д’Антрег, Луи Александр де Лоне

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Луи Александр де Лоне, граф д’Антраг (Louis-Alexandre de Launay, comte d’Antraigues; 25 декабря 1753, Монпелье — 22 июля 1812, Лондон) — один из влиятельных французских эмигрантов-роялистов, на протяжении ряда лет состоявший на российской дипломатической службе.

Находился на военной службе с 14 лет. После знакомства с вольнодумцами Вольтером, Руссо и Мирабо разочаровался в службе королю и вышел в отставку в чине капитана пьемонтской кавалерии. В 1776 г. прожил несколько месяцев у Вольтера в Фернее. Вместе со своим дядей, графом де Сен-При, посетил Константинополь и Египет, на обратном пути — Речь Посполитую.

С началом Французской революции граф д’Антрег, известный своими выступлениями против монархии, был избран в Генеральные штаты. После клятвы в зале для игры в мяч входил в учредительное собрание. Ещё в 1788 году он опубликовал трактат, обосновывающий необходимость созыва генеральных штатов, где, в частности, писал:

Третье сословие — это народ, а народ — фундамент государства, если не сказать само государство. Именно в народе воплощена вся сила нации и для народа существуют все государства.

По мере радикализации революционных масс граф д’Антрег, наоборот, эволюционировал вправо. Желая спасти от гильотины короля и особенно королеву, он принимал участие в заговоре маркиза де Фавра. Когда заговорщики были разоблачены, сумел сбежать в Лозанну, куда за ним последовала и его подруга мадам де Сент-Юберти, любимая оперная певица королевы. В Италии вскоре после венчания у них родился сын.

Ловкий и обходительный аристократ был намерен посвятить свою кипучую энергию и таланты графу Провансскому, по просьбе которого был причислен к испанскому, а затем российскому посольству в Венецианской республики. Во время пребывания будущего Людовика XVIII в Вероне отвечал за порядок в городе и его личную безопасность.

После вторжения французов в Италию был арестован при проезде через Триест и доставлен в Милан, где предстал перед Наполеоном. Среди его бумаг были обнаружены документы, подтверждающие связи генерала Пишегрю с роялистами. Поскольку Наполеон разрешил д'Антрегу уехать в Австрию, граф Провансский начал подозревать последнего в двойной игре и предательстве. Сам д’Антрег объяснял чудесное освобождение связями своей жены в окружении Наполеона.

Следующие пять лет жил в Граце и Вене на пенсию, которую назначил Павел I. Пытаясь повредить своему бывшему покровителю, д’Антрег заявлял, что в его распоряжении находятся бумаги Мальзерба, из которых следует, что Людовик XVI отстранил графа Провансского от наследования престола.

В 1802-06 гг. представлял интересы России при дрезденском дворе. После заключения Тильзитского мира под нажимом Наполеона был уволен из-за распространяемых им антинаполеоновских памфлетов. Перебрался в Лондон, где сблизился с местными эмигрантами-роялистами. Как подозревали, именно д’Антрег раскрыл британскому правительству содержание секретных условий Тильзитского договора.

Летом 1812 года граф д’Антрег и его жена были заколоты стилетом итальянским слугой, которого они спровадили со службы. Не исключено, что причиной убийства была не столько личная месть, сколько деньги, которые назначил за голову своего политического противника граф Провансский.

К:Википедия:Изолированные статьи (тип: не указан)

Напишите отзыв о статье "Д’Антрег, Луи Александр де Лоне"

Отрывок, характеризующий Д’Антрег, Луи Александр де Лоне

Война разгоралась, и театр ее приближался к русским границам. Всюду слышались проклятия врагу рода человеческого Бонапартию; в деревнях собирались ратники и рекруты, и с театра войны приходили разноречивые известия, как всегда ложные и потому различно перетолковываемые.
Жизнь старого князя Болконского, князя Андрея и княжны Марьи во многом изменилась с 1805 года.
В 1806 году старый князь был определен одним из восьми главнокомандующих по ополчению, назначенных тогда по всей России. Старый князь, несмотря на свою старческую слабость, особенно сделавшуюся заметной в тот период времени, когда он считал своего сына убитым, не счел себя вправе отказаться от должности, в которую был определен самим государем, и эта вновь открывшаяся ему деятельность возбудила и укрепила его. Он постоянно бывал в разъездах по трем вверенным ему губерниям; был до педантизма исполнителен в своих обязанностях, строг до жестокости с своими подчиненными, и сам доходил до малейших подробностей дела. Княжна Марья перестала уже брать у своего отца математические уроки, и только по утрам, сопутствуемая кормилицей, с маленьким князем Николаем (как звал его дед) входила в кабинет отца, когда он был дома. Грудной князь Николай жил с кормилицей и няней Савишной на половине покойной княгини, и княжна Марья большую часть дня проводила в детской, заменяя, как умела, мать маленькому племяннику. M lle Bourienne тоже, как казалось, страстно любила мальчика, и княжна Марья, часто лишая себя, уступала своей подруге наслаждение нянчить маленького ангела (как называла она племянника) и играть с ним.
У алтаря лысогорской церкви была часовня над могилой маленькой княгини, и в часовне был поставлен привезенный из Италии мраморный памятник, изображавший ангела, расправившего крылья и готовящегося подняться на небо. У ангела была немного приподнята верхняя губа, как будто он сбирался улыбнуться, и однажды князь Андрей и княжна Марья, выходя из часовни, признались друг другу, что странно, лицо этого ангела напоминало им лицо покойницы. Но что было еще страннее и чего князь Андрей не сказал сестре, было то, что в выражении, которое дал случайно художник лицу ангела, князь Андрей читал те же слова кроткой укоризны, которые он прочел тогда на лице своей мертвой жены: «Ах, зачем вы это со мной сделали?…»
Вскоре после возвращения князя Андрея, старый князь отделил сына и дал ему Богучарово, большое имение, находившееся в 40 верстах от Лысых Гор. Частью по причине тяжелых воспоминаний, связанных с Лысыми Горами, частью потому, что не всегда князь Андрей чувствовал себя в силах переносить характер отца, частью и потому, что ему нужно было уединение, князь Андрей воспользовался Богучаровым, строился там и проводил в нем большую часть времени.
Князь Андрей, после Аустерлицкой кампании, твердо pешил никогда не служить более в военной службе; и когда началась война, и все должны были служить, он, чтобы отделаться от действительной службы, принял должность под начальством отца по сбору ополчения. Старый князь с сыном как бы переменились ролями после кампании 1805 года. Старый князь, возбужденный деятельностью, ожидал всего хорошего от настоящей кампании; князь Андрей, напротив, не участвуя в войне и в тайне души сожалея о том, видел одно дурное.
26 февраля 1807 года, старый князь уехал по округу. Князь Андрей, как и большею частью во время отлучек отца, оставался в Лысых Горах. Маленький Николушка был нездоров уже 4 й день. Кучера, возившие старого князя, вернулись из города и привезли бумаги и письма князю Андрею.
Камердинер с письмами, не застав молодого князя в его кабинете, прошел на половину княжны Марьи; но и там его не было. Камердинеру сказали, что князь пошел в детскую.