Закон Украины «О правовом режиме территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению вследствие Чернобыльской катастрофы»

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
О правовом режиме территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению вследствие Чернобыльской катастрофы
укр. Про правовий режим території, що зазнала радіоактивного забруднення внаслідок Чорнобильської катастрофи
Вид:

закон Украины

Номер:

791а-XII

Принятие:

Верховной радой УССР XII созыва 27 февраля 1991 года

Подписание:

главой Верховной рады УССР
Л. М. Кравчуком
27 февраля 1991 года

Закон «О правовом режиме территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению вследствие Чернобыльской катастрофы»[1] (укр. Про правовий режим території, що зазнала радіоактивного забруднення внаслідок Чорнобильської катастрофи; номер — № 791а-XII) — закон, принятый Верховной радой УССР 27 февраля 1991 года для правового регулирования Чернобыльской зоны отчуждения.

Закон регулирует вопрос разделения территории на соответствующие зоны, режим их использования и охраны, условия проживания и работы населения, хозяйственную, научно-исследовательскую и иную деятельность в этих зонах. Закон закрепляет и гарантирует обеспечение режима использования и охраны указанных территорий с целью уменьшения действия радиоактивного облучения на здоровье человека и на экологические системы.



Содержание закона

Согласно закону, к территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению вследствие Чернобыльской катастрофы, в пределах Украины принадлежат территории, на которых возникло стойкое загрязнение окружающей среды радиоактивными веществами сверх доаварийного уровня, что с учетом природно-климатической и комплексной экологической характеристики конкретных территорий может привести к облучению населения свыше 1,0 мЗв (0,1 бэр) за год, и которое требует принятия мероприятий по радиационной защите населения и других специальных вмешательств, направленных на необходимость ограничения дополнительного облучения населения, обусловленного Чернобыльской катастрофой, и обеспечения его нормальной хозяйственной деятельности.

В зависимости от ландшафтных и геохимических особенностей почв, величины превышения природного доаварийного уровня накопления радионуклидов в окружающей среде, связанных с ними степеней возможного негативного влияния на здоровье населения, требований по осуществлению радиационной защиты населения и других специальных мероприятий, с учетом общих производственных и социально-бытовых отношений территория, подвергшеяся радиоактивному загрязнению вследствие Чернобыльской катастрофы, делится на зоны:

  • зона отчуждения — это территория, с которой проведена эвакуация населения в 1986 году;
  • зона безусловного (обязательного) отселения — это территория, подвергшаяся интенсивному загрязнению долгоживущими радионуклидами с плотностью загрязнения почвы сверх доаварийного уровень радиоцезием от 15,0 Ки/км² и выше, или стронция от 3,0 Ки/км² и выше, или плутония от 0,1 Ки/км² и выше, где расчетная эффективная эквивалентная доза облучения человека с учетом коэффициентов миграции радионуклидов в растения и других факторов может превысить 5,0 мЗв (0,5 бэр) за год, более дозы, которую он получал в доаварийный период;
  • зона гарантированного добровольного отселения — это территория с плотностью загрязнения почвы сверх доаварийного уровня радиоцезием от 5,0 до 15,0 Ки/км², или стронция от 0,15 до 3,0 Ки/км², или плутония от 0,01 до 0,1 Ки/км², где расчетная эффективная эквивалентная доза облучения человека с учетом коэффициентов миграции радионуклидов в растения и других факторов может превысить 1,0 мЗв (0,1 бэр) за год, сверх дозы, которую он получал в доаварийный период.

Напишите отзыв о статье "Закон Украины «О правовом режиме территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению вследствие Чернобыльской катастрофы»"

Примечания

  1. [zakon3.rada.gov.ua/laws/show/791%D0%B0-12 Закон «О правовом режиме территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению вследствие Чернобыльской катастрофы»]

Ссылки

  • [zakon3.rada.gov.ua/laws/show/791%D0%B0-12 Закон України від 27.02.1991 № 791а-XII «Про правовий режим території, що зазнала радіоактивного забруднення внаслідок Чорнобильської катастрофи»]  (укр.)
К:Википедия:Изолированные статьи (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Закон Украины «О правовом режиме территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению вследствие Чернобыльской катастрофы»



