Европеоидная раса

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Европео́идная ра́са (также называется евразийская[1][2] или кавказоидная) — раса, распространённая до эпохи Великих географических открытий в Европе, Передней Азии, Северной Африке, частично в Средней Азии и северной и центральной Индии; позже — на всех населённых континентах. Особенно широко европеоиды расселились в Северной Америке и Южной Америке, в Южной Африке и Австралии[3]. Является самой многочисленной расой на Земле (около 40% населения планеты)[4].





Характерные признаки

Характерные признаки включают, прежде всего, ортогнатное лицо, которое существенно выступает вперёд в горизонтальной плоскости. Волосы прямые или волнистые, как правило мягкие (в частности у северных групп), глаза имеют широкий разрез, хотя глазная щель бывает небольшой, нос средне или сильновыступающий с высоким переносьем, губы тонкие или умеренно толстые, сильный или средний рост волос на лице и теле. Широкие кисти рук и стопы. Цвет кожи, волос и глаз разнообразный: от очень светлых оттенков у северных групп, до очень тёмных у южных и восточных популяций[5].

Подгруппы

Согласно устаревшей типологической классификации включает нордическую, средиземноморскую, динарскую, фальскую, альпийскую, восточно-балтийскую, лаппоноидную и другие подгруппы (в зависимости от автора классификации).

В доисторический период в Европе, возможно, существовали и иные подрасы. Так, Северную Африку вплоть до последнего оледенения населяли мехтоиды, сходные с европейскими кроманоидами эпохи верхнего палеолита.

В Западной, Центральной, Южной Европе и Северной Африке:

В Восточной Европе и Азии:

Происхождение европеоидов

Европеоидная раса в современном варианте сложилась не ранее голоцена[6].

Наиболее вероятным является предположение, что основная масса большой европеоидной расы имела исходный ареал происхождения где-то в пределах обширной области, охватывавшей некоторые районы юго-западной Азии, а также южной Европы и северной Африки. К ареалу протоевропеоидов, вероятно, относились и некоторые области Передней Азии, обладавшие предгорным характером, а также, частично, и Средиземноморье с его засушливыми приморскими районами. Отсюда протоевропеоиды могли расселиться в разных направлениях, занимая постепенно всю Европу и северную Африку.[7]

У населения Европы голубые глаза были широко распространены уже у охотников-собирателей эпохи мезолита, но ген, отвечающий за светлую пигментацию кожи, закрепился со 100%-ной частотой только к бронзовому веку[8].

В составе европеоидов выделяется две ветви — северная и южная. Различия между ними касаются в основном пигментации кожи, глаз, волос. Между этими двумя ветвями располагаются народы, занимающие промежуточное положение. Советский этнограф и доктор исторических наук Н. Н. Чебоксаров ещё в 30-х годах высказал мысль о том, что южные европеоиды, промежуточные варианты и северные европеоиды представляют собой результат последовательного процесса депигментации изначально темно-пигментированного населения. Южные европеоиды стоят к исходному типу ближе, нежели северные.[9]

История терминов

Европеоидная раса

Научный термин «европеоид» (англ. Europoid[10], нем. Europide[11]) образован объединением слова «европеец» и суффикса «-оид», что означает «похожий».

Кавказская раса

Кавказская раса (лат. Varietas Caucasia) — термин, предложенный немецким антропологом Фридрихом Блуменбахом в XVIII веке. Блуменбах отнёс к ней народы Европы (за исключением финнов, венгров и турок), а также жителей южной и передней Азии и северной и северо-восточной Африки[12]. Название возникло от того, что Блуменбах ошибочно называл Кавказ местом рождения человечества[13][14][15][16]. Оригинал[17].

В настоящее время термин Caucasian в английском языке является одним из официальных терминов для обозначения европеоидов (например, используется для обозначения расовой принадлежности в базе данных IAFD).

Средиземноморская раса

В XIX веке во избежание часто встречающегося смешения немецкий исследователь Ф. Мюллер предложил другой термин — средиземноморская раса (нем. Mittelländische Rasse), так как принадлежащие к ней народы достигли высоты своего развития на берегах Средиземного моря. Этот термин тогда был принят большинством этнологов (Пешель, Гельвальд и другими) и к концу XIX века почти вытеснил в научных трудах термин Блуменбаха[14], однако сейчас в этом значении употребляется как составная часть более крупной индо-средиземноморской расы[18].

