Дуврский договор

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Дуврский договор — секретная договорённость, достигнутая в Дувре в июне 1670 года между представителями английского короля Карла II и французского короля Людовика XIV. Договор завершил семь лет негласных переговоров об англо-французском альянсе, которые вела Генриетта Анна (сестра английского короля и невестка французского)[1].

В обмен на финансовую и военную помощь французской короны Карл II обещал принять католичество и разорвать союзные отношения с протестантскими державами, Швецией и Голландией. Людовик XIV ручался финансовыми вливаниями ослабить зависимость Карла от своевольного парламента[1], а также прислать на Альбион 6000 французских солдат в случае, если подданные Карла не захотят добровольно вернуться к католической вере.

Чтобы прикрыть секретные договорённости о смене религии, правительством Кабаль через полгода после Дуврского был подписан официальный англо-французский договор о взаимопомощи[1]. Во исполнение его условий в апреле 1672 года Англия объявила Голландии войну — на следующий день после того, как аналогичное заявление сделала Франция.

Война, однако, складывалась для англичан не самым удачным образом, а французские субсидии не отличались регулярностью. Вкупе со сложной внутриполитической ситуацией эти обстоятельства поставили крест на исполнении дуврских договорённостей.

Напишите отзыв о статье "Дуврский договор"



Примечания

  1. 1 2 3 [www.britannica.com/EBchecked/topic/170339/Treaty-of-Dover Дуврский договор] в Британской энциклопедии

Отрывок, характеризующий Дуврский договор

– Кто?
– Г'афиня Наташа, – отвечал Денисов.
– И как она танцует, какая г'ация! – помолчав немного, опять сказал он.
– Да про кого ты говоришь?
– Про сест'у п'о твою, – сердито крикнул Денисов.
Ростов усмехнулся.
– Mon cher comte; vous etes l'un de mes meilleurs ecoliers, il faut que vous dansiez, – сказал маленький Иогель, подходя к Николаю. – Voyez combien de jolies demoiselles. [Любезный граф, вы один из лучших моих учеников. Вам надо танцовать. Посмотрите, сколько хорошеньких девушек!] – Он с тою же просьбой обратился и к Денисову, тоже своему бывшему ученику.
– Non, mon cher, je fe'ai tapisse'ie, [Нет, мой милый, я посижу у стенки,] – сказал Денисов. – Разве вы не помните, как дурно я пользовался вашими уроками?
– О нет! – поспешно утешая его, сказал Иогель. – Вы только невнимательны были, а вы имели способности, да, вы имели способности.
Заиграли вновь вводившуюся мазурку; Николай не мог отказать Иогелю и пригласил Соню. Денисов подсел к старушкам и облокотившись на саблю, притопывая такт, что то весело рассказывал и смешил старых дам, поглядывая на танцующую молодежь. Иогель в первой паре танцовал с Наташей, своей гордостью и лучшей ученицей. Мягко, нежно перебирая своими ножками в башмачках, Иогель первым полетел по зале с робевшей, но старательно выделывающей па Наташей. Денисов не спускал с нее глаз и пристукивал саблей такт, с таким видом, который ясно говорил, что он сам не танцует только от того, что не хочет, а не от того, что не может. В середине фигуры он подозвал к себе проходившего мимо Ростова.
– Это совсем не то, – сказал он. – Разве это польская мазу'ка? А отлично танцует. – Зная, что Денисов и в Польше даже славился своим мастерством плясать польскую мазурку, Николай подбежал к Наташе:
– Поди, выбери Денисова. Вот танцует! Чудо! – сказал он.
Когда пришел опять черед Наташе, она встала и быстро перебирая своими с бантиками башмачками, робея, одна пробежала через залу к углу, где сидел Денисов. Она видела, что все смотрят на нее и ждут. Николай видел, что Денисов и Наташа улыбаясь спорили, и что Денисов отказывался, но радостно улыбался. Он подбежал.