Ерофеев, Виктор Владимирович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Виктор Владимирович Ерофеев
Род деятельности:

прозаик, литературовед, радиоведущий, телеведущий

Годы творчества:

1979 — наст. время

Награды:
© Произведения этого автора несвободны

Ви́ктор Влади́мирович Ерофе́ев (19 сентября 1947, Москва) — современный российский писатель, литературовед, радио- и телеведущий.





Биография

Сын советского дипломата Владимира Ивановича Ерофеева. По утверждению самого писателя, Александр Попов приходится ему прадедушкой[1][2]. Этот факт, однако, не находит подтверждения[3][4]. Также в числе своих родственников он упоминает Дмитрия Менделеева, за которого якобы вышла замуж дочь Александра Степановича (на самом деле, жену Менделеева звали Анна Ивановна Попова, она была дочерью донского казака из станицы Урюпинской[5]).

Часть детства провёл с родителями в Париже.

В 1970 году окончил филологический факультет МГУ, в 1973 году — аспирантуру Института мировой литературы.

Известность получил после публикации эссе о творчестве маркиза де Сада в журнале «Вопросы литературы».

В 1979 году за организацию в самиздате неподцензурного альманаха «Метрополь» был исключён из Союза писателей.

По рассказу Виктора Ерофеева «Жизнь с идиотом» композитор Альфред Шнитке написал оперу, премьера которой состоялась в Амстердаме в 1992 году. В 1993 году по этому же рассказу был снят одноимённый фильм (режиссёр Александр Рогожкин).

Виктор Ерофеев — член Русского ПЕН-центра. Лауреат премии имени В. В. Набокова (1992), кавалер французских Ордена Искусств и литературы (2006) и Ордена Почетного легиона (2013)[6].

Виктор Ерофеев — главный редактор издания The Penguin Book of New Russian Writing.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2449 дней]

С февраля 1998 по август 2011 года — автор и ведущий телепрограммы «Апокриф» (телеканал «Культура»). Виктор Ерофеев о программе:

«Мы занимаемся душевной стоматологией: разбираем нашу душу и лечим дырки, если это возможно, а некоторые зубы вырываем. Боли мы никому не причиняем. Программа — довольно редкая для телевидения: она не конфликтная, не сталкивает мнения. Это платоновские беседы по поводу того, что мы в жизни собой представляем. Наша программа — литературная. Мы ищем ценности, опираясь на книги, на жизнь писателей. Как ни странно, несмотря на сложность и порой нескрываемую глупость этой передачи, у неё возникла большая аудитория. Нам удалось сделать главное — чтобы сложные темы доходили до самых неискушённых людей, но при этом оставались весьма искушёнными».

— Журнал «Огонёк» № 4, 23 января 2006

С 2003 года ведёт передачу «Энциклопедия русской души» на Радио «Свобода».

В 2008 году году принял участие в реалити-шоу Последний герой, где отказавшись прыгать в море с борта судна в первый же день, выбыл вместе с Никитой Джигурдой со скандалом.

В январе 2014 года принял участие в скандальном эфире программы «Дилетанты» на телеканале «Дождь», где высказался, что Ленинград нужно было сдать немецким войскам для спасения жизней.[7][8][9]

Семья

  • Ерофеев, Владимир Иванович (19202011) — отец, советский дипломат.
  • Ерофеева (Чечурина) Галина Николаевна (19202012) — мать, переводчица.
  • Ерофеев, Андрей Владимирович (1956) — брат, российский искусствовед и куратор выставок.
  • первая супруга: Веслава Скура (1946 г. р.) — польский дизайнер, художник книжной графики.
    • Олег Викторович Ерофеев (1976 г. р.) — сын
  • Майя Викторовна Ерофеева (2005 г. р.) — дочь от Евгении Андреевны Прокопюк (1981 г. р.).
  • вторая супруга: Ерофеева, Екатерина Владиславовна (1987 г. р.) — с 5 ноября 2010 года.

