Ефимов, Борис Ефимович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Борис Ефимов
Имя при рождении:

Борис Ефимович Фридлянд

Жанр:

карикатура, плакат

Награды:

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Звания:
Премии:

Бори́с Ефи́мович Ефи́мов (настоящая фамилия — Фри́длянд; 15 (28) сентября 1900, Киев1 октября 2008, Москва) — советский и российский художник-график, мастер политической карикатуры. Академик АХ СССР (1975; член-корреспондент 1954). Народный художник СССР (1967). Герой Социалистического Труда (1990). Лауреат Государственной премии СССР (1972) и двух Сталинских премий второй степени (1950, 1951).





Биография

Борис Фридлянд родился в Киеве в семье Ефима Моисеевича Фридлянда (18601945), ремесленника-обувщика, и Рахили Савельевны (18801969). Борис начал рисовать уже с пяти лет. После переезда родителей в Белосток Борис поступил в реальное училище, где учился и его старший брат Михаил. Там они вместе издавали рукописный школьный журнал. Брат (будущий публицист и фельетонист Михаил Кольцов) редактировал издание, а Борис — иллюстрировал. В 1915 году он оказался в Харькове — шла война, и русские войска были вынуждены оставить город Белосток.

В 1917 году Борис Ефимов был учеником 6-го класса Харьковского реального училища. Перейдя в седьмой класс, он переехал в Киев. В 1918 году в киевском журнале «Зритель» появились первые шаржи Бориса Ефимова на А. А. Блока, Веру Юреневу, Александра Кугеля. В 1919 году Ефимов стал одним из секретарей редакционно-издательского отдела Народного комиссариата по военным делам Советской Украины.

С 1920 года Ефимов работал в качестве художника-карикатуриста в газетах «Коммунар», «Большевик», «Вісти», руководителем отдела изобразительной агитации ЮгРОСТА (Южное бюро Украинского отделения Российского телеграфного агентства) в Одессе.

С 1922 года художник переехал в Москву, где сотрудничал с газетами «Правда» и «Известия», с журналом «Крокодил», а с 1929 года с журналом «Чудак»[1].

После ареста Михаила Кольцова, в конце 1938 года, художник был уволен из газеты «Известия» и вынужден был переключиться на работу в книжной иллюстрации (произведения М. Е. Салтыкова-Щедрина). В 1940 году под псевдонимом В. Борисов вернулся к политической карикатуре (газета «Труд») и после прямого указания Вячеслава Молотова был вновь включён в обойму мастеров советской политической карикатуры, с возобновлением публикаций в «Правде», «Крокодиле», «Агитплакате» и проч.

В 1966—1990 годах Ефимов — главный редактор творческо-производственного объединения «Агитплакат». Автор политически злободневных карикатур на международные темы.

Вместе с Дени, Д. С. Моором, Л. Г. Бродаты, М. М. Черемных, Кукрыниксами создал в мировой культуре уникальныйК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2235 дней] феномен — «положительная сатира».

Активно участвовал во всех политических кампаниях советского правительства: борьба с «социал-фашистами» — социал-демократическими партиями Запада, борьба с троцкистами, бухаринцами и др., с космополитами, с генетиками — «вейсманистами-морганистами, душегубами-мухолюбами», с Ватиканом, «врачами-убийцами», с маршалом Тито, со «вражескими голосами» — радиостанциями Западной Европы и Америки и т. д.

В августе 2002 года возглавил отделение искусства карикатуры Российской академии художеств.

28 сентября 2007 года, в свой 107-й день рождения, он был назначен на должность главного художника газеты «Известия».[2][3]

И в 107 лет Борис Ефимов продолжал работать. В основном он писал мемуары и рисовал дружеские шаржи, принимал активное участие в общественной жизни, выступая на всевозможных памятных и юбилейных встречах, вечерах, мероприятиях.

Проживал в Москве, по адресу Кутузовский пр., д. 1, в доме, построенном для сотрудников издательства «Известия»[4].

Борис Ефимов скончался в ночь на 1 октября 2008 года в Москве на 109-м году жизни. Урна с прахом замурована в колумбарии Новодевичьего кладбища.

