круглогодично.

Климат Друскининкая
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 9,5 14,8 20,2 27,9 31,4 32,8 34,9 35,1 30,9 23,9 16,7 10,9 35,1
Средний максимум, °C −3,6 −1,4 4,5 11,7 18,9 21,0 22,2 22,1 17,7 11,8 4,0 0,0 10,4
Средняя температура, °C −5,2 −4,3 −0,4 5,8 12,4 15,8 16,9 16,4 11,9 7,1 1,8 −2,3 6,3
Средний минимум, °C −8,5 −7,6 −3,6 1,8 7,3 10,9 12,4 11,8 8,1 4,0 −0,5 −4,9 2,6
Абсолютный минимум, °C −35,8 −36,3 −26,3 −12 −3,7 0,1 2,1 0,3 −3 −13,7 −16,7 −28,5 −36,3
Норма осадков, мм 39 31 35 42 55 69 80 78 56 45 53 47 630
Источник: [www.hmn.ru/index.php?index=76&value=26735 Климатические данные]

Напишите отзыв о статье "Друскининкай"

Примечания

  1. Ф. Л. Агеенко. [gramota.ru/slovari/dic/?ag=x&word=%E4%F0%F3%F1%EA%E8%ED%E8%ED%EA%E0%E9 Русское словесное ударение. Словарь имён собственных]. — М: ЭНАС, 2001.
  2. См. карту 1903 года
  3. [www.kurier.lt/?p=41680 Слово чемпиона]. // kurier.lt (27 июня 2013). Проверено 13 августа 2013. [www.webcitation.org/6Iqa8zwha Архивировано из первоисточника 13 августа 2013].
  4. [www.turgrad.by/strany/litva/goroda-i-kurorty-litvy/druskininkai/oteli-druskininkaya/best-western-central-4 Best Western Central 4*]
  5. [www.info.druskininkai.lt/kurort_roman/?ndate.2011-3;date.2011-3;day.6; У Клинтона была Левинска, у Пилсудского — Левицка]
  6. [ru.delfi.lt/misc/culture/article.php?id=26829397 Донатасу Банионису поставят памятник]
  7. [www.cesnuliusodyba.lt/ Официальный сайт Парка скульптур и отдыха Антанаса Чеснулиса  (англ.)  (лит.)]

Ссылки

  • На Викискладе есть медиафайлы по теме Друскининкай
  • [info.druskininkai.lt/ru/ Сайт Информационного центра по туризму и предпринимательству г. Друскининкай  (рус.)]
  • [www.druskininkai.lt Официальная страница]
  • [www.archiforma.lt/index.php/pageid/145/articlepage/1/articleid/318 Algimantas Mačiulis. Druskininkų miesto architektūros apžvalga (1940—1990)] (лит.)
  • [www.privet-litva.ru/173/spa-lietuva-ru/sanatoriy_druskininkaya.html Санатории Друскининкая на сайт Privet-Litva.ru]

