Железнодорожный вокзал

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Вокзал — здание на железнодорожной станции, предназначенное для обслуживания пассажиров.

Как правило, вокзалы встречаются на крупных железнодорожных станциях; в здании вокзала обычно размещают кассы, камеры хранения, зал ожидания, рестораны и т. д.





Классификация вокзалов

По площади помещений и расчётной вместимости вокзалы делят наК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2852 дня][уточнить]:

  • внеклассные — более 11 тыс. кв. метров, более 1500 пассажиров
  • I класса — от 4,6 до 11 тыс. кв. метров, 1200—1500 пассажиров
  • II класса — от 2,3 до 4,6 тыс. кв. метров, 500—1200 пассажиров
  • III класса — менее 2,3 тыс. кв метров, до 500 пассажиров

По занимаемой площади вокзалы делят на малые, средние, большие и крупные. По расположению относительно перронных путей вокзалы делят на продольные (или транзитные), торцевые, торцево-боковые и П-образные. Расположение вокзала относительно путей имеет важное значение для организации пассажиропотоков.

История

Первым в истории российским вокзалом был вокзал в Санкт-Петербурге. Он был построен в 1837 году. После прокладки ветки Москва — Санкт-Петербург и бума прокладки железнодорожных путей, вокзалы начали массово строить в городах, где проходила железная дорога. На станции Слюдянка в Иркутской области вокзал построен целиком из мрамора[1]. В 1876 году сдан в эксплуатацию Самарский вокзал.

В истории имели место случаи, когда вокзалы перестраивались из одного типа в другой. Например, вокзал станции Астрахань I Рязано-Уральской железной дороги был построен в 1909 году как тупиковый, поскольку продолжение линии на юг не планировалось. Однако впоследствии, при строительстве в годы Великой Отечественной войны линии Астрахань — Кизляр, пути обогнули вокзал и из торцевого он стал продольным[2].

Пассажиропотоки на вокзале

Естественное направление пассажиров на вокзале — от входа до перронов для отправляющихся пассажиров или противоположное для прибывающих пассажиров. Как правило, на вокзалах складываются три пассажиропотока. Соотношения этих пассажиропотоков определяют желательный тип расположения вокзала относительно путей и внутреннее устройство вокзала.

  • Прибывающие пассажиры стремятся как можно быстрее оказаться в городе и услугами вокзала, как правило, не пользуются.
  • Так же как и прибывающие пассажиры, в услугах вокзала не нуждаются пассажиры, пользующиеся железной дорогой для регулярных поездок на небольшие расстояния (на работу или учёбу) и пассажиры, оформившие билеты заранее.
  • Третий пассажиропоток составляют пассажиры поездов дальнего следования и эпизодические пассажиры. Эти пассажиры покупают на вокзале билеты, изучают расписания и т. п.

Если на вокзале преобладают пассажиропотоки первых двух типов, то наиболее выгодно торцевое или торцево-боковое расположение вокзала, так как они позволяют пассажирам быстро покинуть вокзал. При плохой организации возможны заторы, так как потоки прибывающих пассажиров и отправляющихся «регулярных» пассажиров будут сталкиваться.

Если на вокзале больше отправляющихся пассажиров дальнего следования, то оправдано устройство П-образного вокзала.

Продольные вокзалы не имеют ярко выраженных преимуществ для пассажиров какой-либо категории.

Иногда на вокзалах присутствуют паровозы-памятники, посвящённые каким-то событиям, например, в Тынде паровоз-памятник Еа-3246 в честь 30-летия БАМа, паровоз Л-3451 в Благовещенске ко дню железнодорожника, паровоз СО17-1600 в Красноярске, выпущенный в городе на паровозостроительном заводе в годы Великой Отечественной войны.

Ориентирование

Для ориентирования пассажиров при посадке в поезда на вокзалах применяется нумерация путей (платформ) и вагонов (с головы или с хвоста состава)

См. также

Напишите отзыв о статье "Железнодорожный вокзал"

Примечания

  1. [history.rzd.ru/isvp/public/history?STRUCTURE_ID=5032&layer_id=3290&id=2109 От первой железной дороги до высокоскоростных магистралей | История железных дорог]
  2. [ruzgd.ru/ist_dorogi.shtml История Рязанско-Уральской железной дороги в годы Советской власти]

Литература

  • Васькин А. А. Чемодан. Вокзал. Москва. Чего мы не знаем о девяти московских вокзалах. М, 2010.
  • Организация железнодорожных пассажирских перевозок. А. А. Авдовский, А. С. Бадаев, К. А. Белов и др. Москва, «Академия», 2004. ISBN 5-7695-1720-4