Двоюродный брат советского фотографа и журналиста Семёна Фридлянда.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2235 дней]

Награды

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Произведения

Произведения изданы в альбомах:[10]

  • «Карикатуры». М. , изд. Известий ЦИК, 1924. Предисловие Л. Троцкого.
  • «Политические карикатуры 1924—1934» (1935),
  • «Фашизм — враг народов» (1937),
  • «Гитлер и его свора» (1943),
  • «Международный репортаж» (1961),
  • «Борис Ефимов в „Известиях“. Карикатуры за полвека» (1969).

Библиография

  • Основы понимания карикатуры. — М.: 1961.
  • Сорок лет. Записки художника-сатирика. — М.: Советский художник, 1961. — 205 с.
  • Работа, воспоминания, встречи. — М.: Советский художник, 1963. — 192 с.
  • Мне хочется рассказать. — М.: 1970. — 208 с.
  • Невыдуманные истории. — М.: Советский художник, 1976. — 222 с.
  • Ровесник века. Воспоминания. — М.: 1987. — 347 с.
  • Десять десятилетий. О том, что видел, пережил, запомнил. — М.: Вагриус, 2000. — 636 c. — ISBN 5-264-00438-2.

Семья

Был женат дважды, в момент смерти были живы его старший сын, двое внуков и трое правнуков[11]

Напишите отзыв о статье "Ефимов, Борис Ефимович"

Примечания

  1. [sobralio.net/humor/?q=node/500 карикатура Бориса Ефимова из журнала «Чудак», № 3, январь 1929 года]
  2. [archive.is/20120907153625/www.izvestia.ru/retro/article3108848/ Известия. Ру: Дебюту — 85 лет, «дебютанту» — 107]
  3. [web.archive.org/web/20060827023847/www.biograph.ru/bank/efimov_BE.htm Человек 20-го столетия. Ефимов Борис Ефимович]
  4. [mosenc.ru/encyclopedia?task=core.view&id=10199 Ефимов Борис Ефимович]. Лица Москвы. Московская энциклопедия. Проверено 17 сентября 2015.
  5. Указ Президента СССР от 6 ноября 1990 г. № УП-985
  6. Указ Президента РФ от 19 мая 2005 г. № 570
  7. Ефимов Борис Ефимович // Кто есть кто в современной культуре : В 2 вып. / Гл. ред. С. М. Семенов, авт. и сост. Н. И. Шадрина, Р. В. Пигарев и др.. — М.: МК-Периодика, 2006—2007. — ISBN 5-93696-007-3, 5-93696-010-2.
  8. Распоряжение Президента РФ от 13 сентября 2000 г. № 400-рп
  9. Распоряжение Правительства РФ от 26 сентября 2000 г. № 1347-р
  10. Сергей Капков. Энциклопедия отечественной мультипликации. — М.: Алгоритм, 2006. — 816 с. — 3 000 экз. — ISBN 5-9265-0319-4. . с.255.
  11. [web.archive.org/web/20060827023847/www.biograph.ru/bank/efimov_BE.htm Человек 20-го столетия Ефимов Борис Ефимович]

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=10049 Ефимов, Борис Ефимович]. Сайт «Герои Страны».

  • [tramvaiiskusstv.ru/plakat/spisok-khudozhnikov/item/51-efimov-fridlyand-boris-efimovich-1900-2008.html Плакаты Бориса Ефимова]
  • [tramvaiiskusstv.ru/grafika/spisok-khudozhnikov/item/256-efimov-fridlyand-boris-efimovich-1900-2008.html Графика Бориса Ефимова]
  • [www.peoples.ru/military/hero/efimov_b/ Биография Бориса Ефимова на Peoples.ru]
  • [web.archive.org/web/20060827023847/www.biograph.ru/bank/efimov_BE.htm Биография Бориса Ефимова на biograph.ru]
  • [www.animator.ru/db/?p=show_person&pid=1244&sp=0 Ефимов Борис Ефимович — animator.ru]
  • [pix.lenta.ru/photo/2007/01/29/vera/05.jpg В 106 лет]
  • [news.ntv.ru/117709/ На 107-м дне рождения (видео)]
  • [beta.tvc.ru/showNews.aspx?top=5&id=b5371b2b-0486-47e2-9f21-c4264eb10ae1 На 107-м дне рождения (видео 2)]
  • [www.ng.ru/saturday/2005-09-30/21_photoreport.html Фотографии в течение века (1908 г. — наши дни)]
  • [www.runivers.ru/lib/reader/144497/ Б. Е. Ефимов. Гитлер и его свора. Сборник карикатур 1943 г.] на сайте Руниверс
  • [www.peoples.ru/art/painter/efimov_b/photo.html Фотографии в течение века 2]
  • [www.lenta.ru/photo/2007/11/16/efimov/ Lenta.ru: Борис Ефимов: Взгляд из прошлого в будущее]
  • [www.lenta.ru/articles/2008/10/01/efimov/ Сто лет творчества. Умер легендарный карикатурист Борис Ефимов]
  • [www.animator.ru/?p=show_news&nid=943 Умер человек-легенда Борис Ефимов. Ему было 108 лет.] 1.10.2008
  • [rg.ru/2008/09/25/efimov.html Интервью «Российской газете»] за несколько дней до смерти
  • [stopthemadness.ru/archives/tag/ефимов Некоторые работы художника]
  • [www.segodnya.ua/news/12073983.html Умер старейший в мире карикатурист]
  • [www.vash-sharjist.ru/interesno_karikaryrist_boris_efimov.html Карикатурист Борис Ефимов: мастер карикатуры, мэтр сатиры]
  • [vimeo.com/67983021 «Эйзенхауэр обороняется» или история одной карикатуры (видео)]