Отрывок, характеризующий Друскининкай


– Ну что, мила? Нет, брат, розовая моя прелесть, и Дуняшей зовут… – Но, взглянув на лицо Ростова, Ильин замолк. Он видел, что его герой и командир находился совсем в другом строе мыслей.
Ростов злобно оглянулся на Ильина и, не отвечая ему, быстрыми шагами направился к деревне.
– Я им покажу, я им задам, разбойникам! – говорил он про себя.
Алпатыч плывущим шагом, чтобы только не бежать, рысью едва догнал Ростова.
– Какое решение изволили принять? – сказал он, догнав его.
Ростов остановился и, сжав кулаки, вдруг грозно подвинулся на Алпатыча.
– Решенье? Какое решенье? Старый хрыч! – крикнул он на него. – Ты чего смотрел? А? Мужики бунтуют, а ты не умеешь справиться? Ты сам изменник. Знаю я вас, шкуру спущу со всех… – И, как будто боясь растратить понапрасну запас своей горячности, он оставил Алпатыча и быстро пошел вперед. Алпатыч, подавив чувство оскорбления, плывущим шагом поспевал за Ростовым и продолжал сообщать ему свои соображения. Он говорил, что мужики находились в закоснелости, что в настоящую минуту было неблагоразумно противуборствовать им, не имея военной команды, что не лучше ли бы было послать прежде за командой.
– Я им дам воинскую команду… Я их попротивоборствую, – бессмысленно приговаривал Николай, задыхаясь от неразумной животной злобы и потребности излить эту злобу. Не соображая того, что будет делать, бессознательно, быстрым, решительным шагом он подвигался к толпе. И чем ближе он подвигался к ней, тем больше чувствовал Алпатыч, что неблагоразумный поступок его может произвести хорошие результаты. То же чувствовали и мужики толпы, глядя на его быструю и твердую походку и решительное, нахмуренное лицо.
После того как гусары въехали в деревню и Ростов прошел к княжне, в толпе произошло замешательство и раздор. Некоторые мужики стали говорить, что эти приехавшие были русские и как бы они не обиделись тем, что не выпускают барышню. Дрон был того же мнения; но как только он выразил его, так Карп и другие мужики напали на бывшего старосту.
– Ты мир то поедом ел сколько годов? – кричал на него Карп. – Тебе все одно! Ты кубышку выроешь, увезешь, тебе что, разори наши дома али нет?
– Сказано, порядок чтоб был, не езди никто из домов, чтобы ни синь пороха не вывозить, – вот она и вся! – кричал другой.
– Очередь на твоего сына была, а ты небось гладуха своего пожалел, – вдруг быстро заговорил маленький старичок, нападая на Дрона, – а моего Ваньку забрил. Эх, умирать будем!
– То то умирать будем!
– Я от миру не отказчик, – говорил Дрон.
– То то не отказчик, брюхо отрастил!..
Два длинные мужика говорили свое. Как только Ростов, сопутствуемый Ильиным, Лаврушкой и Алпатычем, подошел к толпе, Карп, заложив пальцы за кушак, слегка улыбаясь, вышел вперед. Дрон, напротив, зашел в задние ряды, и толпа сдвинулась плотнее.
– Эй! кто у вас староста тут? – крикнул Ростов, быстрым шагом подойдя к толпе.
– Староста то? На что вам?.. – спросил Карп. Но не успел он договорить, как шапка слетела с него и голова мотнулась набок от сильного удара.
– Шапки долой, изменники! – крикнул полнокровный голос Ростова. – Где староста? – неистовым голосом кричал он.
– Старосту, старосту кличет… Дрон Захарыч, вас, – послышались кое где торопливо покорные голоса, и шапки стали сниматься с голов.
– Нам бунтовать нельзя, мы порядки блюдем, – проговорил Карп, и несколько голосов сзади в то же мгновенье заговорили вдруг:
– Как старички пороптали, много вас начальства…
– Разговаривать?.. Бунт!.. Разбойники! Изменники! – бессмысленно, не своим голосом завопил Ростов, хватая за юрот Карпа. – Вяжи его, вяжи! – кричал он, хотя некому было вязать его, кроме Лаврушки и Алпатыча.
Лаврушка, однако, подбежал к Карпу и схватил его сзади за руки.
– Прикажете наших из под горы кликнуть? – крикнул он.
Алпатыч обратился к мужикам, вызывая двоих по именам, чтобы вязать Карпа. Мужики покорно вышли из толпы и стали распоясываться.
– Староста где? – кричал Ростов.
Дрон, с нахмуренным и бледным лицом, вышел из толпы.
– Ты староста? Вязать, Лаврушка! – кричал Ростов, как будто и это приказание не могло встретить препятствий. И действительно, еще два мужика стали вязать Дрона, который, как бы помогая им, снял с себя кушан и подал им.
– А вы все слушайте меня, – Ростов обратился к мужикам: – Сейчас марш по домам, и чтобы голоса вашего я не слыхал.
– Что ж, мы никакой обиды не делали. Мы только, значит, по глупости. Только вздор наделали… Я же сказывал, что непорядки, – послышались голоса, упрекавшие друг друга.
– Вот я же вам говорил, – сказал Алпатыч, вступая в свои права. – Нехорошо, ребята!
– Глупость наша, Яков Алпатыч, – отвечали голоса, и толпа тотчас же стала расходиться и рассыпаться по деревне.
Связанных двух мужиков повели на барский двор. Два пьяные мужика шли за ними.
– Эх, посмотрю я на тебя! – говорил один из них, обращаясь к Карпу.
– Разве можно так с господами говорить? Ты думал что?
– Дурак, – подтверждал другой, – право, дурак!
Через два часа подводы стояли на дворе богучаровского дома. Мужики оживленно выносили и укладывали на подводы господские вещи, и Дрон, по желанию княжны Марьи выпущенный из рундука, куда его заперли, стоя на дворе, распоряжался мужиками.
– Ты ее так дурно не клади, – говорил один из мужиков, высокий человек с круглым улыбающимся лицом, принимая из рук горничной шкатулку. – Она ведь тоже денег стоит. Что же ты ее так то вот бросишь или пол веревку – а она потрется. Я так не люблю. А чтоб все честно, по закону было. Вот так то под рогожку, да сенцом прикрой, вот и важно. Любо!
– Ишь книг то, книг, – сказал другой мужик, выносивший библиотечные шкафы князя Андрея. – Ты не цепляй! А грузно, ребята, книги здоровые!
– Да, писали, не гуляли! – значительно подмигнув, сказал высокий круглолицый мужик, указывая на толстые лексиконы, лежавшие сверху.

