Забытая деревня (картина Куинджи)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Архип Куинджи
Забытая деревня. 1874
Холст, масло. 81,7 × 165 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва
К:Картины 1874 года

«Забытая деревня» — картина русского художника Архипа Куинджи (1841/1842—1910), написанная в 1874 году[1]. Картина является частью собрания Государственной Третьяковской галереи. Размер картины — 81,7 × 165 см[2].





История

Сюжет картины возник у художника во время его поездки на юг летом 1873 года. В том же году он и начал работу над картиной[3]. Художник Илья Репин, узнав от Ивана Крамского о замысле новой работе Куинджи, сказал: «Какую штуку откопал! ... Идея бесподобна»[3][4].

Картина «Забытая деревня» была впервые показана в 1874 году — не на академической выставке, а на 3-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»)[3]. Вместе с другими реалистическими картинами художника, такими как «Осенняя распутица» (1872) и «Чумацкий тракт в Мариуполе» (1875), «Забытая деревня» была с одобрением воспринята демократическими изданиями. Это был период осознанного сближения Куинджи с передвижниками, и в 1875 году он стал полноправным членом Товарищества[5].

Описание и отзывы

В статье о творчестве Архипа Куинджи искусствовед Виталий Манин писал[3]:

Идея «Забытой деревни» попадала на благоприятную почву социально обостренного, общественно направленного искусства Товарищества. Убогость российской деревни выражена в картине ржавыми красками. Природа воспринята только в связи с мрачным, разоренным бытием человека. Унылое серое небо, протяженные линии горизонта и печальный вид опустелой деревни — все тягучие ритмы и аскетичный цвет картины направлены к социальной интерпретации темы заброшенной человеческой жизни. Российская действительность как бы предстает в социальном обнажении.

Искусствовед Владимир Петров писал в своей статье, посвящённой 150-летию со дня рождения Архипа Куинджи[6]:

В работе "Забытая деревня" (1874, ГТГ) мы видим Богом забытое бедное селение, затерянное среди бескрайних равнин и словно растворяющееся в унылом осеннем пейзаже. Выразительная композиция, чутко воссозданная автором неуютная атмосфера пасмурного дня производили большое впечатление на зрителей, заставляя ощутить, "сколько грусти, тоски и нужды в этой ... степи, сером туманном дне... сколько безнадежности в этой беспредельности" (из критической статьи).

См. также

Напишите отзыв о статье "Забытая деревня (картина Куинджи)"

Примечания

  1. [kuinje.ru/kuinji_kartina/prochie11.php Архип Иванович Куинджи. Галерея картин художника — Забытая деревня. 1874] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 4 августа 2012. [www.webcitation.org/6B5XmqJ9G Архивировано из первоисточника 1 октября 2012].
  2. [www.art-catalog.ru/picture.php?id_picture=128 Куинджи Архип Иванович — Забытая деревня, 1874] (HTML). www.art-catalog.ru. Проверено 4 августа 2012.
  3. 1 2 3 4 Виталий Манин. [kuinje.ru/kuinji_manin3.php О творчестве Архипа Ивановича Куинджи (часть 3)] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 4 августа 2012. [www.webcitation.org/6B1U3XCNt Архивировано из первоисточника 29 сентября 2012].
  4. [www.artprojekt.ru/gallery/kuinji/kui05.html Куинджи — Забытая деревня (1874)] (HTML). www.artprojekt.ru. Проверено 4 августа 2012. [www.webcitation.org/6B5Xnli7e Архивировано из первоисточника 1 октября 2012].
  5. Виталий Манин. [kuinje.ru/kuinji_biog3.php Биография Архипа Куинджи — С передвижниками] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 4 августа 2012. [www.webcitation.org/6B5Xq6meu Архивировано из первоисточника 1 октября 2012].
  6. Владимир Петров. [kuinje.ru/petrov2.php Статья к 150-летию Куинджи (часть 2)] (HTML). www.kuinje.ru. Проверено 4 августа 2012. [www.webcitation.org/6B1AZm2yv Архивировано из первоисточника 28 сентября 2012].