Напишите отзыв о статье "Европеоидная раса"

Примечания

  1. [enc-dic.com/enc_sovet/Evropeoidnaja-rasa-16055.html Европеоидная раса] // Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия 1969—1978
  2. [enc-dic.com/bigmed/Rasa-evropeoidnaja-13067.html Раса Европеоидная] // Большой медицинский словарь
  3. Европеоидная раса — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание).
  4. Глушкова В. Г., Симагин Ю. А. [books.google.ru/books?id=-jhFs5tLL_UC&dq=происхождение+европеоидной+расы&hl=ru&source=gbs_navlinks_s Демография].
  5. [psysales.com/wp-content/uploads/2013/11/%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B0-%D0%A2.%D0%98.-%D1%80%D0%B5%D0%B4.-%D0%91%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D0%94.%D0%92.-%D0%94%D1%80%D0%BE%D0%B1%D1%8B%D1%88%D0%B5%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%A1.%D0%92.-%D0%90%D0%BD%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F.-2004.pdf 5.5.3.Продолжение - Европа и Передняя Азия] // Богатенков Д. В., Дробышевский С. В. Антропология
  6. [antropogenez.ru/interview/359/ О различиях между расами… и о телевизионных мошенниках]
  7. Человеческие расы, Человеческие расы [www.elamed-ural.ru/40/index_04_06.html ЕВРОПЕОИДНАЯ РАСА]. Проверено 30 сентября 2012. [www.webcitation.org/6BUyaTZMs Архивировано из первоисточника 18 октября 2012].
  8. [elementy.ru/novosti_nauki/432506/Paleogenetika_podtverdila_vazhnyy_vklad_prichernomorsko_kaspiyskikh_stepnyakov_v_formirovanie_genofonda_evropeytsev Палеогенетика подтвердила важный вклад причерноморско-каспийских степняков в формирование генофонда европейцев]
  9. Происхождение европеоидов., Происхождение европеоидов [vedmachka.gorod.tomsk.ru/index-1239729463.php РАННИЕ МИГРАЦИИ И РАСОВАЯ ЭВОЛЮЦИЯ HOMOSAPIENS]. Проверено 30 сентября 2012. [www.webcitation.org/6BUybGQk1 Архивировано из первоисточника 18 октября 2012].
  10. [www.google.ru/search?tbm=bks&hl=ru&q=Europoid Поиск книг по базе Google Книги]
  11. [www.google.ru/search?tbm=bks&hl=ru&q=Europide Поиск книг по базе Google Книги]
  12. Кавказская раса // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  13. Biographical details are in Charles Coulston Gillispie, Dictionary of Scientific Biography, 1970:203f s.v. «Johann Friederich Blumenbach».
  14. 1 2 Кавказская раса // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  15. Caucasian variety — «I have taken the name of this variety from Mount Caucasus, both because its neighborhood, and especially its southern slope, produces the most beautiful race of men, I mean the Georgian; because all physiological reasons converge to this, that in that region, if anywhere, it seems we ought with the greatest probability to place the autochthones (birth place) of mankind» — Blumenbach J. F. De generis humani varietate nativa.— 3rd ed., 1795, trans. Bendyshe (1865). Цит. напр. в: |Keith A. Blumenbach’s Centenary // Man, 1940.— Royal Anthropological Institute of Great Britain and Ireland
  16. Oxford English Dictionary: «a name given by Blumenbach (a1800) to the 'white' race of mankind, which he derived from the region of the Caucasus».
  17. Blumenbach , De generis humani varietate nativa (3rd ed. 1795), trans. Bendyshe (1865). Quoted e.g. in Arthur Keith, Blumenbach's Centenary, Man, Royal Anthropological Institute of Great Britain and Ireland (1940).
  18. [www.endic.ru/enc_sovet/Sredizemnomorskaja-rasa-84574.html БСЭ. Статья «Средиземноморская раса»]

Ссылки

  • [www.anthropologica.net Anthropologica.net]
  • [krasnoe.tv/node/20288 История формирования европеоидной расы] (видеолекция)