Отрывок, характеризующий Железнодорожный вокзал

– Я сейчас был у графини, вашей супруги, и был так несчастлив, что моя просьба не могла быть исполнена; надеюсь, что у вас, граф, я буду счастливее, – сказал он, улыбаясь.
– Что вам угодно, полковник? Я к вашим услугам.
– Я теперь, граф, уж совершенно устроился на новой квартире, – сообщил Берг, очевидно зная, что это слышать не могло не быть приятно; – и потому желал сделать так, маленький вечерок для моих и моей супруги знакомых. (Он еще приятнее улыбнулся.) Я хотел просить графиню и вас сделать мне честь пожаловать к нам на чашку чая и… на ужин.
– Только графиня Елена Васильевна, сочтя для себя унизительным общество каких то Бергов, могла иметь жестокость отказаться от такого приглашения. – Берг так ясно объяснил, почему он желает собрать у себя небольшое и хорошее общество, и почему это ему будет приятно, и почему он для карт и для чего нибудь дурного жалеет деньги, но для хорошего общества готов и понести расходы, что Пьер не мог отказаться и обещался быть.
– Только не поздно, граф, ежели смею просить, так без 10 ти минут в восемь, смею просить. Партию составим, генерал наш будет. Он очень добр ко мне. Поужинаем, граф. Так сделайте одолжение.
Противно своей привычке опаздывать, Пьер в этот день вместо восьми без 10 ти минут, приехал к Бергам в восемь часов без четверти.
Берги, припася, что нужно было для вечера, уже готовы были к приему гостей.
В новом, чистом, светлом, убранном бюстиками и картинками и новой мебелью, кабинете сидел Берг с женою. Берг, в новеньком, застегнутом мундире сидел возле жены, объясняя ей, что всегда можно и должно иметь знакомства людей, которые выше себя, потому что тогда только есть приятность от знакомств. – «Переймешь что нибудь, можешь попросить о чем нибудь. Вот посмотри, как я жил с первых чинов (Берг жизнь свою считал не годами, а высочайшими наградами). Мои товарищи теперь еще ничто, а я на ваканции полкового командира, я имею счастье быть вашим мужем (он встал и поцеловал руку Веры, но по пути к ней отогнул угол заворотившегося ковра). И чем я приобрел всё это? Главное умением выбирать свои знакомства. Само собой разумеется, что надо быть добродетельным и аккуратным».
Берг улыбнулся с сознанием своего превосходства над слабой женщиной и замолчал, подумав, что всё таки эта милая жена его есть слабая женщина, которая не может постигнуть всего того, что составляет достоинство мужчины, – ein Mann zu sein [быть мужчиной]. Вера в то же время также улыбнулась с сознанием своего превосходства над добродетельным, хорошим мужем, но который всё таки ошибочно, как и все мужчины, по понятию Веры, понимал жизнь. Берг, судя по своей жене, считал всех женщин слабыми и глупыми. Вера, судя по одному своему мужу и распространяя это замечание, полагала, что все мужчины приписывают только себе разум, а вместе с тем ничего не понимают, горды и эгоисты.
Берг встал и, обняв свою жену осторожно, чтобы не измять кружевную пелеринку, за которую он дорого заплатил, поцеловал ее в середину губ.
– Одно только, чтобы у нас не было так скоро детей, – сказал он по бессознательной для себя филиации идей.
– Да, – отвечала Вера, – я совсем этого не желаю. Надо жить для общества.
– Точно такая была на княгине Юсуповой, – сказал Берг, с счастливой и доброй улыбкой, указывая на пелеринку.
В это время доложили о приезде графа Безухого. Оба супруга переглянулись самодовольной улыбкой, каждый себе приписывая честь этого посещения.
«Вот что значит уметь делать знакомства, подумал Берг, вот что значит уметь держать себя!»
– Только пожалуйста, когда я занимаю гостей, – сказала Вера, – ты не перебивай меня, потому что я знаю чем занять каждого, и в каком обществе что надо говорить.
Берг тоже улыбнулся.
– Нельзя же: иногда с мужчинами мужской разговор должен быть, – сказал он.
Пьер был принят в новенькой гостиной, в которой нигде сесть нельзя было, не нарушив симметрии, чистоты и порядка, и потому весьма понятно было и не странно, что Берг великодушно предлагал разрушить симметрию кресла, или дивана для дорогого гостя, и видимо находясь сам в этом отношении в болезненной нерешительности, предложил решение этого вопроса выбору гостя. Пьер расстроил симметрию, подвинув себе стул, и тотчас же Берг и Вера начали вечер, перебивая один другого и занимая гостя.
Вера, решив в своем уме, что Пьера надо занимать разговором о французском посольстве, тотчас же начала этот разговор. Берг, решив, что надобен и мужской разговор, перебил речь жены, затрогивая вопрос о войне с Австриею и невольно с общего разговора соскочил на личные соображения о тех предложениях, которые ему были деланы для участия в австрийском походе, и о тех причинах, почему он не принял их. Несмотря на то, что разговор был очень нескладный, и что Вера сердилась за вмешательство мужского элемента, оба супруга с удовольствием чувствовали, что, несмотря на то, что был только один гость, вечер был начат очень хорошо, и что вечер был, как две капли воды похож на всякий другой вечер с разговорами, чаем и зажженными свечами.