Критика

В марте 2009 года группа граждан, поддержанных затем Движением против нелегальной иммиграции, обратилась в прокуратуру с просьбой проверить текст книги Ерофеева «Энциклопедия русской души» на наличие в нём элементов экстремизма и разжигания национальной розни[10]. В заявлении были процитированы фрагменты из книги, являющиеся, по мнению подавших заявление, русофобскими. В частности:

Русских надо бить палкой.
Русских надо расстреливать.
Русских надо размазывать по стене.

Иначе они перестанут быть русскими
Русские — позорная нация
Лидер ДПНИ Александр Белов, одобрив инициативу соратников, отметил: «Нужно учиться у евреев и других малых народов защищать свои права»[11][12]. Сам Ерофеев заявил, что текст книги не следует трактовать как его позицию[13][14][15], Владимир Сорокин горячо выступил в защиту писателя[16], кроме того, Ерофеев говорил, что плохо представляет, что такое русофобия[17]. Согласно ему, «...здесь обыкновенное недоразумение, филологическая ошибка. Перепутаны позиции автора и его персонажа. В моей книге описаны похождения русского интеллигента, который сходит с ума и начинает поносить и власть, и наш народ, и Запад, и Восток»[1].

Отношение к авторскому праву

В декабре 2010 года Виктор Ерофеев подписал открытое письмо к президенту России Дмитрию Медведеву с призывом не допустить принятия поправок в IV часть Гражданского кодекса, предусматривающих для библиотек и образовательных учреждений возможность оцифровки книг без согласования с правообладателями и бесплатного межбиблиотечного обмена полученными цифровыми копиями. Авторы письма считают, что «некоторые из поправок, в целом прогрессивных для развития авторского права в России, своей неточностью и размытостью формулировок дают лазейки пиратам, перечеркивают само понятие рынка электронной книги и открывают практически неограниченный простор для пиратства»[18].

Произведения

  • 1979 — «Ядрёна Феня» (в составе альманаха «Метрополь»)
  • 1980 — «Жизнь с идиотом»
  • 1990 — «Русская красавица»
  • 1997 — «Мужчины»
  • 1997 — «Русские цветы зла», составитель антологии
  • 1998 — «Пять рек жизни»
  • 1999 — «Энциклопедия русской души»
  • 2001 — «Бог X. Рассказы о любви»
  • 2002 — «Лабиринт два»
  • 2003 — «Пупок»
  • 2003 — «Роскошь»
  • 2003 — «Найти в человеке человека»
  • 2004 — «Хороший Сталин»
  • 2005 — «Шаровая молния»
  • 2006 — «Русский апокалипсис. Опыт художественной эсхатологии»
  • 2008 — «Свет дьявола. География смысла жизни»
  • 2012 — «Акимуды»

Библиография

  • Тело Анны или Конец русского авангарда. — М., Московский рабочий, 1989. — 64 с., 10 000 экз.
  • В лабиринте проклятых вопросов. М., Советский писатель, 1990. — 20 000 экз.
  • Russkaja красавица. — М., СП «Интербук», 1990. — 100 000 экз.
  • Попугайчик. — М., Огонёк, 1991
  • Русская красавица. — М., АО Политекст. , 1992. — 150 000 экз.
  • Русская красавица. — Ставрополь, 1992
  • Избранное или Карманный апокалипсис. — Третья волна, 1994
  • Русская красавица. — М.-Тверь,1994
  • В лабиринте проклятых вопросов. — Тверь, 1996. — 20 000 экз.
  • Жизнь с идиотом. — М., СП «Интербук», 1991. — 256 с., 50 000 экз.
  • Страшный суд. — Тверь, 1996. — 576 с., 20 000 экз.
  • Русская красавица. — М., Подкова, 1998
  • Энциклопедия русской души.- М., Подкова, 1999
  • Мужчины. — М., Подкова, 1999
  • Бог Х. — М., Зебра Е, 2001
  • Пупок. — М.. Зебра Е, 2002
  • Русская красавица. — Зебра Е, 2005
  • Избранные. — М., Зебра Е, 2006
  • Русский апокалипсис. — М., Зебра Е, 2008
  • Свет дьявола. — М., Зебра Е, 2008
  • Акимуды. — Рипол, 2012
  • Тело. — Арт Ком Медиа, 2015

