Дубянский, Александр Михайлович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Александр Михайлович Дубянский
Александр Михайлович Дубянский
Дата рождения:

27 апреля 1941(1941-04-27) (83 года)

Место рождения:

Москва, СССР

Страна:

Россия Россия

Научная сфера:

литературоведение, религиоведение, индология

Место работы:

ИСАА МГУ
ИВКА РГГУ

Учёная степень:

кандидат филологических наук

Учёное звание:

доцент

Альма-матер:

Институт восточных языков

Известен как:

дравидолог, специалист по тамильской литературе и культуре Индии

Алекса́ндр Миха́йлович Дубя́нский (род. 27 апреля 1941, Москва, СССР)[1] — российский индолог-дравидолог, специалист по истории тамильской литературы. Кандидат филологических наук. Доцент ИСАА при МГУ и ИВКА РГГУ.





Биография

Родился 27 апреля 1941 года в Москве.

В 1965 году поступил в Институт восточных языков при МГУ, который окончил в 1970 году по специальности «филолог-востоковед, референт-переводчик»).

В 19701973 годах учился в аспирантуре в Института восточных языков при МГУ.

В 1974 году защитил кандидатскую диссертацию по древнетамильской (классической) тамильской поэтической литературе.

В 19781979 годах стажировался в Мадрасском университете (Индия).

В 1999 году занимался научной работой в институте The Netherlands Institute of Advanced Studies, Wassenaar (Голландия).

Доцент кафедры индийской филологии ИСАА при МГУ. Преподаёт тамильский язык, ведёт семинар по чтению текстов классической тамильской поэзии

Доцент кафедры истории и филологии Южной и Центральной Азии ИВКА РГГУ.

Автор 110 научных публикаций.

Владеет тамильским языком.

В сферу научных интересов входят древняя и средневековая индийская литература, тамильский язык и литература, религии и культура Индии.

Научные труды

Монографии

  • Стихи на пальмовых листьях. Классическая тамильская лирика. / Перевод Анатолия Наймана. Подстр. перевод, вступление, коммент. А. М. Дубянский. — М., 1979.
  • Дубянский, А. М., Бычихина Л. В. Тамильская литература. — М., 1987.
  • Дубянский, А. М. Ритуально-мифологические истоки древнетамильской лирики. — М., 1989.
  • Dubianski A. M. Ritual and Mythological Sources of the Early Tamil Poetry. — Groningen, 2000.

Статьи

  • Дубянский, А. М. Протоиндийская религия // Древо индуизма. / Отв. ред. И. П. Глушкова. — М., 1999. — С. 22-40.
  • Дубянский, А. М. Классическая триада: Брахма, Вишну, Шива // Древо индуизма. Отв. ред. И. П. Глушкова. — М., 1999. — С. 128 – 151.
  • Дубянский, А. М. Тамилнад: Сканда-Муруган // Древо индуизма. / Отв. ред. И. П. Глушкова. — М., 1999. — С. 313-336.
  • Дубянский, А. М. Древнетамильский панегирик и жанровая форма аттрупадей // На семи языках Индостана. Памяти А.С. Сухочева. / Отв. ред. А. А. Суворова. — М., 2002. — С. 27-43.
  • Дубянский, А. М. Дравидские литературы // Изучение литератур Востока. Россия, ХХ век. Общ. ред. А. А. Суворова. — М., 2002. — С. 403-424.
  • Dubianski A. M. Kanci: a poetical Theme and a Plant // Pandanus 2000. Natural Symbolism in Indian Literature. — Prague, 2000. — pp. 41-60.
  • Дубянский, А. М. Религия протоиндийской цивилизации. Ведическая религия, Брахманизм, Индуизм // История религии. Учебник для вузов. / Общ. ред. И. Н. Яблоков. Т. 1. — М., 2002. — С. 286-320.
  • Dubianski A. M. The Themes of uvijai and nocci in classical Tamil Poetry // Pandanus’ 02. Nature in Indian Literatures and Art. — Prague, 2002. — pp. 15-34.
  • Дубянский, А. М. О так называемой теме бренности в тамильской поэзии (каньчи-тиней) // Alaica: Сборник научных трудов российских востоковедов, подготовленный к 70-летнему юбилею профессора, доктора исторических наук Л. Б. Алаева. / Отв. ред. О. Е. Непомнин. — М., 2004. — С. 140-150.
  • Dubianski A. M. A theme of a military expedition in Cilappatikaram // India in Warsaw. A Volume to commemorate the 50-th Anniversary of the Post-War History of Indological Studies at Warsaw University (2003/2004). Ed. D. Stasik. — Warszawa, 2006. — pp. 227-235.
  • Дубянский, А. М. Кришнаитская поэма Андаль «Тируппавей» // Smaranam. Памяти Октябрины Федоровны Волковой. / Сост. В.Г. Лысенко. — М., 2006. — С. 101-121.
  • Дубянский, А. М. О происхождении лирики в Индии (поэзия дождей) // Лирика. Генезис и эволюция. / Сост. И. Г. Матюшина, С.Ю. Неклюдов. — М., 2007. — С. 232-288.
  • Dubianski A. M. The palai – landscape in Tamil poetry // Pandanus’ 07. Nature in Literature, Art, Myth and Ritual. — V. 1. Prague, 2007. — pp. 79-92.

Напишите отзыв о статье "Дубянский, Александр Михайлович"

Примечания

  1. [www.old.inion.ru/Indo/de.htm Дубянский Алекандр Михайлович] // Индология в Российской Федерации. Институты и организации. Специалисты : Справочник ИНИОН РАН. Центр информатизации. Отд. справ.-информ. обслуживания. / Отв.ред. Плющев В. И.— М., 2002.— 133 с.

