Ермилов, Николай Евграфович

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Николай Евграфович Ермилов

Профессор Ермилов Н. Е. в Кисловодске (1916)
Род деятельности:

Фотография и все виды её применения,профессор

Место смерти:

Ленинград

Отец:

Евграф Лаврентьевич Ермилов

Супруга:

Мария Белодуб

Дети:

нет

Николай Евграфович Ермилов (1858—1935) — крупный специалист в области фотографии, автор книг по истории, по процессам фотографии, фотограф, профессор и ректор Высшего института фотографии и фототехники (позже ЛИКИ, теперь Государственный Университет Кино и Телевидения в Санкт-Петербурге) в 1918 году. При его участии были созданы ВГИК в Москве и журнал «Советское Фото».

Действительный член V отдела светописи при РТО, дворянин по происхождению, яркий представитель петербургской интеллигенции XX столетия. Был разносторонним и образованным человеком, известным в Санкт-Петербурге и в России.





Биография

Являлся владельцем компании «Торговый Дом Н. Ермилов и Ко» (столярно-механические мастерские), занимавшейся изготовлением и продажей фотопринадлежностей, редактором иллюстрированного журнала «Фотографические новости»[1], который издавался известным в Санкт-Петербурге и Москве Торговым домом И. Стеффен и Ко. (Санкт-Петербург, Казанская ул., дом 5). Редакторами этого журнала были также коллеги по И. Р. Т. О. профессор В. И. Срезневский и Иван Альбертович Фелиш — сын известного в Петербурге деятеля в области фотографии Альберта Фелиша (Albert Felisch)[2].

В период с 1888 по 1935 годы Н. Е. Ермилов являлся автором многочисленных статей и книг по истории, краеведению, теории и практике фотографии, докладов, обозрений.

Ермилов Н. Е. внёс большой вклад в развитие новых технологий и методов фотографических процессов, искусства фотографии, был неутомимым популяризатором фотографии, он прочёл массу лекций и докладов для любителей фотографии, проводил курсы светописи при И. Р. Т. О.

В период с конца 1890-х годов работал в Отделении финансового контроля МПС России, под его авторством издаются статистические справочники и книги по железнодорожной тематике.

Работы, изобретения и доклады Н. Е. Ермилова в области фотографии в разные годы до революции были напечатаны в журналах «Фотографические новости», «Фотографический вестник», «Записки Императорского Русского технического общества» и др.

В 1897 году собранием учредителей было организовано «Петербургское фотографическое общество». Одним из участников Петербургского Русского фотографического общества был Н. Е. Ермилов. Общество объединило опытных фотографов-профессионалов, практиков и начинающих фотографов — любителей и распространяло новейшие знания по фототехнике. Цель общества — популяризация фотографии, защита интересов фотографов, изучение технических основ фотографии как искусства[3].

В 1912 году в Санкт-Петербурге в здании Михайловского манежа была проведена вторая Международная фотографическая выставка, устроенная редакцией журнала «Фотографические Новости», в организации которой участвовали редакторы журнала Н. Е. Ермилов ,В.И. Срезневский,И.А.Фелиш.Это вторая фотографическая выставка в России, которая состоялась под покровительством великого князя Михаила Александровича Романова.

Ермилов Н. Е. представлял доклады и показывал на практике «от начала и до конца» (11 сентября 1907 года, из журнала «Фотографические Новости») новые способы получения цветных фотографий и затем проектирования на экран диапозитивов на пластинках «Автохром».

21 сентября 1907 года в здании И. Р. Т. О. г. Сергей Михайлович Прокудин-Горский делает сообщение о произведенных им исследованиях пластинок Люмьер для цветной фотографии, после доклада были проецированы цветные диапозитивы гг. Ермилова Н. Е., Шульц, Нотомб и др. (из журнала «Фотографические новости», 1907, № 9, СПб.)

В конце 1916 года члены V отдела ИРТО (5 отдел Императорского Русского Технического общества) Николай Евграфович Ермилов, Вячеслав Измайлович Срезневский, Сергей Михайлович Прокудин-Горский, Прилежаев И. А., Дмитрий Лещенко и другие разработали проект учреждения в Петрограде фотоинститута. Однако осуществить эту идею удалось только после Октябрьской революции.

1 ноября 1918 года проект представили первому наркому просвещения А. Н. Луначарскому и вскоре был подписан декрет СНК РСФСР «ОБ учреждении Высшего института фотографии и фототехники» ВИФФ. Н. Е. Ермилов, В. И. Срезневский и некоторые другие члены V отдела РТО, выдающиеся деятели старой школы вошли в состав учёного совета и стали его профессорами и преподавателями. В настоящее время это Санкт-Петербургский Государственный Университет кино и телевидения[4] и ВГИК в Москве.

В 1918 году в Петрограде Ермилов Н. Е. вместе со Срезневским В. И. проводят фотокурсы для «недостаточных» студентов.

В годы Советской власти профессор Н. Е. Ермилов также занимался преподавательской деятельностью, вплотную связанных с фотографией и видами её применения, изданием научных книг и работ по фотографии.

При участии профессора Ермилова и коллег «старой школы» были учреждены:

  • Высший институт фотографии и фототехники (ныне Государственный Университет Кино и Телевидения в Санкт-Петербурге). 10 апреля 1923 года были проведены выборы Правления института, по итогам которых пост ректора занял один из создателей вуза Н. Е. Ермилов;
  • комитет по развитию фотографической промышленности и по распространению знаний по фотографии;
  • областной фотокинокомитет с техническим советом при нём в Ленинграде и центральный фотокинокомитет и школа экранного искусства в Москве;
  • ВГИК в Москве.
  • журнал "Советское фото " Акционерное издательское общество "Огонек".

Кроме того, профессор Ермилов представил сообщение о «переписке Ньепса и Даггера» на VIII Международный конгресс по научной и прикладной фотографии (Дрезден, 1931 год). Война задержала это издание. Документы по истории фотографии (переписка Ньепса, Дагерра и других лиц), которые готовил на начальном этапе профессор Ермилов, вышли из печати только в 1949 году. На Международном конгрессе по фотографии в Кельне (1956) советская делегация передала книгу ряду зарубежных библиотек и институтов[5]. Также эти материалы были опубликованы в журналах:

  • Фотоальманах 1929 г № 2. Издательство «Огонёк» стр. 78-87. Новые документы к истории изобретения фотографии

Не написанное Ньепсом сочинение о его изобретении (переписка Ньепса)

  • Фотоальманах 1930 г. № 3 проф. Ермилов Н. Е. Краткая история фотографических процессов в хронологических датах (с 1802 по 1929) стр.203-219

его работы находятся в архиве Р. А. Н. в Москве.

Одно из последних мест работы проф. Н. Е. Ермилова — Ленинградский институт инженеров гражданского воздушного флота (ЛИИ ГВФ., был создан на базе факультета ЛИИЖТ в 1929—1931 г.) Проф. Н. Е. Ермилов прожил долгую жизнь, он умер в 1935 году в возрасте 77 лет. Запись о его захоронении имеется в книге «Кладбища Петербурга» в списке «Исторические захоронения на Смоленском православном кладбище С-Пб». На могиле Н. Е. Ермилова (участок 105) установлен чугунный ажурный крест на гранитном постаменте.