Статьи

  • [www.svobodanews.ru/Article/2007/02/11/20070211000033383.html «Война за имидж России»]
  • [archive.is/20130417015429/www.inosmi.ru/translation/219473.html «Как Россия проиграла Вторую мировую войну»]
  • [www.welt.de/politik/article712723/Putins_Russland_hat_ein_Image-Problem.html Viktor Jerofejew: 'Putins Russland hat ein Image-Problem'] (Die Welt, 13. Februar 2007, длинная немецкая версия «Война за имидж России»)
  • [www.nytimes.com/2008/02/29/opinion/29erofeyev.html?_r=1&oref=slogin «Последняя надежда России»] на английском языке
  • [www.ogoniok.com/5055/13/ Похвала Сталину], Огонек № 29, 14—20 июля 2008 года.

Фильмы по мотивам произведений

Напишите отзыв о статье "Ерофеев, Виктор Владимирович"

Примечания

  1. 1 2 Игорь Панин [lgz.ru/article/N45--6249---2009-11-11-/Viktor-Erof%D0%B5%D0%B5v:-Ya-n%D0%B5-rusofob!10731/ Виктор Ерофеев: Я не русофоб!] // Литературная газета. — 2009. — 11 ноября.
  2. Анна Балуева [www.kp.ru/daily/25906/2862831/ Виктор Ерофеев: «Министр Лавров, прочтя мамину книгу о МИДе, сказал министру Авдееву: «Давай жить так, чтобы о нас такого не написали!»] // Комсомольская правда. — 2012. — 27 июня.
  3. russian_kraeved. [russian-kraeved.livejournal.com/154472.html Виктор Ерофеев – потомок лейтенанта Шмидта?]. Живой Журнал (3 февраля 2014).
  4. [www.pravnuchka.ru/family_tree.html Фамильное дерево Поповых]. Сайт Надежды Андреевой, прямой правнучки А. С. Попова.
  5. [az.lib.ru/m/mendeleewa_a_i/text_1928_mendeleev_v_zhizni.shtml Lib.ru/Классика: Менделеева Анна Ивановна. Менделеев в жизни]. az.lib.ru.
  6. [lenta.ru/news/2013/10/04/victor/ Виктор Ерофеев получил главную французскую награду] // Lenta.ru
  7. [www.aif.ru/society/history/1091605 Общественность возмутил провокационный опрос о блокаде Ленинграда]
  8. [www.svoboda.org/content/article/25246321.html В Петербурге депутаты просят наказать телеканал «Дождь»]
  9. [tvrain.ru/articles/diletanty_viktor_erofeev_o_zhizni_v_blokadnom_leningrade-361414/ ДИЛЕТАНТЫ. ВИКТОР ЕРОФЕЕВ — О ЖИЗНИ В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ. ЧАСТЬ 1]
  10. [www.rv.ru/content.php3?id=7905 Текст заявления]
  11. [www.jewish.ru/news/cis/2009/03/news994272134.php Александр Белов хочет научиться у евреев бороться за свои права]
  12. [www.regions.ru/news/2200751/ Ерофеева будут судить за русофобию]
  13. [www.ng.ru/politics/2009-03-06/2_dpni.html Демарш ДПНИ против книги Ерофеева «Энциклопедия русской души»] // Независимая газета, 6 марта 2009
  14. [www.portal-credo.ru/site/print.php?act=monitor&id=13514 Священнослужители о запретах на книги] // Портал-Credo.ru: «REGIONS.RU»
  15. [www.lenta.ru/news/2009/03/05/erofeev/ «Писателя Виктора Ерофеева обвинили в русофобии»] lenta.ru от 05.03.2009: «Энциклопедия русской души» — роман, его текст нельзя трактовать как мое заявление или же мою позицию", — заявил писатель (Виктор Ерофеев)."
  16. [www.svobodanews.ru/content/transcript/1852713.html «День опричника» в Чехии и Словакии. Гости — писатель Владимир Сорокин и литературовед Томаш Гланц"] "Радио «Свобода», Владимир Сорокин: «Это такое нелицеприятное объяснение в любви к русской душе у Виктора, и надо быть идиотом, чтобы разглядеть в этом русофобию».
  17. [www.lgz.ru/article/10731/ «Виктор Ерофеев: Я не русофоб!»] «Литературная газета», 2007—2010; писатель Виктор Ерофеев: «Я вообще плохо себе представляю, что значит быть русофобом, если ты живёшь и работаешь всю жизнь в России, имеешь возможность уехать отсюда, проклясть эту страну, понаписать о ней всякого да и забыть, а я вот, видите, сижу здесь, рядом с вами, разговариваю на такие темы и никуда не собираюсь».
  18. [pro-books.ru/news/3/6069 Писатели и литераторы обратились к Президенту РФ] // Pro-Books.ru
  19. [www.imdb.com/title/tt0108655/ Zhizn s idiotom (1993)] (англ.). IMDb. Проверено 14 марта 2009. [www.webcitation.org/61Fhd1oeW Архивировано из первоисточника 27 августа 2011].
  20. [www.imdb.com/title/tt0274364/ Bella di Mosca, La (2001)] (англ.). IMDb. Проверено 14 марта 2009. [www.webcitation.org/61FhddOP4 Архивировано из первоисточника 27 августа 2011].

