Европа

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
ЕвропаЕвропа

</tt> </tt>


Европа
Европа на карте полушария
Территория10,18 млн км²
Население742,5 млн чел.
Плотность72,5 чел./км²
Названия жителейевропейцы
Включает50 (список) государств
ЯзыкиЯзыки Европы
Часовые поясаUTC UTC+6
Интернет-домены.eu (Евросоюз)
.su (Постсоветское пространство[1])
Крупнейшие города Список крупнейших городов Европы

Евро́па — часть света в Северном полушарии Земли, омывается морями Северного Ледовитого и Атлантического океанов, имеет площадь около 10 млн км² и население примерно (на 2013 г.) 742,5 млн. человек (порядка 10 % населения Земли). Вместе с Азией образует материк Евразия.





Этимология

Европа названа по имени героини древнегреческой мифологии Европы, финикийской царевны, похищенной Зевсом и увезённой на Крит (при этом эпитет Европы мог связываться также с Герой и Деметрой). Происхождение самого этого имени, как заключает французский лингвист П. Шантрен, неизвестно[2]. Наиболее популярные в современной литературе этимологические гипотезы были предложены ещё в античности (наряду со многими другими), но являются спорными: так, одна этимология истолковывает его из греческих корней ευρύς (еврис)-широкий и όψις (опсис)-глаз, «широкоглазая»[3]; согласно лексикографу Гесихию, название Европия означает «страна заката, или тёмная»[4], что позднейшими лингвистами было сопоставлено с зап.-сем. ‘rb «заход солнца»[5] или аккад. erebu с тем же значением (М. Уэст оценивал эту этимологию как весьма слабую[6]).

Границы

Название Европа для части света отсутствует в древнейшей греческой литературегомеровском гимне к Аполлону Пифийскому[7] Европой названа только Северная Греция) и впервые зафиксировано в «Описании Земли» Гекатея Милетского (конец VI века до н. э.), первая книга которого посвящена Европе.

Древние греки первоначально считали Европу отдельным материком, отделённым от Азии Эгейским и Чёрным морями, а от Африки — Средиземным морем. Убедившись, что Европа — лишь малая часть огромного материка, который ныне называют Евразией, античные авторы стали проводить восточную границу Европы по реке Дон (такие представления встречаются уже у Полибия и Страбона). Эта традиция господствовала в течение почти двух тысячелетий. В частности, у Меркатора граница Европы идёт по Дону, а от его истока — строго на север до Белого моря[8].

В XV веке Европа на короткое время стала почти синонимом христианского мира, но в настоящее время большинство христиан проживает вне её территории[9]. В XIX веке почти вся мировая промышленность находилась в Европе; сегодня же большая часть продукции производится за её пределами.

В. Н. Татищев в 1720 году предложил провести восточную границу Европы по хребту Уральских гор, и далее по реке Яик (современный Урал) вплоть до устья, впадающего в Каспийское море. Постепенно новая граница стала общепринятой сначала в России, а затем и за её пределами. В настоящее время граница Европы проводится: на севере — по Северному Ледовитому океану; на западе — по Атлантическому океану; на юге — по Средиземному, Эгейскому, Мраморному, Чёрному морям; на востоке — по восточному подножию Уральских гор, горам Мугоджарам, по реке Эмбе до Каспийского моря, от него по рекам Куме и Манычу (Кумо-Манычской впадине) к устью Дона (в частности, согласно энциклопедиям: Большая советская энциклопедия[10] и Энциклопедия Британника[11]) или, реже, по Кавказскому хребту до Чёрного моря[12][13]). Дальнейшее прохождение границы между Европой и Азией по Чёрному морю и черноморским проливам поддерживается всеми источниками.

В силу указанных обстоятельств включение Азербайджана[14] и Грузии[15] в список стран Европы основывается прежде всего на политических, экономических и культурных соображениях, а также на иногда выделяемом частичном географическом расположении, что не является однозначным. Кипр входит в Европейский союз, но географически находится в Азии. Ряд островов Греции, находящихся вблизи побережья турецкой Анатолии, также может быть отнесён к Азии. Несмотря на то, что географически Армения расположена в Азии, она также имеет тесные политические и культурные связи с Европой.

География

Европа омывается Атлантическим и Северным Ледовитым океанами и их морями.

Площадь островов около 730 тыс. км². На полуострова приходится около 1/4 территории Европы (Кольский, Скандинавский, Пиренейский, Апеннинский, Балканский и др.).

Средняя высота около 300 м, максимальная (если проводить границу Европы по Кумо-Манычской впадине) — 4808 м, г. Монблан, либо (при проведении границы Европы по Кавказскому хребту) — 5642 м, г. Эльбрус, минимальная в настоящее время составляет ок. −27 метров (Каспийское море) и изменяется вместе с колебаниями уровня этого моря.

Преобладают равнины (крупные — Восточно-Европейская, Среднеевропейская, Средне- и Нижнедунайская, Парижский бассейн), горы занимают около 17 % территории (основные — Альпы, Кавказ, Карпаты, Крымские, Пиренеи, Апеннины, Урал, Скандинавские горы, горы Балканского полуострова). Действующие вулканы есть в Исландии и Средиземноморье.

На большей части территории климат умеренный (на западе — океанический, на востоке — континентальный, со снежной и морозной зимой), на северных островах — субарктический и арктический, в Южной Европе — средиземноморский, в Прикаспийской низменности — полупустынный. На островах Арктики, в Исландии, Скандинавских горах, Альпах — оледенение (площадь свыше 116 тыс. км²).

Основные реки: Волга, Дунай, Урал, Днепр, Западная Двина, Дон, Печора, Кама, Ока, Белая, Днестр, Рейн, Эльба, Висла, Тахо, Луара, Одер, Неман, Эбро.

Крупные озёра: Ладожское, Онежское, Чудское, Венерн, Балатон, Женевское.

На островах Арктики и вдоль побережья Северного Ледовитого океана — арктические пустыни и тундры, южнее — лесотундры, таёжные, смешанные и широколиственные леса, лесостепи, степи, субтропические средиземноморские леса и кустарники; на юго-востоке — полупустыни.

Крупнейшая в Европе песчаная пустыня Рын-пески (40 000 км²) расположена в междуречье Волги и Урала (на территории Казахстана и России), в Западной Европе к близкому к полупустынному типу сообществ иногда причисляют массив Табернас в Испании, а также Ногайскую степь в России на пограничье Калмыкии, Дагестана и Чечни. Кроме того имело место опустынивание обширных территорий в Калмыкии, Россия, произошедшее в результате человеческой деятельности по промышленному забору воды из естественных источников и нерациональному использованию земель[16]. В зоне сухих степей на востоке Европы имеется ряд песчаных массивов в России на нижнем Дону (Арчединско-Донские пески, Цимлянские пески и пр.), а также на территории Украины (Алешковские пески).

Андреас Каплан считает, что Европа представляет собой регион с максимальным культурным разнообразием при относительно небольших географических размерах[17].

История

Европа оставалась незаселённой людьми довольно долго. Откуда пришёл человек в Европу, спорно. Известно только, что Европа не являлась местом зарождения человечества. Существуют версии о том, что первые гоминиды пришли в Европу из Индии. С этим согласуются генетические исследованияК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1063 дня]. Но наиболее разработанной является гипотеза о приходе гоминидов в Европу из Африки через Переднюю Азию. Есть предположение, что это произошло в середине виллафранкского времени. До Homo Sapiens Европу и Западную Азию заселяли неандертальцы.