Книги и брошюры

Основные темы книг и брошюр Н. Е. Ермилова — история, краеведение, любительская, художественная, портретная фотография, развитие фотооптики, химических и механических фотоматериалов, фотомеханического печатания, фотоизданий, железнодорожное дело.

В Российской Национальной Библиотеке в Санкт-Петербурге имеется более 25 книг профессора Н. Ермилова, опубликованных, начиная с 1888 года, подшивки журналов Фотографические Новости, и др. Также некоторые книги Ермилова хранятся в РГБ в Москве.

Основные темы в книгах и брошюрах Ермилова:

  • Исторический вестник. 1888. Сентябрь. СПб Типография Суворина 1888 г. Статьи Ермилова Н. Е.
  • Справочная книжка и календарь Архангельской губернии на 1888 год, с приложением адрес-календаря губернии и плана г. Архангельска. Автор: Изд. Арханг. губ. тип.; Сост. Н. Е. Ермилов. Год публикации: 1888
  • Поездка на Печору. Путевые заметки Н. Е. Ермилова. Архангельск: Губернская типография 95 стр. 1888 г.
  • Ермилов Н. Е. Полный систематический указатель статей, помещенных в неофициальной части «Архангельских губернских ведомостей» за 1882—1887 гг. Архангельск, 1888.
  • Черты из жизни императора Николая Павловича. по рассказам современников.составил Н.Ермилов.,1900 г. СПб издательство Ц. Крайз
  • водевилист 1901 г. {Венгеров} Ермилов, Н. авт. брош. «Японск. армия. Японск. флот» (1904). {Венгеров} Ермилов, Н. сост. руков. по фотографии 1900 г. {Венгеров}
  • Очерки японской жизни. Перевод с французского Н.Ермилов, Издание Ц.Крайз 139 страниц 1904 г.издания
    • Ермилов Н.Е. Постройка и эксплуатация узкоколейных железных дорог., типография Л. С. Кинда,Москва 1909 г.
    • Ермилов Н. Е., Железнодорожный ежегодник Справочная книга для железнодорожников 1904—1905 гг.
    • Ермилов Н. Е., Состоящая при Министерстве финансов Комиссия о новых железных дорогах и её деятельность. 1910 (Особая высшая комиссия для всестороннего исследования железнодорожного дела в России). Вып. 49

Многочисленные (некоторые со скромной подписью — Н. Ер. или — Овъ.) авторские всесторонние статьи по теории и практике фотографии, фотовыставкам, статистика, некрологи, исторические справки, и многое другое в изданиях журнала «Фотографические Новости» с 1907 по 1918 годы (по 12 номеров журнала с фотографическими приложениями в год).

  • Фотографирование на пленках. С-Пб. 1906 г. Типография Ц.Крайз, С-Пб.
  • Фотографические открытые письма. Любительское изготовление открытых писем и иллюстрация их фотографическим путём. Типография Ц.Крайз, С-Пб. 1906 г.
  • Практическое руководство к стереоскопической фотографии для любителей. Типография Ц.Крайз, С-Пб. 1906 г.
  • Руководство к копированию на бромистых бумагах и вообще на бумагах с проявлением. С-Пб. 1907 г., переиздание в 1918 г.
  • Как фотографировать облака, воду, волны, бурю, молнию, против солнца, лунные виды. Библ. фотографа — любителя. С-Пб., 1908 г. — 32 с. с иллюстрациями.иллюстрированная библиотека фотографа-любителя.
  • Упрощенная фото-семи-эмаль. С-Пб. 1911 г.
  • Размножение чертежей, планов, рисунков с помощью света.
  • Ермилов Н. Е., Голубцов Н. А.,Бородин В. Памятные справочные книжки и адрес-календари Архангельской губернии 1850—1916 г.
  • Фотографические виды различных городов (Кисловодск, Пятигорск, Железноводск и др.) и достопримечательностей Кавказа. Ермилов Н. Е.
  • В 1923 г. в Энциклопедии необходимых знаний опубликован очерк проф. Н. Е. Ермилова «Фотография», «Фотография, её прошлое, настоящее и будущее». Второе издание книги с дополнениями автора выпущено в Ленинграде в 1926 году (издательство Полярная звезда).
  • 1923 (вышло всего 2 номера) «Вестник Фотографии и Кинематографии» Редакторы Н. Ермилов и Д. Лещенко. Изд. «Севзапкино», Ленинград.
  • Ермилов Н. Е. Кинематограф: Его история, устройство и тайны: Популярно-научный очерк. Ленинград, 1925. Библиотека юного пролетария
  • Ермилов Н. Е. Свет на службе человека 1926 г. Научно-популярный очерк с 82 рис. // Библиотека юного пролетария
  • Ермилов Н. Е., Физика в мастерской, 1927 г. (За рабочим станком. Русское техническое общество)
  • В апреле 1926 года вышел 1-й номер журнала «Советское фото» при участии В. И. Срезневского и Н. Е. Ермилова;
  • Практическое руководство фотографии для подготовки фото-любителя.1929 Давид Л. Серия Библиотека журнала Советское фото, книжка 25, перевёл с немецкого издания 240 с. Городинский Д. М., редакция Ермилова Н. Е. С 132 рисунками, сделанными для русского издания заново 238 стр.
  • Повреждения и починка фотографических аппаратов и затворов / под ред. Н. Е. Ермилова. (Библиотека журнала «Советское фото», книжка 33).
  • статьи в журналах «Фотограф» 1927 № 3, 4. стр. 104—107 Юбилей М. П. Дмитриева
  • Фотоальманах 1929 г № 2. Издательство «Огонёк» стр. 78-87. Новые документы к истории изобретения фотографии

Не написанное Ньепсом сочинение о его изобретении .(Переписка Ньепса)!

  • Фото альманах 1930 г. № 3 проф. Ермилов Н. Е. Краткая история фотографических процессов в хронологических датах (с 1802 по 1929) стр.203-219
    • В РНБ в Отделе рукописей находится книга «Очерки Гатчины» Рукопись 1901 г. автор краеведческого труда Ермилов Александр Ермилович (титулярный советник, общественный деятель), в которой содержится около 60 фотографий Ермилова Н. Е. history-gatchina.ru/town/ulica/bombardirska.htm -РНБ Q IV № 462

Основательное знание иностранных языков позволило Ермилову заняться переводами. В РНБ имеются его книги — переводы с немецкого и французского языков, выпущенные до революции:

  • Траншан Луи. «Руководство к копированию на бромистых бумагах и вообще на бумагах с проявлением». Перевод с французского с дополнениями Н.Ермилова. 1907 г.
  • Шнаус, Герман. «Художественная отделка фотографий. Обрезка. Наклейка. Рамки». Перевод с немецкого с дополнениями Н. Ермилова.
  • Эрнэст Кустэ. Усиление и ослабление негативов. Перевод с французского Н. Ермилов.
  • Крабтри К, Матьюс В. Приготовление фотографических растворов пер. с нем. Н.Ермилов.

Изучая переплётное дело, картонажные и футлярные работы, Н. Е. Ермилов в период 1925—1928 годы написал и опубликовал ряд популярных брошюр с иллюстрациями для обучения населения, которые хранятся в Российской национальной библиотеке.