Ссылки

  • [ivka.rsuh.ru/article.html?id=245155 Сайт РГГУ]


Отрывок, характеризующий Дубянский, Александр Михайлович

– Ну, полно, Вася, – сказал Николай.
– Точно кота Ваську угова'ивают, – шутя сказал Денисов.
– Целый вечер вам буду петь, – сказала Наташа.
– Волшебница всё со мной сделает! – сказал Денисов и отстегнул саблю. Он вышел из за стульев, крепко взял за руку свою даму, приподнял голову и отставил ногу, ожидая такта. Только на коне и в мазурке не видно было маленького роста Денисова, и он представлялся тем самым молодцом, каким он сам себя чувствовал. Выждав такт, он с боку, победоносно и шутливо, взглянул на свою даму, неожиданно пристукнул одной ногой и, как мячик, упруго отскочил от пола и полетел вдоль по кругу, увлекая за собой свою даму. Он не слышно летел половину залы на одной ноге, и, казалось, не видел стоявших перед ним стульев и прямо несся на них; но вдруг, прищелкнув шпорами и расставив ноги, останавливался на каблуках, стоял так секунду, с грохотом шпор стучал на одном месте ногами, быстро вертелся и, левой ногой подщелкивая правую, опять летел по кругу. Наташа угадывала то, что он намерен был сделать, и, сама не зная как, следила за ним – отдаваясь ему. То он кружил ее, то на правой, то на левой руке, то падая на колена, обводил ее вокруг себя, и опять вскакивал и пускался вперед с такой стремительностью, как будто он намерен был, не переводя духа, перебежать через все комнаты; то вдруг опять останавливался и делал опять новое и неожиданное колено. Когда он, бойко закружив даму перед ее местом, щелкнул шпорой, кланяясь перед ней, Наташа даже не присела ему. Она с недоуменьем уставила на него глаза, улыбаясь, как будто не узнавая его. – Что ж это такое? – проговорила она.
Несмотря на то, что Иогель не признавал эту мазурку настоящей, все были восхищены мастерством Денисова, беспрестанно стали выбирать его, и старики, улыбаясь, стали разговаривать про Польшу и про доброе старое время. Денисов, раскрасневшись от мазурки и отираясь платком, подсел к Наташе и весь бал не отходил от нее.


Два дня после этого, Ростов не видал Долохова у своих и не заставал его дома; на третий день он получил от него записку. «Так как я в доме у вас бывать более не намерен по известным тебе причинам и еду в армию, то нынче вечером я даю моим приятелям прощальную пирушку – приезжай в английскую гостинницу». Ростов в 10 м часу, из театра, где он был вместе с своими и Денисовым, приехал в назначенный день в английскую гостинницу. Его тотчас же провели в лучшее помещение гостинницы, занятое на эту ночь Долоховым. Человек двадцать толпилось около стола, перед которым между двумя свечами сидел Долохов. На столе лежало золото и ассигнации, и Долохов метал банк. После предложения и отказа Сони, Николай еще не видался с ним и испытывал замешательство при мысли о том, как они свидятся.
Светлый холодный взгляд Долохова встретил Ростова еще у двери, как будто он давно ждал его.
– Давно не видались, – сказал он, – спасибо, что приехал. Вот только домечу, и явится Илюшка с хором.
– Я к тебе заезжал, – сказал Ростов, краснея.
Долохов не отвечал ему. – Можешь поставить, – сказал он.
Ростов вспомнил в эту минуту странный разговор, который он имел раз с Долоховым. – «Играть на счастие могут только дураки», сказал тогда Долохов.
– Или ты боишься со мной играть? – сказал теперь Долохов, как будто угадав мысль Ростова, и улыбнулся. Из за улыбки его Ростов увидал в нем то настроение духа, которое было у него во время обеда в клубе и вообще в те времена, когда, как бы соскучившись ежедневной жизнью, Долохов чувствовал необходимость каким нибудь странным, большей частью жестоким, поступком выходить из нее.
Ростову стало неловко; он искал и не находил в уме своем шутки, которая ответила бы на слова Долохова. Но прежде, чем он успел это сделать, Долохов, глядя прямо в лицо Ростову, медленно и с расстановкой, так, что все могли слышать, сказал ему:
– А помнишь, мы говорили с тобой про игру… дурак, кто на счастье хочет играть; играть надо наверное, а я хочу попробовать.
«Попробовать на счастие, или наверное?» подумал Ростов.
– Да и лучше не играй, – прибавил он, и треснув разорванной колодой, прибавил: – Банк, господа!
Придвинув вперед деньги, Долохов приготовился метать. Ростов сел подле него и сначала не играл. Долохов взглядывал на него.
– Что ж не играешь? – сказал Долохов. И странно, Николай почувствовал необходимость взять карту, поставить на нее незначительный куш и начать игру.
– Со мной денег нет, – сказал Ростов.
– Поверю!
Ростов поставил 5 рублей на карту и проиграл, поставил еще и опять проиграл. Долохов убил, т. е. выиграл десять карт сряду у Ростова.
– Господа, – сказал он, прометав несколько времени, – прошу класть деньги на карты, а то я могу спутаться в счетах.
Один из игроков сказал, что, он надеется, ему можно поверить.
– Поверить можно, но боюсь спутаться; прошу класть деньги на карты, – отвечал Долохов. – Ты не стесняйся, мы с тобой сочтемся, – прибавил он Ростову.