По-настоящему заселили Европу гейдельбергский человек и его вероятный прямой потомок неандерталец, причём последний представлял собой специализированную форму, адаптированную к европейскому климату.

Самое раннее появление людей современного физического типа (Homo sapiens) в Европе, известное на настоящий момент, датируется 35 тыс. лет назад, а 28 тысяч лет назад, вероятно, окончательно исчез неандерталец.

Проникновение протоиндоевропейцев в Европу датируется 4-м тысячелетием до н. э., с которым связывают появление Баденской, Ямной и культуры Боевых топоров.

В восточной части Средиземноморья в Древней Греции зародилась европейская цивилизация[18].

Страны Европы

43 государства имеют признание большинства членов ООН, 7 государств (территории) имеют ограниченное признание или не признаны. 5 государств лишь частично расположены в Европе.

Западная Европа Восточная Европа Северная Европа Южная Европа Большей частью в Азии[19]
Австрия Австрия Белоруссия Белоруссия Дания Дания Албания Албания Казахстан Казахстан (до 14 % территории[20][21][22])
Бельгия Бельгия Болгария Болгария Исландия Исландия Андорра Андорра Турция Турция (3 % территории)[23]
Великобритания Великобритания Венгрия Венгрия Латвия Латвия Босния и Герцеговина Босния и Герцеговина
Германия Германия Молдавия Молдавия Литва Литва Ватикан Ватикан
Ирландия Ирландия Польша Польша Норвегия Норвегия Греция Греция
Лихтенштейн Лихтенштейн Россия Россия[24][25] Финляндия Финляндия Испания Испания
Люксембург Люксембург Румыния Румыния Эстония Эстония Италия Италия
Монако Монако Словакия Словакия Швеция Швеция Македония Македония
Нидерланды Нидерланды Чехия Чехия Мальта Мальта
Франция Франция Украина Украина Португалия Португалия
Швейцария Швейцария Сан-Марино Сан-Марино
Сербия Сербия
Словения Словения
Хорватия Хорватия
Черногория Черногория

Государства Азии, иногда относимые к Европе

Европейские зависимые территории

Деление

Европу обычно делят на Северную и Южную, Западную и Восточную, а также Центральную. Деление это довольно условно, тем более, что здесь вступают в действие не только чисто географические, но и политические факторы. Некоторые страны, в зависимости от точки зрения, могут причисляться к различным группам государствК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2613 дней].

В советское время деление Европы на Восток и Запад имело зачастую политическую окраску — к Восточной Европе относили ГДР, Польшу, Чехословакию, Венгрию, Румынию, Болгарию, Албанию, Югославию и СССР — страны социалистические, или, как их ещё называли, «страны народной демократии». К Западной Европе относились все остальные государства. При этом Испания, Португалия, юг Франции, Италия, Мальта, Кипр, Греция и Турция также назывались Южной Европой, а Исландия, Норвегия, Швеция, Дания и Финляндия — Северной.

В настоящее время, после распада СССР, Югославии и Чехословакии, к Центральной Европе относят Австрию, Швейцарию и ранее включавшиеся в Восточную Европу Польшу, Чехию, Словакию, страны бывшей Югославии, Румынию, Венгрию, иногда страны Прибалтики (последние чаще включают в Северную Европу). К Восточной Европе — физико-географически Россию (в Европе только часть), Украину, Белоруссию, Казахстан (в Европе только часть), Молдавию, включая непризнанное Приднестровье. К Западной Европе — Великобританию, Ирландию, Францию и другие страны, включая физико-географически центрально-европейскую ГерманиюК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2613 дней]. В некоторых источниках сохраняется старое деление.

Политическая ситуация

В период после Второй мировой войны до 1989—1991 Европа была центральной ареной холодной войны между западным (капиталистическим) и восточным (социалистическим) блоками. Большинство стран Западной Европы в это время в военно-политическом плане объединились в рамках НАТО. Социальную и правовую интеграцию обеспечивал Совет Европы, экономическую — Европейское экономическое сообщество. На востоке континента военной интеграционной структурой выступала Организация Варшавского договора, экономической — Совет экономической взаимопомощи; в обеих доминирующую роль играл СССР.

После крушения социалистических режимов ситуация заметно изменилась. Большинство стран бывшего «социалистического лагеря» переориентировались на западные структуры. В настоящее время более половины государств Европы входят в состав Европейского союза и НАТО, практически все остальные заявляют о желании вступить в эти организации. С одной стороны, это создало предпосылки для превращения ЕС в политического игрока подлинно глобального масштаба. С другой стороны, неоднородность состава Союза отрицательно сказывается на его способности вырабатывать общие позиции по тем или иным вопросам.

Лидерами политических процессов в Европе являются Германия, Франция, Великобритания и Италия. Заметную роль в интеграционных процессах играют малые страны Западной Европы (страны Бенилюкса, скандинавские государства, Ирландия), в значительной мере выигравшие от развития ЕС. Особое место занимают бывшие социалистические страны, рассчитывающие поправить своё экономическое положение за счёт участия в Евросоюзе. Очагом нестабильности остаётся Балканский полуостров, где до настоящего времени не урегулированы конфликтные ситуации, возникшие при распаде Югославии. Неясным остаётся политическое и экономическое будущее бывших советских республик, в том числе на Кавказе. Неоднозначно отношение в Европе к стремлению преимущественно мусульманской Турции к большему участию в европейских делах.

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Основные международные объединения в Европе

Страны Европы являются членами различных международных организаций, большая часть которых организации экономического и политического характера. Основные международные объединения в Европе перечислены ниже.

Совет Европы

Совет Европы является единственной панъевропейской организацией, членами которой являются практически все страны Европы. В настоящее время членами Совета Европы являются 47 государств. Целями Совета Европы являются программы по сглаживанию противоречий между законодательными базами европейских стран в таких сферах, как права человека, гражданство, международное частное право, защита окружающей среды и культурного наследия, охрана прав национальных меньшинств и тому подобное.

Европейский союз

Европейский союз, сокращённое название ЕС — наднациональное объединение 28 государств Европы. В рамках Союза курируется множество программ. В рамках ЕС действует единый рынок, включающий в себя таможенный союз, валютный союз (единая европейская валюта — евро, действует на территории 19 из 28 членов Евросоюза), общую политику в области сельского хозяйства и рыболовства. Европейский союз также предпринимает меры к координации действий стран-членов в области политики. Также существуют тенденции к координации действий в области обороны и общей внешней политике. Союз постепенно эволюционирует из экономической организации в наднациональную. В настоящее время совместный ВВП Евросоюза является крупнейшим в мире и составляет 15,849 триллиона долларов США.

Также в рамках Европы существуют следующие объединения:

Содружество Независимых Государств

Содружество Независимых Государств — организация, состоящая из 11 бывших республик Советского Союза (кроме стран Прибалтики, Украины и Грузии). СНГ не обладает наднациональными полномочиями и является в большей степени символической организацией, действующей в сфере координации взаимодействия между странами-участницами Содружества[33]. Главными целями СНГ являются осуществление сотрудничества в политической, экономической, экологической, гуманитарной, культурной и иных областях; мирное решение споров; межгосударственная кооперация и интеграция; защита прав и свобод граждан стран-членов. Главными темами обсуждения остаются планы по созданию единого рынка наподобие ЕС, а также борьба с трансграничной преступностью.

НАТО

Организация Североатлантического договора является военным союзом, членами которого являются в основном страны Европы, а также США и Канада. НАТО создавалась как организация для сплочения западноевропейских стран под командованием США против Союза Советских Социалистических Республик и его союзников. Основой организации является договор о коллективной обороне в случае нападения на любое из государств-членов.