  • Как переплетать книги. Общепонятное краткое руководство к переплетному делу. 1927 г.
  • Полувековой юбилей фотографа М. П. Дмитриева, журнал Фотограф 1927 г. № 3, 4, стр 104—107. (Дмитриев давний коллега Ермилова)
  • Картонажные и футлярные работы. 1931 г.
  • Размножение чертежей, планов и рисунков с помощью света. Практическое руководство для фабричных и заводских чертежников, мастеров, техников и и инженеров. изд-во(за рабочим станком) 1927 г.
  • Переплётное дело. Практическое пособие при изучении брошюрования и переплетения книг. 1930 г.
  • Бунимович Д. Мастерская фотолюбителя. Повреждения и починка фотографических аппаратов и затворов/ под ред. Н. Е. Ермилова. (Библиотека журнала «Советское фото», книжка 33). М.: акц. изд. об-во «Огонек», 1930. 102 с. Иллюстрированное издание.
  • The Men with the Movie Camera: The Poetics of Visual Style Philip Cavendish — 2013 — ‎Performing Arts … film press, the Vysshii Institut Fotografii i Fototekhniki suffered from funding problems in its initial years and was temporarily closed in 1923. … Professor N. E. Ermilov, 'Pechal’noe polozhenie russkoi foto-kino-literatury', ibid., pp. 43–46 (p.

Частная коллекция

В коллекции находятся стереоскопические диапозитивы (+ , позитивные снимки) на стеклянных пластинах «Автохром» (Люмьер), снятые двухобъективным стереоскопическим фотоаппаратом все снимки переведены в цифровой вид.

  • видовые и «живые» снимки людей и их быта старого Петербурга с 1905 по 1922 г.
  • пейзажи и архитектурные виды старого Петербурга.
  • внутренние интерьеры, пейзажи и виды дворцов, парков городов Гатчина, Петродворец, Павловска, Пушкина.
  • Фотовыставка от журнала Фотографические новости 1911 г.
  • 2-я Международная фотографическая выставка 1912 г., устраиваемая редакцией журнала «Фотографические новости», Морская ул., 38[6][7][8][9] (аналогичные снимки входят в коллекцию)
  • стереоснимки по Российско-Шведской выставке физического развития и спорта 1909 г. в Михайловском манеже в Петербурге (коллега Ермилова — В. И. Срезневский являлся генеральным секретарём выставки и возглавлял Российский Олимпийский комитет с 1911 по 1918 гг., обзор фотографий выставки[10](- аналогичные снимки входят в коллекцию)
  • снимки знаменитого в то время в Петербурге ресторана «Донон»[11][12][13] (Донон, Бетан и Татары); Мойка д.24, литер Б (ныне здание принадлежит одной из «дочек» сети отелей Kempinski в Санкт-Петербурге).
  • снимки пригородов Петербурга, (пейзажи, природа, архитектура, усадьбы и быт людей в Колпино, Саблино,Ульяновка, Поповка, Любань, Александровская слобода, Сергиево (сейчас- посёлок им. Володарского-Стрельна), пейзаж русской деревни, фотографии храмов.
  • снимки видов города — курорта Кисловодска, пейзажи его пригородов, снимки жизни людей.
  • видовые и пейзажные фотографии -Смоленское и другие кладбища Петербурга и Петербургской губернии, Александро-Невская лавра .
  • Зоологический сад.
  • Ботанический сад и парки Петербурга.
  • снимки его «профессорского окружения»- Срезневский Вячеслав Измайлович, Прилежаев Иван Александрович, Фелиш Иван Альбертович,Сергей Михайлович Прокудин -Горский,Шульц.и снимок на бумаге авторства К.Булла (похожие имеются в музее ЦГАКФФД в Санкт-Петербурге), редакция журнала Фотографические Новости и многие другие
  • редкие снимки внутренних интерьеров и наружные снимки храма Спас на крови .
  • Цветные — 10шт. Зал ИРТО, натюрморт — букеты цветов, здания на р. Мойка, личный кабинет Ермилова Н. Е., фотография кабинета и арфы…
  • снимки видов старого г. Москва, пригороды Москвы ….
  • реки Дон…

Почти на всех диапозитивных фото пластинках на стекле стоит номер, на меньшей части синие печати — как треугольник — Н. Е. и прямоугольник. Ермилов Н. Е., В статьях журнала Фотографические новости подписывался как Н. Е. Ермиловъ, или как псевдоним Ер-овъ., Н. Е., -Овъ.

Коллекция никогда не выставлялась и впервые после её перевода в цифровой вид была представлена только группе специалистов в области фотографии Государственного Русского Музея в Санкт-Петербурге в 2015 году, рассматривается вопрос о передаче части коллекции Русскому Музею, с целью её дальнейшего представления на выставках.

В коллекции находится памятная позолоченная медаль. Гравировка на медали: Ермилову Николаю Евграфовичу «От журнала „Фотографические Новости“ На память о фотографической выставке в Петербурге 1912 г.»

Данная коллекция достаточно большая и очень «разноплановая», её можно отнести к жанрам — пейзажной, социальной, уличной, изобразительной, художественной, городской архитектурной, исторической, портретной, фотографии…

  • Также в коллекции есть альбомы с альбуминовыми отпечатками на бумаге, включает снимки из его «знаменитого» окружения, семейные фотоальбомы, альбом из ранних цветных открыток, стереоскоп,
  • редкость того времени — цветное фото на ткани.
  • его авторские книги, с дарственными автографами, иллюстрированные журналы Фотографические Новости, медный бюст на мраморной стойке Л. Н. Толстого — с дарственной надписью «От струдников Отделения финансового Контроля» и др.

Семья

Отец — Евграф Лаврентьевич Ермилов, родился в 1836 г. Евграф был очень рано определён в морское училище. Потомственный дворянин. Жена Мария Белодуб, воспитанница института Благородных девиц. Брат — Владимир Евграфович (1859—1918), окончил филологический факультет Московского университета. Секретарь редакции журнала «Утра России», редактирующий критико-библиографический отдел, член редакции журнала «Студия», заведующий театральной хроникой. Лектор Пушкинской Городской Аудитории и музыкально-драматических курсов проф. А. А. Ильинского. Он был писателем, литератором, лектором, актёром, эстрадным чтецом, педагогом (практиком и теоретиком), писал книги по истории для детей. Владимир Евграфович дружил с Антоном Павловичем Чеховым и его братом. Сохранилась переписка В. Е. Ермилова с А. П. Чеховым. С ним Ермилов Н. Е. практически не общался.

