Евгений Савойский

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
принц Евгений Савойский
Дата рождения

18 октября 1663(1663-10-18)

Место рождения

Париж

Дата смерти

21 апреля 1736(1736-04-21) (72 года)

Место смерти

Вена

Принадлежность

Королевство Франция Королевство Франция Священная Римская империя Священная Римская империя

Годы службы

16831736

Звание

Генералиссимус

Командовал

президент Гофкригсрата
штатгальтер Австрийских Нидерландов

Сражения/войны

Великая Турецкая война:

Война Аугсбургской лиги:

Война за испанское наследство:

Австро-турецкая война (1716—1718):

Война за польское наследство:

Награды и премии
Принц Евгений Савойский (нем. Prinz Eugen von Savoyen, фр. François-Eugène de Savoie, итал. Eugenio di Savoia-Carignano; 18 октября 1663 — 21 апреля 1736) — выдающийся полководец Священной Римской империи франко-итальянского происхождения, генералиссимус. Наряду с Морицем Оранским, Валленштейном, Густавом II Адольфом, Тюренном, Великим Конде, Монморанси-Бутвилем, Вобаном и Мальборо входит в число наиболее выдающихся и оказавших наибольшее влияние на военное искусство европейских полководцев Нового Времени до периода Семилетней Войны.



Начало карьеры и Великая Турецкая война

Евгений родился в Париже. Он был младшим сыном принца Евгения Мориса Савойского-Кариньянского, графа де Суассона и его жены Олимпии Манчини, племянницы кардинала Мазарини. Со стороны отца Евгений принадлежал к древнему роду герцогов Савойских, будучи правнуком савойского герцога Карла Эммануила I.

После изгнания матери из Франции в связи с делом о ядах 20-летний Евгений отправился на поля Великой Турецкой войны защищать осаждённую турками Вену, где под его началом сражался полк драгун. После этого Евгений Савойский принимал участие в освобождении Венгрии от турецких войск в 1684—1688 годах.

В 1690 году он был назначен командующим австрийскими войсками в Италии и соединился с герцогом Савойским Виктором-Амадеем. Последний вопреки советам Евгения вступил с французами в бой при Стаффарде, был разбит, и только храбрость и распорядительность Евгения спасли союзные войска от окончательной гибели.

В 1691 году Евгений принудил маршала Катина снять осаду крепости Кони; в том же 1691 году с авангардом армии герцога Савойского вторгся в Дофинэ и овладел несколькими крепостями.

В 1697 году одержал блистательную победу над турками при Зенте, способствовавшую заключению в 1699 году выгодного для Австрии Карловицкого мира.

Война за испанское наследство

Во время войны за испанское наследство в 1701 году, назначенный главнокомандующим в Италии, он совершил трудный переход через Тридентские Альпы и после побед при Капри и Кьяри занял Ломбардию до реки Олио. Кампанию 1702 года он начал внезапным нападением на Кремону, причём был взят в плен маршал Виллеруа; затем весьма искусно оборонялся против превосходящих сил герцога Вандома.

Назначенный президентом гофкригсрата, Евгений принял ряд мер, спасших Австрию от величайшей опасности, в которую поставили её восстание венгров и успехи французов в Баварии.

В 1704 году вместе с герцогом Мальборо Евгений одержал победу при Гохштедте, которая привела к отпадению Баварии от союза с Людовиком XIV.

В 1705 году Евгений был послан в Италию, где остановил успехи Вандома, а в 1706 году одержал победу под Турином, заставившую французов освободить Италию.

В 1707 году он вторгся в Прованс и осаждал Тулон, но безуспешно; в 1708 году вместе с Мальборо разбил Вандома при Ауденарде и взял Лилль, а в 1709 году нанёс маршалу Виллару поражение при Мальплаке.

В 1712 году Евгений был разбит при Денене и в 1714 году подписал Раштадтский мир.

Кампания против турок. Поздние годы

В 1716 году он разбил турок при Петервардейне (ныне — Нови-Сад) и взял Темешвар, а в следующем году одержал решительную победу под Белградом. Эти победы нанесли сильный удар могуществу турок в Европе и привели к заключению Пожаревацкого мира.