ОБСЕ

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе — крупнейшая региональная организация по безопасности, в состав которой входят 56 государств Европы, Средней и Центральной Азии, а также Северной Америки.

Организация нацелена на предотвращение возникновения конфликтов в регионе, урегулирование кризисных ситуаций, ликвидацию последствий конфликтов.

Северный совет

Северный совет (основан в 1952 г.) и Северный совет министров (основан в 1971 г.) — организация для координации сотрудничества между парламентами и правительствами стран Северной Европы. Страны-члены: Дания, Финляндия (с 1956), Исландия, Норвегия, Швеция. Руководящие органы находятся в Копенгагене.

ЦЕАСТ

Центрально-европейская ассоциация свободной торговли — международная организация являющееся преемником Вишеградского соглашения между странами, не являющимися членами ЕС подписанного 21 декабря 1992 года. На данный момент членами данной организации являются: Албания, Босния и Герцеговина, Хорватия, Македония, Молдавия, Черногория, Сербия, Республика Косово. До вступления в ЕС членами организации являлись: Болгария, Чехия, Венгрия, Польша, Румыния, Словакия и Словения.

Бенилюкс

Бенилю́кс — политический, экономический и таможенный союз Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, созданный 3 февраля 1958 года. Имеет свой парламент и суд, куда входят представители трёх государств.

ГУАМ

Организация создана в 1997 году четырьмя странами: Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия (ГУАМ). Главная контора находится в столице Украины — Киеве. С апреля 1999 года по 2006 год в состав организации входил также Узбекистан и она носила название ГУУАМ.

ЕАЭС

Евразийский экономический союз — международная экономическая организация ряда постсоветских государств, занимающаяся формированием общих внешних таможенных границ, выработкой единой внешнеэкономической политики, тарифов, цен и других составляющих функционирования общего рынка.

ОДКБ

Организация Договора о коллективной безопасности — в состав организации входят Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан, Киргизия, Таджикистан.

В рамках ОДКБ проходят совместные военные учения. Цель организации — совместное отражение агрессии при нападении на любое государство-участника договора.

Арктический совет

Арктический совет — международная организация, созданная в 1989 году по инициативе Финляндии для защиты уникальной природы северной полярной зоны. В Арктический совет входят восемь приарктических стран: Дания, Финляндия, Исландия, Канада, Норвегия, Россия, Швеция, США. Страны-наблюдатели: Великобритания, Франция, ФРГ, Нидерланды, Польша, Испания.

Балтийская ассамблея

Балти́йская ассамбле́я — совещательный орган по сотрудничеству между парламентами Эстонии, Латвии и Литвы, основанный в 1991 году. Ассамблея координирует действия, консультирует парламенты трёх стран и декларирует согласованные позиции в виде резолюций, решений и рекомендаций.

Совет государств Балтийского моря

Совет государств Балтийского моря — был учреждён 5-6 марта 1992 года в Копенгагене на конференции министров иностранных дел стран Балтийского моря. В него вошли Германия, Дания, Латвия, Литва, Норвегия, Польша, Россия, Финляндия, Швеция, Эстония, а также Комиссия европейских сообществ.

Совет Баренцева/Евроарктического региона

Форум регионального сотрудничества. Был учреждён в 1993 г. Совет Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР). В него вошли на правах постоянных членов Дания, Исландия, Норвегия, Россия, Финляндия и Швеция, а также Комиссия Европейских сообществ (КЕС). Девять государств — Великобритания, Германия, Италия, Канада, Нидерланды, Польша, Франция, США, Япония — имеют статус наблюдателей.

Союзное государство России и Беларуси

Конфедеративный союз Российской Федерации и Республики Беларусь с поэтапно организуемым единым политическим, экономическим, военным, таможенным, валютным, юридическим, гуманитарным, культурным пространством.

УЕФА

Союз европейских футбольных ассоциаций — организация, управляющая футболом в Европе и некоторых западных регионах Азии. Она объединяет национальные футбольные ассоциации европейских стран. УЕФА занимается организацией всех европейских соревнований клубов и сборных, распределяет доходы от рекламы и трансляций между клубами и национальными ассоциациями, входящими в её состав.

Помимо перечисленных выше стран, в УЕФА также входит Израиль (Израильская футбольная ассоциация), полностью расположенный в Азии.

Географический центр

Расположение центра зависит от определения границ Европы и главным образом определяется выбранной методикой подсчёта, а также тем, включаются ли удалённые острова в список крайних точек Европы или нет. Таким образом, на звание географического центра Европы претендует несколько мест, расположенных в целом ряде стран (Украина, Литва, Белоруссия, Словакия, Германия и Польша).

Книга рекордов Гиннеса признаёт деревню Пурнушкяй в 26 км к северу от Вильнюса в качестве «официального» географического центра Европы.

См. также

Напишите отзыв о статье "Европа"