Напишите отзыв о статье "Ермилов, Николай Евграфович"

Примечания

  1. [www.photohistory.ru/1207248167930209.html]
  2. [www.photographer.ru/cult/history/6521.htm Александр Китаев. Немецкий вклад в российскую фотографию XIX века]
  3. [sites.google.com/site/fotografretro/home/stati-1/istoria-fotografii/fotograficeskie-obsestva-rossii Фотографические общества России] (на фото 2, в нижнем ряду сидит на кресле Срезневский В. И., выше него чуть левее за столом Ермилов Н. Е., подписи их имен едва видны в нижней части фотографии).
  4. [www.gukit.ru/about/history/1918-1920]
  5. [www.fototeni.ru/06_perepiska_nepsa.php Собрание документов по истории фотографии]
  6. [photoarchive.spb.ru/showObject.do?object=2705979881&language=1 Центральный Государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга]
  7. [goodcoins.narod.ru/antic/foto/foto2.htm] (фотография № 8, в разделе «ссылки», хранится в ЦГАКФФД, в СПБ.)
  8. [www.liveinternet.ru/users/5795897/post350492056/ «Сегодня праздник русской фотографии!». Обсуждение на LiveInternet — Российский Сервис Онлайн-Дневников]
  9. [www.liveinternet.ru/users/5795897/post350492056 «Сегодня праздник русской фотографии!». Обсуждение на LiveInternet — Российский Сервис Онлайн-Дневников]
  10. [and110.ucoz.ru/VR/14/sam02.html Русско-шведская выставка физического развития и спорта]
  11. [mreadz.com/new/index.php?id=342172&pages=24 Рестораны, трактиры, чайные… Из истории общественного питания в Петербурге XVIII — начала XX века-Юлия Демиденко Страница 24 — Читать онлайн]
  12. [encspb.ru/object/2804016802?lc=ru Энциклопедия Санкт-Петербурга]
  13. [www.mirpeterburga.ru/online/history/archive/15/history_spb_15_38-39.pdf Online-библиотека]

Источники

О деятельности профессора Ермилова Н.Е.

  • Т. Л. Жекова, А. П. Попов [mj.rusk.ru/show.php?idar=801409 Автохромы братьев Люмьер в России (по материалам собрания Политехнического музея)] // Московский журнал. История государства Российского : журнал. — 2007. — № 12. — С. 50-53, 2-я и 3-я с. обл.. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0868-7110&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0868-7110].
  • В ЦГАКФФД (Центральном Государственном Архиве Кино Фото Документов), в г. Санкт-Петербурге находятся фотографии Николая Евграфовича Ермилова
  • www.photoarchive.spb.ru/showChildObjects.do?object=2501133873
  • www.photoarchive.spb.ru/generalSearch.do?attribute=2500051207&condition=12&dictionaryValue=&textValue=%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2&attribute=2503178571&condition=12&dictionaryValue=&textValue=%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2&generalText=%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2&objectType=60776606
  • www.photoarchive.spb.ru/showObject.do?object=2514782875 Группа членов V фотографического отдела в Соляном городке при Императорском Русском Техническом обществе.
  • Шифр Д 9435 Оригинал/копия оригинал Аннотация Профессор Ермилов в группе [преподавателей]- слева направо: Прилежаев Н. А., В. И. Срезневский, далее Н. Е. ЕРМИЛОВ, И. А. Фелиш-гл. редактор журнала Фотографические Новости с 1916 г. Дата съемки нач 1910-х гг. Место съемки Санкт-Петербург, фотоателье К.Булла
  • Шифр Д 9436 Оригинал/копия оригинал Аннотация Профессор Ермилов в группе [преподавателей].(Ермилов держит в руках журнал Фотографические Новости- 1910г выпуска(некролог основателю торгового дома и журнала их коллеге И. Стеффен.) Дата съемки нач.1910-х гг. Место съемки Санкт-Петербург фотоателье К.Булла.
  • Шифр Б 1095 репродукция Строительство Кронштадтского дока цесаревича Алексея Николаевича Дата съемка 21марта 1908г Автор съемки Ермилов Николай Евграфович.
  • Шифр Ар 166191 репродукция Группа основоположников Петроградского высшего института фотографии и фототехники (слева направо): Н. А. Прилежаев — (статья о нем museum.ifmo.ru/person/683/person_683.htm) , Н. Е. Ермилов, В. И. Срезневский , Д. И. Лещенко [Зубрилин?]
  • Шифр Е 11990 Оригинал/копия оригинал Аннотация Великий князь Романов Михаил Александрович (сидит в центре) с участниками выставки. Сидят (слева направо): член распорядительного комитета В. А. Виноградов, председатель экспертной комисси К. А. Фишер, госпожа Е. О. Стеффен, председатель Распорядительного комитета В. И. Срезневский член комитета Н. Е. Ермилов, стоит за ним — И. А. Фелиш. www.photoarchive.spb.ru/showObject.do?object=2705998079
  • В РНБ в Отделе рукописей находится книга «Очерки Гатчины» Рукопись 1901 г. автор краеведческого труда Ермилов Александр Ермилович (титулярный советник, общественный деятель), в которой содержится около 60 фотографий Ермилова Н. Е. history-gatchina.ru/town/ulica/bombardirska.htm -РНБ Q IV № 462
  • www.ourbaku.com/index.php5/%D0%91%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D1%84%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE
  • Словарь русских деятелей по фотографии (рукописная книга Ермилова Н. Е.,-- где она находится сейчас не известно…)
  • gpib.livejournal.com/20693.html Российские деятели фотографии. 1839—1930 гг.: словарь-справочник/ сост.: А. П. Попов. — М.: Планета, 2011. — 861 с.: ил. — Указ.: с.772-859.
  • [mag-union.ru/?p=2685 mag-union.ru/?p=268] Из истории журнала «Советское фото» * sovietfoto.ru/
  • museumarts.ru/photo/collection/19/f_6dhqju/f_6dysn8/
  • к предыдущей ссылке ФН-915, № 6, с. 97:polymus.ru/ru/museum/pros/research/research_papers/124652/ Автохромы братьев Люмьер в России
  • photoarchive.spb.ru/showObject.do?object=2705979881&language=1 2я Международная Фотографическая выставка 1912г в Петербурге….

lib.vkarp.com/2013/07/06/%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%BB%D0%B5%D0%B2-%D0%B4-%D0%B0%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%85%D1%80%D0%BE%D0%BC%D1%8B-%D0%B1%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B5%D0%B2-%D0%BB%D1%8E%D0%BC%D1%8C%D0%B5%D1%80-%D0%B2/По материалам собрания Политехнического музея

  • Смерть с улыбкой. За что Лермонтова назвали «ядовитым покойником» журнал Заря 1914г статья Ермилова Николая Евграфовича nnm.me/blogs/ni_figa/smert-s-ulybkoy-za-chto-lermontova-nazvali-yadovitym-pokoynikom/

www.museum.unn.ru/managfs/index.phtml?id=8005_21

[www.vlador.com/main/%D0%B8%D0%B7-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D1%84%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%B8/%D0%B5%D0%B2%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9-%D0%B2%D0%B8%D1%88%D0%BD%D1%8F%D0%BA%D0%BE%D0%B2/ BD%D1%8F%D0%BA%D0%BE%D0%B2/]