Отрывок, характеризующий Забытая деревня (картина Куинджи)

Петя рассчитывал на успех своего представления государю именно потому, что он ребенок (Петя думал даже, как все удивятся его молодости), а вместе с тем в устройстве своих воротничков, в прическе и в степенной медлительной походке он хотел представить из себя старого человека. Но чем дальше он шел, чем больше он развлекался все прибывающим и прибывающим у Кремля народом, тем больше он забывал соблюдение степенности и медлительности, свойственных взрослым людям. Подходя к Кремлю, он уже стал заботиться о том, чтобы его не затолкали, и решительно, с угрожающим видом выставил по бокам локти. Но в Троицких воротах, несмотря на всю его решительность, люди, которые, вероятно, не знали, с какой патриотической целью он шел в Кремль, так прижали его к стене, что он должен был покориться и остановиться, пока в ворота с гудящим под сводами звуком проезжали экипажи. Около Пети стояла баба с лакеем, два купца и отставной солдат. Постояв несколько времени в воротах, Петя, не дождавшись того, чтобы все экипажи проехали, прежде других хотел тронуться дальше и начал решительно работать локтями; но баба, стоявшая против него, на которую он первую направил свои локти, сердито крикнула на него:
– Что, барчук, толкаешься, видишь – все стоят. Что ж лезть то!
– Так и все полезут, – сказал лакей и, тоже начав работать локтями, затискал Петю в вонючий угол ворот.
Петя отер руками пот, покрывавший его лицо, и поправил размочившиеся от пота воротнички, которые он так хорошо, как у больших, устроил дома.
Петя чувствовал, что он имеет непрезентабельный вид, и боялся, что ежели таким он представится камергерам, то его не допустят до государя. Но оправиться и перейти в другое место не было никакой возможности от тесноты. Один из проезжавших генералов был знакомый Ростовых. Петя хотел просить его помощи, но счел, что это было бы противно мужеству. Когда все экипажи проехали, толпа хлынула и вынесла и Петю на площадь, которая была вся занята народом. Не только по площади, но на откосах, на крышах, везде был народ. Только что Петя очутился на площади, он явственно услыхал наполнявшие весь Кремль звуки колоколов и радостного народного говора.
Одно время на площади было просторнее, но вдруг все головы открылись, все бросилось еще куда то вперед. Петю сдавили так, что он не мог дышать, и все закричало: «Ура! урра! ура!Петя поднимался на цыпочки, толкался, щипался, но ничего не мог видеть, кроме народа вокруг себя.
На всех лицах было одно общее выражение умиления и восторга. Одна купчиха, стоявшая подле Пети, рыдала, и слезы текли у нее из глаз.
– Отец, ангел, батюшка! – приговаривала она, отирая пальцем слезы.
– Ура! – кричали со всех сторон. С минуту толпа простояла на одном месте; но потом опять бросилась вперед.
Петя, сам себя не помня, стиснув зубы и зверски выкатив глаза, бросился вперед, работая локтями и крича «ура!», как будто он готов был и себя и всех убить в эту минуту, но с боков его лезли точно такие же зверские лица с такими же криками «ура!».
«Так вот что такое государь! – думал Петя. – Нет, нельзя мне самому подать ему прошение, это слишком смело!Несмотря на то, он все так же отчаянно пробивался вперед, и из за спин передних ему мелькнуло пустое пространство с устланным красным сукном ходом; но в это время толпа заколебалась назад (спереди полицейские отталкивали надвинувшихся слишком близко к шествию; государь проходил из дворца в Успенский собор), и Петя неожиданно получил в бок такой удар по ребрам и так был придавлен, что вдруг в глазах его все помутилось и он потерял сознание. Когда он пришел в себя, какое то духовное лицо, с пучком седевших волос назади, в потертой синей рясе, вероятно, дьячок, одной рукой держал его под мышку, другой охранял от напиравшей толпы.
– Барчонка задавили! – говорил дьячок. – Что ж так!.. легче… задавили, задавили!
Государь прошел в Успенский собор. Толпа опять разровнялась, и дьячок вывел Петю, бледного и не дышащего, к царь пушке. Несколько лиц пожалели Петю, и вдруг вся толпа обратилась к нему, и уже вокруг него произошла давка. Те, которые стояли ближе, услуживали ему, расстегивали его сюртучок, усаживали на возвышение пушки и укоряли кого то, – тех, кто раздавил его.
– Этак до смерти раздавить можно. Что же это! Душегубство делать! Вишь, сердечный, как скатерть белый стал, – говорили голоса.