Ростов, не желая навязывать свое знакомство княжне, не пошел к ней, а остался в деревне, ожидая ее выезда. Дождавшись выезда экипажей княжны Марьи из дома, Ростов сел верхом и до пути, занятого нашими войсками, в двенадцати верстах от Богучарова, верхом провожал ее. В Янкове, на постоялом дворе, он простился с нею почтительно, в первый раз позволив себе поцеловать ее руку.
– Как вам не совестно, – краснея, отвечал он княжне Марье на выражение благодарности за ее спасенье (как она называла его поступок), – каждый становой сделал бы то же. Если бы нам только приходилось воевать с мужиками, мы бы не допустили так далеко неприятеля, – говорил он, стыдясь чего то и стараясь переменить разговор. – Я счастлив только, что имел случай познакомиться с вами. Прощайте, княжна, желаю вам счастия и утешения и желаю встретиться с вами при более счастливых условиях. Ежели вы не хотите заставить краснеть меня, пожалуйста, не благодарите.
Но княжна, если не благодарила более словами, благодарила его всем выражением своего сиявшего благодарностью и нежностью лица. Она не могла верить ему, что ей не за что благодарить его. Напротив, для нее несомненно было то, что ежели бы его не было, то она, наверное, должна была бы погибнуть и от бунтовщиков и от французов; что он, для того чтобы спасти ее, подвергал себя самым очевидным и страшным опасностям; и еще несомненнее было то, что он был человек с высокой и благородной душой, который умел понять ее положение и горе. Его добрые и честные глаза с выступившими на них слезами, в то время как она сама, заплакав, говорила с ним о своей потере, не выходили из ее воображения.
Когда она простилась с ним и осталась одна, княжна Марья вдруг почувствовала в глазах слезы, и тут уж не в первый раз ей представился странный вопрос, любит ли она его?
По дороге дальше к Москве, несмотря на то, что положение княжны было не радостно, Дуняша, ехавшая с ней в карете, не раз замечала, что княжна, высунувшись в окно кареты, чему то радостно и грустно улыбалась.
«Ну что же, ежели бы я и полюбила его? – думала княжна Марья.
Как ни стыдно ей было признаться себе, что она первая полюбила человека, который, может быть, никогда не полюбит ее, она утешала себя мыслью, что никто никогда не узнает этого и что она не будет виновата, ежели будет до конца жизни, никому не говоря о том, любить того, которого она любила в первый и в последний раз.
Иногда она вспоминала его взгляды, его участие, его слова, и ей казалось счастье не невозможным. И тогда то Дуняша замечала, что она, улыбаясь, глядела в окно кареты.
«И надо было ему приехать в Богучарово, и в эту самую минуту! – думала княжна Марья. – И надо было его сестре отказать князю Андрею! – И во всем этом княжна Марья видела волю провиденья.
Впечатление, произведенное на Ростова княжной Марьей, было очень приятное. Когда ои вспоминал про нее, ему становилось весело, и когда товарищи, узнав о бывшем с ним приключении в Богучарове, шутили ему, что он, поехав за сеном, подцепил одну из самых богатых невест в России, Ростов сердился. Он сердился именно потому, что мысль о женитьбе на приятной для него, кроткой княжне Марье с огромным состоянием не раз против его воли приходила ему в голову. Для себя лично Николай не мог желать жены лучше княжны Марьи: женитьба на ней сделала бы счастье графини – его матери, и поправила бы дела его отца; и даже – Николай чувствовал это – сделала бы счастье княжны Марьи. Но Соня? И данное слово? И от этого то Ростов сердился, когда ему шутили о княжне Болконской.