  • www.photo.orthodoxy.ru/oldfotos/russian/dmitriev01.htm
  • polymus.ru/ru/museum/pros/research/research_papers/124652/ Автохромы братьев Люмьер в России
  • - ! [www.gukit.ru/sites/default/files/ogpage_files/2013/dubl27_4.pdf www.gukit.ru/sites/default/files/ogpage_files/2013/dubl27_4.pd] Санкт-Петербургский Государственный Университет кино и телевидения ,история стр 2.
  • www.isaran.ru/?q=ru%2Fsearch&str=%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2%20%D0%BD.%D0%B5.19.(РАН) СПФ АРАН. Ф.2. Оп.1-1928. Д.9. ЛЛ.172,173 Ермилов Н.Е., профессор. Заявление в Президиум АН с просьбой разрешить опубликование материалов Даггера и Ниепса.27.   СПФ АРАН. Ф.2. Оп.1-1931. Д.59. ЛЛ.78-83 Дагер Л.Ж. и Ньепс Ж.Н. По поводу доклада профессора Ермилова Н.Е. на VIII Международной фотографической конференции в Дрездене о переписке Дагера. 28.  СПФ АРАН. Ф.2. Оп.1-1931. Д.82. Л.180 Дагер Л.Ж. и Ньепс Ж.Н. По поводу доклада профессора Ермилова Н.Е. на VIII Международной фотографической конференции в Дрездене о переписке Дагера. 29.  СПФ АРАН. Ф.2. Оп.1-1931. Д.59. ЛЛ.78-83 Дагер Л.Ж. и Ньепс Ж.Н. По поводу доклада профессора Ермилова Н.Е. на VIII Международной фотографической конференции в Дрездене о переписке Дагера. 30.  СПФ АРАН. Ф.2. Оп.1-1931. Д.82. Л.180 Дагер Л.Ж. и Ньепс Ж.Н. По поводу доклада профессора Ермилова Н.Е. на VIII Международной фотографической конференции в Дрездене о переписке Дагера.
  • www.nkj.ru/open/26937/ V отдел Императорского Русского Технического Общества (ИРТО
  • spbarchives.ru/web/group/information_resources/-/archivestore/unit/2-1900321?p_p_auth=S8lX697Q&_archivestore_WAR_archivestoreportlet_searchqu Вернуться = ЦГИА. Фонд 1479. Опись 1. Дело 2638 = = Едемский В.Н. - Ермилов Н.Е. =
  • 59.Головина О. С. Русская фотографическая периодика (1858—1918 гг.) rosphoto.org/ru/rosfoto/item/199-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%BA%D0%B01858%E2%80%931918-%D0%B3%D0%B3/199-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%BA%D0%B01858%E2%80%931918-%D0%B3%D0%B3?showall=1
  • www.kamepa.ru/images/courier_items/img_gndnfbi.pdf Русская фотопериодика и начало советской фотожурналистики .
  • books.google.ru/books?id=fAFPAgAAQBAJ&pg=PA49&lpg=PA49&dq=ermilov+n.e.++1923+.+43-46&source=bl&ots=fOdubH8xVF&sig=fcQN39cUVJ
  • www.photounion.ru/Show_Issue.php?inum=24

Отрывок, характеризующий Ермилов, Николай Евграфович

Уже петухи пели, когда они дошли до Можайска и стали подниматься на крутую городскую гору. Пьер шел вместе с солдатами, совершенно забыв, что его постоялый двор был внизу под горою и что он уже прошел его. Он бы не вспомнил этого (в таком он находился состоянии потерянности), ежели бы с ним не столкнулся на половине горы его берейтор, ходивший его отыскивать по городу и возвращавшийся назад к своему постоялому двору. Берейтор узнал Пьера по его шляпе, белевшей в темноте.
– Ваше сиятельство, – проговорил он, – а уж мы отчаялись. Что ж вы пешком? Куда же вы, пожалуйте!
– Ах да, – сказал Пьер.
Солдаты приостановились.
– Ну что, нашел своих? – сказал один из них.
– Ну, прощавай! Петр Кириллович, кажись? Прощавай, Петр Кириллович! – сказали другие голоса.
– Прощайте, – сказал Пьер и направился с своим берейтором к постоялому двору.
«Надо дать им!» – подумал Пьер, взявшись за карман. – «Нет, не надо», – сказал ему какой то голос.
В горницах постоялого двора не было места: все были заняты. Пьер прошел на двор и, укрывшись с головой, лег в свою коляску.


Едва Пьер прилег головой на подушку, как он почувствовал, что засыпает; но вдруг с ясностью почти действительности послышались бум, бум, бум выстрелов, послышались стоны, крики, шлепанье снарядов, запахло кровью и порохом, и чувство ужаса, страха смерти охватило его. Он испуганно открыл глаза и поднял голову из под шинели. Все было тихо на дворе. Только в воротах, разговаривая с дворником и шлепая по грязи, шел какой то денщик. Над головой Пьера, под темной изнанкой тесового навеса, встрепенулись голубки от движения, которое он сделал, приподнимаясь. По всему двору был разлит мирный, радостный для Пьера в эту минуту, крепкий запах постоялого двора, запах сена, навоза и дегтя. Между двумя черными навесами виднелось чистое звездное небо.
«Слава богу, что этого нет больше, – подумал Пьер, опять закрываясь с головой. – О, как ужасен страх и как позорно я отдался ему! А они… они все время, до конца были тверды, спокойны… – подумал он. Они в понятии Пьера были солдаты – те, которые были на батарее, и те, которые кормили его, и те, которые молились на икону. Они – эти странные, неведомые ему доселе они, ясно и резко отделялись в его мысли от всех других людей.
«Солдатом быть, просто солдатом! – думал Пьер, засыпая. – Войти в эту общую жизнь всем существом, проникнуться тем, что делает их такими. Но как скинуть с себя все это лишнее, дьявольское, все бремя этого внешнего человека? Одно время я мог быть этим. Я мог бежать от отца, как я хотел. Я мог еще после дуэли с Долоховым быть послан солдатом». И в воображении Пьера мелькнул обед в клубе, на котором он вызвал Долохова, и благодетель в Торжке. И вот Пьеру представляется торжественная столовая ложа. Ложа эта происходит в Английском клубе. И кто то знакомый, близкий, дорогой, сидит в конце стола. Да это он! Это благодетель. «Да ведь он умер? – подумал Пьер. – Да, умер; но я не знал, что он жив. И как мне жаль, что он умер, и как я рад, что он жив опять!» С одной стороны стола сидели Анатоль, Долохов, Несвицкий, Денисов и другие такие же (категория этих людей так же ясно была во сне определена в душе Пьера, как и категория тех людей, которых он называл они), и эти люди, Анатоль, Долохов громко кричали, пели; но из за их крика слышен был голос благодетеля, неумолкаемо говоривший, и звук его слов был так же значителен и непрерывен, как гул поля сраженья, но он был приятен и утешителен. Пьер не понимал того, что говорил благодетель, но он знал (категория мыслей так же ясна была во сне), что благодетель говорил о добре, о возможности быть тем, чем были они. И они со всех сторон, с своими простыми, добрыми, твердыми лицами, окружали благодетеля. Но они хотя и были добры, они не смотрели на Пьера, не знали его. Пьер захотел обратить на себя их внимание и сказать. Он привстал, но в то же мгновенье ноги его похолодели и обнажились.
Ему стало стыдно, и он рукой закрыл свои ноги, с которых действительно свалилась шинель. На мгновение Пьер, поправляя шинель, открыл глаза и увидал те же навесы, столбы, двор, но все это было теперь синевато, светло и подернуто блестками росы или мороза.
«Рассветает, – подумал Пьер. – Но это не то. Мне надо дослушать и понять слова благодетеля». Он опять укрылся шинелью, но ни столовой ложи, ни благодетеля уже не было. Были только мысли, ясно выражаемые словами, мысли, которые кто то говорил или сам передумывал Пьер.
Пьер, вспоминая потом эти мысли, несмотря на то, что они были вызваны впечатлениями этого дня, был убежден, что кто то вне его говорил их ему. Никогда, как ему казалось, он наяву не был в состоянии так думать и выражать свои мысли.
«Война есть наитруднейшее подчинение свободы человека законам бога, – говорил голос. – Простота есть покорность богу; от него не уйдешь. И они просты. Они, не говорят, но делают. Сказанное слово серебряное, а несказанное – золотое. Ничем не может владеть человек, пока он боится смерти. А кто не боится ее, тому принадлежит все. Ежели бы не было страдания, человек не знал бы границ себе, не знал бы себя самого. Самое трудное (продолжал во сне думать или слышать Пьер) состоит в том, чтобы уметь соединять в душе своей значение всего. Все соединить? – сказал себе Пьер. – Нет, не соединить. Нельзя соединять мысли, а сопрягать все эти мысли – вот что нужно! Да, сопрягать надо, сопрягать надо! – с внутренним восторгом повторил себе Пьер, чувствуя, что этими именно, и только этими словами выражается то, что он хочет выразить, и разрешается весь мучащий его вопрос.
– Да, сопрягать надо, пора сопрягать.
– Запрягать надо, пора запрягать, ваше сиятельство! Ваше сиятельство, – повторил какой то голос, – запрягать надо, пора запрягать…
Это был голос берейтора, будившего Пьера. Солнце било прямо в лицо Пьера. Он взглянул на грязный постоялый двор, в середине которого у колодца солдаты поили худых лошадей, из которого в ворота выезжали подводы. Пьер с отвращением отвернулся и, закрыв глаза, поспешно повалился опять на сиденье коляски. «Нет, я не хочу этого, не хочу этого видеть и понимать, я хочу понять то, что открывалось мне во время сна. Еще одна секунда, и я все понял бы. Да что же мне делать? Сопрягать, но как сопрягать всё?» И Пьер с ужасом почувствовал, что все значение того, что он видел и думал во сне, было разрушено.
Берейтор, кучер и дворник рассказывали Пьеру, что приезжал офицер с известием, что французы подвинулись под Можайск и что наши уходят.
Пьер встал и, велев закладывать и догонять себя, пошел пешком через город.
Войска выходили и оставляли около десяти тысяч раненых. Раненые эти виднелись в дворах и в окнах домов и толпились на улицах. На улицах около телег, которые должны были увозить раненых, слышны были крики, ругательства и удары. Пьер отдал догнавшую его коляску знакомому раненому генералу и с ним вместе поехал до Москвы. Доро гой Пьер узнал про смерть своего шурина и про смерть князя Андрея.

