Дурранийская империя

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Дурранийская империя
Монархия

1747 — 1823



Флаг
Столица Кандагар (1747—1773/1774)
Кабул (1773/1774—1823)
Язык(и) Пушту и фарси
Религия Ислам
Форма правления Абсолютная монархия
Династия Дуррани
К:Появились в 1747 годуК:Исчезли в 1823 году
 История Афганистана

До нашей эры

Гандхара: XVII век до н. э

Ахемениды: VI век до н. э

Селевкиды: IV век до н. э.

Греко-бактрийское
царство
: 250 до н. э. — 125 до н. э.

Наша эра

Кушанское царство: I—V века

Эфталиты: V век

Сасаниды: VI век

Газневиды: XI век

Саффариды: 861—1590 годы

Гуриды: 1148—1206 годы

Сефевиды: XIV век

Афганские ханства

Гильзейское: 1709—1737 годы

Гератское

Кабульское

Кандагарское

Пешаварское

Хаттаское

Абдалийское

Афганские государства

Дурранийская
держава
: 1747—1823 годы

Эмират
Афганистан
: 1823—1926 годы

Королевство
Афганистан
: 1926—1973 годы

Республика
Афганистан
: 1973—1978 годы

Демократическая
Республика Афганистан
: 1978—1992 годы

Исламское Государство
Афганистан
: 1992—2001 годы

Исламский Эмират
Афганистан
: 1996—2001 годы

Северный
Альянс
: 1996—2001 годы

Республика
Афганистан
: с 2001 года


Портал «Афганистан»

Дурранийская империя — историческое пуштунское государство, включавшее в себя территорию современных Афганистана, Пакистана, северо-восточную часть Ирана и северо-западную часть Индии, включая Кашмир[1]. Была основана в Кандагаре в 1747 году полководцем Ахмад-шахом Дуррани. Однако при его преемниках империя распалась на ряд самостоятельных княжеств — Пешаварское, Кабульское, Кандагарское и Гератское[2]. Дурранийская империя часто рассматривается как предшественник современного государства Афганистан.



История

Правление Надир-шаха закончилось в июне 1747 года, когда он был убит. Убийство, вероятно, было запланировано его племянником Али Коли, хотя нет никаких фактических доказательств в поддержку этой теории. Тем не менее, когда командиры афганцев встретились позднее в том же году вблизи Кандагара на Лойя джирге (совете), чтобы выбрать правителя для нового единого государства, был выбран Ахмад Шах. Несмотря на то, что он был моложе, чем другие кандидаты, в его пользу было несколько главных факторов:

  • Он являлся прямым потомком Асадуллы Хана, патриарх в клане Садозай — наиболее известного среди племени пуштунов в то время
  • Он был, несомненно, самый харизматический лидер и опытный воин, имевший в своём распоряжении подготовленные, мобильные силы в несколько тысяч кавалеристов
  • Не менее важно, что он вносил значительную часть в казну Надир-шаха

Ахмад Шах стал правителем и принял звание «Дуррани» («Жемчужина жемчужин»). Название, возможно, было предложено, как это утверждают некоторые, самим Ахмад Шахом. Пуштуны были известны впоследствии как Дуррани, и по их имени название нового государства стало Дурранийская держава.

Ахмад Шах начал своё правление с захвата Газни совместно с племенем гильзаев, а затем Кабула. В 1749 году Могольские власти были вынуждены уступить Синд, Пенджаб и важную переправу по реке Инд, чтобы защитить себя от афганского вторжения. Таким образом, афганцы получили существенную территорию к востоку без боя, Ахмад Шах на западе завладел Гератом, в котором правил внук Надир Шаха Шах Рух. Герат пал после почти годовой осады и кровавой битвы, равно как и Мешхед (на сегодняшний день находящийся в Иране). Ахмад затем направил армию подавить в районы к северу от гор Гиндукуш. В короткие сроки, с мощной армией под его контроль попали туркменские, узбекские, таджикские и хазарейские племена Северного Афганистана. Ахмад вторгся в империю Великих Моголов в третий раз, а затем в четвёртый, укрепил контроль над Пенджабом и Кашмиром. Тогда, в начале 1757 года, он захватил Дели, но разрешил Могольской династии сохранить номинальный контроль над городом до тех пор, пока правитель признает сюзеренитет Ахмад шаха над Пенджабом, Синдом и Кашмиром. Оставляя своего второго сына Тимура Шаха для защиты своих интересов, Ахмад Шах покинул Индию, чтобы вернуться в Афганистан.

Напишите отзыв о статье "Дурранийская империя"

Примечания

  1. MECW Volume 18, p. 40; Written by Frederick Engles in July and the first 10 days of August 1857; First published in the New American Cyclopaedia — Vol. I, 1858;…[www.marxists.org/archive/marx/works/1857/afghanistan/index.htm Link]
  2. [www.world-asia.info/afgani.htm Афганистан | Азия — страны]  (рус.)