Ссылки

  • [www.erofeyev.ru/ erofeyev.ru] — официальный сайт Виктора Ерофеева
  • [lib.ru/EROFEEW_WI/ Ерофеев, Виктор Владимирович] в библиотеке Максима Мошкова
  • [www.gq.ru/columnists/146/ Колонка Виктора Ерофеева] в журнале GQ
  • [web.archive.org/web/20070616185741/newtimes.ru/talkshows/268/ Интервью Виктора Ерофеева] для журнала «New Times» (видео), 16 ноября 2007
  • [web.archive.org/web/20041222224050/www.tvkultura.ru/page.html?cid=1126 О программе «Апокриф» на сайте канала «Культура»]
  • [eternaltown.com.ua/content/view/8930/76/ Интервью Виктора Ерофеева «Мы — люди без ценностей»]
  • [www.zlev.ru/index.php?p=article&nomer=59&article=3660/ О г. Ерофееве как личности.]
  • [www.itar-tass.com/c43/622603.html Я пишу книги невнятного жанра - Виктор Ерофеев] - Интервью на сайте ИТАР-ТАСС
  • [www.novayagazeta.ru/news/1688765.html Писатель Виктор Ерофеев согласился с Ходорковским по вопросу Крыма] — радиоинтервью «Новой газете»

Отрывок, характеризующий Ерофеев, Виктор Владимирович

Он не видал и не слыхал, как пристреливали отсталых пленных, хотя более сотни из них уже погибли таким образом. Он не думал о Каратаеве, который слабел с каждым днем и, очевидно, скоро должен был подвергнуться той же участи. Еще менее Пьер думал о себе. Чем труднее становилось его положение, чем страшнее была будущность, тем независимее от того положения, в котором он находился, приходили ему радостные и успокоительные мысли, воспоминания и представления.