Х
30 го числа Пьер вернулся в Москву. Почти у заставы ему встретился адъютант графа Растопчина.
– А мы вас везде ищем, – сказал адъютант. – Графу вас непременно нужно видеть. Он просит вас сейчас же приехать к нему по очень важному делу.
Пьер, не заезжая домой, взял извозчика и поехал к главнокомандующему.
Граф Растопчин только в это утро приехал в город с своей загородной дачи в Сокольниках. Прихожая и приемная в доме графа были полны чиновников, явившихся по требованию его или за приказаниями. Васильчиков и Платов уже виделись с графом и объяснили ему, что защищать Москву невозможно и что она будет сдана. Известия эти хотя и скрывались от жителей, но чиновники, начальники различных управлений знали, что Москва будет в руках неприятеля, так же, как и знал это граф Растопчин; и все они, чтобы сложить с себя ответственность, пришли к главнокомандующему с вопросами, как им поступать с вверенными им частями.
В то время как Пьер входил в приемную, курьер, приезжавший из армии, выходил от графа.
Курьер безнадежно махнул рукой на вопросы, с которыми обратились к нему, и прошел через залу.
Дожидаясь в приемной, Пьер усталыми глазами оглядывал различных, старых и молодых, военных и статских, важных и неважных чиновников, бывших в комнате. Все казались недовольными и беспокойными. Пьер подошел к одной группе чиновников, в которой один был его знакомый. Поздоровавшись с Пьером, они продолжали свой разговор.
– Как выслать да опять вернуть, беды не будет; а в таком положении ни за что нельзя отвечать.
– Да ведь вот, он пишет, – говорил другой, указывая на печатную бумагу, которую он держал в руке.
– Это другое дело. Для народа это нужно, – сказал первый.
– Что это? – спросил Пьер.
– А вот новая афиша.
Пьер взял ее в руки и стал читать:
«Светлейший князь, чтобы скорей соединиться с войсками, которые идут к нему, перешел Можайск и стал на крепком месте, где неприятель не вдруг на него пойдет. К нему отправлено отсюда сорок восемь пушек с снарядами, и светлейший говорит, что Москву до последней капли крови защищать будет и готов хоть в улицах драться. Вы, братцы, не смотрите на то, что присутственные места закрыли: дела прибрать надобно, а мы своим судом с злодеем разберемся! Когда до чего дойдет, мне надобно молодцов и городских и деревенских. Я клич кликну дня за два, а теперь не надо, я и молчу. Хорошо с топором, недурно с рогатиной, а всего лучше вилы тройчатки: француз не тяжеле снопа ржаного. Завтра, после обеда, я поднимаю Иверскую в Екатерининскую гошпиталь, к раненым. Там воду освятим: они скорее выздоровеют; и я теперь здоров: у меня болел глаз, а теперь смотрю в оба».
– А мне говорили военные люди, – сказал Пьер, – что в городе никак нельзя сражаться и что позиция…
– Ну да, про то то мы и говорим, – сказал первый чиновник.
– А что это значит: у меня болел глаз, а теперь смотрю в оба? – сказал Пьер.
– У графа был ячмень, – сказал адъютант, улыбаясь, – и он очень беспокоился, когда я ему сказал, что приходил народ спрашивать, что с ним. А что, граф, – сказал вдруг адъютант, с улыбкой обращаясь к Пьеру, – мы слышали, что у вас семейные тревоги? Что будто графиня, ваша супруга…
– Я ничего не слыхал, – равнодушно сказал Пьер. – А что вы слышали?
– Нет, знаете, ведь часто выдумывают. Я говорю, что слышал.
– Что же вы слышали?
– Да говорят, – опять с той же улыбкой сказал адъютант, – что графиня, ваша жена, собирается за границу. Вероятно, вздор…
– Может быть, – сказал Пьер, рассеянно оглядываясь вокруг себя. – А это кто? – спросил он, указывая на невысокого старого человека в чистой синей чуйке, с белою как снег большою бородой, такими же бровями и румяным лицом.
– Это? Это купец один, то есть он трактирщик, Верещагин. Вы слышали, может быть, эту историю о прокламации?
– Ах, так это Верещагин! – сказал Пьер, вглядываясь в твердое и спокойное лицо старого купца и отыскивая в нем выражение изменничества.
– Это не он самый. Это отец того, который написал прокламацию, – сказал адъютант. – Тот молодой, сидит в яме, и ему, кажется, плохо будет.
Один старичок, в звезде, и другой – чиновник немец, с крестом на шее, подошли к разговаривающим.
– Видите ли, – рассказывал адъютант, – это запутанная история. Явилась тогда, месяца два тому назад, эта прокламация. Графу донесли. Он приказал расследовать. Вот Гаврило Иваныч разыскивал, прокламация эта побывала ровно в шестидесяти трех руках. Приедет к одному: вы от кого имеете? – От того то. Он едет к тому: вы от кого? и т. д. добрались до Верещагина… недоученный купчик, знаете, купчик голубчик, – улыбаясь, сказал адъютант. – Спрашивают у него: ты от кого имеешь? И главное, что мы знаем, от кого он имеет. Ему больше не от кого иметь, как от почт директора. Но уж, видно, там между ними стачка была. Говорит: ни от кого, я сам сочинил. И грозили и просили, стал на том: сам сочинил. Так и доложили графу. Граф велел призвать его. «От кого у тебя прокламация?» – «Сам сочинил». Ну, вы знаете графа! – с гордой и веселой улыбкой сказал адъютант. – Он ужасно вспылил, да и подумайте: этакая наглость, ложь и упорство!..
– А! Графу нужно было, чтобы он указал на Ключарева, понимаю! – сказал Пьер.
– Совсем не нужно», – испуганно сказал адъютант. – За Ключаревым и без этого были грешки, за что он и сослан. Но дело в том, что граф очень был возмущен. «Как же ты мог сочинить? – говорит граф. Взял со стола эту „Гамбургскую газету“. – Вот она. Ты не сочинил, а перевел, и перевел то скверно, потому что ты и по французски, дурак, не знаешь». Что же вы думаете? «Нет, говорит, я никаких газет не читал, я сочинил». – «А коли так, то ты изменник, и я тебя предам суду, и тебя повесят. Говори, от кого получил?» – «Я никаких газет не видал, а сочинил». Так и осталось. Граф и отца призывал: стоит на своем. И отдали под суд, и приговорили, кажется, к каторжной работе. Теперь отец пришел просить за него. Но дрянной мальчишка! Знаете, эдакой купеческий сынишка, франтик, соблазнитель, слушал где то лекции и уж думает, что ему черт не брат. Ведь это какой молодчик! У отца его трактир тут у Каменного моста, так в трактире, знаете, большой образ бога вседержителя и представлен в одной руке скипетр, в другой держава; так он взял этот образ домой на несколько дней и что же сделал! Нашел мерзавца живописца…