Отрывок, характеризующий Европеоидная раса

«Этот, кажется, была Наташа, подумал Николай, а эта m me Schoss; а может быть и нет, а это черкес с усами не знаю кто, но я люблю ее».
– Не холодно ли вам? – спросил он. Они не отвечали и засмеялись. Диммлер из задних саней что то кричал, вероятно смешное, но нельзя было расслышать, что он кричал.
– Да, да, – смеясь отвечали голоса.
– Однако вот какой то волшебный лес с переливающимися черными тенями и блестками алмазов и с какой то анфиладой мраморных ступеней, и какие то серебряные крыши волшебных зданий, и пронзительный визг каких то зверей. «А ежели и в самом деле это Мелюковка, то еще страннее то, что мы ехали Бог знает где, и приехали в Мелюковку», думал Николай.
Действительно это была Мелюковка, и на подъезд выбежали девки и лакеи со свечами и радостными лицами.
– Кто такой? – спрашивали с подъезда.
– Графские наряженные, по лошадям вижу, – отвечали голоса.


Пелагея Даниловна Мелюкова, широкая, энергическая женщина, в очках и распашном капоте, сидела в гостиной, окруженная дочерьми, которым она старалась не дать скучать. Они тихо лили воск и смотрели на тени выходивших фигур, когда зашумели в передней шаги и голоса приезжих.
Гусары, барыни, ведьмы, паясы, медведи, прокашливаясь и обтирая заиндевевшие от мороза лица в передней, вошли в залу, где поспешно зажигали свечи. Паяц – Диммлер с барыней – Николаем открыли пляску. Окруженные кричавшими детьми, ряженые, закрывая лица и меняя голоса, раскланивались перед хозяйкой и расстанавливались по комнате.
– Ах, узнать нельзя! А Наташа то! Посмотрите, на кого она похожа! Право, напоминает кого то. Эдуард то Карлыч как хорош! Я не узнала. Да как танцует! Ах, батюшки, и черкес какой то; право, как идет Сонюшке. Это еще кто? Ну, утешили! Столы то примите, Никита, Ваня. А мы так тихо сидели!
– Ха ха ха!… Гусар то, гусар то! Точно мальчик, и ноги!… Я видеть не могу… – слышались голоса.
Наташа, любимица молодых Мелюковых, с ними вместе исчезла в задние комнаты, куда была потребована пробка и разные халаты и мужские платья, которые в растворенную дверь принимали от лакея оголенные девичьи руки. Через десять минут вся молодежь семейства Мелюковых присоединилась к ряженым.
Пелагея Даниловна, распорядившись очисткой места для гостей и угощениями для господ и дворовых, не снимая очков, с сдерживаемой улыбкой, ходила между ряжеными, близко глядя им в лица и никого не узнавая. Она не узнавала не только Ростовых и Диммлера, но и никак не могла узнать ни своих дочерей, ни тех мужниных халатов и мундиров, которые были на них.
– А это чья такая? – говорила она, обращаясь к своей гувернантке и глядя в лицо своей дочери, представлявшей казанского татарина. – Кажется, из Ростовых кто то. Ну и вы, господин гусар, в каком полку служите? – спрашивала она Наташу. – Турке то, турке пастилы подай, – говорила она обносившему буфетчику: – это их законом не запрещено.
Иногда, глядя на странные, но смешные па, которые выделывали танцующие, решившие раз навсегда, что они наряженные, что никто их не узнает и потому не конфузившиеся, – Пелагея Даниловна закрывалась платком, и всё тучное тело ее тряслось от неудержимого доброго, старушечьего смеха. – Сашинет то моя, Сашинет то! – говорила она.
После русских плясок и хороводов Пелагея Даниловна соединила всех дворовых и господ вместе, в один большой круг; принесли кольцо, веревочку и рублик, и устроились общие игры.
Через час все костюмы измялись и расстроились. Пробочные усы и брови размазались по вспотевшим, разгоревшимся и веселым лицам. Пелагея Даниловна стала узнавать ряженых, восхищалась тем, как хорошо были сделаны костюмы, как шли они особенно к барышням, и благодарила всех за то, что так повеселили ее. Гостей позвали ужинать в гостиную, а в зале распорядились угощением дворовых.
– Нет, в бане гадать, вот это страшно! – говорила за ужином старая девушка, жившая у Мелюковых.
– Отчего же? – спросила старшая дочь Мелюковых.
– Да не пойдете, тут надо храбрость…
– Я пойду, – сказала Соня.