22 го числа, в полдень, Пьер шел в гору по грязной, скользкой дороге, глядя на свои ноги и на неровности пути. Изредка он взглядывал на знакомую толпу, окружающую его, и опять на свои ноги. И то и другое было одинаково свое и знакомое ему. Лиловый кривоногий Серый весело бежал стороной дороги, изредка, в доказательство своей ловкости и довольства, поджимая заднюю лапу и прыгая на трех и потом опять на всех четырех бросаясь с лаем на вороньев, которые сидели на падали. Серый был веселее и глаже, чем в Москве. Со всех сторон лежало мясо различных животных – от человеческого до лошадиного, в различных степенях разложения; и волков не подпускали шедшие люди, так что Серый мог наедаться сколько угодно.
Дождик шел с утра, и казалось, что вот вот он пройдет и на небе расчистит, как вслед за непродолжительной остановкой припускал дождик еще сильнее. Напитанная дождем дорога уже не принимала в себя воды, и ручьи текли по колеям.
Пьер шел, оглядываясь по сторонам, считая шаги по три, и загибал на пальцах. Обращаясь к дождю, он внутренне приговаривал: ну ка, ну ка, еще, еще наддай.
Ему казалось, что он ни о чем не думает; но далеко и глубоко где то что то важное и утешительное думала его душа. Это что то было тончайшее духовное извлечение из вчерашнего его разговора с Каратаевым.
Вчера, на ночном привале, озябнув у потухшего огня, Пьер встал и перешел к ближайшему, лучше горящему костру. У костра, к которому он подошел, сидел Платон, укрывшись, как ризой, с головой шинелью, и рассказывал солдатам своим спорым, приятным, но слабым, болезненным голосом знакомую Пьеру историю. Было уже за полночь. Это было то время, в которое Каратаев обыкновенно оживал от лихорадочного припадка и бывал особенно оживлен. Подойдя к костру и услыхав слабый, болезненный голос Платона и увидав его ярко освещенное огнем жалкое лицо, Пьера что то неприятно кольнуло в сердце. Он испугался своей жалости к этому человеку и хотел уйти, но другого костра не было, и Пьер, стараясь не глядеть на Платона, подсел к костру.
– Что, как твое здоровье? – спросил он.
– Что здоровье? На болезнь плакаться – бог смерти не даст, – сказал Каратаев и тотчас же возвратился к начатому рассказу.
– …И вот, братец ты мой, – продолжал Платон с улыбкой на худом, бледном лице и с особенным, радостным блеском в глазах, – вот, братец ты мой…
Пьер знал эту историю давно, Каратаев раз шесть ему одному рассказывал эту историю, и всегда с особенным, радостным чувством. Но как ни хорошо знал Пьер эту историю, он теперь прислушался к ней, как к чему то новому, и тот тихий восторг, который, рассказывая, видимо, испытывал Каратаев, сообщился и Пьеру. История эта была о старом купце, благообразно и богобоязненно жившем с семьей и поехавшем однажды с товарищем, богатым купцом, к Макарью.
Остановившись на постоялом дворе, оба купца заснули, и на другой день товарищ купца был найден зарезанным и ограбленным. Окровавленный нож найден был под подушкой старого купца. Купца судили, наказали кнутом и, выдернув ноздри, – как следует по порядку, говорил Каратаев, – сослали в каторгу.
– И вот, братец ты мой (на этом месте Пьер застал рассказ Каратаева), проходит тому делу годов десять или больше того. Живет старичок на каторге. Как следовает, покоряется, худого не делает. Только у бога смерти просит. – Хорошо. И соберись они, ночным делом, каторжные то, так же вот как мы с тобой, и старичок с ними. И зашел разговор, кто за что страдает, в чем богу виноват. Стали сказывать, тот душу загубил, тот две, тот поджег, тот беглый, так ни за что. Стали старичка спрашивать: ты за что, мол, дедушка, страдаешь? Я, братцы мои миленькие, говорит, за свои да за людские грехи страдаю. А я ни душ не губил, ни чужого не брал, акромя что нищую братию оделял. Я, братцы мои миленькие, купец; и богатство большое имел. Так и так, говорит. И рассказал им, значит, как все дело было, по порядку. Я, говорит, о себе не тужу. Меня, значит, бог сыскал. Одно, говорит, мне свою старуху и деток жаль. И так то заплакал старичок. Случись в их компании тот самый человек, значит, что купца убил. Где, говорит, дедушка, было? Когда, в каком месяце? все расспросил. Заболело у него сердце. Подходит таким манером к старичку – хлоп в ноги. За меня ты, говорит, старичок, пропадаешь. Правда истинная; безвинно напрасно, говорит, ребятушки, человек этот мучится. Я, говорит, то самое дело сделал и нож тебе под голова сонному подложил. Прости, говорит, дедушка, меня ты ради Христа.
Каратаев замолчал, радостно улыбаясь, глядя на огонь, и поправил поленья.
– Старичок и говорит: бог, мол, тебя простит, а мы все, говорит, богу грешны, я за свои грехи страдаю. Сам заплакал горючьми слезьми. Что же думаешь, соколик, – все светлее и светлее сияя восторженной улыбкой, говорил Каратаев, как будто в том, что он имел теперь рассказать, заключалась главная прелесть и все значение рассказа, – что же думаешь, соколик, объявился этот убийца самый по начальству. Я, говорит, шесть душ загубил (большой злодей был), но всего мне жальче старичка этого. Пускай же он на меня не плачется. Объявился: списали, послали бумагу, как следовает. Место дальнее, пока суд да дело, пока все бумаги списали как должно, по начальствам, значит. До царя доходило. Пока что, пришел царский указ: выпустить купца, дать ему награждения, сколько там присудили. Пришла бумага, стали старичка разыскивать. Где такой старичок безвинно напрасно страдал? От царя бумага вышла. Стали искать. – Нижняя челюсть Каратаева дрогнула. – А его уж бог простил – помер. Так то, соколик, – закончил Каратаев и долго, молча улыбаясь, смотрел перед собой.
Не самый рассказ этот, но таинственный смысл его, та восторженная радость, которая сияла в лице Каратаева при этом рассказе, таинственное значение этой радости, это то смутно и радостно наполняло теперь душу Пьера.