Примечания

  1. Кроме стран Прибалтики
  2. Chantraine P. Dictionnaire étymologique de la langue grecque. Histoire des mots. Paris, 1968. P.388
  3. Гудианов этимологик (Лосев А. Ф. Мифология греков и римлян. М., 1996. С. 223
  4. цит. по: Лосев А. Ф. Мифология греков и римлян. М., 1996. С. 223
  5. Тантлевский И. Р. История Израиля и Иудеи до разрушения Первого Храма. СПб, 2005. С. 9, со ссылкой на: Astour M. C. Hellenosemitica: An Ethnic and Cultural Study in West Semitic Impact on Mycenaean Greece. Leiden, 1967. P. 128
  6. «phonologically, the match between Europa’s name and any form of the Semitic word is very poor» (West M. L. The east face of Helicon: west Asiatic elements in Greek poetry and myth. Oxford, 1997. P. [books.google.com/books?id=fIp0RYIjazQC&pg=PA451 451])
  7. Гимны Гомера II 73 = II 113; Любкер Ф. Реальный словарь классических древностей. В 3 т. Т. 1. М., 2001. С. 565
  8. Мурзаев Э. М. Где же проводить географическую границу Европы и Азии? Изв. АН СССР, сер. геогр., 4, 1963.
  9. www.etnolog.ru/religion.php?id=431 «Хотя христианство прежде считалось преимущественно европейской религией, в настоящее время наибольшее число христиан сосредоточено не в Европе, а в Америке — 711 млн (что составляло 36 % всего христианского населения Земли в 1996). В Европе (включая азиатскую часть России) живёт 556 млн христиан (28 % от общего числа), в Африке — 361 млн (18 %), в Азии — 303 млн (16 %), в Австралии и Океании — 24 млн (1 %).»
  10. Европа — статья из Большой советской энциклопедии.
  11. [www.britannica.com/EBchecked/topic/195686/Europe Британника. Европа]
  12. [www.larousse.fr/encyclopedie/divers/Europe/184804 Энциклопедия Ларусса. Европа]
  13. National Geographic Atlas of the World (7th ed.). Washington, DC: National Geographic. 1999. ISBN 0-7922-7528-4. (стр. 68, 90)
  14. При проведении границы по Главному Кавказскому хребту в Европе оказывается расположена северо-восточная часть Республики Азербайджан
  15. При проведении границы по Главному Кавказскому хребту в Европе оказываются расположены такие части территории Грузии, как верховья Терека, верховья Аргуна (часть Хевсуретии), Тушетия
  16. [web.archive.org/web/20070203151759/www.sciam.ru/2006/6/mnenye.shtml июнь 2006 № 6 «В МИРЕ НАУКИ»] (недоступная ссылка с 23-05-2013 (1976 дней) — историякопия)
  17. Kaplan, Andreas M. (2014) European management and European business schools: Insights from the history of business schools, European Management Journal, 32(4), 529—534.
  18. litmir.net/br/?b=111873&p=1
  19. большая часть территорий и населения этих стран находится в Азии
  20. При проведении границы между Европой и Азией по Эмбе в Европе расположено до 14 % территории Казахстана; по реке Урал с 1964 года (XX Конгресс Международного Географического Союза в Лондоне) границу не проводят (см.: [sites.google.com/a/vspu.ru/egf-kafedra-fiziceskoj-geografii-i-geoekologii/interesnye-fakty-o-geografii Кафедра физической географии и геоэкологии. Естественно-географический факультет ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный социально-педагогический университет» (ФГБОУ ВПО «ВГСПУ») Интересные факты о географии: Где проходит граница Европы и Азии?])
  21. [archive.is/20130417172902/www.rgo.ru/2011/02/evro-aziatskaya-granica-istoriya-voprosa-i-sovremennye-predstavleniya/ Русское географическое общество. А. А. Чибилёв. Евро-Азиатская граница: история вопроса и современные представления. Феномен Евразии: две части света на одном материке]
  22. При проведении границы между Европой и Азией (в пределах Казахстана) по реке Эмба, европейская часть к западу от неё включает территории: Западно-Казахстанской области (полностью, более 151300 км²); Атырауской области (всего 118600 км²; без южной части Жылыойского района — около 103000 км²); северо-западная часть Актюбинской области (всего 300600 км²; без Шалкарского (62200 км²), Иргизского (41500 км²), Айтекебийского районов (31300 км²), без южной и средней частей Байганинского района (около 40000 км² из 61000 км²) — около 126 000 км²). Суммарная площадь территорий западнее рек Эмба и Орь — около 380 000 км² или более 13,9 % от общей территории страны (2724902 км²)
  23. По границе между проливами Босфор и Дарданеллы, европейская часть включает илы Турции: Эдирне (ок. 6300 км²), Кыркларели (ок. 6550 км²), Текирдаг (ок. 6300 км²), 25 районов ила Стамбул (более 3200 км², включая европейскую часть города Стамбул), 3 района ила Чанаккале (ок.1600 км²). Суммарная площадь составляет около 23 900 км² или около 3 % от общей площади Турции в 783 562 км², см. Восточная Фракия.
  24. Большая часть населения в Европе, большая часть территории в Азии
  25. В случае проведения границы Европа-Азия по Уралу и Кумо-Манычской впадине, европейская часть России составляет около 22 % её территории или условно 3 756 588 км² из 17 098 246 км² общей территории РФ. В административных границах — включает территории регионов СЗФО, ЦФО, ПФО и ЮФО (полностью без Краснодарского края и Адыгеи) общей площадью 3711747 км² или 21,7 %, а при исключении южной части Ростовской области и западной части Калмыкии (их части к югу от Кумо-Маныча общей площадью около 22000 км²) —  3689747 км² или 21,6 %. В случае проведения границы Европы и Азии по Большому Кавказу европейская часть России (все регионы СЗФО, ЦФО, ПФО, ЮФО и СКФО) составляет 3965463 км² или 23,2 %.
  26. 1 2 При проведении границы по Кумо-Манычской впадине
  27. 1 2 Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок Kavkaz не указан текст
  28. Согласно классификации стран, принятой, в частности, ЦРУ ([www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/aj.html см.]), Азербайджан относится к Юго-Западной Азии. Лишь небольшая часть страны находится севернее Главного Кавказского хребта, одного из принятых вариантов границы Европа-Азия.
  29. Севернее Большого Кавказа находятся районы Азербайджана: Шабранский (1739км²), Кусарский (1542км²), Хачмасский (1063км²), Сиазаньский (759км²), Кубинский (2610км²) и северная часть Хызынского района (весь район — 1711км²). Суммарная площадь: 9424км² (с полностью Хызынским районом, частично — около 8600км² или около 10 % от общей площади Азербайджана (86 600км², включая НКР).
  30. Согласно классификации стран, принятой, в частности, ЦРУ ([www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/gg.html#Geo см.]), Грузия относится к Юго-Западной Азии. Лишь небольшая часть страны находится севернее Главного Кавказского хребта, одного из принятых вариантов границы Европа-Азия.
  31. Севернее Большого Кавказа находятся районы (муниципалитеты) Грузии: Казбегский (1082 км²), северная часть Душетского муниципалитета (весь — 2207 км²), северная часть Ахметского муниципалитета (весь — 2982 км²). Суммарная площадь всех трёх муниципалитетов — 6271км², из них севернее Большого Кавказа — около 3700км² или около 5 % от общей площади Грузии (69700км², включая РЮО и РА).
  32. Согласно особому статусу полуострова — Россия использует его территорию. Так же, на территории полуострова расположен Российский посёлок Баренцбург
  33. Р. В. Манекин:: Неотвратимые объятия памяти. Извечное стремление России на Запад обретает в XXI веке мессианский смысл. Политический класс. Журнал политической жизни России. № 7 (43). 2008

Ссылки

  • [www.euratlas.com/ Евроатлас]  (англ.)
  • Херфрид Мюнклер (нем.). [magazines.russ.ru/nz/2003/4/munk.html Европа как политическая идея]

Отрывок, характеризующий Европа

Сe diable a quatre…
– Виварика! Виф серувару! сидябляка… – повторил солдат, взмахнув рукой и действительно уловив напев.
– Вишь, ловко! Го го го го го!.. – поднялся с разных сторон грубый, радостный хохот. Морель, сморщившись, смеялся тоже.
– Ну, валяй еще, еще!
Qui eut le triple talent,
De boire, de battre,
Et d'etre un vert galant…
[Имевший тройной талант,
пить, драться
и быть любезником…]
– A ведь тоже складно. Ну, ну, Залетаев!..
– Кю… – с усилием выговорил Залетаев. – Кью ю ю… – вытянул он, старательно оттопырив губы, – летриптала, де бу де ба и детравагала, – пропел он.
– Ай, важно! Вот так хранцуз! ой… го го го го! – Что ж, еще есть хочешь?
– Дай ему каши то; ведь не скоро наестся с голоду то.
Опять ему дали каши; и Морель, посмеиваясь, принялся за третий котелок. Радостные улыбки стояли на всех лицах молодых солдат, смотревших на Мореля. Старые солдаты, считавшие неприличным заниматься такими пустяками, лежали с другой стороны костра, но изредка, приподнимаясь на локте, с улыбкой взглядывали на Мореля.
– Тоже люди, – сказал один из них, уворачиваясь в шинель. – И полынь на своем кореню растет.
– Оо! Господи, господи! Как звездно, страсть! К морозу… – И все затихло.
Звезды, как будто зная, что теперь никто не увидит их, разыгрались в черном небе. То вспыхивая, то потухая, то вздрагивая, они хлопотливо о чем то радостном, но таинственном перешептывались между собой.