– Расскажите, как это было с барышней? – сказала вторая Мелюкова.
– Да вот так то, пошла одна барышня, – сказала старая девушка, – взяла петуха, два прибора – как следует, села. Посидела, только слышит, вдруг едет… с колокольцами, с бубенцами подъехали сани; слышит, идет. Входит совсем в образе человеческом, как есть офицер, пришел и сел с ней за прибор.
– А! А!… – закричала Наташа, с ужасом выкатывая глаза.
– Да как же, он так и говорит?
– Да, как человек, всё как должно быть, и стал, и стал уговаривать, а ей бы надо занять его разговором до петухов; а она заробела; – только заробела и закрылась руками. Он ее и подхватил. Хорошо, что тут девушки прибежали…
– Ну, что пугать их! – сказала Пелагея Даниловна.
– Мамаша, ведь вы сами гадали… – сказала дочь.
– А как это в амбаре гадают? – спросила Соня.
– Да вот хоть бы теперь, пойдут к амбару, да и слушают. Что услышите: заколачивает, стучит – дурно, а пересыпает хлеб – это к добру; а то бывает…
– Мама расскажите, что с вами было в амбаре?
Пелагея Даниловна улыбнулась.
– Да что, я уж забыла… – сказала она. – Ведь вы никто не пойдете?
– Нет, я пойду; Пепагея Даниловна, пустите меня, я пойду, – сказала Соня.
– Ну что ж, коли не боишься.
– Луиза Ивановна, можно мне? – спросила Соня.
Играли ли в колечко, в веревочку или рублик, разговаривали ли, как теперь, Николай не отходил от Сони и совсем новыми глазами смотрел на нее. Ему казалось, что он нынче только в первый раз, благодаря этим пробочным усам, вполне узнал ее. Соня действительно этот вечер была весела, оживлена и хороша, какой никогда еще не видал ее Николай.
«Так вот она какая, а я то дурак!» думал он, глядя на ее блестящие глаза и счастливую, восторженную, из под усов делающую ямочки на щеках, улыбку, которой он не видал прежде.
– Я ничего не боюсь, – сказала Соня. – Можно сейчас? – Она встала. Соне рассказали, где амбар, как ей молча стоять и слушать, и подали ей шубку. Она накинула ее себе на голову и взглянула на Николая.
«Что за прелесть эта девочка!» подумал он. «И об чем я думал до сих пор!»
Соня вышла в коридор, чтобы итти в амбар. Николай поспешно пошел на парадное крыльцо, говоря, что ему жарко. Действительно в доме было душно от столпившегося народа.
На дворе был тот же неподвижный холод, тот же месяц, только было еще светлее. Свет был так силен и звезд на снеге было так много, что на небо не хотелось смотреть, и настоящих звезд было незаметно. На небе было черно и скучно, на земле было весело.
«Дурак я, дурак! Чего ждал до сих пор?» подумал Николай и, сбежав на крыльцо, он обошел угол дома по той тропинке, которая вела к заднему крыльцу. Он знал, что здесь пойдет Соня. На половине дороги стояли сложенные сажени дров, на них был снег, от них падала тень; через них и с боку их, переплетаясь, падали тени старых голых лип на снег и дорожку. Дорожка вела к амбару. Рубленная стена амбара и крыша, покрытая снегом, как высеченная из какого то драгоценного камня, блестели в месячном свете. В саду треснуло дерево, и опять всё совершенно затихло. Грудь, казалось, дышала не воздухом, а какой то вечно молодой силой и радостью.
С девичьего крыльца застучали ноги по ступенькам, скрыпнуло звонко на последней, на которую был нанесен снег, и голос старой девушки сказал:
– Прямо, прямо, вот по дорожке, барышня. Только не оглядываться.
– Я не боюсь, – отвечал голос Сони, и по дорожке, по направлению к Николаю, завизжали, засвистели в тоненьких башмачках ножки Сони.
Соня шла закутавшись в шубку. Она была уже в двух шагах, когда увидала его; она увидала его тоже не таким, каким она знала и какого всегда немножко боялась. Он был в женском платье со спутанными волосами и с счастливой и новой для Сони улыбкой. Соня быстро подбежала к нему.
«Совсем другая, и всё та же», думал Николай, глядя на ее лицо, всё освещенное лунным светом. Он продел руки под шубку, прикрывавшую ее голову, обнял, прижал к себе и поцеловал в губы, над которыми были усы и от которых пахло жженой пробкой. Соня в самую середину губ поцеловала его и, выпростав маленькие руки, с обеих сторон взяла его за щеки.