Ерофеев, Борис Никонович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Борис Никонович Ерофеев
Дата рождения:

2 (15) мая 1907(1907-05-15)

Место рождения:

с. Перкино,
Моршанский уезд,
Тамбовская губерния,
Российская империя

Дата смерти:

31 августа 1990(1990-08-31) (83 года)

Страна:

СССР СССР

Научная сфера:

геолог

Учёная степень:

доктор геолого-минералогических наук

Альма-матер:

ЛГИ

Награды и премии:

link=Первооткрыватель месторождения]]

Борис Никонович Ерофе́ев (1907 — 1990) — советский геолог, учёный, доктор геолого-минералогических наук, лауреат Сталинской премии 1-й степени за 1946 год.





Биография

Родился 2 (15 мая) 1907 года в селе Перкино (ныне Сосновский район (Тамбовская область)[1]). Окончил Тамбовский рабфак и ЛГИ (1932). Работал начальником партии во ВСЕГЕИ, учился в аспирантуре и одновременно преподавал минералогию в ЛГИ.

В 1938 году как специалист по редкоземельным металлам направлен на Чукотку.
С 1941 года руководил Анадырской экспедицией Дальстроя.
С 1942 года — заместитель начальника Чаун-Чукотского ГРУ. Открыл несколько коренных и россыпных месторождений олова (в том числе Пыркакайское) и золота.

С конца 1940-х годов — главный геолог ГРУ Дальстроя.

С 1954 года — заместитель председателя Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых.
С 1956 года — первый заместитель министра геологии и охраны недр СССР.
С 1963 года на работе в аппарате представительства СССР в СЭВ, зав. отделом геологии.

Преподавал на кафедре геологии Ленинградского горного института.

Принимал участие как консультант в фильме «Неотправленное письмо».
Много лет был главным редактором журнала «Разведка и охрана недр».

Награды и премии

  • Сталинская премия первой степени (1946) — за открытие и геологическое исследование месторождений олова на Северо-Востоке СССР, обеспечившие создание сырьевой базы для увеличения отечественного производства олова.
  • ордена и медали.

Напишите отзыв о статье "Ерофеев, Борис Никонович"

Примечания

Литература

  • Б. Н. Ерофеев, первооткрыватель Пыркакайского месторождения олова // Советская геология. — ГОНТИ, 1991. — Вып. 1-6.
  • Ерофеев Борис Никонович // Деятели науки и техники Тамбовского края. Математика. Естествознание. География: указ. лит. — Тамбов, 1987. — С. 38-39.
  • Капитонов Е. Н., Перегудова Л. П. Ерофеев Борис Никонович // Тамбовская энциклопедия. — Тамбов, 2004. — С. 184.
  • Мелуа А. И. [bibl.gorobr.ru/book/191/files/assets/basic-html/page226.html Ерофеев Борис Никонович] // Геологи и горные инженеры России : Энциклопедия. — М.; СПб.: Гуманистика, 2000. — С. 226. — ISBN 5-86050-124-2.

Отрывок, характеризующий Ерофеев, Борис Никонович

Из представлявшихся ему деятельностей военная служба была самая простая и знакомая ему. Состоя в должности дежурного генерала при штабе Кутузова, он упорно и усердно занимался делами, удивляя Кутузова своей охотой к работе и аккуратностью. Не найдя Курагина в Турции, князь Андрей не считал необходимым скакать за ним опять в Россию; но при всем том он знал, что, сколько бы ни прошло времени, он не мог, встретив Курагина, несмотря на все презрение, которое он имел к нему, несмотря на все доказательства, которые он делал себе, что ему не стоит унижаться до столкновения с ним, он знал, что, встретив его, он не мог не вызвать его, как не мог голодный человек не броситься на пищу. И это сознание того, что оскорбление еще не вымещено, что злоба не излита, а лежит на сердце, отравляло то искусственное спокойствие, которое в виде озабоченно хлопотливой и несколько честолюбивой и тщеславной деятельности устроил себе князь Андрей в Турции.
В 12 м году, когда до Букарешта (где два месяца жил Кутузов, проводя дни и ночи у своей валашки) дошла весть о войне с Наполеоном, князь Андрей попросил у Кутузова перевода в Западную армию. Кутузов, которому уже надоел Болконский своей деятельностью, служившей ему упреком в праздности, Кутузов весьма охотно отпустил его и дал ему поручение к Барклаю де Толли.
Прежде чем ехать в армию, находившуюся в мае в Дрисском лагере, князь Андрей заехал в Лысые Горы, которые были на самой его дороге, находясь в трех верстах от Смоленского большака. Последние три года и жизни князя Андрея было так много переворотов, так много он передумал, перечувствовал, перевидел (он объехал и запад и восток), что его странно и неожиданно поразило при въезде в Лысые Горы все точно то же, до малейших подробностей, – точно то же течение жизни. Он, как в заколдованный, заснувший замок, въехал в аллею и в каменные ворота лысогорского дома. Та же степенность, та же чистота, та же тишина были в этом доме, те же мебели, те же стены, те же звуки, тот же запах и те же робкие лица, только несколько постаревшие. Княжна Марья была все та же робкая, некрасивая, стареющаяся девушка, в страхе и вечных нравственных страданиях, без пользы и радости проживающая лучшие годы своей жизни. Bourienne была та же радостно пользующаяся каждой минутой своей жизни и исполненная самых для себя радостных надежд, довольная собой, кокетливая девушка. Она только стала увереннее, как показалось князю Андрею. Привезенный им из Швейцарии воспитатель Десаль был одет в сюртук русского покроя, коверкая язык, говорил по русски со слугами, но был все тот же ограниченно умный, образованный, добродетельный и педантический воспитатель. Старый князь переменился физически только тем, что с боку рта у него стал заметен недостаток одного зуба; нравственно он был все такой же, как и прежде, только с еще большим озлоблением и недоверием к действительности того, что происходило в мире. Один только Николушка вырос, переменился, разрумянился, оброс курчавыми темными волосами и, сам не зная того, смеясь и веселясь, поднимал верхнюю губку хорошенького ротика точно так же, как ее поднимала покойница маленькая княгиня. Он один не слушался закона неизменности в этом заколдованном, спящем замке. Но хотя по внешности все оставалось по старому, внутренние отношения всех этих лиц изменились, с тех пор как князь Андрей не видал их. Члены семейства были разделены на два лагеря, чуждые и враждебные между собой, которые сходились теперь только при нем, – для него изменяя свой обычный образ жизни. К одному принадлежали старый князь, m lle Bourienne и архитектор, к другому – княжна Марья, Десаль, Николушка и все няньки и мамки.