Х
Войска французские равномерно таяли в математически правильной прогрессии. И тот переход через Березину, про который так много было писано, была только одна из промежуточных ступеней уничтожения французской армии, а вовсе не решительный эпизод кампании. Ежели про Березину так много писали и пишут, то со стороны французов это произошло только потому, что на Березинском прорванном мосту бедствия, претерпеваемые французской армией прежде равномерно, здесь вдруг сгруппировались в один момент и в одно трагическое зрелище, которое у всех осталось в памяти. Со стороны же русских так много говорили и писали про Березину только потому, что вдали от театра войны, в Петербурге, был составлен план (Пфулем же) поимки в стратегическую западню Наполеона на реке Березине. Все уверились, что все будет на деле точно так, как в плане, и потому настаивали на том, что именно Березинская переправа погубила французов. В сущности же, результаты Березинской переправы были гораздо менее гибельны для французов потерей орудий и пленных, чем Красное, как то показывают цифры.
Единственное значение Березинской переправы заключается в том, что эта переправа очевидно и несомненно доказала ложность всех планов отрезыванья и справедливость единственно возможного, требуемого и Кутузовым и всеми войсками (массой) образа действий, – только следования за неприятелем. Толпа французов бежала с постоянно усиливающейся силой быстроты, со всею энергией, направленной на достижение цели. Она бежала, как раненый зверь, и нельзя ей было стать на дороге. Это доказало не столько устройство переправы, сколько движение на мостах. Когда мосты были прорваны, безоружные солдаты, московские жители, женщины с детьми, бывшие в обозе французов, – все под влиянием силы инерции не сдавалось, а бежало вперед в лодки, в мерзлую воду.
Стремление это было разумно. Положение и бегущих и преследующих было одинаково дурно. Оставаясь со своими, каждый в бедствии надеялся на помощь товарища, на определенное, занимаемое им место между своими. Отдавшись же русским, он был в том же положении бедствия, но становился на низшую ступень в разделе удовлетворения потребностей жизни. Французам не нужно было иметь верных сведений о том, что половина пленных, с которыми не знали, что делать, несмотря на все желание русских спасти их, – гибли от холода и голода; они чувствовали, что это не могло быть иначе. Самые жалостливые русские начальники и охотники до французов, французы в русской службе не могли ничего сделать для пленных. Французов губило бедствие, в котором находилось русское войско. Нельзя было отнять хлеб и платье у голодных, нужных солдат, чтобы отдать не вредным, не ненавидимым, не виноватым, но просто ненужным французам. Некоторые и делали это; но это было только исключение.
Назади была верная погибель; впереди была надежда. Корабли были сожжены; не было другого спасения, кроме совокупного бегства, и на это совокупное бегство были устремлены все силы французов.
Чем дальше бежали французы, чем жальче были их остатки, в особенности после Березины, на которую, вследствие петербургского плана, возлагались особенные надежды, тем сильнее разгорались страсти русских начальников, обвинявших друг друга и в особенности Кутузова. Полагая, что неудача Березинского петербургского плана будет отнесена к нему, недовольство им, презрение к нему и подтрунивание над ним выражались сильнее и сильнее. Подтрунивание и презрение, само собой разумеется, выражалось в почтительной форме, в той форме, в которой Кутузов не мог и спросить, в чем и за что его обвиняют. С ним не говорили серьезно; докладывая ему и спрашивая его разрешения, делали вид исполнения печального обряда, а за спиной его подмигивали и на каждом шагу старались его обманывать.
Всеми этими людьми, именно потому, что они не могли понимать его, было признано, что со стариком говорить нечего; что он никогда не поймет всего глубокомыслия их планов; что он будет отвечать свои фразы (им казалось, что это только фразы) о золотом мосте, о том, что за границу нельзя прийти с толпой бродяг, и т. п. Это всё они уже слышали от него. И все, что он говорил: например, то, что надо подождать провиант, что люди без сапог, все это было так просто, а все, что они предлагали, было так сложно и умно, что очевидно было для них, что он был глуп и стар, а они были не властные, гениальные полководцы.
В особенности после соединения армий блестящего адмирала и героя Петербурга Витгенштейна это настроение и штабная сплетня дошли до высших пределов. Кутузов видел это и, вздыхая, пожимал только плечами. Только один раз, после Березины, он рассердился и написал Бенигсену, доносившему отдельно государю, следующее письмо:
«По причине болезненных ваших припадков, извольте, ваше высокопревосходительство, с получения сего, отправиться в Калугу, где и ожидайте дальнейшего повеления и назначения от его императорского величества».
Но вслед за отсылкой Бенигсена к армии приехал великий князь Константин Павлович, делавший начало кампании и удаленный из армии Кутузовым. Теперь великий князь, приехав к армии, сообщил Кутузову о неудовольствии государя императора за слабые успехи наших войск и за медленность движения. Государь император сам на днях намеревался прибыть к армии.
Старый человек, столь же опытный в придворном деле, как и в военном, тот Кутузов, который в августе того же года был выбран главнокомандующим против воли государя, тот, который удалил наследника и великого князя из армии, тот, который своей властью, в противность воле государя, предписал оставление Москвы, этот Кутузов теперь тотчас же понял, что время его кончено, что роль его сыграна и что этой мнимой власти у него уже нет больше. И не по одним придворным отношениям он понял это. С одной стороны, он видел, что военное дело, то, в котором он играл свою роль, – кончено, и чувствовал, что его призвание исполнено. С другой стороны, он в то же самое время стал чувствовать физическую усталость в своем старом теле и необходимость физического отдыха.
29 ноября Кутузов въехал в Вильно – в свою добрую Вильну, как он говорил. Два раза в свою службу Кутузов был в Вильне губернатором. В богатой уцелевшей Вильне, кроме удобств жизни, которых так давно уже он был лишен, Кутузов нашел старых друзей и воспоминания. И он, вдруг отвернувшись от всех военных и государственных забот, погрузился в ровную, привычную жизнь настолько, насколько ему давали покоя страсти, кипевшие вокруг него, как будто все, что совершалось теперь и имело совершиться в историческом мире, нисколько его не касалось.
Чичагов, один из самых страстных отрезывателей и опрокидывателей, Чичагов, который хотел сначала сделать диверсию в Грецию, а потом в Варшаву, но никак не хотел идти туда, куда ему было велено, Чичагов, известный своею смелостью речи с государем, Чичагов, считавший Кутузова собою облагодетельствованным, потому что, когда он был послан в 11 м году для заключения мира с Турцией помимо Кутузова, он, убедившись, что мир уже заключен, признал перед государем, что заслуга заключения мира принадлежит Кутузову; этот то Чичагов первый встретил Кутузова в Вильне у замка, в котором должен был остановиться Кутузов. Чичагов в флотском вицмундире, с кортиком, держа фуражку под мышкой, подал Кутузову строевой рапорт и ключи от города. То презрительно почтительное отношение молодежи к выжившему из ума старику выражалось в высшей степени во всем обращении Чичагова, знавшего уже обвинения, взводимые на Кутузова.
Разговаривая с Чичаговым, Кутузов, между прочим, сказал ему, что отбитые у него в Борисове экипажи с посудою целы и будут возвращены ему.
– C'est pour me dire que je n'ai pas sur quoi manger… Je puis au contraire vous fournir de tout dans le cas meme ou vous voudriez donner des diners, [Вы хотите мне сказать, что мне не на чем есть. Напротив, могу вам служить всем, даже если бы вы захотели давать обеды.] – вспыхнув, проговорил Чичагов, каждым словом своим желавший доказать свою правоту и потому предполагавший, что и Кутузов был озабочен этим самым. Кутузов улыбнулся своей тонкой, проницательной улыбкой и, пожав плечами, отвечал: – Ce n'est que pour vous dire ce que je vous dis. [Я хочу сказать только то, что говорю.]
В Вильне Кутузов, в противность воле государя, остановил большую часть войск. Кутузов, как говорили его приближенные, необыкновенно опустился и физически ослабел в это свое пребывание в Вильне. Он неохотно занимался делами по армии, предоставляя все своим генералам и, ожидая государя, предавался рассеянной жизни.
Выехав с своей свитой – графом Толстым, князем Волконским, Аракчеевым и другими, 7 го декабря из Петербурга, государь 11 го декабря приехал в Вильну и в дорожных санях прямо подъехал к замку. У замка, несмотря на сильный мороз, стояло человек сто генералов и штабных офицеров в полной парадной форме и почетный караул Семеновского полка.
Курьер, подскакавший к замку на потной тройке, впереди государя, прокричал: «Едет!» Коновницын бросился в сени доложить Кутузову, дожидавшемуся в маленькой швейцарской комнатке.
Через минуту толстая большая фигура старика, в полной парадной форме, со всеми регалиями, покрывавшими грудь, и подтянутым шарфом брюхом, перекачиваясь, вышла на крыльцо. Кутузов надел шляпу по фронту, взял в руки перчатки и бочком, с трудом переступая вниз ступеней, сошел с них и взял в руку приготовленный для подачи государю рапорт.
Беготня, шепот, еще отчаянно пролетевшая тройка, и все глаза устремились на подскакивающие сани, в которых уже видны были фигуры государя и Волконского.
Все это по пятидесятилетней привычке физически тревожно подействовало на старого генерала; он озабоченно торопливо ощупал себя, поправил шляпу и враз, в ту минуту как государь, выйдя из саней, поднял к нему глаза, подбодрившись и вытянувшись, подал рапорт и стал говорить своим мерным, заискивающим голосом.
Государь быстрым взглядом окинул Кутузова с головы до ног, на мгновенье нахмурился, но тотчас же, преодолев себя, подошел и, расставив руки, обнял старого генерала. Опять по старому, привычному впечатлению и по отношению к задушевной мысли его, объятие это, как и обыкновенно, подействовало на Кутузова: он всхлипнул.
Государь поздоровался с офицерами, с Семеновским караулом и, пожав еще раз за руку старика, пошел с ним в замок.
Оставшись наедине с фельдмаршалом, государь высказал ему свое неудовольствие за медленность преследования, за ошибки в Красном и на Березине и сообщил свои соображения о будущем походе за границу. Кутузов не делал ни возражений, ни замечаний. То самое покорное и бессмысленное выражение, с которым он, семь лет тому назад, выслушивал приказания государя на Аустерлицком поле, установилось теперь на его лице.
Когда Кутузов вышел из кабинета и своей тяжелой, ныряющей походкой, опустив голову, пошел по зале, чей то голос остановил его.
– Ваша светлость, – сказал кто то.
Кутузов поднял голову и долго смотрел в глаза графу Толстому, который, с какой то маленькою вещицей на серебряном блюде, стоял перед ним. Кутузов, казалось, не понимал, чего от него хотели.
Вдруг он как будто вспомнил: чуть заметная улыбка мелькнула на его пухлом лице, и он, низко, почтительно наклонившись, взял предмет, лежавший на блюде. Это был Георгий 1 й степени.


