Международная журналистика

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Журналист-международник»)
Перейти к: навигация, поиск

Международная журналистика (англ. International journalism) — раздел журналистики, изучающий международные аспекты деятельности журналистов и средств массовой информации; международные и региональные организации, разрабатывающие стандарты, правовые и этические нормы сбора, создания, обработки, хранения и распространения информации через каналы массовых коммуникаций. Особое внимание исследователей в области международной журналистики привлекают трансформация средств массовой информации в условиях формирования информационного общества, и появления "новых" СМИ (англ. new media) — средств массовой информации, возникших в результате синтеза мультимедиа и глобальных сетей связи.



События

Ежегодно в мире проводятся многочисленные научные конференции и фестивали, посвященные вопросам международной деятельности журналистов. Крупнейшим событием с этой сфере уже много лет является Международный фестиваль журналистов, который проводится в Италии, в Перуджи. [www.journalismfestival.com/. International Journalism Festival]

Напишите отзыв о статье "Международная журналистика"

Литература

Ссылки

  • [www.mgimo.ru/master/intjour/index.phtml Магистерская программа международной журналистики в МГИМО (У)]
  • [www.journ.msu.ru/?chp=pages&id=142 Отделение второго высшего образования по специальности «Международная журналистика (с углубленным изучением двух иностранных языков)» факультета журналистики МГУ]
  • [www.city.ac.uk/journalism/courses/postgrad/international/index.html Магистратура международной журналистики в City Unversity London]

Отрывок, характеризующий Международная журналистика

– Пош… пошел скорее! – крикнул он на кучера дрожащим голосом.
Коляска помчалась во все ноги лошадей; но долго еще позади себя граф Растопчин слышал отдаляющийся безумный, отчаянный крик, а перед глазами видел одно удивленно испуганное, окровавленное лицо изменника в меховом тулупчике.
Как ни свежо было это воспоминание, Растопчин чувствовал теперь, что оно глубоко, до крови, врезалось в его сердце. Он ясно чувствовал теперь, что кровавый след этого воспоминания никогда не заживет, но что, напротив, чем дальше, тем злее, мучительнее будет жить до конца жизни это страшное воспоминание в его сердце. Он слышал, ему казалось теперь, звуки своих слов:
«Руби его, вы головой ответите мне!» – «Зачем я сказал эти слова! Как то нечаянно сказал… Я мог не сказать их (думал он): тогда ничего бы не было». Он видел испуганное и потом вдруг ожесточившееся лицо ударившего драгуна и взгляд молчаливого, робкого упрека, который бросил на него этот мальчик в лисьем тулупе… «Но я не для себя сделал это. Я должен был поступить так. La plebe, le traitre… le bien publique», [Чернь, злодей… общественное благо.] – думал он.
У Яузского моста все еще теснилось войско. Было жарко. Кутузов, нахмуренный, унылый, сидел на лавке около моста и плетью играл по песку, когда с шумом подскакала к нему коляска. Человек в генеральском мундире, в шляпе с плюмажем, с бегающими не то гневными, не то испуганными глазами подошел к Кутузову и стал по французски говорить ему что то. Это был граф Растопчин. Он говорил Кутузову, что явился сюда, потому что Москвы и столицы нет больше и есть одна армия.
– Было бы другое, ежели бы ваша светлость не сказали мне, что вы не сдадите Москвы, не давши еще сражения: всего этого не было бы! – сказал он.