До 1724 года он был штатгальтером в австрийских Нидерландах. Карл VI относился к Евгению не с таким доверием, как Леопольд I и Иосиф I; враждебная ему партия при дворе усилилась, но всё же его влияние чувствовалось при решении всех важных государственных вопросов.

В 1726 году, принц Евгений, являвшийся одним из лидеров русофильской партии при венском дворе, заключил с Россией Венский союзный договор[1].

В роли главнокомандующего Евгений появился ещё раз в войне за польское наследство (1734-1735), но из-за болезни вскоре был отозван.

Черты характера

Отличительные черты принца Евгения как полководца — смелость и решительность, основанная на глубоком понимании противников и данной обстановки, неистощимость в изыскании средств для осуществления намеченных планов, хладнокровие в самые критические минуты и уменье привязать к себе сердца солдат и поддерживать боевой дух.

Евгений Савойский никогда не был женат и не оставил потомства. Современники приписывали ему гомосексуальные наклонности[2].

Память

Принцу Евгению установлен памятник в Вене (автор — Фернкорн) и в Будапеште (автор — Рона).

Имя принца носил дредноут австрийского флота типа «Вирибус Унитис».

В Великобритании времён Первой мировой войны именем принца Евгения был назван монитор «Prince Eugene».

В Третьем рейхе именем принца Евгения была названа 7-я добровольческая горная дивизия СС «Принц Ойген» и тяжёлый крейсер Кригсмарине, а также 33-й танковый полк 9-й танковой дивизии Вермахта, чьей эмблемой являлось символическое изображение всадника на коне.

В Италии именем Евгения Савойского был назван один из лёгких крейсеров типа «Дюка д’Аоста»Эудженио ди Савойя») времён Второй мировой войны.

Сохранился ряд дворцов в стиле барокко, построенных по заказу Принца Евгения. Наиболее известным из них является расположенный в Вене дворец Бельведер. Наиболее крупным — расположенный в нескольких километрах от Братиславы (но на территории Австрии) летний дворец Шлоссхоф.

В честь его имени назван род тропических деревьев Eugenia, эфирное масло которого — источник пахучего антисептического вещества эвгенола, широко применяемого в медицине и парфюмерии.

Про храброго принца сложили песню, известную на нескольких языках, бывших в ходу в Австрийской империи, в том числе и на латыни - Prinz Eugenius, der edle Ritter (Принц Евгений, благородный рыцарь). Песня посвящена победе над турками под Белградом 1717 года[3].

Напишите отзыв о статье "Евгений Савойский"

Примечания

  1. Нелипович С. Г. Союз двуглавых орлов. Русско-австрийский военный альянс второй четверти XVIII в.. — М.: Объединенная редакция МВД России, Квадрига, 2010. — 25-31 с.
  2. Curt Riess, Auch Du, Casar, Homosexualitat als Schicksal, Munich: Universitas, 1981
  3. [ingeb.org/Lieder/prinzeug.html Prinz Eugen]

Литература

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
  • Feldzüge des Prinzen Eugen von Savoyen. — Wien: Verlag des K.K. Generalstabes, 1876-1892. — Т. 1-20.
  • Arneth A. R. Prinz Eugen von Savoyen. — Wien, 1864.
  • Evola J. [www.centrostudilaruna.it/eugeniodisavoia.html Eugenio di Savoia] // La Stampa. — 1943. — № XXI.  (итал.)
  • Kausler F. G. F. Das Leben des Prinzen Eugen von Savoyen. — Freib., 1838-39.
  • Köster M. Russische Truppen für Prinz Eugen. — Wien: Österr.Bundesverlag, 1986.
  • Голицын Н. С. [runivers.ru/lib/detail.php?ID=294572 Великие полководцы истории]. — СПб.: Тип. Товарищества «Общественная польза», 1875. — Т. 2.
  • Ивонин Ю. Е. [vestnik.udsu.ru/2010/2010-051/vuu_10_051_03.pdf Евгений Савойский: последние годы жизни]. // Вестник Удмуртского университета. 2010. Вып. 1. С. 24-32.
  • Нелипович С. Г. Союз двуглавых орлов. Русско-австрийский военный альянс второй четверти XVIII в.. — М.: Объединенная редакция МВД России, Квадрига, 2010. — ISBN 987-5-91791-045-1.