На другой день были у фельдмаршала обед и бал, которые государь удостоил своим присутствием. Кутузову пожалован Георгий 1 й степени; государь оказывал ему высочайшие почести; но неудовольствие государя против фельдмаршала было известно каждому. Соблюдалось приличие, и государь показывал первый пример этого; но все знали, что старик виноват и никуда не годится. Когда на бале Кутузов, по старой екатерининской привычке, при входе государя в бальную залу велел к ногам его повергнуть взятые знамена, государь неприятно поморщился и проговорил слова, в которых некоторые слышали: «старый комедиант».
Неудовольствие государя против Кутузова усилилось в Вильне в особенности потому, что Кутузов, очевидно, не хотел или не мог понимать значение предстоящей кампании.
Когда на другой день утром государь сказал собравшимся у него офицерам: «Вы спасли не одну Россию; вы спасли Европу», – все уже тогда поняли, что война не кончена.
Один Кутузов не хотел понимать этого и открыто говорил свое мнение о том, что новая война не может улучшить положение и увеличить славу России, а только может ухудшить ее положение и уменьшить ту высшую степень славы, на которой, по его мнению, теперь стояла Россия. Он старался доказать государю невозможность набрания новых войск; говорил о тяжелом положении населений, о возможности неудач и т. п.
При таком настроении фельдмаршал, естественно, представлялся только помехой и тормозом предстоящей войны.
Для избежания столкновений со стариком сам собою нашелся выход, состоящий в том, чтобы, как в Аустерлице и как в начале кампании при Барклае, вынуть из под главнокомандующего, не тревожа его, не объявляя ему о том, ту почву власти, на которой он стоял, и перенести ее к самому государю.
С этою целью понемногу переформировался штаб, и вся существенная сила штаба Кутузова была уничтожена и перенесена к государю. Толь, Коновницын, Ермолов – получили другие назначения. Все громко говорили, что фельдмаршал стал очень слаб и расстроен здоровьем.
Ему надо было быть слабым здоровьем, для того чтобы передать свое место тому, кто заступал его. И действительно, здоровье его было слабо.
Как естественно, и просто, и постепенно явился Кутузов из Турции в казенную палату Петербурга собирать ополчение и потом в армию, именно тогда, когда он был необходим, точно так же естественно, постепенно и просто теперь, когда роль Кутузова была сыграна, на место его явился новый, требовавшийся деятель.
Война 1812 го года, кроме своего дорогого русскому сердцу народного значения, должна была иметь другое – европейское.
За движением народов с запада на восток должно было последовать движение народов с востока на запад, и для этой новой войны нужен был новый деятель, имеющий другие, чем Кутузов, свойства, взгляды, движимый другими побуждениями.
Александр Первый для движения народов с востока на запад и для восстановления границ народов был так же необходим, как необходим был Кутузов для спасения и славы России.
Кутузов не понимал того, что значило Европа, равновесие, Наполеон. Он не мог понимать этого. Представителю русского народа, после того как враг был уничтожен, Россия освобождена и поставлена на высшую степень своей славы, русскому человеку, как русскому, делать больше было нечего. Представителю народной войны ничего не оставалось, кроме смерти. И он умер.