Пьер после сватовства князя Андрея и Наташи, без всякой очевидной причины, вдруг почувствовал невозможность продолжать прежнюю жизнь. Как ни твердо он был убежден в истинах, открытых ему его благодетелем, как ни радостно ему было то первое время увлечения внутренней работой самосовершенствования, которой он предался с таким жаром, после помолвки князя Андрея с Наташей и после смерти Иосифа Алексеевича, о которой он получил известие почти в то же время, – вся прелесть этой прежней жизни вдруг пропала для него. Остался один остов жизни: его дом с блестящею женой, пользовавшеюся теперь милостями одного важного лица, знакомство со всем Петербургом и служба с скучными формальностями. И эта прежняя жизнь вдруг с неожиданной мерзостью представилась Пьеру. Он перестал писать свой дневник, избегал общества братьев, стал опять ездить в клуб, стал опять много пить, опять сблизился с холостыми компаниями и начал вести такую жизнь, что графиня Елена Васильевна сочла нужным сделать ему строгое замечание. Пьер почувствовав, что она была права, и чтобы не компрометировать свою жену, уехал в Москву.
В Москве, как только он въехал в свой огромный дом с засохшими и засыхающими княжнами, с громадной дворней, как только он увидал – проехав по городу – эту Иверскую часовню с бесчисленными огнями свеч перед золотыми ризами, эту Кремлевскую площадь с незаезженным снегом, этих извозчиков и лачужки Сивцева Вражка, увидал стариков московских, ничего не желающих и никуда не спеша доживающих свой век, увидал старушек, московских барынь, московские балы и Московский Английский клуб, – он почувствовал себя дома, в тихом пристанище. Ему стало в Москве покойно, тепло, привычно и грязно, как в старом халате.
Московское общество всё, начиная от старух до детей, как своего давно жданного гостя, которого место всегда было готово и не занято, – приняло Пьера. Для московского света, Пьер был самым милым, добрым, умным веселым, великодушным чудаком, рассеянным и душевным, русским, старого покроя, барином. Кошелек его всегда был пуст, потому что открыт для всех.
Бенефисы, дурные картины, статуи, благотворительные общества, цыгане, школы, подписные обеды, кутежи, масоны, церкви, книги – никто и ничто не получало отказа, и ежели бы не два его друга, занявшие у него много денег и взявшие его под свою опеку, он бы всё роздал. В клубе не было ни обеда, ни вечера без него. Как только он приваливался на свое место на диване после двух бутылок Марго, его окружали, и завязывались толки, споры, шутки. Где ссорились, он – одной своей доброй улыбкой и кстати сказанной шуткой, мирил. Масонские столовые ложи были скучны и вялы, ежели его не было.
Когда после холостого ужина он, с доброй и сладкой улыбкой, сдаваясь на просьбы веселой компании, поднимался, чтобы ехать с ними, между молодежью раздавались радостные, торжественные крики. На балах он танцовал, если не доставало кавалера. Молодые дамы и барышни любили его за то, что он, не ухаживая ни за кем, был со всеми одинаково любезен, особенно после ужина. «Il est charmant, il n'a pas de seхе», [Он очень мил, но не имеет пола,] говорили про него.
Пьер был тем отставным добродушно доживающим свой век в Москве камергером, каких были сотни.
Как бы он ужаснулся, ежели бы семь лет тому назад, когда он только приехал из за границы, кто нибудь сказал бы ему, что ему ничего не нужно искать и выдумывать, что его колея давно пробита, определена предвечно, и что, как он ни вертись, он будет тем, чем были все в его положении. Он не мог бы поверить этому! Разве не он всей душой желал, то произвести республику в России, то самому быть Наполеоном, то философом, то тактиком, победителем Наполеона? Разве не он видел возможность и страстно желал переродить порочный род человеческий и самого себя довести до высшей степени совершенства? Разве не он учреждал и школы и больницы и отпускал своих крестьян на волю?
А вместо всего этого, вот он, богатый муж неверной жены, камергер в отставке, любящий покушать, выпить и расстегнувшись побранить легко правительство, член Московского Английского клуба и всеми любимый член московского общества. Он долго не мог помириться с той мыслью, что он есть тот самый отставной московский камергер, тип которого он так глубоко презирал семь лет тому назад.
Иногда он утешал себя мыслями, что это только так, покамест, он ведет эту жизнь; но потом его ужасала другая мысль, что так, покамест, уже сколько людей входили, как он, со всеми зубами и волосами в эту жизнь и в этот клуб и выходили оттуда без одного зуба и волоса.