Отрывок, характеризующий Ефимов, Борис Ефимович

– А вот барину наточить саблю.
– Хорошее дело, – сказал человек, который показался Пете гусаром. – У вас, что ли, чашка осталась?
– А вон у колеса.
Гусар взял чашку.
– Небось скоро свет, – проговорил он, зевая, и прошел куда то.
Петя должен бы был знать, что он в лесу, в партии Денисова, в версте от дороги, что он сидит на фуре, отбитой у французов, около которой привязаны лошади, что под ним сидит казак Лихачев и натачивает ему саблю, что большое черное пятно направо – караулка, и красное яркое пятно внизу налево – догоравший костер, что человек, приходивший за чашкой, – гусар, который хотел пить; но он ничего не знал и не хотел знать этого. Он был в волшебном царстве, в котором ничего не было похожего на действительность. Большое черное пятно, может быть, точно была караулка, а может быть, была пещера, которая вела в самую глубь земли. Красное пятно, может быть, был огонь, а может быть – глаз огромного чудовища. Может быть, он точно сидит теперь на фуре, а очень может быть, что он сидит не на фуре, а на страшно высокой башне, с которой ежели упасть, то лететь бы до земли целый день, целый месяц – все лететь и никогда не долетишь. Может быть, что под фурой сидит просто казак Лихачев, а очень может быть, что это – самый добрый, храбрый, самый чудесный, самый превосходный человек на свете, которого никто не знает. Может быть, это точно проходил гусар за водой и пошел в лощину, а может быть, он только что исчез из виду и совсем исчез, и его не было.
Что бы ни увидал теперь Петя, ничто бы не удивило его. Он был в волшебном царстве, в котором все было возможно.
Он поглядел на небо. И небо было такое же волшебное, как и земля. На небе расчищало, и над вершинами дерев быстро бежали облака, как будто открывая звезды. Иногда казалось, что на небе расчищало и показывалось черное, чистое небо. Иногда казалось, что эти черные пятна были тучки. Иногда казалось, что небо высоко, высоко поднимается над головой; иногда небо спускалось совсем, так что рукой можно было достать его.
Петя стал закрывать глаза и покачиваться.
Капли капали. Шел тихий говор. Лошади заржали и подрались. Храпел кто то.
– Ожиг, жиг, ожиг, жиг… – свистела натачиваемая сабля. И вдруг Петя услыхал стройный хор музыки, игравшей какой то неизвестный, торжественно сладкий гимн. Петя был музыкален, так же как Наташа, и больше Николая, но он никогда не учился музыке, не думал о музыке, и потому мотивы, неожиданно приходившие ему в голову, были для него особенно новы и привлекательны. Музыка играла все слышнее и слышнее. Напев разрастался, переходил из одного инструмента в другой. Происходило то, что называется фугой, хотя Петя не имел ни малейшего понятия о том, что такое фуга. Каждый инструмент, то похожий на скрипку, то на трубы – но лучше и чище, чем скрипки и трубы, – каждый инструмент играл свое и, не доиграв еще мотива, сливался с другим, начинавшим почти то же, и с третьим, и с четвертым, и все они сливались в одно и опять разбегались, и опять сливались то в торжественно церковное, то в ярко блестящее и победное.
«Ах, да, ведь это я во сне, – качнувшись наперед, сказал себе Петя. – Это у меня в ушах. А может быть, это моя музыка. Ну, опять. Валяй моя музыка! Ну!..»
Он закрыл глаза. И с разных сторон, как будто издалека, затрепетали звуки, стали слаживаться, разбегаться, сливаться, и опять все соединилось в тот же сладкий и торжественный гимн. «Ах, это прелесть что такое! Сколько хочу и как хочу», – сказал себе Петя. Он попробовал руководить этим огромным хором инструментов.
«Ну, тише, тише, замирайте теперь. – И звуки слушались его. – Ну, теперь полнее, веселее. Еще, еще радостнее. – И из неизвестной глубины поднимались усиливающиеся, торжественные звуки. – Ну, голоса, приставайте!» – приказал Петя. И сначала издалека послышались голоса мужские, потом женские. Голоса росли, росли в равномерном торжественном усилии. Пете страшно и радостно было внимать их необычайной красоте.
С торжественным победным маршем сливалась песня, и капли капали, и вжиг, жиг, жиг… свистела сабля, и опять подрались и заржали лошади, не нарушая хора, а входя в него.
Петя не знал, как долго это продолжалось: он наслаждался, все время удивлялся своему наслаждению и жалел, что некому сообщить его. Его разбудил ласковый голос Лихачева.
– Готово, ваше благородие, надвое хранцуза распластаете.
Петя очнулся.
– Уж светает, право, светает! – вскрикнул он.
Невидные прежде лошади стали видны до хвостов, и сквозь оголенные ветки виднелся водянистый свет. Петя встряхнулся, вскочил, достал из кармана целковый и дал Лихачеву, махнув, попробовал шашку и положил ее в ножны. Казаки отвязывали лошадей и подтягивали подпруги.
– Вот и командир, – сказал Лихачев. Из караулки вышел Денисов и, окликнув Петю, приказал собираться.