См. также

Ссылки

  • [www.peoples.ru/military/commander/savoyen/ Евгений Савойский]
Предшественник:

(Испанские Нидерланды)
Штатгальтер Австрийских Нидерландов
1716-1724
Преемник:
Мария Елизавета

Отрывок, характеризующий Евгений Савойский

Всё в нем самом и вокруг него представлялось ему запутанным, бессмысленным и отвратительным. Но в этом самом отвращении ко всему окружающему Пьер находил своего рода раздражающее наслаждение.
– Осмелюсь просить ваше сиятельство потесниться крошечку, вот для них, – сказал смотритель, входя в комнату и вводя за собой другого, остановленного за недостатком лошадей проезжающего. Проезжающий был приземистый, ширококостый, желтый, морщинистый старик с седыми нависшими бровями над блестящими, неопределенного сероватого цвета, глазами.
Пьер снял ноги со стола, встал и перелег на приготовленную для него кровать, изредка поглядывая на вошедшего, который с угрюмо усталым видом, не глядя на Пьера, тяжело раздевался с помощью слуги. Оставшись в заношенном крытом нанкой тулупчике и в валеных сапогах на худых костлявых ногах, проезжий сел на диван, прислонив к спинке свою очень большую и широкую в висках, коротко обстриженную голову и взглянул на Безухого. Строгое, умное и проницательное выражение этого взгляда поразило Пьера. Ему захотелось заговорить с проезжающим, но когда он собрался обратиться к нему с вопросом о дороге, проезжающий уже закрыл глаза и сложив сморщенные старые руки, на пальце одной из которых был большой чугунный перстень с изображением Адамовой головы, неподвижно сидел, или отдыхая, или о чем то глубокомысленно и спокойно размышляя, как показалось Пьеру. Слуга проезжающего был весь покрытый морщинами, тоже желтый старичек, без усов и бороды, которые видимо не были сбриты, а никогда и не росли у него. Поворотливый старичек слуга разбирал погребец, приготовлял чайный стол, и принес кипящий самовар. Когда всё было готово, проезжающий открыл глаза, придвинулся к столу и налив себе один стакан чаю, налил другой безбородому старичку и подал ему. Пьер начинал чувствовать беспокойство и необходимость, и даже неизбежность вступления в разговор с этим проезжающим.
Слуга принес назад свой пустой, перевернутый стакан с недокусанным кусочком сахара и спросил, не нужно ли чего.
– Ничего. Подай книгу, – сказал проезжающий. Слуга подал книгу, которая показалась Пьеру духовною, и проезжающий углубился в чтение. Пьер смотрел на него. Вдруг проезжающий отложил книгу, заложив закрыл ее и, опять закрыв глаза и облокотившись на спинку, сел в свое прежнее положение. Пьер смотрел на него и не успел отвернуться, как старик открыл глаза и уставил свой твердый и строгий взгляд прямо в лицо Пьеру.
Пьер чувствовал себя смущенным и хотел отклониться от этого взгляда, но блестящие, старческие глаза неотразимо притягивали его к себе.