– A vos places! [По местам!] – вдруг закричал голос.
Между пленными и конвойными произошло радостное смятение и ожидание чего то счастливого и торжественного. Со всех сторон послышались крики команды, и с левой стороны, рысью объезжая пленных, показались кавалеристы, хорошо одетые, на хороших лошадях. На всех лицах было выражение напряженности, которая бывает у людей при близости высших властей. Пленные сбились в кучу, их столкнули с дороги; конвойные построились.
– L'Empereur! L'Empereur! Le marechal! Le duc! [Император! Император! Маршал! Герцог!] – и только что проехали сытые конвойные, как прогремела карета цугом, на серых лошадях. Пьер мельком увидал спокойное, красивое, толстое и белое лицо человека в треугольной шляпе. Это был один из маршалов. Взгляд маршала обратился на крупную, заметную фигуру Пьера, и в том выражении, с которым маршал этот нахмурился и отвернул лицо, Пьеру показалось сострадание и желание скрыть его.
Генерал, который вел депо, с красным испуганным лицом, погоняя свою худую лошадь, скакал за каретой. Несколько офицеров сошлось вместе, солдаты окружили их. У всех были взволнованно напряженные лица.
– Qu'est ce qu'il a dit? Qu'est ce qu'il a dit?.. [Что он сказал? Что? Что?..] – слышал Пьер.
Во время проезда маршала пленные сбились в кучу, и Пьер увидал Каратаева, которого он не видал еще в нынешнее утро. Каратаев в своей шинельке сидел, прислонившись к березе. В лице его, кроме выражения вчерашнего радостного умиления при рассказе о безвинном страдании купца, светилось еще выражение тихой торжественности.
Каратаев смотрел на Пьера своими добрыми, круглыми глазами, подернутыми теперь слезою, и, видимо, подзывал его к себе, хотел сказать что то. Но Пьеру слишком страшно было за себя. Он сделал так, как будто не видал его взгляда, и поспешно отошел.
Когда пленные опять тронулись, Пьер оглянулся назад. Каратаев сидел на краю дороги, у березы; и два француза что то говорили над ним. Пьер не оглядывался больше. Он шел, прихрамывая, в гору.
Сзади, с того места, где сидел Каратаев, послышался выстрел. Пьер слышал явственно этот выстрел, но в то же мгновение, как он услыхал его, Пьер вспомнил, что он не кончил еще начатое перед проездом маршала вычисление о том, сколько переходов оставалось до Смоленска. И он стал считать. Два французские солдата, из которых один держал в руке снятое, дымящееся ружье, пробежали мимо Пьера. Они оба были бледны, и в выражении их лиц – один из них робко взглянул на Пьера – было что то похожее на то, что он видел в молодом солдате на казни. Пьер посмотрел на солдата и вспомнил о том, как этот солдат третьего дня сжег, высушивая на костре, свою рубаху и как смеялись над ним.
Собака завыла сзади, с того места, где сидел Каратаев. «Экая дура, о чем она воет?» – подумал Пьер.
Солдаты товарищи, шедшие рядом с Пьером, не оглядывались, так же как и он, на то место, с которого послышался выстрел и потом вой собаки; но строгое выражение лежало на всех лицах.