Отрывок, характеризующий Дурранийская империя

– Нет, отчего же вы думаете, – вдруг начал Пьер, опуская голову и принимая вид бодающегося быка, отчего вы так думаете? Вы не должны так думать.
– Про что я думаю? – спросил князь Андрей с удивлением.
– Про жизнь, про назначение человека. Это не может быть. Я так же думал, и меня спасло, вы знаете что? масонство. Нет, вы не улыбайтесь. Масонство – это не религиозная, не обрядная секта, как и я думал, а масонство есть лучшее, единственное выражение лучших, вечных сторон человечества. – И он начал излагать князю Андрею масонство, как он понимал его.
Он говорил, что масонство есть учение христианства, освободившегося от государственных и религиозных оков; учение равенства, братства и любви.
– Только наше святое братство имеет действительный смысл в жизни; всё остальное есть сон, – говорил Пьер. – Вы поймите, мой друг, что вне этого союза всё исполнено лжи и неправды, и я согласен с вами, что умному и доброму человеку ничего не остается, как только, как вы, доживать свою жизнь, стараясь только не мешать другим. Но усвойте себе наши основные убеждения, вступите в наше братство, дайте нам себя, позвольте руководить собой, и вы сейчас почувствуете себя, как и я почувствовал частью этой огромной, невидимой цепи, которой начало скрывается в небесах, – говорил Пьер.
Князь Андрей, молча, глядя перед собой, слушал речь Пьера. Несколько раз он, не расслышав от шума коляски, переспрашивал у Пьера нерасслышанные слова. По особенному блеску, загоревшемуся в глазах князя Андрея, и по его молчанию Пьер видел, что слова его не напрасны, что князь Андрей не перебьет его и не будет смеяться над его словами.
Они подъехали к разлившейся реке, которую им надо было переезжать на пароме. Пока устанавливали коляску и лошадей, они прошли на паром.
Князь Андрей, облокотившись о перила, молча смотрел вдоль по блестящему от заходящего солнца разливу.
– Ну, что же вы думаете об этом? – спросил Пьер, – что же вы молчите?
– Что я думаю? я слушал тебя. Всё это так, – сказал князь Андрей. – Но ты говоришь: вступи в наше братство, и мы тебе укажем цель жизни и назначение человека, и законы, управляющие миром. Да кто же мы – люди? Отчего же вы всё знаете? Отчего я один не вижу того, что вы видите? Вы видите на земле царство добра и правды, а я его не вижу.
Пьер перебил его. – Верите вы в будущую жизнь? – спросил он.
– В будущую жизнь? – повторил князь Андрей, но Пьер не дал ему времени ответить и принял это повторение за отрицание, тем более, что он знал прежние атеистические убеждения князя Андрея.
– Вы говорите, что не можете видеть царства добра и правды на земле. И я не видал его и его нельзя видеть, ежели смотреть на нашу жизнь как на конец всего. На земле, именно на этой земле (Пьер указал в поле), нет правды – всё ложь и зло; но в мире, во всем мире есть царство правды, и мы теперь дети земли, а вечно дети всего мира. Разве я не чувствую в своей душе, что я составляю часть этого огромного, гармонического целого. Разве я не чувствую, что я в этом огромном бесчисленном количестве существ, в которых проявляется Божество, – высшая сила, как хотите, – что я составляю одно звено, одну ступень от низших существ к высшим. Ежели я вижу, ясно вижу эту лестницу, которая ведет от растения к человеку, то отчего же я предположу, что эта лестница прерывается со мною, а не ведет дальше и дальше. Я чувствую, что я не только не могу исчезнуть, как ничто не исчезает в мире, но что я всегда буду и всегда был. Я чувствую, что кроме меня надо мной живут духи и что в этом мире есть правда.
– Да, это учение Гердера, – сказал князь Андрей, – но не то, душа моя, убедит меня, а жизнь и смерть, вот что убеждает. Убеждает то, что видишь дорогое тебе существо, которое связано с тобой, перед которым ты был виноват и надеялся оправдаться (князь Андрей дрогнул голосом и отвернулся) и вдруг это существо страдает, мучается и перестает быть… Зачем? Не может быть, чтоб не было ответа! И я верю, что он есть…. Вот что убеждает, вот что убедило меня, – сказал князь Андрей.
– Ну да, ну да, – говорил Пьер, – разве не то же самое и я говорю!
– Нет. Я говорю только, что убеждают в необходимости будущей жизни не доводы, а то, когда идешь в жизни рука об руку с человеком, и вдруг человек этот исчезнет там в нигде, и ты сам останавливаешься перед этой пропастью и заглядываешь туда. И, я заглянул…
– Ну так что ж! вы знаете, что есть там и что есть кто то? Там есть – будущая жизнь. Кто то есть – Бог.
Князь Андрей не отвечал. Коляска и лошади уже давно были выведены на другой берег и уже заложены, и уж солнце скрылось до половины, и вечерний мороз покрывал звездами лужи у перевоза, а Пьер и Андрей, к удивлению лакеев, кучеров и перевозчиков, еще стояли на пароме и говорили.
– Ежели есть Бог и есть будущая жизнь, то есть истина, есть добродетель; и высшее счастье человека состоит в том, чтобы стремиться к достижению их. Надо жить, надо любить, надо верить, – говорил Пьер, – что живем не нынче только на этом клочке земли, а жили и будем жить вечно там во всем (он указал на небо). Князь Андрей стоял, облокотившись на перила парома и, слушая Пьера, не спуская глаз, смотрел на красный отблеск солнца по синеющему разливу. Пьер замолк. Было совершенно тихо. Паром давно пристал, и только волны теченья с слабым звуком ударялись о дно парома. Князю Андрею казалось, что это полосканье волн к словам Пьера приговаривало: «правда, верь этому».
Князь Андрей вздохнул, и лучистым, детским, нежным взглядом взглянул в раскрасневшееся восторженное, но всё робкое перед первенствующим другом, лицо Пьера.