– Имею удовольствие говорить с графом Безухим, ежели я не ошибаюсь, – сказал проезжающий неторопливо и громко. Пьер молча, вопросительно смотрел через очки на своего собеседника.
– Я слышал про вас, – продолжал проезжающий, – и про постигшее вас, государь мой, несчастье. – Он как бы подчеркнул последнее слово, как будто он сказал: «да, несчастье, как вы ни называйте, я знаю, что то, что случилось с вами в Москве, было несчастье». – Весьма сожалею о том, государь мой.
Пьер покраснел и, поспешно спустив ноги с постели, нагнулся к старику, неестественно и робко улыбаясь.
– Я не из любопытства упомянул вам об этом, государь мой, но по более важным причинам. – Он помолчал, не выпуская Пьера из своего взгляда, и подвинулся на диване, приглашая этим жестом Пьера сесть подле себя. Пьеру неприятно было вступать в разговор с этим стариком, но он, невольно покоряясь ему, подошел и сел подле него.
– Вы несчастливы, государь мой, – продолжал он. – Вы молоды, я стар. Я бы желал по мере моих сил помочь вам.
– Ах, да, – с неестественной улыбкой сказал Пьер. – Очень вам благодарен… Вы откуда изволите проезжать? – Лицо проезжающего было не ласково, даже холодно и строго, но несмотря на то, и речь и лицо нового знакомца неотразимо привлекательно действовали на Пьера.
– Но если по каким либо причинам вам неприятен разговор со мною, – сказал старик, – то вы так и скажите, государь мой. – И он вдруг улыбнулся неожиданно, отечески нежной улыбкой.
– Ах нет, совсем нет, напротив, я очень рад познакомиться с вами, – сказал Пьер, и, взглянув еще раз на руки нового знакомца, ближе рассмотрел перстень. Он увидал на нем Адамову голову, знак масонства.
– Позвольте мне спросить, – сказал он. – Вы масон?
– Да, я принадлежу к братству свободных каменьщиков, сказал проезжий, все глубже и глубже вглядываясь в глаза Пьеру. – И от себя и от их имени протягиваю вам братскую руку.
– Я боюсь, – сказал Пьер, улыбаясь и колеблясь между доверием, внушаемым ему личностью масона, и привычкой насмешки над верованиями масонов, – я боюсь, что я очень далек от пониманья, как это сказать, я боюсь, что мой образ мыслей насчет всего мироздания так противоположен вашему, что мы не поймем друг друга.
– Мне известен ваш образ мыслей, – сказал масон, – и тот ваш образ мыслей, о котором вы говорите, и который вам кажется произведением вашего мысленного труда, есть образ мыслей большинства людей, есть однообразный плод гордости, лени и невежества. Извините меня, государь мой, ежели бы я не знал его, я бы не заговорил с вами. Ваш образ мыслей есть печальное заблуждение.
– Точно так же, как я могу предполагать, что и вы находитесь в заблуждении, – сказал Пьер, слабо улыбаясь.
– Я никогда не посмею сказать, что я знаю истину, – сказал масон, всё более и более поражая Пьера своею определенностью и твердостью речи. – Никто один не может достигнуть до истины; только камень за камнем, с участием всех, миллионами поколений, от праотца Адама и до нашего времени, воздвигается тот храм, который должен быть достойным жилищем Великого Бога, – сказал масон и закрыл глаза.
– Я должен вам сказать, я не верю, не… верю в Бога, – с сожалением и усилием сказал Пьер, чувствуя необходимость высказать всю правду.
Масон внимательно посмотрел на Пьера и улыбнулся, как улыбнулся бы богач, державший в руках миллионы, бедняку, который бы сказал ему, что нет у него, у бедняка, пяти рублей, могущих сделать его счастие.
– Да, вы не знаете Его, государь мой, – сказал масон. – Вы не можете знать Его. Вы не знаете Его, оттого вы и несчастны.
– Да, да, я несчастен, подтвердил Пьер; – но что ж мне делать?
– Вы не знаете Его, государь мой, и оттого вы очень несчастны. Вы не знаете Его, а Он здесь, Он во мне. Он в моих словах, Он в тебе, и даже в тех кощунствующих речах, которые ты произнес сейчас! – строгим дрожащим голосом сказал масон.
Он помолчал и вздохнул, видимо стараясь успокоиться.