В середине этого нового рассказа Пьера позвали к главнокомандующему.
Пьер вошел в кабинет графа Растопчина. Растопчин, сморщившись, потирал лоб и глаза рукой, в то время как вошел Пьер. Невысокий человек говорил что то и, как только вошел Пьер, замолчал и вышел.
– А! здравствуйте, воин великий, – сказал Растопчин, как только вышел этот человек. – Слышали про ваши prouesses [достославные подвиги]! Но не в том дело. Mon cher, entre nous, [Между нами, мой милый,] вы масон? – сказал граф Растопчин строгим тоном, как будто было что то дурное в этом, но что он намерен был простить. Пьер молчал. – Mon cher, je suis bien informe, [Мне, любезнейший, все хорошо известно,] но я знаю, что есть масоны и масоны, и надеюсь, что вы не принадлежите к тем, которые под видом спасенья рода человеческого хотят погубить Россию.
– Да, я масон, – отвечал Пьер.
– Ну вот видите ли, мой милый. Вам, я думаю, не безызвестно, что господа Сперанский и Магницкий отправлены куда следует; то же сделано с господином Ключаревым, то же и с другими, которые под видом сооружения храма Соломона старались разрушить храм своего отечества. Вы можете понимать, что на это есть причины и что я не мог бы сослать здешнего почт директора, ежели бы он не был вредный человек. Теперь мне известно, что вы послали ему свой. экипаж для подъема из города и даже что вы приняли от него бумаги для хранения. Я вас люблю и не желаю вам зла, и как вы в два раза моложе меня, то я, как отец, советую вам прекратить всякое сношение с такого рода людьми и самому уезжать отсюда как можно скорее.
– Но в чем же, граф, вина Ключарева? – спросил Пьер.
– Это мое дело знать и не ваше меня спрашивать, – вскрикнул Растопчин.
– Ежели его обвиняют в том, что он распространял прокламации Наполеона, то ведь это не доказано, – сказал Пьер (не глядя на Растопчина), – и Верещагина…
– Nous y voila, [Так и есть,] – вдруг нахмурившись, перебивая Пьера, еще громче прежнего вскрикнул Растопчин. – Верещагин изменник и предатель, который получит заслуженную казнь, – сказал Растопчин с тем жаром злобы, с которым говорят люди при воспоминании об оскорблении. – Но я не призвал вас для того, чтобы обсуждать мои дела, а для того, чтобы дать вам совет или приказание, ежели вы этого хотите. Прошу вас прекратить сношения с такими господами, как Ключарев, и ехать отсюда. А я дурь выбью, в ком бы она ни была. – И, вероятно, спохватившись, что он как будто кричал на Безухова, который еще ни в чем не был виноват, он прибавил, дружески взяв за руку Пьера: – Nous sommes a la veille d'un desastre publique, et je n'ai pas le temps de dire des gentillesses a tous ceux qui ont affaire a moi. Голова иногда кругом идет! Eh! bien, mon cher, qu'est ce que vous faites, vous personnellement? [Мы накануне общего бедствия, и мне некогда быть любезным со всеми, с кем у меня есть дело. Итак, любезнейший, что вы предпринимаете, вы лично?]
– Mais rien, [Да ничего,] – отвечал Пьер, все не поднимая глаз и не изменяя выражения задумчивого лица.
Граф нахмурился.
– Un conseil d'ami, mon cher. Decampez et au plutot, c'est tout ce que je vous dis. A bon entendeur salut! Прощайте, мой милый. Ах, да, – прокричал он ему из двери, – правда ли, что графиня попалась в лапки des saints peres de la Societe de Jesus? [Дружеский совет. Выбирайтесь скорее, вот что я вам скажу. Блажен, кто умеет слушаться!.. святых отцов Общества Иисусова?]
Пьер ничего не ответил и, нахмуренный и сердитый, каким его никогда не видали, вышел от Растопчина.

Когда он приехал домой, уже смеркалось. Человек восемь разных людей побывало у него в этот вечер. Секретарь комитета, полковник его батальона, управляющий, дворецкий и разные просители. У всех были дела до Пьера, которые он должен был разрешить. Пьер ничего не понимал, не интересовался этими делами и давал на все вопросы только такие ответы, которые бы освободили его от этих людей. Наконец, оставшись один, он распечатал и прочел письмо жены.
«Они – солдаты на батарее, князь Андрей убит… старик… Простота есть покорность богу. Страдать надо… значение всего… сопрягать надо… жена идет замуж… Забыть и понять надо…» И он, подойдя к постели, не раздеваясь повалился на нее и тотчас же заснул.
Когда он проснулся на другой день утром, дворецкий пришел доложить, что от графа Растопчина пришел нарочно посланный полицейский чиновник – узнать, уехал ли или уезжает ли граф Безухов.
Человек десять разных людей, имеющих дело до Пьера, ждали его в гостиной. Пьер поспешно оделся, и, вместо того чтобы идти к тем, которые ожидали его, он пошел на заднее крыльцо и оттуда вышел в ворота.
С тех пор и до конца московского разорения никто из домашних Безуховых, несмотря на все поиски, не видал больше Пьера и не знал, где он находился.