Быстро в полутьме разобрали лошадей, подтянули подпруги и разобрались по командам. Денисов стоял у караулки, отдавая последние приказания. Пехота партии, шлепая сотней ног, прошла вперед по дороге и быстро скрылась между деревьев в предрассветном тумане. Эсаул что то приказывал казакам. Петя держал свою лошадь в поводу, с нетерпением ожидая приказания садиться. Обмытое холодной водой, лицо его, в особенности глаза горели огнем, озноб пробегал по спине, и во всем теле что то быстро и равномерно дрожало.
– Ну, готово у вас все? – сказал Денисов. – Давай лошадей.
Лошадей подали. Денисов рассердился на казака за то, что подпруги были слабы, и, разбранив его, сел. Петя взялся за стремя. Лошадь, по привычке, хотела куснуть его за ногу, но Петя, не чувствуя своей тяжести, быстро вскочил в седло и, оглядываясь на тронувшихся сзади в темноте гусар, подъехал к Денисову.
– Василий Федорович, вы мне поручите что нибудь? Пожалуйста… ради бога… – сказал он. Денисов, казалось, забыл про существование Пети. Он оглянулся на него.
– Об одном тебя пг'ошу, – сказал он строго, – слушаться меня и никуда не соваться.
Во все время переезда Денисов ни слова не говорил больше с Петей и ехал молча. Когда подъехали к опушке леса, в поле заметно уже стало светлеть. Денисов поговорил что то шепотом с эсаулом, и казаки стали проезжать мимо Пети и Денисова. Когда они все проехали, Денисов тронул свою лошадь и поехал под гору. Садясь на зады и скользя, лошади спускались с своими седоками в лощину. Петя ехал рядом с Денисовым. Дрожь во всем его теле все усиливалась. Становилось все светлее и светлее, только туман скрывал отдаленные предметы. Съехав вниз и оглянувшись назад, Денисов кивнул головой казаку, стоявшему подле него.
– Сигнал! – проговорил он.
Казак поднял руку, раздался выстрел. И в то же мгновение послышался топот впереди поскакавших лошадей, крики с разных сторон и еще выстрелы.
В то же мгновение, как раздались первые звуки топота и крика, Петя, ударив свою лошадь и выпустив поводья, не слушая Денисова, кричавшего на него, поскакал вперед. Пете показалось, что вдруг совершенно, как середь дня, ярко рассвело в ту минуту, как послышался выстрел. Он подскакал к мосту. Впереди по дороге скакали казаки. На мосту он столкнулся с отставшим казаком и поскакал дальше. Впереди какие то люди, – должно быть, это были французы, – бежали с правой стороны дороги на левую. Один упал в грязь под ногами Петиной лошади.
У одной избы столпились казаки, что то делая. Из середины толпы послышался страшный крик. Петя подскакал к этой толпе, и первое, что он увидал, было бледное, с трясущейся нижней челюстью лицо француза, державшегося за древко направленной на него пики.
– Ура!.. Ребята… наши… – прокричал Петя и, дав поводья разгорячившейся лошади, поскакал вперед по улице.