Приняв командование над армиями, Кутузов вспомнил о князе Андрее и послал ему приказание прибыть в главную квартиру.
Князь Андрей приехал в Царево Займище в тот самый день и в то самое время дня, когда Кутузов делал первый смотр войскам. Князь Андрей остановился в деревне у дома священника, у которого стоял экипаж главнокомандующего, и сел на лавочке у ворот, ожидая светлейшего, как все называли теперь Кутузова. На поле за деревней слышны были то звуки полковой музыки, то рев огромного количества голосов, кричавших «ура!новому главнокомандующему. Тут же у ворот, шагах в десяти от князя Андрея, пользуясь отсутствием князя и прекрасной погодой, стояли два денщика, курьер и дворецкий. Черноватый, обросший усами и бакенбардами, маленький гусарский подполковник подъехал к воротам и, взглянув на князя Андрея, спросил: здесь ли стоит светлейший и скоро ли он будет?
Князь Андрей сказал, что он не принадлежит к штабу светлейшего и тоже приезжий. Гусарский подполковник обратился к нарядному денщику, и денщик главнокомандующего сказал ему с той особенной презрительностью, с которой говорят денщики главнокомандующих с офицерами:
– Что, светлейший? Должно быть, сейчас будет. Вам что?
Гусарский подполковник усмехнулся в усы на тон денщика, слез с лошади, отдал ее вестовому и подошел к Болконскому, слегка поклонившись ему. Болконский посторонился на лавке. Гусарский подполковник сел подле него.
– Тоже дожидаетесь главнокомандующего? – заговорил гусарский подполковник. – Говог'ят, всем доступен, слава богу. А то с колбасниками беда! Недаг'ом Ег'молов в немцы пг'осился. Тепег'ь авось и г'усским говог'ить можно будет. А то чег'т знает что делали. Все отступали, все отступали. Вы делали поход? – спросил он.
– Имел удовольствие, – отвечал князь Андрей, – не только участвовать в отступлении, но и потерять в этом отступлении все, что имел дорогого, не говоря об именьях и родном доме… отца, который умер с горя. Я смоленский.
– А?.. Вы князь Болконский? Очень г'ад познакомиться: подполковник Денисов, более известный под именем Васьки, – сказал Денисов, пожимая руку князя Андрея и с особенно добрым вниманием вглядываясь в лицо Болконского. – Да, я слышал, – сказал он с сочувствием и, помолчав немного, продолжал: – Вот и скифская война. Это все хог'ошо, только не для тех, кто своими боками отдувается. А вы – князь Андг'ей Болконский? – Он покачал головой. – Очень г'ад, князь, очень г'ад познакомиться, – прибавил он опять с грустной улыбкой, пожимая ему руку.
Князь Андрей знал Денисова по рассказам Наташи о ее первом женихе. Это воспоминанье и сладко и больно перенесло его теперь к тем болезненным ощущениям, о которых он последнее время давно уже не думал, но которые все таки были в его душе. В последнее время столько других и таких серьезных впечатлений, как оставление Смоленска, его приезд в Лысые Горы, недавнее известно о смерти отца, – столько ощущений было испытано им, что эти воспоминания уже давно не приходили ему и, когда пришли, далеко не подействовали на него с прежней силой. И для Денисова тот ряд воспоминаний, которые вызвало имя Болконского, было далекое, поэтическое прошедшее, когда он, после ужина и пения Наташи, сам не зная как, сделал предложение пятнадцатилетней девочке. Он улыбнулся воспоминаниям того времени и своей любви к Наташе и тотчас же перешел к тому, что страстно и исключительно теперь занимало его. Это был план кампании, который он придумал, служа во время отступления на аванпостах. Он представлял этот план Барклаю де Толли и теперь намерен был представить его Кутузову. План основывался на том, что операционная линия французов слишком растянута и что вместо того, или вместе с тем, чтобы действовать с фронта, загораживая дорогу французам, нужно было действовать на их сообщения. Он начал разъяснять свой план князю Андрею.
– Они не могут удержать всей этой линии. Это невозможно, я отвечаю, что пг'ог'ву их; дайте мне пятьсот человек, я г'азог'ву их, это вег'но! Одна система – паг'тизанская.