Ростовы до 1 го сентября, то есть до кануна вступления неприятеля в Москву, оставались в городе.
После поступления Пети в полк казаков Оболенского и отъезда его в Белую Церковь, где формировался этот полк, на графиню нашел страх. Мысль о том, что оба ее сына находятся на войне, что оба они ушли из под ее крыла, что нынче или завтра каждый из них, а может быть, и оба вместе, как три сына одной ее знакомой, могут быть убиты, в первый раз теперь, в это лето, с жестокой ясностью пришла ей в голову. Она пыталась вытребовать к себе Николая, хотела сама ехать к Пете, определить его куда нибудь в Петербурге, но и то и другое оказывалось невозможным. Петя не мог быть возвращен иначе, как вместе с полком или посредством перевода в другой действующий полк. Николай находился где то в армии и после своего последнего письма, в котором подробно описывал свою встречу с княжной Марьей, не давал о себе слуха. Графиня не спала ночей и, когда засыпала, видела во сне убитых сыновей. После многих советов и переговоров граф придумал наконец средство для успокоения графини. Он перевел Петю из полка Оболенского в полк Безухова, который формировался под Москвою. Хотя Петя и оставался в военной службе, но при этом переводе графиня имела утешенье видеть хотя одного сына у себя под крылышком и надеялась устроить своего Петю так, чтобы больше не выпускать его и записывать всегда в такие места службы, где бы он никак не мог попасть в сражение. Пока один Nicolas был в опасности, графине казалось (и она даже каялась в этом), что она любит старшего больше всех остальных детей; но когда меньшой, шалун, дурно учившийся, все ломавший в доме и всем надоевший Петя, этот курносый Петя, с своими веселыми черными глазами, свежим румянцем и чуть пробивающимся пушком на щеках, попал туда, к этим большим, страшным, жестоким мужчинам, которые там что то сражаются и что то в этом находят радостного, – тогда матери показалось, что его то она любила больше, гораздо больше всех своих детей. Чем ближе подходило то время, когда должен был вернуться в Москву ожидаемый Петя, тем более увеличивалось беспокойство графини. Она думала уже, что никогда не дождется этого счастия. Присутствие не только Сони, но и любимой Наташи, даже мужа, раздражало графиню. «Что мне за дело до них, мне никого не нужно, кроме Пети!» – думала она.
В последних числах августа Ростовы получили второе письмо от Николая. Он писал из Воронежской губернии, куда он был послан за лошадьми. Письмо это не успокоило графиню. Зная одного сына вне опасности, она еще сильнее стала тревожиться за Петю.
Несмотря на то, что уже с 20 го числа августа почти все знакомые Ростовых повыехали из Москвы, несмотря на то, что все уговаривали графиню уезжать как можно скорее, она ничего не хотела слышать об отъезде до тех пор, пока не вернется ее сокровище, обожаемый Петя. 28 августа приехал Петя. Болезненно страстная нежность, с которою мать встретила его, не понравилась шестнадцатилетнему офицеру. Несмотря на то, что мать скрыла от него свое намеренье не выпускать его теперь из под своего крылышка, Петя понял ее замыслы и, инстинктивно боясь того, чтобы с матерью не разнежничаться, не обабиться (так он думал сам с собой), он холодно обошелся с ней, избегал ее и во время своего пребывания в Москве исключительно держался общества Наташи, к которой он всегда имел особенную, почти влюбленную братскую нежность.
По обычной беспечности графа, 28 августа ничто еще не было готово для отъезда, и ожидаемые из рязанской и московской деревень подводы для подъема из дома всего имущества пришли только 30 го.
С 28 по 31 августа вся Москва была в хлопотах и движении. Каждый день в Дорогомиловскую заставу ввозили и развозили по Москве тысячи раненых в Бородинском сражении, и тысячи подвод, с жителями и имуществом, выезжали в другие заставы. Несмотря на афишки Растопчина, или независимо от них, или вследствие их, самые противоречащие и странные новости передавались по городу. Кто говорил о том, что не велено никому выезжать; кто, напротив, рассказывал, что подняли все иконы из церквей и что всех высылают насильно; кто говорил, что было еще сраженье после Бородинского, в котором разбиты французы; кто говорил, напротив, что все русское войско уничтожено; кто говорил о московском ополчении, которое пойдет с духовенством впереди на Три Горы; кто потихоньку рассказывал, что Августину не ведено выезжать, что пойманы изменники, что мужики бунтуют и грабят тех, кто выезжает, и т. п., и т. п. Но это только говорили, а в сущности, и те, которые ехали, и те, которые оставались (несмотря на то, что еще не было совета в Филях, на котором решено было оставить Москву), – все чувствовали, хотя и не выказывали этого, что Москва непременно сдана будет и что надо как можно скорее убираться самим и спасать свое имущество. Чувствовалось, что все вдруг должно разорваться и измениться, но до 1 го числа ничто еще не изменялось. Как преступник, которого ведут на казнь, знает, что вот вот он должен погибнуть, но все еще приглядывается вокруг себя и поправляет дурно надетую шапку, так и Москва невольно продолжала свою обычную жизнь, хотя знала, что близко то время погибели, когда разорвутся все те условные отношения жизни, которым привыкли покоряться.
В продолжение этих трех дней, предшествовавших пленению Москвы, все семейство Ростовых находилось в различных житейских хлопотах. Глава семейства, граф Илья Андреич, беспрестанно ездил по городу, собирая со всех сторон ходившие слухи, и дома делал общие поверхностные и торопливые распоряжения о приготовлениях к отъезду.
Графиня следила за уборкой вещей, всем была недовольна и ходила за беспрестанно убегавшим от нее Петей, ревнуя его к Наташе, с которой он проводил все время. Соня одна распоряжалась практической стороной дела: укладываньем вещей. Но Соня была особенно грустна и молчалива все это последнее время. Письмо Nicolas, в котором он упоминал о княжне Марье, вызвало в ее присутствии радостные рассуждения графини о том, как во встрече княжны Марьи с Nicolas она видела промысл божий.
– Я никогда не радовалась тогда, – сказала графиня, – когда Болконский был женихом Наташи, а я всегда желала, и у меня есть предчувствие, что Николинька женится на княжне. И как бы это хорошо было!
Соня чувствовала, что это была правда, что единственная возможность поправления дел Ростовых была женитьба на богатой и что княжна была хорошая партия. Но ей было это очень горько. Несмотря на свое горе или, может быть, именно вследствие своего горя, она на себя взяла все трудные заботы распоряжений об уборке и укладке вещей и целые дни была занята. Граф и графиня обращались к ней, когда им что нибудь нужно было приказывать. Петя и Наташа, напротив, не только не помогали родителям, но большею частью всем в доме надоедали и мешали. И целый день почти слышны были в доме их беготня, крики и беспричинный хохот. Они смеялись и радовались вовсе не оттого, что была причина их смеху; но им на душе было радостно и весело, и потому все, что ни случалось, было для них причиной радости и смеха. Пете было весело оттого, что, уехав из дома мальчиком, он вернулся (как ему говорили все) молодцом мужчиной; весело было оттого, что он дома, оттого, что он из Белой Церкви, где не скоро была надежда попасть в сраженье, попал в Москву, где на днях будут драться; и главное, весело оттого, что Наташа, настроению духа которой он всегда покорялся, была весела. Наташа же была весела потому, что она слишком долго была грустна, и теперь ничто не напоминало ей причину ее грусти, и она была здорова. Еще она была весела потому, что был человек, который ею восхищался (восхищение других была та мазь колес, которая была необходима для того, чтоб ее машина совершенно свободно двигалась), и Петя восхищался ею. Главное же, веселы они были потому, что война была под Москвой, что будут сражаться у заставы, что раздают оружие, что все бегут, уезжают куда то, что вообще происходит что то необычайное, что всегда радостно для человека, в особенности для молодого.