Пьер, как это большею частью бывает, почувствовал всю тяжесть физических лишений и напряжений, испытанных в плену, только тогда, когда эти напряжения и лишения кончились. После своего освобождения из плена он приехал в Орел и на третий день своего приезда, в то время как он собрался в Киев, заболел и пролежал больным в Орле три месяца; с ним сделалась, как говорили доктора, желчная горячка. Несмотря на то, что доктора лечили его, пускали кровь и давали пить лекарства, он все таки выздоровел.
Все, что было с Пьером со времени освобождения и до болезни, не оставило в нем почти никакого впечатления. Он помнил только серую, мрачную, то дождливую, то снежную погоду, внутреннюю физическую тоску, боль в ногах, в боку; помнил общее впечатление несчастий, страданий людей; помнил тревожившее его любопытство офицеров, генералов, расспрашивавших его, свои хлопоты о том, чтобы найти экипаж и лошадей, и, главное, помнил свою неспособность мысли и чувства в то время. В день своего освобождения он видел труп Пети Ростова. В тот же день он узнал, что князь Андрей был жив более месяца после Бородинского сражения и только недавно умер в Ярославле, в доме Ростовых. И в тот же день Денисов, сообщивший эту новость Пьеру, между разговором упомянул о смерти Элен, предполагая, что Пьеру это уже давно известно. Все это Пьеру казалось тогда только странно. Он чувствовал, что не может понять значения всех этих известий. Он тогда торопился только поскорее, поскорее уехать из этих мест, где люди убивали друг друга, в какое нибудь тихое убежище и там опомниться, отдохнуть и обдумать все то странное и новое, что он узнал за это время. Но как только он приехал в Орел, он заболел. Проснувшись от своей болезни, Пьер увидал вокруг себя своих двух людей, приехавших из Москвы, – Терентия и Ваську, и старшую княжну, которая, живя в Ельце, в имении Пьера, и узнав о его освобождении и болезни, приехала к нему, чтобы ходить за ним.
Во время своего выздоровления Пьер только понемногу отвыкал от сделавшихся привычными ему впечатлений последних месяцев и привыкал к тому, что его никто никуда не погонит завтра, что теплую постель его никто не отнимет и что у него наверное будет обед, и чай, и ужин. Но во сне он еще долго видел себя все в тех же условиях плена. Так же понемногу Пьер понимал те новости, которые он узнал после своего выхода из плена: смерть князя Андрея, смерть жены, уничтожение французов.
Радостное чувство свободы – той полной, неотъемлемой, присущей человеку свободы, сознание которой он в первый раз испытал на первом привале, при выходе из Москвы, наполняло душу Пьера во время его выздоровления. Он удивлялся тому, что эта внутренняя свобода, независимая от внешних обстоятельств, теперь как будто с излишком, с роскошью обставлялась и внешней свободой. Он был один в чужом городе, без знакомых. Никто от него ничего не требовал; никуда его не посылали. Все, что ему хотелось, было у него; вечно мучившей его прежде мысли о жене больше не было, так как и ее уже не было.
– Ах, как хорошо! Как славно! – говорил он себе, когда ему подвигали чисто накрытый стол с душистым бульоном, или когда он на ночь ложился на мягкую чистую постель, или когда ему вспоминалось, что жены и французов нет больше. – Ах, как хорошо, как славно! – И по старой привычке он делал себе вопрос: ну, а потом что? что я буду делать? И тотчас же он отвечал себе: ничего. Буду жить. Ах, как славно!
То самое, чем он прежде мучился, чего он искал постоянно, цели жизни, теперь для него не существовало. Эта искомая цель жизни теперь не случайно не существовала для него только в настоящую минуту, но он чувствовал, что ее нет и не может быть. И это то отсутствие цели давало ему то полное, радостное сознание свободы, которое в это время составляло его счастие.
Он не мог иметь цели, потому что он теперь имел веру, – не веру в какие нибудь правила, или слова, или мысли, но веру в живого, всегда ощущаемого бога. Прежде он искал его в целях, которые он ставил себе. Это искание цели было только искание бога; и вдруг он узнал в своем плену не словами, не рассуждениями, но непосредственным чувством то, что ему давно уж говорила нянюшка: что бог вот он, тут, везде. Он в плену узнал, что бог в Каратаеве более велик, бесконечен и непостижим, чем в признаваемом масонами Архитектоне вселенной. Он испытывал чувство человека, нашедшего искомое у себя под ногами, тогда как он напрягал зрение, глядя далеко от себя. Он всю жизнь свою смотрел туда куда то, поверх голов окружающих людей, а надо было не напрягать глаз, а только смотреть перед собой.
Он не умел видеть прежде великого, непостижимого и бесконечного ни в чем. Он только чувствовал, что оно должно быть где то, и искал его. Во всем близком, понятном он видел одно ограниченное, мелкое, житейское, бессмысленное. Он вооружался умственной зрительной трубой и смотрел в даль, туда, где это мелкое, житейское, скрываясь в тумане дали, казалось ему великим и бесконечным оттого только, что оно было неясно видимо. Таким ему представлялась европейская жизнь, политика, масонство, философия, филантропия. Но и тогда, в те минуты, которые он считал своей слабостью, ум его проникал и в эту даль, и там он видел то же мелкое, житейское, бессмысленное. Теперь же он выучился видеть великое, вечное и бесконечное во всем, и потому естественно, чтобы видеть его, чтобы наслаждаться его созерцанием, он бросил трубу, в которую смотрел до сих пор через головы людей, и радостно созерцал вокруг себя вечно изменяющуюся, вечно великую, непостижимую и бесконечную жизнь. И чем ближе он смотрел, тем больше он был спокоен и счастлив. Прежде разрушавший все его умственные постройки страшный вопрос: зачем? теперь для него не существовал. Теперь на этот вопрос – зачем? в душе его всегда готов был простой ответ: затем, что есть бог, тот бог, без воли которого не спадет волос с головы человека.