– Ежели бы Его не было, – сказал он тихо, – мы бы с вами не говорили о Нем, государь мой. О чем, о ком мы говорили? Кого ты отрицал? – вдруг сказал он с восторженной строгостью и властью в голосе. – Кто Его выдумал, ежели Его нет? Почему явилось в тебе предположение, что есть такое непонятное существо? Почему ты и весь мир предположили существование такого непостижимого существа, существа всемогущего, вечного и бесконечного во всех своих свойствах?… – Он остановился и долго молчал.
Пьер не мог и не хотел прерывать этого молчания.
– Он есть, но понять Его трудно, – заговорил опять масон, глядя не на лицо Пьера, а перед собою, своими старческими руками, которые от внутреннего волнения не могли оставаться спокойными, перебирая листы книги. – Ежели бы это был человек, в существовании которого ты бы сомневался, я бы привел к тебе этого человека, взял бы его за руку и показал тебе. Но как я, ничтожный смертный, покажу всё всемогущество, всю вечность, всю благость Его тому, кто слеп, или тому, кто закрывает глаза, чтобы не видать, не понимать Его, и не увидать, и не понять всю свою мерзость и порочность? – Он помолчал. – Кто ты? Что ты? Ты мечтаешь о себе, что ты мудрец, потому что ты мог произнести эти кощунственные слова, – сказал он с мрачной и презрительной усмешкой, – а ты глупее и безумнее малого ребенка, который бы, играя частями искусно сделанных часов, осмелился бы говорить, что, потому что он не понимает назначения этих часов, он и не верит в мастера, который их сделал. Познать Его трудно… Мы веками, от праотца Адама и до наших дней, работаем для этого познания и на бесконечность далеки от достижения нашей цели; но в непонимании Его мы видим только нашу слабость и Его величие… – Пьер, с замиранием сердца, блестящими глазами глядя в лицо масона, слушал его, не перебивал, не спрашивал его, а всей душой верил тому, что говорил ему этот чужой человек. Верил ли он тем разумным доводам, которые были в речи масона, или верил, как верят дети интонациям, убежденности и сердечности, которые были в речи масона, дрожанию голоса, которое иногда почти прерывало масона, или этим блестящим, старческим глазам, состарившимся на том же убеждении, или тому спокойствию, твердости и знанию своего назначения, которые светились из всего существа масона, и которые особенно сильно поражали его в сравнении с своей опущенностью и безнадежностью; – но он всей душой желал верить, и верил, и испытывал радостное чувство успокоения, обновления и возвращения к жизни.
– Он не постигается умом, а постигается жизнью, – сказал масон.
– Я не понимаю, – сказал Пьер, со страхом чувствуя поднимающееся в себе сомнение. Он боялся неясности и слабости доводов своего собеседника, он боялся не верить ему. – Я не понимаю, – сказал он, – каким образом ум человеческий не может постигнуть того знания, о котором вы говорите.
Масон улыбнулся своей кроткой, отеческой улыбкой.
– Высшая мудрость и истина есть как бы чистейшая влага, которую мы хотим воспринять в себя, – сказал он. – Могу ли я в нечистый сосуд воспринять эту чистую влагу и судить о чистоте ее? Только внутренним очищением самого себя я могу до известной чистоты довести воспринимаемую влагу.
– Да, да, это так! – радостно сказал Пьер.
– Высшая мудрость основана не на одном разуме, не на тех светских науках физики, истории, химии и т. д., на которые распадается знание умственное. Высшая мудрость одна. Высшая мудрость имеет одну науку – науку всего, науку объясняющую всё мироздание и занимаемое в нем место человека. Для того чтобы вместить в себя эту науку, необходимо очистить и обновить своего внутреннего человека, и потому прежде, чем знать, нужно верить и совершенствоваться. И для достижения этих целей в душе нашей вложен свет Божий, называемый совестью.
– Да, да, – подтверждал Пьер.
– Погляди духовными глазами на своего внутреннего человека и спроси у самого себя, доволен ли ты собой. Чего ты достиг, руководясь одним умом? Что ты такое? Вы молоды, вы богаты, вы умны, образованы, государь мой. Что вы сделали из всех этих благ, данных вам? Довольны ли вы собой и своей жизнью?