Депо, и пленные, и обоз маршала остановились в деревне Шамшеве. Все сбилось в кучу у костров. Пьер подошел к костру, поел жареного лошадиного мяса, лег спиной к огню и тотчас же заснул. Он спал опять тем же сном, каким он спал в Можайске после Бородина.
Опять события действительности соединялись с сновидениями, и опять кто то, сам ли он или кто другой, говорил ему мысли, и даже те же мысли, которые ему говорились в Можайске.
«Жизнь есть всё. Жизнь есть бог. Все перемещается и движется, и это движение есть бог. И пока есть жизнь, есть наслаждение самосознания божества. Любить жизнь, любить бога. Труднее и блаженнее всего любить эту жизнь в своих страданиях, в безвинности страданий».
«Каратаев» – вспомнилось Пьеру.
И вдруг Пьеру представился, как живой, давно забытый, кроткий старичок учитель, который в Швейцарии преподавал Пьеру географию. «Постой», – сказал старичок. И он показал Пьеру глобус. Глобус этот был живой, колеблющийся шар, не имеющий размеров. Вся поверхность шара состояла из капель, плотно сжатых между собой. И капли эти все двигались, перемещались и то сливались из нескольких в одну, то из одной разделялись на многие. Каждая капля стремилась разлиться, захватить наибольшее пространство, но другие, стремясь к тому же, сжимали ее, иногда уничтожали, иногда сливались с нею.
– Вот жизнь, – сказал старичок учитель.
«Как это просто и ясно, – подумал Пьер. – Как я мог не знать этого прежде».
– В середине бог, и каждая капля стремится расшириться, чтобы в наибольших размерах отражать его. И растет, сливается, и сжимается, и уничтожается на поверхности, уходит в глубину и опять всплывает. Вот он, Каратаев, вот разлился и исчез. – Vous avez compris, mon enfant, [Понимаешь ты.] – сказал учитель.
– Vous avez compris, sacre nom, [Понимаешь ты, черт тебя дери.] – закричал голос, и Пьер проснулся.
Он приподнялся и сел. У костра, присев на корточках, сидел француз, только что оттолкнувший русского солдата, и жарил надетое на шомпол мясо. Жилистые, засученные, обросшие волосами, красные руки с короткими пальцами ловко поворачивали шомпол. Коричневое мрачное лицо с насупленными бровями ясно виднелось в свете угольев.
– Ca lui est bien egal, – проворчал он, быстро обращаясь к солдату, стоявшему за ним. – …brigand. Va! [Ему все равно… разбойник, право!]
И солдат, вертя шомпол, мрачно взглянул на Пьера. Пьер отвернулся, вглядываясь в тени. Один русский солдат пленный, тот, которого оттолкнул француз, сидел у костра и трепал по чем то рукой. Вглядевшись ближе, Пьер узнал лиловую собачонку, которая, виляя хвостом, сидела подле солдата.