Впереди слышны были выстрелы. Казаки, гусары и русские оборванные пленные, бежавшие с обеих сторон дороги, все громко и нескладно кричали что то. Молодцеватый, без шапки, с красным нахмуренным лицом, француз в синей шинели отбивался штыком от гусаров. Когда Петя подскакал, француз уже упал. Опять опоздал, мелькнуло в голове Пети, и он поскакал туда, откуда слышались частые выстрелы. Выстрелы раздавались на дворе того барского дома, на котором он был вчера ночью с Долоховым. Французы засели там за плетнем в густом, заросшем кустами саду и стреляли по казакам, столпившимся у ворот. Подъезжая к воротам, Петя в пороховом дыму увидал Долохова с бледным, зеленоватым лицом, кричавшего что то людям. «В объезд! Пехоту подождать!» – кричал он, в то время как Петя подъехал к нему.
– Подождать?.. Ураааа!.. – закричал Петя и, не медля ни одной минуты, поскакал к тому месту, откуда слышались выстрелы и где гуще был пороховой дым. Послышался залп, провизжали пустые и во что то шлепнувшие пули. Казаки и Долохов вскакали вслед за Петей в ворота дома. Французы в колеблющемся густом дыме одни бросали оружие и выбегали из кустов навстречу казакам, другие бежали под гору к пруду. Петя скакал на своей лошади вдоль по барскому двору и, вместо того чтобы держать поводья, странно и быстро махал обеими руками и все дальше и дальше сбивался с седла на одну сторону. Лошадь, набежав на тлевший в утреннем свето костер, уперлась, и Петя тяжело упал на мокрую землю. Казаки видели, как быстро задергались его руки и ноги, несмотря на то, что голова его не шевелилась. Пуля пробила ему голову.
Переговоривши с старшим французским офицером, который вышел к нему из за дома с платком на шпаге и объявил, что они сдаются, Долохов слез с лошади и подошел к неподвижно, с раскинутыми руками, лежавшему Пете.
– Готов, – сказал он, нахмурившись, и пошел в ворота навстречу ехавшему к нему Денисову.
– Убит?! – вскрикнул Денисов, увидав еще издалека то знакомое ему, несомненно безжизненное положение, в котором лежало тело Пети.
– Готов, – повторил Долохов, как будто выговаривание этого слова доставляло ему удовольствие, и быстро пошел к пленным, которых окружили спешившиеся казаки. – Брать не будем! – крикнул он Денисову.
Денисов не отвечал; он подъехал к Пете, слез с лошади и дрожащими руками повернул к себе запачканное кровью и грязью, уже побледневшее лицо Пети.
«Я привык что нибудь сладкое. Отличный изюм, берите весь», – вспомнилось ему. И казаки с удивлением оглянулись на звуки, похожие на собачий лай, с которыми Денисов быстро отвернулся, подошел к плетню и схватился за него.
В числе отбитых Денисовым и Долоховым русских пленных был Пьер Безухов.


О той партии пленных, в которой был Пьер, во время всего своего движения от Москвы, не было от французского начальства никакого нового распоряжения. Партия эта 22 го октября находилась уже не с теми войсками и обозами, с которыми она вышла из Москвы. Половина обоза с сухарями, который шел за ними первые переходы, была отбита казаками, другая половина уехала вперед; пеших кавалеристов, которые шли впереди, не было ни одного больше; они все исчезли. Артиллерия, которая первые переходы виднелась впереди, заменилась теперь огромным обозом маршала Жюно, конвоируемого вестфальцами. Сзади пленных ехал обоз кавалерийских вещей.