Пьер почти не изменился в своих внешних приемах. На вид он был точно таким же, каким он был прежде. Так же, как и прежде, он был рассеян и казался занятым не тем, что было перед глазами, а чем то своим, особенным. Разница между прежним и теперешним его состоянием состояла в том, что прежде, когда он забывал то, что было перед ним, то, что ему говорили, он, страдальчески сморщивши лоб, как будто пытался и не мог разглядеть чего то, далеко отстоящего от него. Теперь он так же забывал то, что ему говорили, и то, что было перед ним; но теперь с чуть заметной, как будто насмешливой, улыбкой он всматривался в то самое, что было перед ним, вслушивался в то, что ему говорили, хотя очевидно видел и слышал что то совсем другое. Прежде он казался хотя и добрым человеком, но несчастным; и потому невольно люди отдалялись от него. Теперь улыбка радости жизни постоянно играла около его рта, и в глазах его светилось участие к людям – вопрос: довольны ли они так же, как и он? И людям приятно было в его присутствии.
Прежде он много говорил, горячился, когда говорил, и мало слушал; теперь он редко увлекался разговором и умел слушать так, что люди охотно высказывали ему свои самые задушевные тайны.
Княжна, никогда не любившая Пьера и питавшая к нему особенно враждебное чувство с тех пор, как после смерти старого графа она чувствовала себя обязанной Пьеру, к досаде и удивлению своему, после короткого пребывания в Орле, куда она приехала с намерением доказать Пьеру, что, несмотря на его неблагодарность, она считает своим долгом ходить за ним, княжна скоро почувствовала, что она его любит. Пьер ничем не заискивал расположения княжны. Он только с любопытством рассматривал ее. Прежде княжна чувствовала, что в его взгляде на нее были равнодушие и насмешка, и она, как и перед другими людьми, сжималась перед ним и выставляла только свою боевую сторону жизни; теперь, напротив, она чувствовала, что он как будто докапывался до самых задушевных сторон ее жизни; и она сначала с недоверием, а потом с благодарностью выказывала ему затаенные добрые стороны своего характера.
Самый хитрый человек не мог бы искуснее вкрасться в доверие княжны, вызывая ее воспоминания лучшего времени молодости и выказывая к ним сочувствие. А между тем вся хитрость Пьера состояла только в том, что он искал своего удовольствия, вызывая в озлобленной, cyхой и по своему гордой княжне человеческие чувства.
– Да, он очень, очень добрый человек, когда находится под влиянием не дурных людей, а таких людей, как я, – говорила себе княжна.
Перемена, происшедшая в Пьере, была замечена по своему и его слугами – Терентием и Васькой. Они находили, что он много попростел. Терентий часто, раздев барина, с сапогами и платьем в руке, пожелав покойной ночи, медлил уходить, ожидая, не вступит ли барин в разговор. И большею частью Пьер останавливал Терентия, замечая, что ему хочется поговорить.
– Ну, так скажи мне… да как же вы доставали себе еду? – спрашивал он. И Терентий начинал рассказ о московском разорении, о покойном графе и долго стоял с платьем, рассказывая, а иногда слушая рассказы Пьера, и, с приятным сознанием близости к себе барина и дружелюбия к нему, уходил в переднюю.
Доктор, лечивший Пьера и навещавший его каждый день, несмотря на то, что, по обязанности докторов, считал своим долгом иметь вид человека, каждая минута которого драгоценна для страждущего человечества, засиживался часами у Пьера, рассказывая свои любимые истории и наблюдения над нравами больных вообще и в особенности дам.
– Да, вот с таким человеком поговорить приятно, не то, что у нас, в провинции, – говорил он.
В Орле жило несколько пленных французских офицеров, и доктор привел одного из них, молодого итальянского офицера.
Офицер этот стал ходить к Пьеру, и княжна смеялась над теми нежными чувствами, которые выражал итальянец к Пьеру.
Итальянец, видимо, был счастлив только тогда, когда он мог приходить к Пьеру и разговаривать и рассказывать ему про свое прошедшее, про свою домашнюю жизнь, про свою любовь и изливать ему свое негодование на французов, и в особенности на Наполеона.
– Ежели все русские хотя немного похожи на вас, – говорил он Пьеру, – c'est un sacrilege que de faire la guerre a un peuple comme le votre. [Это кощунство – воевать с таким народом, как вы.] Вы, пострадавшие столько от французов, вы даже злобы не имеете против них.
И страстную любовь итальянца Пьер теперь заслужил только тем, что он вызывал в нем лучшие стороны его души и любовался ими.
Последнее время пребывания Пьера в Орле к нему приехал его старый знакомый масон – граф Вилларский, – тот самый, который вводил его в ложу в 1807 году. Вилларский был женат на богатой русской, имевшей большие имения в Орловской губернии, и занимал в городе временное место по продовольственной части.
Узнав, что Безухов в Орле, Вилларский, хотя и никогда не был коротко знаком с ним, приехал к нему с теми заявлениями дружбы и близости, которые выражают обыкновенно друг другу люди, встречаясь в пустыне. Вилларский скучал в Орле и был счастлив, встретив человека одного с собой круга и с одинаковыми, как он полагал, интересами.
Но, к удивлению своему, Вилларский заметил скоро, что Пьер очень отстал от настоящей жизни и впал, как он сам с собою определял Пьера, в апатию и эгоизм.
– Vous vous encroutez, mon cher, [Вы запускаетесь, мой милый.] – говорил он ему. Несмотря на то, Вилларскому было теперь приятнее с Пьером, чем прежде, и он каждый день бывал у него. Пьеру же, глядя на Вилларского и слушая его теперь, странно и невероятно было думать, что он сам очень недавно был такой же.
Вилларский был женат, семейный человек, занятый и делами имения жены, и службой, и семьей. Он считал, что все эти занятия суть помеха в жизни и что все они презренны, потому что имеют целью личное благо его и семьи. Военные, административные, политические, масонские соображения постоянно поглощали его внимание. И Пьер, не стараясь изменить его взгляд, не осуждая его, с своей теперь постоянно тихой, радостной насмешкой, любовался на это странное, столь знакомое ему явление.
В отношениях своих с Вилларским, с княжною, с доктором, со всеми людьми, с которыми он встречался теперь, в Пьере была новая черта, заслуживавшая ему расположение всех людей: это признание возможности каждого человека думать, чувствовать и смотреть на вещи по своему; признание невозможности словами разубедить человека. Эта законная особенность каждого человека, которая прежде волновала и раздражала Пьера, теперь составляла основу участия и интереса, которые он принимал в людях. Различие, иногда совершенное противоречие взглядов людей с своею жизнью и между собою, радовало Пьера и вызывало в нем насмешливую и кроткую улыбку.
В практических делах Пьер неожиданно теперь почувствовал, что у него был центр тяжести, которого не было прежде. Прежде каждый денежный вопрос, в особенности просьбы о деньгах, которым он, как очень богатый человек, подвергался очень часто, приводили его в безвыходные волнения и недоуменья. «Дать или не дать?» – спрашивал он себя. «У меня есть, а ему нужно. Но другому еще нужнее. Кому нужнее? А может быть, оба обманщики?» И из всех этих предположений он прежде не находил никакого выхода и давал всем, пока было что давать. Точно в таком же недоуменье он находился прежде при каждом вопросе, касающемся его состояния, когда один говорил, что надо поступить так, а другой – иначе.
Теперь, к удивлению своему, он нашел, что во всех этих вопросах не было более сомнений и недоумений. В нем теперь явился судья, по каким то неизвестным ему самому законам решавший, что было нужно и чего не нужно делать.
Он был так же, как прежде, равнодушен к денежным делам; но теперь он несомненно знал, что должно сделать и чего не должно. Первым приложением этого нового судьи была для него просьба пленного французского полковника, пришедшего к нему, много рассказывавшего о своих подвигах и под конец заявившего почти требование о том, чтобы Пьер дал ему четыре тысячи франков для отсылки жене и детям. Пьер без малейшего труда и напряжения отказал ему, удивляясь впоследствии, как было просто и легко то, что прежде казалось неразрешимо трудным. Вместе с тем тут же, отказывая полковнику, он решил, что необходимо употребить хитрость для того, чтобы, уезжая из Орла, заставить итальянского офицера взять денег, в которых он, видимо, нуждался. Новым доказательством для Пьера его утвердившегося взгляда на практические дела было его решение вопроса о долгах жены и о возобновлении или невозобновлении московских домов и дач.
В Орел приезжал к нему его главный управляющий, и с ним Пьер сделал общий счет своих изменявшихся доходов. Пожар Москвы стоил Пьеру, по учету главно управляющего, около двух миллионов.
Главноуправляющий, в утешение этих потерь, представил Пьеру расчет о том, что, несмотря на эти потери, доходы его не только не уменьшатся, но увеличатся, если он откажется от уплаты долгов, оставшихся после графини, к чему он не может быть обязан, и если он не будет возобновлять московских домов и подмосковной, которые стоили ежегодно восемьдесят тысяч и ничего не приносили.
– Да, да, это правда, – сказал Пьер, весело улыбаясь. – Да, да, мне ничего этого не нужно. Я от разоренья стал гораздо богаче.
Но в январе приехал Савельич из Москвы, рассказал про положение Москвы, про смету, которую ему сделал архитектор для возобновления дома и подмосковной, говоря про это, как про дело решенное. В это же время Пьер получил письмо от князя Василия и других знакомых из Петербурга. В письмах говорилось о долгах жены. И Пьер решил, что столь понравившийся ему план управляющего был неверен и что ему надо ехать в Петербург покончить дела жены и строиться в Москве. Зачем было это надо, он не знал; но он знал несомненно, что это надо. Доходы его вследствие этого решения уменьшались на три четверти. Но это было надо; он это чувствовал.
Вилларский ехал в Москву, и они условились ехать вместе.
Пьер испытывал во все время своего выздоровления в Орле чувство радости, свободы, жизни; но когда он, во время своего путешествия, очутился на вольном свете, увидал сотни новых лиц, чувство это еще более усилилось. Он все время путешествия испытывал радость школьника на вакации. Все лица: ямщик, смотритель, мужики на дороге или в деревне – все имели для него новый смысл. Присутствие и замечания Вилларского, постоянно жаловавшегося на бедность, отсталость от Европы, невежество России, только возвышали радость Пьера. Там, где Вилларский видел мертвенность, Пьер видел необычайную могучую силу жизненности, ту силу, которая в снегу, на этом пространстве, поддерживала жизнь этого целого, особенного и единого народа. Он не противоречил Вилларскому и, как будто соглашаясь с ним (так как притворное согласие было кратчайшее средство обойти рассуждения, из которых ничего не могло выйти), радостно улыбался, слушая его.